{"id":10776,"title":"\u0411\u043b\u0430\u0433\u043e\u0434\u0430\u0440\u044f \u044d\u0442\u043e\u043c\u0443 \u043a\u043e\u043c\u043f\u044c\u044e\u0442\u0435\u0440\u0443 \u0432 \u043e\u043a\u0435\u0430\u043d \u043f\u043e\u043f\u0430\u0434\u0451\u0442 \u043c\u0435\u043d\u044c\u0448\u0435 \u043f\u043b\u0430\u0441\u0442\u0438\u043a\u0430","url":"\/redirect?component=advertising&id=10776&url=https:\/\/vc.ru\/acer_russia\/347915-acer-vypustila-pervyy-noutbuk-iz-pererabotannogo-plastika&placeBit=1&hash=368c351f012741e124bb4bc6c0b9b05d5e0f9033fab83ea5e301424877f73936","isPaidAndBannersEnabled":false}

Его отверг Y Combinator, но признали миллионы пользователей: как работает и зарабатывает криптокошелёк MetaMask Статьи редакции

Сервис приносит материнской фирме ConsenSys сотни миллионов выручки в год, рентабельность составляет почти 100%, а используют его более 20 млн человек. Кто создал кошелёк, с кем он конкурирует и за что его критикуют — в разборе The Generalist.

Презентация MetaMask

MetaMask — возможно, не самый широко используемый криптокошелёк. Но с момента запуска в 2016 году он не только привлёк десятки миллионов пользователей, но даже нажил критиков, которые уверены: MetaMask в децентрализованном интернете — как Yahoo, которую в итоге затмит очередная Google.

Чтобы понять, какое место занимает кошелёк в экосистеме и сможет ли удержать позиции, издание The Generalist узнало, как сервис функционирует, сильно ли изменился за годы работы и что может помешать ему в будущем.

Кому пришла идея создать кошелёк

История MetaMask началась во Флориде в январе 2014 года, где собралась разношёрстная, по словам издания, команда криптоэнтузистов. Все они приехали на конференцию, посвящённую биткоину, но вне лекционных залов обсуждали совсем другой проект — Ethereum.

Среди участников были тогда ещё 19-летний Виталик Бутерин, который в конце 2013 года изложил описание проекта, разработчики Гэвин Вуд и Чарльз Хоскинсон, а также предприниматели Энтони Ди Иорио и Джозеф Любин.

Последний, казалось, имел к криптовалюте самое опосредованное отношение, пишет издание. Инженер-информатик был на тридцать лет старше Бутерина и работал в Goldman Sachs, поэтому, казалось, мог воспринимать блокчейн-инициативу скорее как продукт для финансистов, чем революционную разработку для децентрализованного интернета.

Однако на деле Любин часто ломал привычные для консерваторов с Уолл-стрит рамки: пытался профессионально играть в сквош, после кризиса 2008 года хотел купить землю в Перу, где мог бы «скрыться от апокалипсиса», и даже основал звукозаписывающий лейбл, влюбившись в певицу с Ямайки.

Он действительно выступал «голосом разума» и продвигал мысли прежде всего о коммерческой выгоде проекта, но мог при этом широко мыслить, пишет издание. И именно Любин, по словам The Generalist, помог Виталику соучредить Ethereum Foundation, которая поддерживает развитие блокчейна.

В конце 2014 года идентичный состав приехал уже в Берлин, на этот раз на посвящённую Ethereum конференцию Devcon 0. К тому моменту Бутерин решил, что проект будет некоммерческим, чем расстроил часть ранних сторонников инициативы — в том числе Любина.

Тот продолжал работать с Бутерином, но параллельно стал искать способы монетизировать разработки и запустил ConsenSys — чтобы финансировать и развивать проекты, которые будут построены на Ethereum, а также продвигать технологию в массы.

Та же конференция положила начало в будущем главному проекту ConsenSys — кошельку MetaMask.

Криптоэнтузиаст Джоэл Дитц, который писал о будущем криптовалюты в Bitcoin Magazine, с первого дня вступил в Ethereum Foundation, организовывал встречи для единомышленников в Кремниевой долине и работал над своими проектами: краудфандинговой биткоин-платформой Swarm и крипторасширениями для браузеров.

На Devcon 0 эксперты говорили о том, что экосистеме нужен интерфейс, который позволил бы обывателям взаимодействовать с приложениями в сети через привычные инструменты. Тогда Дитц предложил Бутерину создать JavaScript-расширение, если НКО выделит ему грант. Виталик идею полюбил и даже дал ей название — Vapor.

Финансирование разработчик на тот момент не получил, но, вернувшись из Берлина в Калифорнию, принялся за работу, пригласив в проект также сотрудника Apple Аарона Дэвиса, который тогда под псевдонимом Kumavis трудился над JavaScript-клиентами для проектов в сети Ethereum.

Дэвис согласился работать над Vapor на неформальной основе. По словам Дитца, он не хотел окончательно покидать «безопасные окрестности» Apple, поскольку у проекта не было финансирования. Третьим присоединился разработчик Мартин Бизи: он жил в коворкинге в Пало-Альто, которым частично управлял Дитц.

Чтобы привлечь инвестиции, трио подало заявку в акселератор Y Combinator. Их презентация едва ли объясняла, что именно энтузиасты хотели создать — за всю минуту они ни разу не упомянули слово «кошелёк», поскольку тогда устоявшихся понятий в сфере попросту не было, пишет издание.

Абстрактного объяснения хватило, чтобы Y Combinator пригласил их на собеседование, но оказалось недостаточно, чтобы принять трио в программу. Как написал тогда инженер Тревор Блэквэлл, акселератор сомневался, что проект понравится массовому потребителю.

Заявка троицы на участие в Y Combinator

Как Vapor превратился в MetaMask

Историю Vapor после Y Combinator отследить не так просто, пишет издание. Любин, Бизи и Дэниэл Финли, которого также считают соучредителем MetaMask, комментарии давать отказались, а «показания» Дитца и Дэвиса разнятся.

Последний считает, что он единственный из первоначального трио внёс вклад в развитие проекта, поскольку и Бизи, и Дитц отвлекались на сторонние Ethereum-разработки. Дитц подтвердил, что партнёр выполнил 90% работы, связанной с написанием кода, а сам он тем временем оплачивал офис и обеды для команды.

Дэвиc последнее отрицает. Да, его бывший коллега вместе с Ethereum Foundation управлял «хакерским» коворкингом, в котором жил Бизи, однако называть это прямым финансированием проекта трудно, пишет издание. Он сам, например, не жил в здании и не появлялся в офисе, поскольку всё ещё работал в Apple.

Получила ли первоначальная команда грант от Ethereum Foundation, на который договаривался Дитц, — тоже неясно, отмечает The Generalist. Вернувшись из Берлина, он вместе с Бизи заполнил заявку на $30 000 и запросил 10% от суммы лично для себя — за вклад в развитие проекта: полёт на Devcon 0, подачу заявки и компенсацию обедов.

Дэвис не понимал, почему часть денег должна идти кому-то одному, и заявил, что Дитц просил даже не 10%, а целых 15% от суммы.

Дитц заявляет, что НКО выплатила деньги на разработку, но уже после его «ухода»: в один из дней Дэвис «молча» удалил его из обсуждений на Github и в Slack, поскольку проект, по его словам, никуда не двигался. Тогда же переименовал все каналы с Vapor на MetaMask, подал собственную заявку на грант и, судя по всему, получил единоличное право распоряжаться средствами, полагает издание.

Когда деньги и силы кончились, он вместе с проектом присоединился к фирме ConsenSys и привлёк разработчика и бывшего коллегу из Apple Дэниэла Финли, который придумал фирменный логотип с лисой ещё до того, как команда создала рабочий прототип.

Так в Лету канул Vapor, но зато родился MetaMask, будущее которого определяли уже не Бизи с Дитцем, а Любин, Финли и Дэвис, пишет издание.

Одно из первых выступлений Дэвиса в качестве разработчика MetaMask

Какая компания определила развитие MetaMask

Чтобы понять, что из себя представляет кошелёк MetaMask и что его ждёт в будущем, нужно разобраться, какие этапы пережила его материнская компания ConsenSys, считает издание.

Первая веха — «дух свободы». На первых порах, в 2014 году, ConsenSys хотела стать фабрикой стартапов: объединять лучших специалистов, спонсировать новичков и давать им свободу, которую продвигает крипторынок. «ConsenSys тогда казался сумасшедшим, в хорошем смысле слова, местечком. Будто фестиваль Burning Man, но с зарплатой», — пишет гендиректор кошелька Rainbow Майк Демаре.

С одной стороны, свобода действий помогала Дэвису и Финли развивать MetaMask в удобном для них темпе. И по словам главного экономиста ConsenSys Лекса Соколина, кошелёк, возможно, не стал бы столь надёжным, как сейчас, если бы команда работала со сжатыми сроками.

С другой, излишняя расхлябанность ConsenSys на первых порах говорила о том, что сооснователи, возможно, сами не до конца понимали, каким хотели видеть проект. Дэвис и Финли тогда рассматривали MetaMask прежде всего как инструмент для разработчиков и едва ли думали о потребителях.

Тогда решение казалось логичным, ведь первыми пользователями Ethereum стали разработчики, поэтому и MetaMask в 2016 году выпустили как проект от технарей для технарей. Но сегодня кошельком пользуются новички, которые, как следствие, нередко жалуются на не самый «дружелюбный» интерфейс.

Брэндон Миллман
гендиректор кошелька Phantom

Вторая веха — «сокращай или умри». После криптобума 2017 года на рынке наступила двухлетняя «зима» — долгосрочное снижение котировок. Биткойн, который стоил $19 000, упал до $3000, а «эфир» обвалился с $1400 до $84.

От краха пострадала и ConsenSys: её активы рухнули в цене, а вера в будущее рынка пошатнулась. Всё больше экспертов говорили, что видят потенциал не столько в валюте, сколько в блокчейн-технологиях, на чём ConsenSys и решила сосредоточиться. Вместо того чтобы бездумно вливать деньги в десятки стартапов, она стала консультировать банки, медиафирмы и правительства.

Сама компания при этом финансовой стабильностью похвастаться не могла. В конце 2018 года она уволила 13% сотрудников, чтобы сократить затраты, и то, что MetaMask пережил тот период, говорит лишь о том, что проект уже успел зарекомендовать себя как основной продукт фирмы. В том же году кошелёк скачали более 1 млн раз.

Третья веха — «оптимизация». В 2020 году ConsenSys провела реорганизацию. Чтобы было проще привлечь инвестиции, она создала два отдельных подразделения: ConsenSys Mesh и ConsenSys Software, сократив 14% штата.

Первое занималось финансами, управляло портфелем и спонсировало новые инициативы, а второе объединило ведущие техактивы фирмы, среди которых оказался и MetaMask. Её старания, похоже, окупились: в апреле 2021 года она привлекла $65 млн, а в ноябре — $200 млн.

Кошельку MetaMask перестановки, считает издание, пока что идут на пользу. Во-первых, ConsenSys теперь пытается интегрировать функции одних своих сервисов в другие, чтобы повысить ценность как отдельных продуктов, так и всего портфеля в целом. А во-вторых, чем больше инвестиций привлекает фирма, тем больше денег получит кошелёк — как основной продукт, полагает издание.

Два подразделения фирмы: ConsenSys Software как продуктовое портфолио, ConsenSys Mesh как акселератор и инвестор

Что из себя представляет криптокошелёк

Чтобы понять, какие функции выполняет и какое место занимает MetaMask в децентрализованном интернете, The Generalist разобрать, что такое кошелёк, на примере пяти примитивных аналогий.

Бумажник. MetaMask работает прежде всего как знакомый обывателю кошелёк: в нём он держит средства и оттуда же достаёт их, чтобы потратить — например, на покупку токена в NFT-маркетплейсе OpenSea.

Банковский счёт. Криптокошелёк позволяет не только хранить виртуальные деньги и распоряжаться ими, но также использовать учётную запись, чтобы получить криптозаймы и зарабатывать на сбережениях — например, с помощью стейкинга, или же пассивного удержания монет.

Удостоверение личности. Децентрализованный интернет Web 3.0 — это параллельная онлайн-вселенная, в которой существуют свои понятия, культурные нормы и финансовые механизмы. И воспользоваться многими сервисами новой экосистемы без кошелька, скорее всего, не получится, пишет издание.

Например, обменять токены на бирже SushiSwap, купить эксклюзивные NFT-объекты на OpenSea, заработать в блокчейн-игре Axie Infinity, получить домен в сети Ethereum или присоединиться к децентрализованной организации Olympus. MetaMask в этих случаях работает как паспорт и позволяет «идентифицировать» пользователя, поясняет The Generalist.

Посредник. Кошелёк — словно браузер-навигатор, с которого клиент привык начинать. Прежде чем обращаться к сторонней бирже или обменнику, он, скорее всего, попробует обменять монеты или отправить их другу через сам MetaMask.

«Криптокошельки становятся посредниками во взаимодействии пользователя с блокчейном как веб-браузер, который упрощает работу человека с интернетом», — пишет издание.

Инвентарь. По словам Соколина, MetaMask — это «волшебный инвентарь», поскольку содержит не только финансовые активы. В учётной записи редактора The Generalist, например, можно найти:

  • Криптовалюту — в основном ETH, которые он использует, чтобы покупать другие валюты и оплачивать комиссии в сети Ethereum.
  • Домен на базе Ethereum-блокчейна mariog.eth, купленный через сервис Ethereum Name Services.
  • Несколько NFT-токенов — например, предметы из коллекции Philosophical Fox, а также токен издания The Generalist.
  • Токены децентрализованных автономных организаций, которые предоставляют редактору то или иное право голоса в каждой из них.

Даже этого скромного списка, считает издание, достаточно, чтобы понять, что кошелёк в криптовалютном мире — явление гораздо большее, чем простой бумажник в физическом.

Так выглядит интерфейс расширения MetaMask, развёрнутого на весь экран

Для кого компания делает продукт

Для потребителей. Кошелёк MetaMask работает в виде расширения для браузера Google Chrome и мобильного приложения для iOS и Android, а используют его более 20 млн человек. Большинство из них — обыватели и криптоэнтузиасты, которые могут:

  • Следить за своими сбережениями.
  • Переводить активы между своими счетами и отправлять их другим пользователям.
  • Покупать монеты, а также взаимозаменяемые и NFT-токены.
  • Менять одни активы на другие.
  • Подписывать транзакции — это может пригодиться, чтобы, например, создать свой уникальный NFT или управлять общими счетами DAO.

Несмотря на широкую функциональность и сдержанный дизайн, назвать продукт универсальным и простым в использовании трудно, считает издание. По его словам, новичку может быть непросто понять, как и зачем вручную настраивать комиссию и как управлять сразу несколькими аккаунтами.

За плечами у MetaMask шесть лет работы, но от транзакций «в один клик», как у Amazon, компания всё ещё очень далека. Впрочем, зато она сделала всё, чтобы проработать внутреннюю архитектуру продукта и обеспечить его максимальную безопасность.

The Generalist

Для ИТ-специалистов. За последнее MetaMask ценят разработчики, пишет Соколин. По его словам, первоочерёдная задача команды — улучшать продукт и устранять уязвимости, а вторая — упростить его интеграцию со сторонними сервисами.

Чтобы выполнить цель, MetaMask выпускает для техспециалистов инструкции, в которых рассказывает не только о том, как работает кошелёк, но и с помощью каких сторонних утилит его можно подключить. По словам издания, даже крупная биржа Coinbase не даёт таких же доступных пояснений.

«Чем проще разработчикам использовать наш интерфейс, тем выше шанс, что они завлекут в свой проект новых пользователей. И чем больше будет успешных инициатив, тем очевиднее ценность продукта. Это, в свою очередь, приведёт к нам ещё больше обывателей и компаний», — говорит Соколин.

Пока что старания команды окупались, пишет издание: на 2021 год кошелёк поддерживает более 17 тысяч сервисов разных отраслей крипторынка.

Для финансовых учреждений. Весной 2021 года MetaMask объявил, что расширил возможности для институциональных клиентов — инвестиционных фондов, фирм-брокеров и трейдинговых организаций.

Благодаря интеграции сервиса Codefi учреждения могут отслеживать рыночные тенденции и проверять, соответствует ли тот или иной DeFi-проект требованиям регуляторов. А сотрудничество с компаниями BitGo, Qredo и Cactus позволяет проще управлять активами.

Именно на таких клиентах компания намерена сосредоточиться в ближайшем будущем, полагает издание. И то, что MetaMask почти не изменился за шесть лет, наверняка понравится консервативным учреждениям, считает директор Rainbow Демаре.

Трейлер MetaMask Institutional — новых функций для институциональных клиентов

Выпустит ли кошелёк свой токен

В ноябре 2021 года разработчики заявили, что кошельком ежемесячно пользуется более 21 млн человек, хотя ещё в апреле показатель равнялся всего 5 млн.

MetaMask также увеличил выручку. В октябре 2020 года компания запустила функцию криптообмена Swaps и стала взимать за обменные транзакции 0,875% комиссии. Несмотря на то, что некоторые сочли сборы непомерными, с января по ноябрь 2021 года кошельку удалось выручить с них около $200 млн.

Если цифры вас не поразили, знайте: одни из лидеров DeFi-рынка — SushiSwap и Curse — выручили за тот же период по $70 млн и $12 млн соответственно.

При этом стоимость привлечения клиентов у MetaMask равна нулю, а ещё он не обещает им никаких вознаграждений, так что его рентабельность, скорее всего, составляет почти 100%.

Delphi Digital
исследовательская фирма

Возможно, вскоре MetaMask, как и многие другие проекты, выпустит также свой собственный токен — во всяком случае Джо Любин даже назвал в ноябре 2021 года его потенциальный тикер: $MASK.

Однако принесёт ли инициатива пользу — неизвестно. Компания не рассказала, какую функцию будет выполнять токен, и лишь предположила, что его владельцы смогут предлагать и голосовать за новые функции, формируя таким образом «бэклог» для разработчиков.

Гендиректор кошелька Rainbow Майк Демаре считает, что это крайне сомнительная ценность для проекта подобного масштаба. А The Generalist полагает, что запуск принесёт MetaMask разве что небольшую встряску.

Так было с NFT-маркетплейсом Rarible, который благодаря токену смог лишь на некоторое время занять доминирующее положение на рынке. Позже его обогнала OpenSea — она не распылялась на выпуск нативной валюты и вместо этого совершенствовала основной продукт.

Именно этим следует заняться MetaMask, считает гендиректор Phantom: «Выпуск непонятного по функциям управленческого токена затормозит работу над улучшениями, в которых, чего уж скрывать, нуждаются все кошельки».

Благодаря интеграциям со сторонними сервисами с помощью MetaMask можно купить ETH, если их ещё нет на счету

Кто соперничает с MetaMask

В 2016 году, когда MetaMask запустили, соперников на рынке было крайне мало. Со временем число кошельков возросло, но свергнуть MetaMask пока что не удалось никому, пишет издание.

Самый очевидный среди гигантов — кошелёк Coinbase. Он поддерживает NFT и позволяет подключиться к одноимённой централизованной бирже. Однако в одном она очевидно проигрывает MetaMask: последний агрегирует предложения разных децентрализованных обменников и предлагает клиенту лучшее, а Coinbase нет — ей такой подход не выгоден.

Фирма Джека Дорси Block, скорее всего, в будущем тоже запустит кошелёк. Пока что криптоподразделение компании сосредоточилось на продвижении биткоина, но наверняка попробует добавить поддержку и Ethereum. Однако фирма, как и Coinbase, вряд ли будет искать наиболее выгодное для клиента обменное предложение, поэтому обыграть MetaMask, вероятно, не сможет, считает издание.

По словам гендиректора Rainbow Демаре, свои мобильные кошельки вскоре наверняка выпустят и децентрализованные обменники вроде Uniswap и Aave. Но они, скорее всего, не будут полноценно их развивать, поскольку с помощью кошелька будут лишь поддерживать ценность основного продукта, считает он.

Краткий обзор Uniswap, которая в будущем может выпустить свой кошелек

Зато шанс завоевать долю рынка кошельков есть у самостоятельных проектов, которые ориентированы прежде всего на обывателей. Например:

  • Rainbow и Argent— поддерживают Ethereum-блокчейн. Второй даёт зарабатывать на криптовкладах по 20%-ной годовой ставке.
  • Phantom — работает в сети Solana. Позволяет хранить, отправлять, получать, стейкать и менять активы, а также хранить NFT-токены. Ежемесячно его использует 1,5 млн человек.
  • А также кошельков вроде Trust Wallet, Pillar, Dharma и Torus.

Лидеров на крипторынке, считает издание, может быть несколько, поэтому MetaMask вряд ли будет тревожиться из-за конкурентов. Однако блокчейн-технологии зачастую упрощают переход от одного поставщика услуг к другому, поэтому в случае чего пользователям мало что помешает уйти.

Как использовать кошелёк Phantom — один из потенциальных конкурентов MetaMask

О чём MetaMask стоит задуматься в будущем

Криптовалютный рынок — пожалуй, самая переменчивая сфера в мире, а основные вехи её развития в целом и развития кошельков в частности ещё впереди, считает The Generalist. И чем больше сервисов и государств принимают криптовалюту, тем больше обывателей присоединяется к индустрии.

В 2016 году криптокошельками пользовалось 10 млн человек, в 2018 году — 31 млн, а в ноябре 2021-го — 79,3 млн.

В сравнении с числом интернет-пользователей цифры не так поражают, пишет The Generalist: их в мире на 2021 год целых 4,6 млрд. Однако криптосфера, по словам издания, однажды тоже может достигнуть подобных масштабов, и сервисы должны быть готовы принять широкую аудиторию, а значит и изменить привычные подходы.

Упростить интерфейс. MetaMask давно просыл «продуктом по умолчанию». Однако потенциальный приток 100 млн пользователей потребует от команды разработать более удобный и интуитивно понятный интерфейс, считает Джексон Дэйм, глава по связям с общественностью Rainbow. «Пока что MetaMask похвастаться этим не может», — считает он.

Да, она уже завоевала доверие разработчиков и теперь намерена понравиться крупным банками, но недостаточно «завоевать один избирательный округ», считает сооснователь Phantom Франческо Агости. В индустрии, безусловно, всё связано: разработчики интегрируют в свои сервисы инструменты вроде MetaMask и привлекают пользователей, которые, в свою очередь, приносят ещё больше славы кошелькам.

Однако клиенты загружают MetaMask не ради самого кошелька, а чтобы с его помощью пользоваться функциями других сервисов — покупать NFT или «фармить», поэтому наибольшую, по словам Агости, выгоду получат именно те компании, которые смогут удовлетворить запросы в том числе пользователей.

При покупке NFT на OpenSea можно использовать MetaMask

Добавить поддержку нескольких сетей. Валюта Solana в одноимённом блокчейне ещё в 2020 году стоила $1,8, а в декабре 2021-го доходит почти до $200 и вряд ли станет исключением. По словам издания, в ближайшие годы её успех наверняка повторят многие другие проекты.

MetaMask тем временем поддерживает только сеть Ethereum. Стоит ли фирме добавить поддержку сразу нескольких блокчейнов (например, Bitcoin, Solana и Terra) или лучше усовершенствовать существующее предложение — вопрос неоднозначный, считает издание. Сделать первое не так просто:

  • Во-первых, на это нужны силы и время разработчиков.
  • Во-вторых, чем больше сетей, тем легче запутать пользователя — это только повысит порог входа для обывателей.

Однако если на рынке есть блокчейны, которые идентично функционируют, сходятся по общему числу транзакций и пользователей и используются для запуска схожих приложений, то поддержка нескольких таких блокчейнов — логичное решение, считает Франческо Агости.

Расширить варианты использования. Чем больше сценарий использования появляется на рынке блокчейн-технологий, тем больше функций следует поддерживать кошельку, считает издание.

Децентрализованные автономные организации, или DAO, например, активно используют Gnosis Safe с мультиподписью, говорит Джексон Дэйм. Кошелёк позволяет создать коллективный счёт для активов в сети Ethereum, дать доступ к нему нескольким участникам сразу, но выводить средства разрешает только при согласии всех сторон.

В индустрии игр тоже есть свои фавориты, пишет The Generalist, и один из них Wombat. Проект поддерживает четыре сети — Ethereum, EOS, WAX и Telos, а также позволяет заработать в разных играх NFT-токены или свою нативную валюту Wombucks, которую позже можно обменять на EOS или pBTC. В 2021 году кошелёк использует около 1 млн человек.

Агости полагает, что в ближайшие пять лет таких и других популярных сценариев станет ещё больше, поэтому выиграют те кошельки, которые «смогут обуздать волну или создадут свою собственную». И если MetaMask не намерен этого делать, то ему стоить подумать хотя бы о том, чтобы вопреки всему удержаться на плаву, пишет издание.

Как использовать MetaMask — пошаговое руководство для новичков

MetaMask — криптогерой, который, возможно, не отличается изысканным дизайном, но зато исправно работает, пишет The Generalist. Это базовый продукт, который заслужил доверие и открыл децентрализованный интернет тысячам разработчиков и десяткам миллионов пользователей.

Впереди его могут ждать трудности — это и приток новичков, которым будет непросто разобраться с интерфейсом кошелька, и конкуренты с более широким набором функций. Однако компания справится, считает The Generalist. Даже если угодить всем и сразу она не сможет.

В конце концов без MetaMask не было бы и всех наших проектов.

Майк Демаре
гендиректор кошелька Rainbow
0
10 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
Vladislav Ch

Но в метамаск можно добавить другие сети. Ethereum там по дефолту.

Ответить
3
Развернуть ветку
Pixel Lens

Осталось это сделать еще проще. Сейчас сеть добавляется вручную, прописывая целый ряд полей.

Я с метамаском знаком меньше недели, и вообще с крипто-кошельками познакомился менее месяца назад - зарегил Binance Wallet

И меня удивило, что в 2021 году кошелёк сам не может предоставить, подставить, заполнить данные сети. Ну то есть, поддерживаемых сетей-то с гулькин хуй, неужто нельзя было вшить их настройки сразу в продукт?

Далее, импорт токена... Я зарегил метамаск чтоб получить халяву - был тут один постик на вц.ру недавно, раздавали монетки. Ну я подумал почему бы и нет, бесплатно же. Интеграция с метамаском прошла вроде как легко и просто, знай нажми себе кнопочку на сайте и нажми кнопочку в метамаске. Но монеты не отображались, хотя числились на кошельке судя по блокчейну... Пришлось импортировать токен вручную. Это мне вообще непонятно: монеты есть, но их не видно. Как так? Почему мне нужно ломать голову с токенами-хуёкинами, покажите мне мои чёртовы монеты, раз они у меня есть)))

Ответить
3
Развернуть ветку
Vladislav Ch

Не так все просто. Сети вам нужно добавлять каждый раз когда вы импортируете кошелёк куда либо. Даже если это пока не юзерфрендли, в этом есть польза. Если злоумышленник украдет вашу секретную фразу и восстановит кошелёк на другом устройстве, он увидит только монеты на ETH. Этот кейс не из головы, вчера у одного из подписчиков вывели с кошелька из ETH, не догадавшись прочекать другие сети.

Ответить
0
Развернуть ветку
Pixel Lens

Не понимаю.

Как это мешает кошельку уже иметь настройки других сетей? Допустим, по умолчанию мы видим только сеть эфира. Хотим добавить другую сеть. И добавляем ее в один клик. Тот мошенник точно так же забыл бы и это сделать. Метамаск ведь вроде только три сети поддерживает, и добавить их - минутное дело, просто для новичков это лишние хлопоты и непонятки, а для хацкера это вообще пустяк.

Ответить
0
Развернуть ветку
Mikhail Che

потому что в крипте одни технари, ни дизайнеров, ни продактов, никто не умеет думать об UX/UI

Ответить
1
Развернуть ветку
Ilia Smirnov

Оно удобней Exodus?

Ответить
0
Развернуть ветку
Полина Лааксо

возможно, я ошибаюсь, но, кмк, зависит от того, какой вы пользователь, зачем вам кошелек и какие валюты и в каких сетях держите (вот эти все приколдесы с костылями, как обсуждают ребята сверху, лично меня задолбали бы моментально. ленивым вроде меня проще хранить биток в одном, эфир в другом и т.д.). мне метамаск показался наиболее удобным из всех кошелей, что я пробовала, потому что не нужно грузить никакие десктопные приложения и сайты: пара кликов в окошке — и готово. но, справедливости ради, я экзодусом пользовалась всего пару раз, в отличие от мм, — чтоб солану купить и потом поменять, так что кто-то наверняка здесь может выступить с противоположным мнением

Ответить
1
Развернуть ветку
Владимир Толстиков

-

Ответить
0
Развернуть ветку
Oleg Safronov

"Его отверг Y Combinator". Ха. А на что они рассчитывали? "Всего-лишь" кошелек, "всего-лишь" блокчейн. Разве это звучит сексуально? Разве это перспективно? Вот если бы они делали маркетплейс для ношеных коллекционных кроссовок — вот тогда другое дело. Тогда бы ими Y Combinator заинтересовался :)

(wεɐʞdɐɔ)

Ответить
0
Развернуть ветку
Антон Семенов

Лучше Yobit’a еще не придумали))

Ответить
–3
Развернуть ветку
Читать все 10 комментариев
12 млн проданных консолей и более сотни миллионов картриджей за первые шесть лет: почему была популярна Atari 2600 Статьи редакции

До её создания в 1977 году приставки выпускали только с одной предустановленной видеоигрой. Atari же придумала устройство, которое поддерживало cразу несколько игр. О производстве, первых играх компании и её конкурентах — в пересказе IEEE Spectrum.

Консоль Atari 2600
На метле и в ступе: как менялся образ Бабы-яги в российском кино

Третья часть «Последнего богатыря» — «Посланник тьмы» — собрала в прокате почти 2 млрд рублей. Секрет успеха картины не в последнюю очередь связан с персонажами, чьи трактовки сильно отличаются от традиционных. Такой Бабы-яги зрители точно еще не видели.

А ты уже зарабатываешь больше 300к?

Мы, предприниматели, мечтаем, строим планы захвата рынка и создания нового фантастически клевого продукта, гениальные идеи уносят нас в дали долгосрочных и дорогих проектов. Так вот, не стоит улетать в эти дали без разведки местности. Не проверяя гипотезу реакцией рынка и откликом потребителя можно долго и далеко идти не в ту сторону.

Это 3D визуализация
Пять путешествий до Луны — столько километров ленты в TikTok могли просмотреть пользователи Yota за 2021 год
Фундамент для создания дизайн-концепции интерфейса: большая идея, мудборд и референсы

Старший дизайнер red_mad_robot Мила Михайлова исследует роль визуальной концепции в проектировании цифровых продуктов и подробно показывает процесс — от глобальной идеи до конкретных примеров. В статье есть список ресурсов и инструментов, примеры, советы и рекомендации — применяйте их в работе, чтобы создать цепляющую дизайн-концепцию интерфейса.

Статус бота Veles
Сказ о том, как брокер Тиньков акции в счет налогов без согласия клиента продавал

Итак, начну свою историю с того, что с данным брокером я уже на протяжении 3-х лет, и в принципе, не считая пары незначительных косяков, нареканий у меня к нему не было, до начала 2022 года...

Специфика поиска работы на сайте hh

Такой же материал я писала в 2019-м году, но за последние годы произошли некоторые изменения, которые вызвали массу негатива на сайт со стороны работодателей. Поэтому я решила обновить статью. Но основополагающие мысли не изменились, поэтому я буду частично повторяться.

«Инновации — это поле для сражений»

Как фуд-ритейл внедряет новые технологии.

«Холакратия, любимые мемчики и прозрачность»: программист о работе в Точке, моделинге и запуске треков на Spotify

Точка — это про людей. Про сотрудников, которые создают удобный банк для бизнеса. Мы запускаем серию интервью с нашей командой, чтобы рассказать, как у нас всё устроено.

Новая Tesla Plaid в тест-драйв, факапы с поставками и разработка приложения — мой бизнес с Tesla спустя год
null