Дизайн Daria Khokhlova
4 017

Мнение: «Всё в Кремниевой долине создаётся не для пользователей, а просто ради совершенствования технологий»

Издание Fast Company опубликовало заметку журналиста Марка Уилсона об «умной» духовке June, которая самостоятельно подбирает оптимальные параметры приготовления и сообщает владельцу, когда блюдо оказывается готово. По словам Уилсона, June «демонстрирует все проблемы Кремниевой долины». Редакция vc.ru публикует адаптированный перевод материала.

«Я помещаю кусок лосося в June — самую продвинутую духовку в мире. В неё встроена камера, датчик температуры, Wi-Fi-адаптер, а также сложное ПО. Такая духовка обойдётся вам в $1500. Чтобы создать её, потребовалось почти $30 млн венчурного капитала. Эта техника — детище дизайнера, подарившего нам новую камеру в iPhone, и дизайн-фирмы Ammunition, занимавшейся проектированием наушников Beats», — пишет Fast Company.

«Мы используем серьёзные технологии, алгоритмы искусственного интеллекта и глубокого обучения, собираем данные с сенсоров — для того, чтобы создать продуманный и простой интерфейс, который сделает вашу жизнь лучше, — говорит один из основателей June, бывший работник Apple и сооснователь сервиса по заказу поездок Lyft Мэтт Ван Хорн. — Мы хотим вдохновить пользователей больше готовить».

Основная идея, которую транслируют основатели, — если готовка будет требовать от человека меньше усилий, он станет заниматься ей чаще и больше. «Однако покупая June, пользователь становится потребителем, а не создателем еды. June просит повара довериться программному обеспечению, а не совершенствовать свои навыки готовки, которые пригодятся ему на любой кухне», — пишет Fast Company.

«Лосось оказывается в печи, я закрываю дверцу и выбираю на панели слово "лосось". Загораются лампочки, печь начинает жужжать. Мой лосось будет готов ровно через 10 минут и 38 секунд. Не слишком ли быстро? Откуда мне знать. Однако 10 минут превращаются в 20, а потом в 40. Уже почти семь вечера, а таймер продолжает скакать. Всё как прошлым вечером — когда мы готовили стейк, а печь присылала нам сообщения с текстом: "NOTIFCATION_ETA_PESSIMISTIC"», — продолжает автор материала.

«Рыба была готова в 18:52, когда я уже собирался поставить блюдо в обычную печь. Правда, после публикации этого материала со мной связались представители June. Они изучили данные с моей печи и пришли к выводу, что рыба была готова спустя 31 минуту после того, как я поставил её в духовку (это всё ещё в три раза больше первоначального прогноза), а то, что я продержал её дольше — только моя вина. Я действительно получил уведомление на смартфон, но непонятно, почему печь в таком случае продолжила работать».

Уилсон вспоминает, как Ван Хорн описывал работу печи в одном из своих выступлений: «Лосось получается просто невероятный!». «Это то, что говорит официант, когда кто-то за столом не употребляет глютен. На самом деле рыба была приготовлена хорошо — но точно так же её можно было приготовить и в любой другой печи».

При этом, говорит автор заметки, он отвлекался от своих дел даже чаще, чем если бы готовил рыбу самостоятельно. «В этом куске лосося — метафора для всей Кремниевой долины. Автоматизация и отвлечение внимания. Хвастливость и посредственность. Уверенность в себе и ошибочность суждений».

June создана не для пользователя, а просто ради совершенствования уже имеющихся технологий. Когда вы сами готовите лосося, то учитесь на своих ошибках. Когда лосося готовит June, обучаетесь не вы, а машина.

По словам Уилсона, идея June действительно весьма заманчива. «Это просто печь, которая отслеживает степень готовности блюда с помощью встроенных температурных датчиков. С помощью камеры она распознаёт оказавшиеся внутри продукты и предлагает оптимальные параметры приготовления. Вам нужно просто выставить настройки и забыть о готовке. Мы живём во время, когда для этого наконец-то появились нужные технологии».

Однако интерфейс June, продолжает он, демонстрирует все проблемы, которые сопутствуют разработкам из Кремниевой долины. «Чтобы воспользоваться большинством кухонных приборов, нужно нажать всего одну кнопку. Вы крутите ручку у духовки, и она начинает работать. Нажимаете на кнопку на кухонном комбайне, и он рубит продукты. Это очень просто — потому что пользователь знает, что нужно делать».

Например, если пользователь установил неправильную температуру в микроволновке, он выключит её, настроит нужные параметры, и запустит снова. June пытается облегчить приготовление пищи с помощью подсказок, рассказывает Уилсон. «Как-то мне захотелось приготовить тост. Печь задала вопрос: насколько прожаренный хлеб я хочу получить, — и порекомендовала нужные настройки. А затем я две минуты пялился в экран, пытаясь понять, почему тост не готовится. Оказывается, мне нужно было подтвердить действие — как если бы я попытался удалить файлы с компьютера».

«Приложение June на смартфоне точно так же перегружено лишней информацией, которая только отвлекает владельца от готовки. Это контент ради контента. Вы можете не только узнать, в каком состоянии находится блюдо, но и посмотреть, какие системы печи включены, а также в реальном времени наблюдать на приготовлением еды. После того, как она приготовится, можно скачать таймлапс-видео о процессе», — объясняет автор материала.

Завершает поток ненужной информации график, который описывает разницу между температурой в печи и температурой готовящегося блюда. Если вы гадали, почему оно готовилось 45 минут, вот и ответ.

«Конечно, ни одна из ошибок разработчиков не является такой уж страшной. И всё же June лишает процесс приготовления пищи чего-то очень важного: возможности наблюдать и учиться. Шипение стейка на сковороде подскажет степень его готовности. Запах укажет на то, не пережарилось ли мясо. Эти навыки мы получаем, когда готовим сами», — объясняет автор материала на Fast Company.

По мнению Уилсона, устройства вроде June не дают пользователю учиться. Они заставляют обучаться саму машину. «И хотя в перспективе это повышает ценность продукта, в конечном итоге это отразится на нас как на личностях. Кроме того, June усредняет вкусы миллионов людей, и в итоге еда окажется... средней», — продолжает он.

«Приготовление пищи — это всегда что-то личное. Единственный метод обучения здесь — путь проб и ошибок. Но когда через 40 минут я достал лосося из печи и поставил его на стол, я понятия не имею, что мне стоит сделать по-другому в следующий раз, кроме одного: никогда не использовать печь June».

#Дизайн #кремниевая_долина #june #проблемы_кремниевой_долины

{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "editor", "tags": ["\u043f\u0440\u043e\u0431\u043b\u0435\u043c\u044b_\u043a\u0440\u0435\u043c\u043d\u0438\u0435\u0432\u043e\u0439_\u0434\u043e\u043b\u0438\u043d\u044b","\u043a\u0440\u0435\u043c\u043d\u0438\u0435\u0432\u0430\u044f_\u0434\u043e\u043b\u0438\u043d\u0430","\u0434\u0438\u0437\u0430\u0439\u043d","june"], "comments": 16, "likes": 13, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "design", "id": 20006, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Wed, 16 Nov 2016 16:02:48 +0300" }
{ "id": 20006, "author_id": 5723, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/20006\/get","add":"\/comments\/20006\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/20006"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199114 }

16 комментариев 16 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
5

Интересные мысли, на которые никто не обратил внимание:

1) Основная идея, которую транслируют основатели, — если готовка будет требовать от человека меньше усилий, он станет заниматься ей чаще и больше. «Однако покупая June, пользователь становится потребителем, а не создателем еды.

2) На самом деле рыба была приготовлена хорошо — но точно так же её можно было приготовить и в любой другой печи».

При этом, говорит автор заметки, он отвлекался от своих дел даже чаще, чем если бы готовил рыбу самостоятельно. «В этом куске лосося — метафора для всей Кремниевой долины. Автоматизация и отвлечение внимания. Хвастливость и посредственность. Уверенность в себе и ошибочность суждений».

3) По мнению Уилсона, устройства вроде June не дают пользователю учиться. Они заставляют обучаться саму машину. «И хотя в перспективе это повышает ценность продукта, в конечном итоге это отразится на нас как на личностях. Кроме того, June усредняет вкусы миллионов людей, и в итоге еда окажется... средней», — продолжает он.

Ответить
3

Сама идея духовки хорошая, подвела реализация и ненужные функции. Слова журналиста о долине просто какая-то хуета из пальца. Жри своего лосося

Ответить
2

Бред какой-то несусветный. Давайте и машины с дорог уберём — люди стали меньше ходить и заплывать жирком, не полезно как-то. Явно же рассчитано на тех, у кого есть чем в жизни заняться помимо готовки.

Единственная мысль, которая понравилась — в стремлении удивить люди стали позволять себе выкатывать сырые продукты. Здесь время неправильно рассчиталось, там смартфончик взорвался...

Ответить
2

Всё же автомобили решают важную проблему людей - переместиться в нужное место быстро и с комфортом. И у них простой и понятный интерфейс.
Автор глядит в корень - многие новые продукты делают то же самое, но новым способом, а не решают проблему на качественно новом уровне. Вокруг простых и проверенных интерфейсов создаются обёртки, требующие большего внимания пользователя, чем прежде. Данная печь - игрушка для гиков (тайм лапс? графики? лол что?). Не нужно машинное обучение, чтобы запечь рыбу. Термометр и таймер уже придумали.
Если ЦА хочет получить еду без хлопот дома - доставка еды.

Ответить
2

В некоторых вещах, чрезмерная сложность только во вред. От приборов приготовления еды, требуется приготовление еды и ничего более. А если и без того подверженные поломкам приборы, будут еще и ломаться из-за косяков программистов, которые конечно же никогда ни за что не признаются, а сервисных центров не найдешь, то смысл всего буйства технологий только в похвальбе своими деньгами и поддержкой "инноваций".

Ответить
1

надо было делать чат-бота, лузеры.

каждый хипстер знает, что в этом сейчас тренд.

Ответить
1

У меня пароварка за 30$ примерно также готовит, в том плане, что поставил время и все само приготовится, всегда одинаково. Довольно удобно) единственное, приложения нет, зато не отвлекаюсь

Ответить
1

Забавляют такие изобретения. И настораживает серьёзное отношение к ним некоторых членов общества. Открываю набор в партию Луддисткая Россия.

Ответить
1

Вот "Злой полушубок" восемь месяцев назад оставил яркий пост поддержки продукта. Поддерживаю.

"На самом деле эта печь разрабатывалась для умственно отсталых. Чтобы они могли сами себя обслуживать, а пуш уведомления предполагалась отправлять опекунам.
Но потом пришли инвесторы и сказали: вы чо совсем сдурели, какой даун сможет себе купить микроволновку за три штуки баксов??? И какой нормальный будет покупать микроволновку для даунов за три штуки баксов??? Срочно переименовывайтесь в умную печку, умный дом сейчас в тренде. И три штуки баксов для умного дома, это и не много совсем."

Ответить
0

Ерунда. Ну и приложение конечно, куда без него)

Ответить
0

Это уже не первый, кто говорит про такую проблему в Долине.

и так может случиться, чтоо вкладываться в обсуждение духовок лучше, чем в их создание
https://vc.ru/n/june-invest

Ответить
0

надо было делать чат-бота, лузеры.

каждый хипстер знает, что в этом сейчас тренд.

Ответить

0

У Чарли Чаплина уже в 1936 году имелась отличная иллюстрация к статье.

Ответить
0

Мнение по микроволновке: выглядит недурно, уже плюсик. К тому же человек с руками, у которого не пропал дух авантюризма, может поиграться с ней и подогнать ее под себя, уже второй плюсик.
А теперь про Марка Уилсона: очень часто годные вещи делаются не для пользователей, а по принципу: это весело; у меня же есть руки, почему бы и не попробовать сделать что-то крутое; это интересно. Подстраиваться под какого-то потребителя в вакууме? Можно, но только часто покупатель сам не знает, чего хочет. Имхо.

Ответить
–2

Нытье чувака, который вообще не ЦА. Даже если бы там все было без ошибок, он бы нашел к чему придраться

Ответить
0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }