Финансы
Ivan Fedotov
2211

Как инвестировать в IPO раньше толпы и заработать на этом

Автор Telegram-канала Fedotov Journal рассказывает, как защитить инвестиции и получить дополнительную прибыль в pre-IPO-сделках.

В закладки

Из материала вы узнаете, как купить акции частных компаний дешевле рынка и продать их по рыночной стоимости. Обычно этот подход применяют крупные фонды, но есть случаи, когда он доступен частным инвесторам. Дальнейшая речь пойдёт именно о таких случаях.

Чтобы упростить восприятие метода, я разбил его на шаги. Получилось семь штук. Сначала идет теоретическая часть, затем более прикладные вещи. Лучше читать подряд, но если вы имеете базовое понимание о стадиях развития компании и pre-IPO-сделках, то матчасть можете пропустить.

Дисклеймер: данный материал опубликован для ознакомления и не является инвестиционной рекомендацией. И руководством к действию он тоже не является. Любые операции на финансовых рынках опасны, и все читатели понимают и принимают этот факт.

Оглавление

Шаг № 1. Учим матчасть

Перед рассмотрением основного материала мы изучим матчасть. Здесь мы узнаем, как рождаются и развиваются компании. Мы разберемся, кто, на каких стадиях и зачем в них инвестирует.

Начнем с начала. Обычная компания имеет пять стадий развития:

  1. Основание.
  2. Выход на прибыль.
  3. Рост.
  4. Экспансия.
  5. Стабильный бизнес.

Эти стадии условны. Иногда они могут сливаться или меняться местами. Но это не важно. Принципиальный момент для нас следующий:

  1. Есть периоды, когда компания не способна выжить без инвесторов и постоянно нуждается во внешних вливаниях. На этих периодах компания поднимает деньги, чтобы развивать бизнес и привлекать новых клиентов. Так она обеспечивает быстрый рост. Если в эти периоды инвесторские деньги заканчиваются, то компания умирает. Спойлер: в большинстве случаев деньги заканчиваются.
  2. Если денег хватило, то начинаются периоды, когда рост останавливается и бизнес сам себя обслуживает. А излишки реинвестирует в новые направления или отдает акционерам через дивиденды. Компания превращается в самостоятельную боевую единицу и способна выжить без «родительской» помощи. Более того, теперь она кормит своих собственников. Спойлер: обычно это происходит после IPO.

Вообще, существует классический график, который отражает этапы развития и финансирования компании. Выглядит он так:

До синей пунктирной линии компания существует на деньги инвесторов. После публичной продажи акций она живет на свои. Промежуток между ними — переходный период.

Чем ближе к левому краю графика, тем больше шансов провала. Соответственно, чем раньше инвесторы вкладывают деньги, тем больше они рискуют. Взамен они получают высокую долю за небольшую сумму. Например, когда Apple находилась в начале пути, сооснователь Рональд Уэйн продал 10% компании за $800. Сегодня стоимость этой доли превышает $90 млрд.

Меньше всех рискуют инвесторы на IPO. Они покупают стабильный бизнес с прозрачной отчетностью. Кроме того, они имеют ликвидность: акции публичной компании можно продать на бирже в любой момент.

При этом между точками «долина смерти» и «стабильный публичный бизнес» есть много промежуточных стадий. Статья посвящена одной из них: мы говорим об инвестициях в компании, которые готовятся к IPO. Такие компании проверены рынком и временем, они имеют рабочую бизнес-модель, им платят клиенты. Оценка таких компаний превышает $300 млн. Хорошие примеры в момент написания статьи: Gett, Airbnb, Palantir. Эти компании уже завоевали рыночные позиции и доверие пользователей, но пока не вышли на биржу.

Плохая новость: pre-IPO-компании — это все еще рискованный бизнес. Хорошая новость: он находится в шаге от преображения. Фактически, pre-IPO-инвесторы последние, кто инвестирует в компанию на венчурной стадии. При этом они на полгода-год опережают широкую публику и за счет этого получают выгодные условия сделки.

Pre-IPO-инвесторы вкладываются в частные компании за 6‑12 месяцев до выхода на биржу. Они замораживают инвестиции, но получают качественные активы.

Еще одно отличие pre-IPO-компаний от публичного бизнеса — формирование оценки. Оценка публичной компании формируется через открытый биржевой рынок. Она отражает объективную стоимость бизнеса в текущий момент времени. Другими словами: это реальная стоимость, за которую компанию можно продать.

Оценка pre-IPO-компании (и любой другой частной компании) формируется по принципу «как договорились». То есть инвестор приходит к основателю компании, и они решают, сколько денег и за какую долю вкладывать. Это приводит к более субъективным результатам. Продать компанию по оценочной стоимости можно далеко не всегда.

Шаг № 2. Считаем обычную доходность

Самыми громкими IPO в 2019 году были Uber, Lyft, Pinterest, Slack, Zoom. Допустим, мы зашли в каждую компанию на последнем венчурном раунде и вышли в первый день размещения. Опустим комиссии, lockup-периоды, особенности классов акций и прочие детали.

Посчитаем грубо, чтобы понять порядок цифр:

  1. Оценка Uber на последнем раунде — $76 млрд. Оценка на IPO — $82,4 млрд. Апсайд: 8%. Срок: 8 месяцев.
  2. Оценка Lyft на последнем раунде — $15 млрд. Оценка на IPO — $24 млрд. Апсайд: 60%. Срок: 9 месяцев.
  3. Оценка Pinterest на последнем раунде — $12 млрд. Оценка на IPO — $12,7 млрд. Апсайд: 6%. Срок: 21 месяц.
  4. Оценка Slack на последнем раунде — $7,1 млрд. Оценка на IPO — $23 млрд. Апсайд: 224% Срок: 9 месяцев.
  5. Оценка Zoom на последнем раунде — $1 млрд. Оценка на IPO — $9,2 млрд. Апсайд: 820%. Срок: 27 месяцев.

Тут важно понимать два момента:

  1. Пять сделок для адекватной статистики мало. Это компании, информация по которым есть в открытом доступе, и ее я привел для примера. Компаний, вышедших на IPO в 2019 году, значительно больше, но точных цифр по ним нет.
  2. Мы не всегда можем зайти в сделку на последнем раунде и выйти из нее в момент IPO. Тот же Uber после IPO полетел вниз, и инвесторы, ограниченные lockup-периодом, потеряли деньги.

Короче говоря, реальная доходность будет другой. В целом она колеблется от 30% до 60% годовых, если брать длительный промежуток времени. Большинство брокеров в проспектах подобных сделок указывают аналогичные цифры.

В pre-IPO-инвестициях вы можете рассчитывать на доходность 60% годовых. Риски тоже существенные и достигают 30%.

В целом pre-IPO-инвестиции — это агрессивный подход к управлению капиталом, поэтому нельзя грузить все деньги в одну сделку. Адекватный размер инвестиций в отдельную pre-IPO-компанию составляет до 5% от общих средств. В противном случае серия неудачных инвестиций сильно ударит по счету.

Шаг № 3. Ищем преимущество

Окей. Теперь мы понимаем, что можем зарабатывать, заходя в сделки на венчурных раундах и продавая акции на IPO. Но это обычные сделки, которые делают обычные инвесторы. А мы не обычные инвесторы: мы классные парни, поэтому хотим большего. Мы хотим нечестное преимущество, с которым опередим остальных.

К счастью, оно существует. Чтобы разобраться, откуда оно возникает, вернемся к понятию оценки. А чтобы было проще, разберем все на условном примере.

Допустим, Джек управляет венчурным фондом, который инвестировал $10 млн в компанию на Serious А. Дела компании пошли хорошо: она показала рост, закрыла несколько следующих раундов и задумалась об IPO. Оценка компании выросла многократно.

Предположим, что теперь компания оценивается в $1 млрд, а размер доли Джека составляет 10%. То есть Джек увеличил первоначальную инвестицию в десять раз и превратил $10 млн в $100 млн. «Какой я молодец», — подумал Джек и повесил свои инициалы на доску почета.

Проблема в том, что $100 млн Джек имеет лишь на бумаге. То есть по весьма своеобразным законам венчурного мира доля Джека в компании оценивается в $100 млн. Но эта оценка эфемерна. Джек не имеет $100 млн на банковском счете. И он не имеет вторичного рынка, чтобы продать компанию и получить деньги. Он имеет инвестиционный актив, который в теории дорого стоит. Поэтому де юре Джек очень состоятельный парень, а вот де факто ему нечего есть.

Если говорить в финансовых терминах, то у Джека отсутствует ликвидность. Да, он может дождаться IPO и продать акции на бирже. Из предыдущего шага мы знаем, что так он заработает даже больше, чем $100 млн. Однако это случится не раньше чем через год.

Вопрос: что делать, если ликвидность Джеку нужна сейчас? Что делать, если есть новая перспективная компания, в которую он хочет инвестировать?

В этой ситуации вариантов немного. И самый реальный из них — продать свою текущую долю внебиржевой сделкой и получить кэш. А чтобы быстро найти покупателя, Джеку нужно предложить скидку на акции.

Чтобы получить преимущество и купить акции ниже рынка, нужно найти акционера, которому требуется ликвидность. Он продаст долю с дисконтом к оценке компании.

И здесь на белом коне появляемся мы. Мы помогаем Джеку с проблемой и выкупаем его долю. Но мы делаем это не потому, что мы добрые, белые и пушистые. Мы делаем это потому, что Джек предлагает 20‑30% скидку.

В отличие от Джека, мы готовы дождаться IPO и продать акции на фондовой бирже. Поэтому для нас оценка в $100 млн менее эфемерна, чем для Джека. И хорошая скидка нам пригодится.

Таким образом, каждый участник сделки достигает цели. Джек получает $70 млн «живых» денег, которые он снова может инвестировать. А мы покупаем $100 млн будущего денежного потока дешевле, чем он стоит на самом деле. Фактически мы заходим в pre-IPO-сделку с подушкой безопасности. Если IPO пройдет хорошо, то дисконт обеспечит дополнительную прибыль. Если что-то пойдет не так, то дисконт защитит капитал.

Так мы оказываемся в нужное время в нужном месте и получаем нечестное преимущество перед другими участниками. С ним нам не обязательно прогнозировать биржевые курсы. Достаточно зайти в сделку, дождаться IPO и посмотреть, что произойдет дальше.

Шаг №4. Заходим в сделку

Супер. Теперь мы знаем, где взять нечестное преимущество, и понимаем, как его эксплуатировать. Следующий этап: найти подходящую сделку и вложить в нее деньги.

Факт: в одиночку сыграть не получится. Даже если мы найдем хорошее предложение, договоримся с действующим акционером и не провалимся на вопросе «Россия под санкциями», то мы точно не потянем чек. Пример с Джеком был условный. Порядок цифр — нет. Нам потребуется от $50 млн, чтобы зайти в одну сделку. Если при этом мы соблюдаем хотя бы подобие риск-менеджмента, то единственный выход — синдикат инвесторов.

Такой синдикат создается под каждую конкретную сделку. Обычно он формируются на базе действующего венчурного фонда или фонда прямых инвестиций. Фонд выступает лид-инвестором синдиката, вкладывает в сделку собственный капитал, а часть позиции перепродает внешним инвесторам. Интерес фонда: комиссионные за управление и дополнительный финансовый рычаг. Интерес инвестора: снижение входного порога до приемлемых $50‑100 тысяч.

Чтобы попасть в pre-IPO-сделку, нужно найти синдикат инвесторов, который в ней участвует, и присоединиться к нему.

Хорошие pre-IPO-сделки бывают в том числе у соотечественников. Знаю, потому что имел отношение к одной из них. Если хотите найти подобные предложения, то алгоритм простой: возьмите перечень фондов поздних стадий и прозвоните их с вопросом о наличии pre-IPO-сделок.

Если желания искать самостоятельно нет, то минутка рекламы: оставьте свои контактные данные здесь, чтобы я сообщил вам о сделках, про которые узнаю сам.

Шаг №5. Выходим из сделки

Мы знаем, как заходить в хорошие pre-IPO-сделки. Следующий шаг — научиться из них выходить. Вообще, это самый простой этап, который не всегда зависит от частного инвестора. Поэтому в этой части статьи мы задержимся ненадолго. Хотя нет. Написал материал и понял, что задержимся.

Глобально из pre-IPO-сделки мы можем выйти двумя способами. Первый: дождаться IPO и продать акции на бирже. Второй: дождаться, когда компанию купит стратегический инвестор, и продать акции ему. Решения по выходу на IPO или по сделке со стратегическим инвестором лежат на менеджменте компании. Мы на них не влияем, мы ждем.

Если компанию покупает стратегический инвестор, то все просто. Мы разово продаем акции по фиксированной цене, распределяем прибыль и закрываем синдикат. Затем счастливые ждем следующей сделки.

Если компания выходит на IPO, то есть нюансы. Во-первых, позицию можно покрыть на IPO или, если есть lockup-период, после его окончания. А можно повременить и подождать дополнительного роста цен на бирже. Естественно, есть риск, что цены упадут, а не вырастут.

Также существует другой выбор: закрывать позицию сразу или выходить частями. Короче говоря, у выхода из сделки после IPO есть варианты.

Выход из сделки происходит через IPO или через продажу стратегическому инвестору.

Во-вторых, принципиальным вопросом является само управление позицией. В большинстве случаев оно лежит на управляющем синдиката и недоступно участникам: это связано со сложностями процессинга.

Синдикаты формируются на базе фондов, а не на базе брокеров. Фонды не имеют продвинутой инфраструктуры для работы с каждым инвестором. Поэтому все деньги складываются в общий котел, и кто-то один ими управляет. Хорошая новость: этот кто-то — профессиональный управляющий фонда, который знает, что делает. Поэтому в большинстве случаев он действует лучше частных инвесторов.

Но допустим, мы оказались в синдикате, где можем самостоятельно управлять позицией. Тогда нам лучше не заморачиваться и закрыть позицию на IPO. Если есть lockup-период — сразу после его окончания. Мы должны помнить, что эксплуатируем преимущество удачного входа и превращаем отсутствие ликвидности в деньги. Прогнозирование биржевых курсов — не наш бизнес. Оставим его портфельным инвесторам.

Шаг №6. Считаем прибыль и комиссии

Мы узнали, что такое pre-IPO-инвестиции, нашли хорошую сделку и вовремя запрыгнули в синдикат. Затем год занимались своими делами и ждали IPO. Дождались. Продали акции. Получили кэш. Теперь подведем финансовые итоги. В нашем случае это означает, что нужно вычесть комиссию синдиката из прибыли.

Стандартные условия синдикатов для подобных сделок: 10% upfront fee и 20% success fee. Upfront fee — это то, что мы платим сразу и независимо от результата. Success fee — это то, что вычитается в случае прибыльного выхода из сделки.

Давайте посмотрим на примере. Допустим, мы инвестировали $100 тысяч и синдикат удвоил деньги. Тогда на выходе мы получим следующее:

  1. $100 тысяч отправлено в синдикат.
  2. $90 тысяч зайдет в сделку.
  3. $90 тысяч будет прибыли.
  4. $72 тысячи прибыли останется после вычета success fee.
  5. $162 тысячи вернется на наш банковский счет.

Плохая новость: комиссии большие, особенно upfront. Хорошая новость: в будущем это изменится. Но на данный момент размер комиссии оправдан. Структурировать подобные сделки трудно, долго и дорого. Дополнительные сложности возникают при переговорах о дисконте к оценке. Это выливается в высокие затраты на организацию синдиката. Самое дешевое предложение, которое я видел: 5% upfront fee и 20% success fee.

Стандартные условия синдикатов: 10% комиссия за вход и 20% комиссия от прибыли. С учетом преимущества инвестор рассчитывает на 60-90% доходности после вычета всех комиссий.

В любом случае в первую очередь мы смотрим на качество сделки. Во вторую — на условия синдиката. Лучше зайти в хорошую pre-IPO-компанию, получить дисконт к оценке и заплатить 10% upfront fee, чем попасть в плохую сделку, сэкономив на комиссии.

После расчетов с синдикатом мы получаем деньги на банковский счет. Инвестиции проходят полный круг, сделка закрывается. Наступает время для поиска новых возможностей.

Шаг №7. Резюмируем

Статья была достаточно длинной, чтобы забыть ее название. По крайней мере я забыл. Уверен, что вы обладаете более надежной памятью, но все равно предлагаю вернуться в начало и вкратце повторить основные моменты.

Итак, поехали:

  1. Мы хотим получить преимущество перед другими инвесторами. Найти способ купить долю компании с дисконтом, а затем продать ее по рыночной цене.
  2. Проще всего это сделать в pre-IPO-сделках. Это момент, когда компания подтвердила работоспособность бизнес-модели, оценивается выше $300 млн и готовится к IPO. Но пока остается частным бизнесом.
  3. Средняя доходность pre-IPO-сделок без преимущества доходит до 60% годовых. С преимуществом она в полтора раза выше. Средний срок инвестиций: 12-18 месяцев.
  4. Чтобы купить акции с дисконтом, мы ищем акционера, которому срочно нужна ликвидность, и решаем его проблему в обмен на хорошую цену на акции.
  5. Мы заходим в сделку с синдикатом инвесторов. Иначе размер чека будет слишком большим.
  6. Мы выходим из сделки на IPO или при продаже стратегическому инвестору. Процесс мы не контролируем. Просто ждем.
  7. После выхода из сделки мы получаем прибыль на банковский счет за вычетом комиссии синдиката.

На этом все. Большое спасибо тем, кто осилил материал до конца. Надеюсь он оказался полезен и благодарю за внимание!

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Ivan Fedotov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 2, "likes": 2, "favorites": 38, "is_advertisement": false, "subsite_label": "finance", "id": 102498, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Wed, 22 Jan 2020 11:46:21 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 102498, "author_id": 132791, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/102498\/get","add":"\/comments\/102498\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/102498"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199119, "last_count_and_date": null }
2 комментария
Популярные
По порядку
0

Так вот как Кийосаки инвестирует в стартапы

Ответить
0

Статья, конечно, весьма занятная, хоть и упрощена до безобразия в некоторых моментах. Больше смущает авторитет автора с 200 человеками в тележке и реклама аж "пре-айпио инвестиций" в виде лпшчки с тремя статейками "как я проебался в криптовалютном стартапе" и "почему эффективна реклама у блогеров".  Попахивает всё это.... Под таким материалом ожидается подпись типа Александр Горный))))

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }