Дизайн Liana Grigorian
4 421

Обратный тренд: один дизайнер продукта вместо десяти дизайн-специализаций

Команда студии AIC — о том, что происходит с профессией дизайнера и что ждёт направление в будущем.

В закладки

UI Designer, Lead Designer, UX Designer, UI/UX Designer, Motion Designer, Senior Designer, Head of Design — спокойно, этот текст на русском языке. В нашей отрасли (в дизайне) это считается стандартом — обозначать роли в команде английскими названиями.

Причём в последнее время, как вы заметили, разных вариаций старой доброй профессии «дизайнер» становится всё больше. Но неверно думать, что тренд современного дизайна — это диверсификация и дробление. Всё наоборот.

Немецкий дизайнер Тобиас ван Шнайдер в своем блоге поиронизировал над модой среди коллег называться разными «красивыми» словами. В этом есть доля правды — кто-то действительно любит пускать пыль в глаза. Но это не главный фактор.

До недавнего времени профессия дробилась на специализации, это закономерный процесс для любой отрасли. Сначала один человек в компании выполняет несколько задач, потом компания растёт, процессы усложняются, на место одного многорукого Шивы приходят несколько обычных людей — с двумя руками, то есть с узкой специализацией.

Был просто веб-дизайнер — стала связка: UX-дизайнер, UI-дизайнер, визуальный дизайнер. Первый занимается изучением аудитории, бизнес-логикой сайта или приложения, тестирует идеи на прототипах, пишет техзадание следующему в цепочке. Второй занимается исключительно интерфейсом — решает, где что будет находиться и как работать. Третий полирует графику: ретуширует фотографии, рисует иконки, работает с цветом и типографикой.

Если это совсем большая команда и суперсложная задача, где нужно ещё больше людей со специализацией — то в процессе может появиться еще, например, моушен-дизайнер. Он будет заниматься переходами между экранами, анимацией иконок, какими-то декоративными анимированными объектами.

Такой процесс расщепления одной специальности на несколько начался, потому что:

  • На замену интуиции пришли числа. Всё можно измерить, а то, что измеримо, — можно улучшить по строго заданным параметрам. Такой подход сейчас практикуется во всех сферах: оценка эффективности рекламы, продаж, дизайна. Хотя многие продолжают делать дизайн сайтов по принципу «я так вижу». Иногда это работает — опыта и компетентности дизайнера бывает достаточно для того, чтобы сделать, например, форму заказа с желаемой конверсией. Сразу, с первой попытки. Но чем сложнее сервис — тем больше нужно тестов, полировки результата. Команда разноплановых специалистов справится с такой задачей лучше и быстрее, чем один человек, даже самый разносторонний и талантливый.
  • В индустрии появилось больше денег. Это в свою очередь происходит потому, что компании осознают ценность дизайна для бизнеса. Бюджеты позволяют дизайн-компаниям расти и менять процесс — теперь можно не перегружать одного человека десятью типами работ, а дать ему возможность сфокусироваться на каких-то определённых скиллах. Это в итоге готовит базу узких специалистов.
  • Отрасль стала более зрелой. Многие крупные дизайн-студии когда-то пробивали дорогу вслепую, не имея ни сегодняшней базы знаний, ни возможности где-то учиться, ни каких-либо стандартов. Никто не воспринимал дизайн сайтов как отдельную дисциплину, не было такого понятия, как веб-типографика, не было баз с иконками и специализированных фотостоков. Сейчас на первые работы таких дизайн-первопроходцев нельзя смотреть без смеха или умиления — но это благодаря им мы имеем такую развитую индустрию. Общая зрелость отрасли подталкивает её к усложнению (или усложнение говорит о зрелости?).

Актуальная тенденция последних лет: вместо армии узких специалистов появляются «новые универсалы», продуктовые дизайнеры, совмещающие в себе множество скиллов одновременно. Понимающие продукт и аудиторию, как UX-дизайнер. Умеющие делать самый удобный интерфейс, как UI-дизайнер. Разбирающиеся с современными инструментами, умеющие верстать сайты на Tilda или Readymag. Создающие контент для сайта — видео, тексты, фотографии, 3D.

Сейчас больше других востребованы специалисты со смежными компетенциями. Границы между digital-специальностями стираются — отрасль выдвигает более серьёзные требования к качеству кадров.

Практически любой продукт должен иметь в команде дизайнера, и теперь это не просто узкий специалист, «мастер по иконочкам» или «прототипист», третьестепенная должность, которая ничего не решает. Дизайнеры определяют то, как продукт будет выглядеть, работать, взаимодействовать, оправдывать возложенные на него бизнес-задачи.

Главная причина: изменение реалий

Hyper Island, шведская бизнес-школа, обучающая digital-специальностям, недавно переименовала свою классическую программу обучения "Interactive Art Director" в "Design Lead". Design Lead — это и есть продуктовый дизайнер, просто Hyper Island предложила для этой роли своё название.

В самой школе это комментируют так.

Программа "Interactive Art Director" была учреждена в 2008 году — и с тех пор многое изменилось. Оригинальная программа во многом была связана с рекламной индустрией и рекламными дизайнерами — мы хотели учить их тому, как применять накопленный опыт, навыки и таланты в digital-продуктах.

Но уже в 2010 году стало ясно, что большинство студентов не подходят под эту формулу, их бэкграунд был самым разным — копирайтеры, разработчики, стратеги, менеджеры, дизайнеры.

Кроме того, приставка «интерактивный» потеряла свою актуальность — сейчас всё интерактивное по умолчанию. Поэтому было выбрано название Design Lead — роль такого человека может значительно отличаться от компании к компании, но он всегда выполняет роль менеджера продукта с экспертизой в дизайне.

Hyper Island
Digital Creative Business School

Практика старейшей digital-школы может показаться слишком далекой от нашей реальности, но это только на первый взгляд. Дизайн окончательно и повсеместно превратился из хобби в дисциплину, а дисциплина сегодня пережила ещё одну метаморфозу — она как будто раздробилась на десятки специализаций, чтобы как следует освоиться в каждой и собраться заново. Итог — перед нами продуктовый дизайнер.

В начале 2018 года вышло интересное коллективное интервью на UX matters — представителей отрасли спрашивали, что они думают про процесс превращения команд в дизайн-центричные — те, где главенствующую роль занимает как раз продуктовый дизайнер.

В статье говорилось о том, что в разное время на рынке доминировали разные модели — Engineering Driven и Product Driven, у обеих были свои плюсы, а вот минус был общий. Отсутствие прорывных идей. Компания, которая сосредоточена на данных, конверсии, технологии, никогда не будет принимать рискованных и смелых решений в области дизайна. Чуть менее «закомплексована» продуктоцентричная компания, здесь во главе угла стоит сам продукт, бизнес, планы и цели. Но революции тоже ждать не стоит.

Дизайн-центричной компанией в своё время была Apple (этот пример все любят приводить) — бизнес и технологии подчинялись пассионарному руководителю, визионеру. Сегодня это скорее продуктоцентричная компания — думаю, тоже никто не станет спорить. Они развивают заложенные когда-то ценности, но опять без потрясений.

Однако каждая из моделей несовершенна — перекос в любую из сторон неизбежно ведёт к ослаблению других. Эксперты сходятся на том, что нужен баланс — вывод не сказать, что оригинальный, но вполне разумный. Но так или иначе, роль дизайн-лида выделилась не просто так — дизайн стал основной ценностью бизнеса.

По мнению Наталии Анилионене из Мастерской дизайн-мышления «Сбербанка», дизайн взаимодействия человека и предмета (интерфейсный дизайн, UI) — это та сфера, которая скоро отойдёт машинным алгоритмам. Машины уже справляются с этой задачей — и во многом превосходят человека: по производительности, результативности, способности тестировать гипотезы.

Областью экспертизы дизайнера-человека останется UX. Такая работа требует от специалиста умения наблюдать, визуализировать, отрабатывать варианты и создавать новое. То, чем сейчас занимаются сотни фасилитаторов, повышая эффективность взаимодействия «человек-человек», — может делать UX-дизайнер, ведь он уже владеет всеми нужными для этого навыками.

Также мы наблюдаем следующий процесс: роль дизайнера теперь может быть отведена любому члену команды, создающему продукт. Это может быть менеджер по продукту или инженер, или маркетолог. Любой ключевой специалист, определяющий развитие системы.

Дизайн перестаёт быть привилегией дизайнеров и одновременно всё больше людей испытывают потребность освоить дизайн-мышление. Это то, что будет определять развитие профессии в ближайшем будущем.

#дизайн

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Liana Grigorian", "author_type": "self", "tags": ["\u0434\u0438\u0437\u0430\u0439\u043d"], "comments": 4, "likes": 21, "favorites": 27, "is_advertisement": false, "subsite_label": "design", "id": 37171, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Mon, 14 May 2018 10:16:21 +0300" }
{ "id": 37171, "author_id": 50322, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/37171\/get","add":"\/comments\/37171\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/37171"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199114, "possessions": [] }

4 комментария 4 комм.

Популярные

По порядку

1

Дизайн перестаёт быть привилегией дизайнеров и одновременно всё больше людей испытывают потребность освоить дизайн-мышление.

Так и будет

Ответить
1

Скорее, у нас снова денег не хватает, поэтому и появляется идея, что один дизайнер-универсал заменит 10 специалистов.

Ответить
–1

мда

Ответить
0

За это люблю AIC, все четко - мысль начали, показали пруфы, рассказали кто куда и зачем, мысль закончили.

Но по факту похоже на застольную беседу. Объясняю почему. Написана статья для новичков, если это как обучалка, то притензий нуль))

Ответить

0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }