Я не верю, что онлайн-образование умирает. И вот почему

Привет, я Андрей Мельниченко, педагогический дизайнер (aka методист) в «Яндекс.Практикуме». За последний месяц прочитал десятки статей о том, что онлайн-образование умирает, уже умерло или как минимум заслуживает смерти.

В закладки

Массовый прыжок в него сильно (и, надо сказать, справедливо) подорвал веру в эффективность всего подхода и рынка. Люди не понимают, почему за это нужно платить, когда вокруг все плюются и только ленивый не записал тик-ток о том, как всё плохо. Хочу поделиться мыслями о том, почему это слишком большое упрощение, и заодно предложить, как можно улучшить образовательный опыт онлайн-студентов.

Прежде всего дисклеймер: текст не о том образовании, которое почти два месяца назад вынужденно запрыгнуло в онлайн — школах, вузах и других проектах, которые экстренно переехали не по своей воле. Речь о том, которое и до конца света помогало взрослым достигать образовательных и жизненных результатов в сети.

Учить и учиться онлайн начали не вчера и даже не на прошлой неделе. Учили в разных форматах и университеты, и обычные люди, и уж тем более компании (как своих сотрудников, так и людей со стороны). Да, мировой бум и широкое распространение онлайн-образования случилось в 2011–2012 годах благодаря MOOC (массовым открытым онлайн-курсам). Тогда, в 2011-м, появился онлайн-курс от стэнфордского преподавателя Эндрю Ына по машинному обучению, на который в итоге записались больше 50 тысяч человек. Он стал толчком для рынка и показателем, что учить онлайн возможно, востребовано и перспективно в мировом масштабе. Позже Ын стал одним из сооснователей Coursera, 2012 год назвали годом MOOC и всё завертелось.

Тизер того самого курса

До этого онлайн-образование тоже существовало как в государственном, так и в коммерческом секторе. Например, на созданном ещё в 1998 году Lynda.com предлагают онлайн-курсы длительностью в пару часов за условные 20-25$ и последующую подписку. Пару лет назад Lynda стала образовательной частью экосистемы Linkedin, когда те выкупили проект.

Развивался онлайн и в государственных университетах. Ещё в 2004 году Массачусетский технологический институт запустил проект MIT OpenCourseWare, где в открытый доступ начали выкладывать разные учебные материалы — от списков литературы до видеозаписей лекций и вопросов к экзаменам. Никаких сертификатов, дипломов и регистрации не было, все материалы были в свободном доступе. Подобные проекты были и есть также у других крупных американских университетов (Йель, Университет Джона Хопкинса, Калтех, Университет Карнеги-Мэллон).

В России одним из пионеров онлайн-образования можно назвать проект ИНТУИТ, который с 2003 года учит онлайн.

Страница с курсами intuit.ru/studies/courses

Не только муки (ну, которые MOOC)

Существует много форматов онлайн-образования. Самый популярный и, думаю, знакомый большинству — те самые MOOC. Это курсы, которые размещены на открытых платформах-провайдерах вроде Coursera, edX, Futurelearn или «Открытое образование». В них чаще всего нет ограничений по записи (только время запуска потоков), любой человек может изучить теорию и даже немного попрактиковаться (зачастую после оплаты подписки или сертификата).

Есть на рынке и много других предложений. Начиная от небольших онлайн-школ по любой теме до проектов вроде «Яндекс.Практикума» (🖤) или Datacamp. А ещё есть множество приложений, с помощью которых тоже можно освоить тут или иную тему. Например, Mimo и Enki для программирования, Duolingo для иностранных языков, KhanAcademy для школьной программы (и сторителлинга) и даже Minecraft: Education Edition для уроков и обучения через опыт. Поэтому каждый раз, когда мы обсуждаем смерть или расцвет онлайн-образования, нужно уточнять, о каком именно сегменте говорим.

Так умирает онлайн-образование или что?

Самый популярный аргумент в пользу смерти: «Онлайн-курсы проходят до конца всего 2–3%. Значит, ерунда это». Действительно, есть исследования с такими результатами, но в них изучают массовые открытые онлайн-курсы. Те, на которые вы можете бесплатно записаться на Coursera, edX или «Открытом образовании». Но, во-первых, даже там есть курсы с более высокими показателями завершивших. А во-вторых, само онлайн-образование намного шире: от приложений типа Duolingo до курсов на год с личным сопровождением и онлайн-бакалавриатов.

Кроме показателя завершивших важно учитывать и то, какие в принципе цели были у студентов, когда они шли на курс. Одним нужен целый курс, консультации эксперта и поддержка, чтобы сменить профессию и начать новую жизнь в кризис. А другим — чтобы посмотреть два-три урока/раздела и найти ответ на конкретный вопрос. Третьи просто ищут что-то новое и записываются, потому что курс интересно описан.

Так, например, исследование, опубликованное в научном журнале Frontiers Psychology, показало, что 28,8% студентов записываются на онлайн-курсы из любопытства и интереса к предмету, четверть — для поиска новой работы, ещё четверть — для повышения квалификации, а остальные — для получения сертификата или по другим причинам. Поэтому, когда речь идёт о метрике «только 3% дошли до конца», нужно учитывать разные сценарии и цели, с которыми студенты приходят на курс.

Диагностировать конец онлайна сложно и по деньгам на рынке. Платформа-агрегатор MOOC Class Central подсчитала, что за 2019 год как минимум на крупных MOOC-платформах во всём мире отучились больше 110 миллионов человек, а среди создателей курсов для платформ — больше 900 университетов. По подсчётам Forbes, Coursera в 2018 году заработала 140 миллионов долларов. В России рынок онлайн-образования тоже не в гробу. «Яндекс.Касса» и «Нетология» подсчитали, что он растёт на 60% каждый год. И это уже не MOOC.

Другой вопрос в том, как онлайн-образование переживёт экономический кризис. Но он относится ко всем секторам рынка. Одно понятно: скоро нас ждёт если не экономический, то как минимум методический расцвет в онлайн-образовании. Ведь именно в такие кризисные времена рождаются прорывные решения: люди понимают, что нет другого выхода, кроме как разрабатывать новые подходы. Мы получаем уникальную ситуацию одновременного почти коллективного брейншторма и, надеюсь, найдём ответ на вопрос, как проектировать учебный опыт в онлайне.

Для этого можно уже сейчас:

  • Собирать идеи коллег в одном месте — уже много решений придумали, придумают ещё, поэтому полезно не изобретать велосипед заново, а сесть на уже созданный, если он работает. Пара ссылок на подборки идей для старта: MIT, Stanford, EdCrunch, «Яндекс.Учитель».
  • Вместе генерировать идеи, как нам не только пережить это время, но и по максимуму привести студентов к результату — воссоздать в онлайне тот учебный опыт, который помогал им учиться в офлайне.
  • Помогать студентам с целеполаганием до, в начале и на протяжении курса. Сейчас, когда возможностей открывается всё больше, а денег у части студентов становится всё меньше, особенно важно помочь человеку разобраться со своими «почему, куда» — снизить неопределённость. Поэтому рекомендую добавить перед стартом курса, в конце первой темы/главы/урока и в течение курса упражнения, которые помогут сформулировать желаемую перемену в жизни и место курса на пути к ней. Почему именно перемену? Моя гипотеза в том, что обучение покупают именно ради перемен в жизни (любого масштаба): «Вот жизнь была такая, а станет такой». Да, там есть навыки, знания, но это вторичные детали о пути к перемене. Наша задача — помочь студентам сформулировать эту перемену.

О самоорганизации и социальном компоненте

За этой непонятной формулировкой простой смысл: в онлайн-образовании по-другому устроен социальный компонент. То, как студенты взаимодействуют между собой, с преподавателем и другими вовлечёнными в курс. По соседству нет одногруппников, ради общения с которыми ходишь в университет, нет профессоров, перед которыми тебе может быть стыдно (или страшно). У кого-то вообще или в этот момент жизни нет потребности в общении с другими — это тоже окей. К тому же не всегда в курсах и на платформах закладывают механики взаимодействия между студентами — не всем это кажется таким уж важным.

У студента(ки) всегда есть причины, по которым проще забить. Поэтому в онлайне нужны дополнительные механики и форматы

Например, в Практикуме мы используем чаты в Slack, где студенты общаются с кураторами и преподавателями. Slack позволяет разделять информацию по каналам, быстро информировать студентов и реагировать на их вопросы. В Zoom проводим консультации и вебинары с наставниками и выпускные, в Notion храним библиотеку со справочными материалами, а для сбора обратной связи используем Menti и «Яндекс.Формы».

Подобные практики используют и другие российские и зарубежные компании. Базовый набор социального взаимодействия — чат в мессенджере/группа в соцсети и рассылки. Но есть и вариации: например, Udacity вообще отказались от Slack и сделали очень похожую платформу в собственном личном кабинете.

Другой важный инструмент здесь — координаторы, коммьюнити-менеджеры, менторы, тьюторы, teachers’ assistants и другие люди с похожими названиями должностей, в задачи которых входит поддержка студентов и помощь с выходом из кокона стеснения.

В MOOC с этим сложнее. Там другая бизнес- и образовательная модель, поэтому и возможности коммуникации ограничены зачастую форумами (о UX которых можно написать ещё не одну статью).

Как можно улучшить социальный компонент:

  • Смотреть на учебный опыт шире. Это не только то, что происходит во время учёбы в браузере/классе. Это всё, что происходит до и после и во всех каналах коммуникации со студентом. Все точки соприкосновения курса и компании могут влиять на то, как студент учится, на его эмоции и мотивацию.
  • Создавать в курсе пространство и добавлять активности, которые подтолкнут взаимодействие между студентами: дискуссии, споры, кросс-проверки, знакомства. Не ждите, что они сами решатся общаться, — покажите, что это безопасно и полезно. Про чаты все уже знают. В рамках платформ это лучше всего сделали, на мой взгляд, на FutureLearn и Stepik. У первых под каждым фрагментом курса есть поле для комментария и все комментарии одногруппников. Иногда они просто предлагают делиться мнением по теме, иногда дают задание:
Урок курса The Science of Learning
Похоже сделали блок с комментариями на Stepik
  • Легализуйте флуд и хихиканье — сделайте законным элементом процесса и выделите для этого отдельный канал (канал в Slack, чат в телеграме, темы на форуме, хоть что-то). Студенты в любом случае будут пересылать мемы и спрашивать, где купить моющий пылесос. Если вы выделите для этого специальное место и проговорите это в «контрактовании» курса, важная информация и вопросы по теме не потеряются в потоке скобочек и стикеров.

Условия рынка и диджитал-профессии

На мой взгляд, все плюсы и минусы для студентов зависят от их целей. Одному важнее, как полученное в онлайне образование воспримут на рынке, другой — реальные навыки и умение их показать через портфолио, кто-то вообще только ради коммьюнити и нетворкинга идёт, это тоже кайф. Конечно, есть сферы, в которых сложно освоить профессию полностью онлайн (например, медицина). А есть, наоборот диджитал-профессии, в которых котируется портфолио с реализованными проектами.

Также важно, где ты получаешь онлайн-образование и где потом применяешь. В США есть масса онлайн-магистратур, студенты которых получают полноценную степень магистра. В России такие можно пересчитать по пальцам. Поэтому в США у работодателей есть понимание, что онлайн может быть круче классического образования, у них есть опыт в этом вопросе. В России такого понимания пока нет, поэтому студентам с онлайн-степенью будет сложнее.

Учиться никогда не поздно

Концепция lifelong learning — учиться никогда не поздно — сегодня воспринимается не только буквально: неважно, 10 тебе или 50, учись. Общественность углубляется в неё и узнаёт, что талант — это ерунда, если есть growth mindset. Это установка и убеждение, что ты всему можешь научиться, даже если раньше не интересовался и не показывал успехов. Даже если тебе 40 лет, ты хорошо учил математику, работаешь бухгалтером и хочешь стать художником — теперь это возможно. И во многом благодаря онлайн-образованию, которое дало эти возможности в руки тем, у кого есть запрос.

Что мы имеем в итоге? Сейчас онлайн стал едва ли не единственным способом образования, поэтому о его смерти говорить не приходится. Многие люди только открывают для себя онлайн-образование, а те, кто его создаёт, придумывают, как сделать обучение ещё более эффективным.

При этом не стоит забывать, что в образовании взрослых у руля находится студент(ка). Он(а) формулирует запрос, платит, имеет жизненный опыт и знания, которые могут помогать или мешать переносить знания и навыки в решение своих задач. И эта взрослая позиция не особенно меняется от того, через какой медиум человек учится. Поэтому мотивация учиться и доучиваться — задача, над которой работают обе стороны. Нельзя винить только одну из них, если что-то не получается. Работы и вопросов без ответов ещё много, but we can learn anything.

{ "author_name": "Andrey Melnichenko", "author_type": "self", "tags": ["\u044f\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441","\u043e\u043d\u043b\u0430\u0439\u043d"], "comments": 5, "likes": 17, "favorites": 25, "is_advertisement": false, "subsite_label": "education", "id": 127286, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Fri, 15 May 2020 12:20:38 +0300", "is_special": false }
0
5 комментариев
Популярные
По порядку
3

Я бы с удовольствием прошёл курс по Python`у... , но ценник для замкадья в Практикуме неподъёмный. Практически уверен, что большинство записавшихся на курсы Практикума из Москвы и Подмосковья, процентов 60-70%. Остальные из миллиоников. Максимум 10% из городов с населением 300 тыс. Ценой отсекаете огромную аудиторию, которой необходимо именно онлайн образование, т.к. в оффлайне таких городах подобных курсов чаще всего нет. С другой стороны, есть огромное количество онлайн курсов гораздо дешевле или даже почти бесплатных, но вот качество их довольно сомнительное.  Чаще всего выбирая курс предпочтение отдаётся тому, что подешевле. Но такой курс и бросить хочется (из-за качества), и проще, т.к. потеря денег небольшая, и даже после прохождения остаётся "не очень хорошее послевкусие" (да, прошёл, но толку?). И вот после (не)прохождения таких курсов и пишут люди, что онлайн образование чуть более чем уныло.
За вами сила бренда. Снизьте цену в двое, покажите статистику, вот и будет вам доказательство на своём примере, что мертво, а что живо.

Ответить
1

Я сейчас прохожу онлайн-марафон от PR Partner по копирайтингу, зарегалась на Сoursera, смотрю доступные курсы, прокачиваю английский язык, также много хороших материалов в открытом доступе есть на YouTube и в чатах Telegram. Хочу наконец-то попробовать уроки по скайп и пройти курс сомелье. Возможностей сейчас много, главное  — желание развиваться)

Ответить
0

Согласен!
Тут возникает ещё другая сложность — 1) в принципе выбрать среди океана всего 2) выбрать качественно.

Ответить
0

А как вы в Практикуме социальное взаимодействие реализуете?

Ответить
0

Именно коммуникацию (вопросы, обсуждения, etc) через Слак. Там для потоков на профессиях разные каналы под разные обсуждения.
Также на факультетах есть допформаты командной работы: от вебинаров до хакатонов, публичных собеседований. Там, конечно, другая образовательная цель, но и взаимодействия между студентами много.

Ответить

Прямой эфир