Приключения электронщиков: московский предприниматель открыл конструкторское бюро и производство электробайков Bike2b

Инженеры под руководством Дениса Неталиева разрабатывали руку-манипулятор и роботов-гуманоидов, а сейчас собирают электрические трайки — их закупает «Кухня на Районе».

В закладки

В 2009 году Денис Неталиев путешествовал по Португалии и впервые увидел электроскутеры Segway. Инженер загорелся идеей разработать собственный электротранспорт, однако сперва решил набраться опыта.

Для этого он запустил сеть дистрибуции электротранспорта с партнёром из Екатеринбурга, а потом открыл собственное конструкторское бюро им. Теслы — чтобы собрать в нём команду, которая могла бы заняться разработкой электробайка.

В конце 2017 года в КБ им. Теслы обратился ресторанный холдинг «Росинтер» с задачей разработать электрический байк для доставки: холдинг озвучивал требования к электробайкам, а инженеры опирались на них, чтобы создать собственное устройство. Спустя семь месяцев компания разработала прототип устройства — но дальнейшее сотрудничество не задалось.

В июле 2018 года стартап самостоятельно запустил производство электробайков Bike2b. За год работы проект произвёл 300 устройств, посотрудничал с «Кухней на Районе» и «Додо Пиццей», а теперь планирует развивать сеть шеринга электробайков.

Электробайки Bike2b

Конструкторское бюро

Как тебе пришла идея заняться конструкторским бюро?

В 2009 году я занялся дистрибуцией сегвеев (двухколёсных электрических скутеров) — сейчас это кажется привычным, но когда мы начинали, сегвеи казались людям чем-то из категории луноходов.

Я как-то путешествовал в Португалию, увидел на улице сегвей, догнал его и катался на нём целые сутки. Я подумал, что было бы круто привезти такие устройства в Россию и для этого связался со знакомым из Екатеринбурга — Олегом Михалёвым. Он открыл в центр продажи электротранспорта MK Prokat, а я присоединился к проекту в качестве директора московского офиса.

Сегвеи тогда были своего рода «космическими кораблями», на которых людям давали покататься пять-десять минут — за большие деньги.

В Европе на сегвеях обычно водили экскурсии по городу, а в России это был отдельный аттракцион.

Мы первыми привозили любые новинки — электрические велосипеды, гироскутеры, моноколёса и помогли открыться на нашей технике примерно 500 прокатам. Только за первый год мы продали 20-30 сегвеев и ещё несколько десятков других устройств.

Однако любой электротранспорт (кроме оригинального Segway) создан для потребительского рынка. А когда его ставят в прокат и начинают зарабатывать на нём деньги, то он начинает сыпаться — 50% техники отказывает за год.

Прокатчики — это обычно индивидуальные предприниматели, которые не слишком разбираются в том, что покупают. Устройства ломаются, а запчастей для них нет, потому что продуктовая линейка меняется каждые полгода.

Так работал прокатный бизнес в 2010 году

Как дистрибьютор, мы были вынуждены помогать им: искать детали, советовать, куда написать, и самим обслуживать электротранспорт — гарантия производителя не действует на коммерческое использование.

По образованию я инженер поэтому и возился с ними сам. Даже пробовал писать в корпорации, что можно улучшить, — но мне отказывали, потому что мои предложения повысили бы себестоимость устройств.

Поэтому с 2014 года я пробовал сам дорабатывать устройства и продумывать собственные прототипы. Помогало то, что производители, которые поставляли MK Prokat свой электротранспорт, раскрывали всю подноготную работы над ним: вплоть до поставщиков комплектующих.

Я видел, с каким трудом транспортные стартапы выходят на рынок: чтобы разрабатывать электротранспорт, нужна сильная команда промдизайнеров, инженеров и разработчиков. Ещё критически важны связи с дистрибьюторами. У меня не было амбиции сходу, за полгода разработать что-то своё.

Поэтому я начал постепенно собирать вокруг себя инженеров, которые могли бы заняться задачей создания нового электробайка. Чтобы их работа окупалась, в 2016 году я зарегистрировал конструкторское бюро им. Теслы, которое принимало коммерческие заказы. Днём мы работали над инженерными задачами для клиентов, а во вторую смену — над собственной разработкой.

От кого приходили первые заказы?

От российских и европейских партнёров, с которыми мы общались как дистрибьютор электротранспорта.

Один из первых проектов — для театра роботов Robot City Amsterdam. Они делали небольших роботов-гуманоидов, которые плохо ходили, — хороший навык ходьбы только у роботов Boston Dynamics.

Но когда Robot City Amsterdam показывали представление, роботов нужно было быстро перемещать в середину сцены. Для этого мы сконструировали платформу, которая автоматически вывозила роботов на сцену и позиционировала их по центру.

Пока мы работали над этим проектом, поняли, что роботы-гуманоиды Robot City Amsterdam быстро изнашиваются и начинают ломаться. Поэтому мы ещё разработали для заказчика новые контроллеры и силовую электронику. В итоге мы просотрудничали с Robot City Amsterdam три года.

Выступление Robot City Amsterdam

С кем ещё сотрудничали? Какие проекты тебе больше всего запомнились?

Мы долгое время сотрудничали с австрийским прокатчиком и разработчиком электротранспорта Horwin. Как-то они пришли к нам за сорок дней до крупной выставки и заказали разработку и презентацию новой модели скутера (концепта). Так как за полтора месяца скутер с нуля не собрать, мы разработали для Horwin дизайн нового устройства и презентовали его в виде квеста в VR. Зритель мог понаблюдать за процессом производства скутера — от идеи и до сборки на конвейере.

Ещё разработали руку-манипулятор по заказу производителя стабилизаторов для смартфонов Zhiyun. Они делали рекламную инсталляцию своего устройства и, чтобы продемонстрировать его возможности на практике, трясли камеру роботизированной рукой — а стабилизатор выравнивал её положение.

Как происходит процесс работы с заказчиком? Какие задачи вы на себя берёте?

Мы делаем продукты «под ключ» — занимаемся дизайном, разработкой и стратегией вывода на рынок. Мы не делаем проекты строго по заданному ТЗ – потому что клиенты редко разбираются в подрядчиках, производстве и технологии.

Сколько стоят такие проекты «под ключ»?

От 300-500 тысяч рублей. Наш самый дорогой проект — разработка складного электровелосипеда. Он обошёлся заказчику в 25 млн рублей.

А сколько проектов через вас проходит в год?

Около 15.

Как вас находят клиенты?

Чудом. Мы пока не вкладываемся в продвижение. У сайта конструкторского бюро даже нет индексации — я сделал лендинг на Tilda и оставил так. Обычно к нам приходят по рекомендациям от прошлых клиентов или инженеров, которые знают нашу команду.

C какими задачами к вам обычно обращаются?

В сфере электрического транспорта и робототехники. Ещё мы разрабатываем силовую и любую другую электронику — платы и микроконтроллеры «под ключ».

У нас немало заказов от клиентов, которые делают шеринги электросамокатов (например, Ninebot) или электровелосипедов в США и Европе. Им нужно делать свои замки, контроллеры и экраны, потому что прокатам нужен полный удалённый контроль модулей и режимов работы, которого нет в стоковых самокатах. Наш самый крупный заказ был от шеринга на несколько тысяч велосипедов.

Сколько сотрудников сейчас в конструкторском бюро? Чем они занимаются?

Пятнадцать, не считая рабочих и сборщиков. Основная команда — это автомобильные инженеры, электронщики, низкоуровневые программисты (пишущие на низкоуровневых языках программирования) и промышленные дизайнеры.

Ещё у нас есть субподрядчики (около 30 человек): команда разработчиков, которая занимается машинным зрением, и ребята, которые разрабатывают распределённые ИТ-системы. Мы привлекаем их под точечные задачи.

Электробайки

Электрический байк Bike2b

Когда решили запустить в производство электробайки?

В 2017 году, когда к нам пришёл с таким запросом ресторанный холдинг «Росинтер» (включает в себя «Иль Патио», «Планету Суши» и другие бренды). Они хотели развивать внедрить электрические байки, чтобы увеличить скорость доставки. Но к тому времени, как мы разработали прототип, менеджер «Росинтера», с которой мы это обсуждали, перешла работать в другую компанию.

Сколько времени ушло на разработку байка?

Семь-восемь месяцев. Выпускать электробайки мы начали летом 2018 года.

А денег? От кого привлекали средства?

Около 5 млн рублей — примерно пополам из собственных средств и займов.

Сколько было итераций электробайка?

Одна. КБ сразу разрабатывало документацию для серийного производства и заложило в неё вероятность того, что мы ошиблись в критических узлах. Мы продумали, какие могут быть варианты использования устройства, и разработали под них специальные модификации: есть версии с широкой и узкой подвеской, есть с литыми колёсами, есть на спицах и так далее.

Какие у него конкурентные преимущества?

Во-первых, мы сделали байк трёхколёсным (такие устройства ещё называют трайками), чтобы он был более устойчивым. Во-вторых, наш отсек для батарей позволяет устанавливать сколько угодно мощные аккумуляторы. Когда мы устанавливаем стандартные для наших байков литий-ионные батареи на 48 Вольт, в нём остаётся место, чтобы увеличивать их в длину.

Спереди байка мы используем автомобильную двухрычажную подвеску — чтобы он лучше переносил аварии. Даже если врезаться на трайке в стену, то придётся только заменить погнувшиеся трубы — а шарниры это переживут.

Мы используем качественные корейские механические тормоза. Есть ещё гидравлические, как на велосипедах, но они по нашему опыту плохо подходят для проката: для починки гидравлических тормозов нужно несколько дней.

Наши трайки заводятся с помощью магнитного ключа, и поэтому их бессмысленно воровать. Но на случай, если кто-то всё же попытается, мы сделали сигнализацию.

Одно из конкурентных преимуществ — это обслуживание. Мы собираем трайки в КБ в Москве, и если у пользователей возникают неполадки, то мы можем быстро проверить и «подкрутить» устройство. Ещё мы просим наших клиентов регулярно присылать нам фотографии рам и тормозов байков (через бота в Telegram) — чтобы предотвратить поломки.

Какая рыночная стоимость электробайка?

230 000 рублей

Сколько байков вы уже произвели?

Около 300 штук.

Кому поставляли байки?

Мы сделали пилотные запуски с «Кухней на Районе», «Додо Пиццей» и ещё двумя проектами, которые я пока не могу называть.

В конце 2017 года мы нашли ролик, в котором ребята из Bike2b обкатывали свой первый трайк со службой доставки. Мы написали им и предложили тестовое сотрудничество.

Пока что у «Кухни» 40 таких байков, но мы находимся в процессе закупки. «Кухня» старается балансировать между привычными велосипедами и трайками: велики дешевле, а электробайки быстрее, и нашим курьерам удобнее на них ездить.

Качество трайков нас устраивает. Мы планируем до конца года закончить их обкатывать и принять финальное решение.

Кирилл Родин
«Кухня на Районе»

Bike2b — эксперты в своём деле, и нам понравилось с ними работать. Однако франчайзи не захотели закупать электрические байки из-за высокой цены. Поэтому мы пока приостановили сотрудничество: но будем думать над новыми нишами взаимодействия с командой Bike2b.

Антон Савченков
«Додо Пицца»

Окупились ли инвестиции в проект?

Пока нет.

Какие у Bike2b планы на год?

Мы хотим привлечь инвестиции на то, чтобы наладить массовое производство — около 50 миллионов рублей. Пока мы собираем по паре байков в день, и производство загружено до октября: мы не можем привлекать новых клиентов.

Помимо этого мы будем запускать шеринг-систему, чтобы клиенты могли не закупать трайки, а брать их в аренду у Bike2b или партнёра.

Будущее

В какие сферы, по-твоему, первыми проникнут электробайки?

В первую очередь в доставку «последней мили». Например, в Европе уже не заехать в центр города на газели: а офисы нужно снабжать водой, отели — полотенцами и бытовой химией, рестораны — продуктами. Исторические центры городов становятся пешеходными, а на обычных велосипедах тяжело доставлять грузы — здесь на помощь приходят электрические байки. Поэтому мы ищем партнёра в Европе, который помог бы вывести Bike2b на местный рынок.

А что в России?

В России будет появляться больше сервисов по модели «Кухни на Районе». Следующим этапом будут склады «на районе», на которых будут храниться вода, бытовая химия и непортящиеся продукты. К нам уже начинают обращаться стартапы, которые хотят работать по этой модели: думаю, что к концу года они уже откроются по Москве.

За ними на рынок придут крупные игроки вроде «Утконоса» и «Азбуки Вкуса» — пока они перекрывают движение во дворах своими фурами. К тому же доставку обычно приходится ждать несколько часов, а то и весь день.

В «Кухне на Районе» я заказываю еду на 500 рублей и жду её полчаса. Почему, заказывая продукты на 10 000 рублей, я должен ждать целые сутки?

А дальше подключится и доставка техники: когда покупаешь IPhone за 70 000 рублей, хочется развернуть его как можно скорее — а не на следующий день.

Автор: Яна Павловская

#электромобили

{ "author_name": "Предпринимательство и инновации Москвы", "author_type": "editor", "tags": ["\u044d\u043b\u0435\u043a\u0442\u0440\u043e\u043c\u043e\u0431\u0438\u043b\u0438"], "comments": 3, "likes": 12, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "subsite_label": "dpirmos", "id": 68225, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Thu, 30 May 2019 17:42:57 +0300" }
{ "id": 68225, "author_id": 287609, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/68225\/get","add":"\/comments\/68225\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/68225"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 287609, "last_count_and_date": null }

3 комментария 3 комм.

Популярные

По порядку

1

Отличные ребята, успехов и процветания! :)

Ответить
1

Супер - проект! Только Денис почему-то промолчал о том, что главная вишка их трайка в том, что на нем можно делать доставку зимой - форм-фактор и электромоторы позволяют это. Для Москвы это ключевое преимущество.

Ответить
0

Молодцы, но как всегда изобретают велосипед )))

Ответить
0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }