{"id":11170,"title":"\u041a\u0430\u043a \u0437\u0430\u043c\u043e\u0442\u0438\u0432\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u0442\u044c \u0438\u0433\u0440\u043e\u043a\u043e\u0432 \u0442\u0440\u0430\u0442\u0438\u0442\u044c \u0434\u0435\u043d\u044c\u0433\u0438","url":"\/redirect?component=advertising&id=11170&url=https:\/\/vc.ru\/promo\/341559-korotko-uvelichit-prodazhi-cherez-sobstvennoe-prilozhenie&placeBit=1&hash=7a5df0ef2aad1850664a44a9e406536cb9a26738c002b57db0ec8a963322865f","isPaidAndBannersEnabled":false}

Криптовалюта в России: насколько новое регулирование адекватно?

Первая криптовалюта была выпущена более 10 лет назад[1]; Европарламент, в попытках обеспечить адекватное нормативное регулирование рынка цифровых валют, почти ежегодно пересматривает свои антиотмывочные директивы; законодательство Республики Беларусь в 2017-2018гг. совершило настоящую революцию, предоставив институту виртуальных валют один из наиболее либеральных правовых и налоговых режимов. Казалось бы, достаточно трудно не увидеть слона в пустой комнате, но российский законодатель ждал и присматривался очень долго. С 01.01.2021г. вступает в силу наиболее ожидаемый и, по большому счету, пока первый документ в области регулирования виртуальной валюты в Российской Федерации – Федеральный закон от 22.07.2020г. № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Попытаемся проанализировать, оправдывает ли результат столь длительное ожидание, и насколько реалистичны наши надежды на адекватность и современность предлагаемого правового регулирования.

Запастись толковым словарем

Несмотря на то, что за 10 лет активного развития рынка цифровых активов международное сообщество сформировало достаточно устойчивую терминологию в сфере блокчейна и криптовалюты, российский законодатель придумывает велосипед и создает дополнительные сложности участникам рынка цифровых активов. Используемая в №259-ФЗ терминология не коррелирует с терминами, используемыми в международных юрисдикциях, частично вводит новые термины, значение и смысл которых в рамках существующих конструкций не очень понятен, при этом оставляет часть широко используемых на рынке цифровых валют терминов вне правового поля.

В частности, п. 3 ст. 2 № 259-ФЗ определяет цифровую валюту как совокупность электронных данных (цифрового кода или обозначения), содержащихся в информационной системе, которые предлагаются и (или) могут быть приняты в качестве средства платежа, не являющего денежной единицей Российской Федерации, денежной единицей иностранного государства и (или) международной денежной или расчетной единицей, и (или) в качестве инвестиции, в отношении которой отсутствует лицо, обязанное перед каждым обладателем таких электронных данных, за исключением оператора и (или) узлов информационной системы, обязанных только обеспечить соответствие порядка выпуска этих электронных данных и осуществления в их отношении действий по внесению (изменению) записей в такую информационную систему ее правилам. Из указанного выше определения становится очевидным, что закон присвоил криптовалюте как инвестиционный, так и платежный статус. Кажется, не совсем понятным, зачем российский законодатель, который явно достаточно настороженно относится к институту криптовалют, предоставляет им такой широкий потенциал для использования – как минимум, это не соотносится с мировыми тенденциями трактовки данного термина[2].

Мысль законодателя становится еще более противоречивой при рассмотрении взаимосвязи данного определения с п. 5 ст. 14 №259-ФЗ, в которой установлен не только прямой запрет на использование физическими и юридическими лицами – резидентами Российской Федерации криптовалюты как средства платежа, но и даже распространение информации о возможности оплаты товаров/работ/услуг цифровой валютой.

Следует отметить, что сравнить №259-ФЗ с законодательством европейских стран становится достаточно сложным, в том числе и по причине отсутствия в первом хорошо проработанной терминологической базы – некоторые термины определены слишком широко: так, под вышеуказанное определение криптовалюты могут попасть любые виртуальные игровые валюты; другие же термины, широко используемые на рынке цифровых финансовых активов, в новом законе просто отсутствуют – например, в законе никаким образом не освещается майнинг. Почему так произошло и специально ли разработчики закона оставили за его рамками данные термины неясно, но по крайне мере, кажется нереалистичным, что законодатель о таких явлениях не знает.

Утром – деньги, вечером – стулья

Достаточно размытое понятие цифровой валюты и невозможность ее использования в качестве платежного средства российскими резидентами – физическими и юридическими лицами, как минимум, формирует дополнительные сомнения в разумности инвестиций в криптовалюту. С другой стороны, законодатель очевидно хотел при определении данного термина придать ему инвестиционную природу, да и судебная практика последних лет, умело обходя необходимость расшифровать само понятие криптовалюты, признает за ней определенную имущественную ценность и даже включает ее в конкурсную массу[3].

Дополнительно п. 6 ст. 14 №259-ФЗ устанавливает, что права физических и юридических лиц – владельцев цифровой валюты, являются объектами судебной защиты только при условии информирования данными лицами уполномоченных государственных (судя по всему, налоговых) органов о факте наличия таких цифровых валют и операций с ними. Указанное положение представляется крайне противоречивым: во-первых, с формальной точки зрения в законе не установлен порядок такого информирования; во-вторых, совершенно неясно, какую законодатель нашел взаимосвязь между правом на защиту и обязанностью по информированию контролирующего органа о наличии у лица криптовалюты и операциях с ней.

Понятно, что законодатель старается всеми способами установить контроль за новым и пока не понятным для себя институтом цифровых финансовых активов; с другой стороны, представляется крайне неверным нарушать и в какой-то степени даже подрывать основы гражданского правопорядка и умалять и без того сомнительное в настоящее время право на судебную защиту. Ведь установленное в законе правило фактически приводит к тому, что нарушенные права лица по гражданско-правовой сделке могут быть предметом правовой защиты, только если данное лицо сообщило о соответствующей сделке уполномоченному налоговому органу и надлежащим образом исполнило возникшую в рамках данной сделки налоговую обязанность (например, уплатить налог на прибыль).

Лучше меньше, чем больше

В настоящее время все страны мира, вне зависимости от степени развития их законодательства в области регулирования цифровых финансовых активов, признают огромный потенциал криптовалют и технологии блокчейна. Одновременно с этим, иностранные юрисдикции также отдают себе отчет в том, насколько широки возможности использования криптовалюты в потенциально неправомерных схемах, в том числе в рамках отмывания денежных средств, полученных преступным путем и финансирования терроризма.

Европарламент, например, на постоянной основе проводит мониторинг тенденций развития блокчейн технологий, в том числе в части экспансии криптовалюты в качестве договорного средства платежа в бизнес-среде. Желание законодателя в том или ином виде обеспечить нормативное регулирование столь перспективного и быстро развивающегося рыночного сектора также понятно. При этом, принятие и внедрение очередного антиотмывочного пакета со стороны Европарламента почти каждый раз сопровождается многочисленными оговорками о том, что потенциальное злоупотребление в сфере цифровых валют и блокчейна не должно ни умалить огромный потенциал данной технологии, ни нарушить баланс между свободой действий участников рынка криптовалют и необходимостью внедрения определенных правил поведения этих участников.

В рамках обзора, подготовленного Европарламентом в 2018 году в отношении криптовалют и блокчейна[4], аналитики подтверждают сложность и отсутствие в настоящее время выработанной позиции по поводу того, как в принципе должно выглядеть регулирование криптовалют на уровне Европейского союза.

Необходимо отметить, что анонимность, хотя бы и условная для некоторых типов криптовалюты, как раз является одним из основных факторов риска и популярности данного платежного инструмента в рамках незаконной деятельности. Указанное, в свою очередь, заставляет финансовых регуляторов на постоянной основе разрабатывать новые механизмы правового регулирования предотвращения использования криптовалюты в нарушение действующих законодательных норм. Принятие Европарламентом антиотмывочного законодательства имеет достаточно давнюю историю еще до появления цифрового права в современном смысле. При этом, особенно в рамках последних трех директив, европейский законодатель рассуждает, насколько быстро развивается рынок цифровых финансовых активов и подтверждает необходимость постоянного усовершенствования существующих правовых механизмов для предоставления адекватного регулирования криптовалюты и операций с ней[5].

По большому счету, для того чтобы осуществить контроль за движением криптовалюты, необходимо фактически контролировать всех участников соответствующей финансовой операции. А это значит, что существуют три способа контроля за законностью операций с использованием криптовалюты: это контроль кастодиальных криптокошельков, контроль операторов обмена криптовалют или контроль пользователя, инициировавшего операцию.

Именно поэтому, одним из ключевых отличий AMLD5 от AMLD4 является признание за криптокошельками и криптообменниками (хоть и не всех типов) подотчетными организациями (obliged entities), легализация работы которых возможна только при условии, во-первых, предварительного получения ими специального разрешения на осуществление данного вида деятельности у того или иного финансового регулятора в зависимости от выбранной юрисдикции, а во-вторых, разработки, принятия и использования процедур проверки клиентов, использующих соответствующий сервис, и самой операции (KYC/AML).

Дополнительно по сравнению с 4 редакцией антиотмывочного пакета, версия 2018 года устанавливает обязанность по проведению т.н. PEP screening, особой процедуры проверки присутствия в той или иной операции политически значимого лица; вводит UBO реестр, который представляет собой общедоступный реестр сведений о конечных бенефициарах транзакции и некоторые другие новеллы. Несмотря на то, что в настоящее время представляется крайне нереалистичным возможность проверки со стороны финансового регулятора самого пользователя, все чаще и чаще в европейских обзорах и аналитических статьях звучит мысль о том, что без проверки самого пользователя со стороны регулятора контроль за операциями с криптовалютой кажется недостаточно полноценным и, скорее всего, через некоторое время нас ждет очередное изменение антиотмывочных директив в этом направлении.

Несмотря на то, что регулирование рынка криптовалют в настоящее время действительно нельзя назвать однородным, тем не менее, многие положения законодательств разных стран в этом вопросе являются идентичными. В частности, Декрет №8 от 21.12.2017г. Президента Республики Беларусь «О развитии цифровой экономики» устанавливает достаточно знакомый нам порядок проверки и контроля за участниками рынка криптовалют: оставляя за рамками правового контроля пользователей, закон устанавливает, что операторы криптоплатформ и операторы обмена криптовалют осуществляют свою деятельность при условии подтверждения финансовой обеспеченности (п. 2.3 Декрета), разработки и использования пакета антиотмывочной документации (п. 4.3 Декрета), а также получение статуса резидента Парка высоких технологий.

Законодательство в области регулирования криптовалют Швейцарии, Лихтенштейна и большинства других европейских прав устанавливает единый набор шагов для осуществления деятельности в области криптовалюты: 1) необходимо быть зарегистрированной компанией в соответствующей юрисдикции; 2) необходимо получить разрешение на осуществление данного вида деятельности у регулятора; 3) необходимо разработать и неукоснительно применять в своей деятельности все требования по недопущению легализации доходов, полученных преступных путем, а также финансирования терроризма.

В настоящий момент непонятно, по какому пути на самом деле пойдет российский регулятор. Пока кажется очевидным, что основную регуляторную функцию в области цифровых финансовых активах в России будет играть ЦБ РФ. В частности, именно за ним закреплено право устанавливать и периодически изменять требования в отношении участников рынка криптовалют, вести реестры операторов информационной системы, операторов обмена цифровыми финансовыми активами (ст. 7, ст. 10 №259-ФЗ). Требования для компаний, которые хотят быть включенными в указанные выше реестры, достаточно строгие, более того, закон прямо предусматривает положение о том, что ЦБ РФ вправе установить дополнительные требования в отношении операторов информационной системы и операторов обмена цифровыми финансовыми активами.

Однозначно ответить на вопрос, насколько принятие №259-ФЗ сможет оказать положительное воздействие на развитие рынка цифровых валют в РФ достаточно сложно. По сравнению с детально проработанным европейским законодательством с одной стороны и крайне либеральным законодательством Республики Беларусь, с другой стороны, положения №259-ФЗ кажутся во многом архаичными, сомнительными и достаточно противоречивыми.

Необходимо заметить, что, на наш взгляд, в действиях российских властей в настоящее время наблюдается определенная полярность: осенью 2020 года Роскомнадзор РФ заблокировал сайт одного из крупнейших криптообменников Binance[6], тогда же премьер-министр РФ М. Мишустин прямо назвал криптовалюту «угрозой центральным резервным системам, центральным банкам и финансовым институтам»[7].

При этом чуть ранее, летом 2020 года Сбербанк РФ анонсирует выпуск своей первой криптовалюты Sbercoin, которая будет призвана играть роль платежного средства в экосистеме Сбербанка[8]; 259-ФЗ устанавливается обязанность лиц, замещающих государственную службу, декларировать наличие у них криптовалюты[9], тем самым однозначно подтверждая ее финансовую ценность. Дополнительно, 19.08.2020г. Экспобанк выдал первый в истории РФ кредит, обеспеченный блок-токеном Waves[10].

Нам кажется, что на данный момент такая дихотомия не позволяет определить, по какому пути пойдет российский регулятор в части возможности применения криптовалюты на территории РФ. Скорее всего, с учетом планируемого с 01.01.2021г. лимита на инвестиции в криптовалюту физическим лицам-резидентам РФ, не являющимся квалифицированными инвесторами, в размере 600,000 рублей ежегодно[11], такие возможности будут строго ограничены. Тем не менее, смеем предположить, что судебная практика будет и в дальнейшем идти по пути признания за криптовалютой материальной ценности, предоставления (хоть и при выполнении определенных условий) судебной защиты. Нами также не исключается возможность признания на практике за криптовалютой инвестиционного статуса и развитие института криптовалюты именно как инвестиционного инструмента.

Мы пока не можем предположить, что новое регулирование означает для обычного потребителя. Возможно, криптовалюту все больше будут признавать инвестицией и ее можно будет использовать в качестве финансового обеспечения или, например, в качестве оплаты вклада в уставный капитал или имущество общества, но это на данный момент только догадки. Также существует вероятность, что действующая в настоящий момент схема, когда криптокошелек разрабатывался на территории России, но фактически все операции в нем осуществлялись через иностранные компании, изменится, и владельцы таких криптокошельков смогут использовать надлежащим образом зарегистрированные российские компании для осуществления интересующих их криптоопераций.

Очевидно, тем не менее, что российский законодатель сделал правильный шаг на пути принятия неизбежного и подтверждения легитимности существования рынка цифровых валют в мире. Остается надеяться, что приятие нового закона о цифровых активах и дальнейшая законодательная инициатива в данной сфере сможет установить комфортные регуляторные рамки для развития данного института.

Статья подготовлена юристами Red Bishops.

[2]Большая часть международных финансовых институтов рассматривает криптовалюту в качестве цифрового выражения материального блага, которое при этом не было выпущено банком или иным финансовым институтом. При этом, именно средством платежа наряду с традиционными фиатными средствами криптовалюту даже наиболее либеральные финансовые институты не называют (см., например, Европейский Центральный Банк https://www.ecb.europa.eu/pub/pdf/other/virtualcurrencyschemes201210en.pdf; Международный валютный Фонд, Европейская Банковская Организация).

[3]См., например, известное «Дело Царькова», в рамках которого 9 Арбитражный Апелляционный Суд в Постановлении № 09-АП-16416/2018 от 15.05.2018 признал криптовалюту иным имуществом в качестве объекта гражданских прав в соответствии со ст. 128 ГК РФ и включил его в конкурсную массу производства по делу о признании должника банкротом.

[5]См., например, ст.9 Обзора Европарламента о криптовалютах и блокчейн https://www.europarl.europa.eu/cmsdata/150761/TAX3%20Study%20on%20cryptocurrencies%20and%20blockchain.pdf

[9] Ст. 24 Федерального закона от 22.07.2020г. № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

0
0 комментариев
Популярные
По порядку
Читать все 0 комментариев
Инвестиции в IPO: научно доказанный способ зарабатывать 18% в день, или как акулы Уолл-стрит наживаются на Цукербергах

Профильные Телеграм-каналы и брокеры уверяют, что на вложениях в IPO легко получать по 100% годовых, и даже больше. В этой статье я разбираю, почему ученые-финансисты в чем-то склонны с ними согласиться — и кто на самом деле зарабатывает огромные деньги на IPO (спойлер: скорее всего, это будете не вы).

Удобство и забота: за что пользователи любят приложение BestDoctor

Приложение BestDoctor — единое окно для получения всех услуг нашей экосистемы медицинских сервисов: записи в клинику, проведения онлайн-консультаций с врачом, страхования путешествий и многих других. 80% пользователей BestDoctor регулярно обращаются к нему и оставляют хорошие отзывы. В этой статье мы расскажем, как медицинские сервисы BestDoctor…

Концепт: как выглядели бы логотипы известных компаний в стиле Средневековья Статьи редакции

Burger King, Audi, Twitter, Starbucks и другие.

Как снизить стоимость за установку приложения с помощью тестирования креатива: кейс Joom и Aitarget Tech

Может ли цвет креатива или расположение цены влиять на стоимость установки приложения? Эти и другие гипотезы платформа Aitarget Tech позволяет тестировать для Joom, одного из крупнейших маркетплейсов в Европе и Азии. Делимся результатами тестирования гипотез и рассказываем о подходе, который позволяет автоматизировать процесс.

Кейс: запустить шрифт для дислексиков и увеличить количество скачиваний приложения на 70%

Зачем — рассказывают дизайнер, логопед и агентство.

Путин поддержал идеи Минфина о регулировании криптовалют и разрешении на майнинг в отдельных регионах — Bloomberg Статьи редакции

Майнинг могут разрешить в Иркутске, Карелии и Красноярске, сообщили источники издания.

Как веб-мастеру заработать на росте EdTech-индустрии

Рынок онлайн-образования в России растет в разы быстрее других сегментов. Большинство экспертов отмечают прирост EdTech свыше 40% в 2021 году. Тенденция обучения на протяжении всей жизни только укрепит позиции сегмента. Мы проанализировали темпы роста образовательного сегмента в партнерской сети Admitad Affiliate, одном из бизнесов компании…

«Эталон» требует доплаты в 300 тысяч после оформления ДДУ и выдачи ипотеки из-за ошибки в их калькуляторе

Добрый день!

Возникла неприятная ситуация с застройщиком «Эталон». В ноябре 2021 года было принято решение приобрести квартиру в жилом комплекте от застройщика «Эталон», обратилась напрямую в отдел продаж, без агентов и риэлторов. Процесс выбора несколько затянулся т.к. предложенные изначально варианты не устраивали по планировке или цене, к концу…
Почему отключение SWIFT не разрушит российскую банковскую систему, и чего действительно стоит бояться

С 2014 года мы слышим о возможном отключении России от системы SWIFT. В последние недели эти разговоры все чаще звучат в медиа и серьезно влияют на настроения в банковской среде. CBDO Банка 131 Анна Кузьмина рассказала, почему блокировка SWIFT в России не смертельный сценарий, и какие санкции против банков на самом деле вызывают беспокойство.

«Альфа-Банк» выдает кредиты онлайн-мошенникам без должной идентификации клиентов и отказывается аннулировать договор
Эффект Кинопоиска. Какие исследования обязательно нужно сделать перед редизайном

Все мы, как минимум как пользователи, хотя бы раз ловили себя на мысли, что тому или иному мобильному приложению срочно требуется обновление дизайна. В рамках этой статьи мы предлагаем поставить себя на место людей, ответственных за развитие продукта. С их точки зрения различные причины для редизайна приложения можно сгруппировать в несколько…

null