{"id":13759,"url":"\/distributions\/13759\/click?bit=1&hash=6aaf2c3e4ab3fd085e02b84ad2ce9889ad89f66980d7001a661e1efa44e3fa38","title":"\u0420\u0430\u0441\u0441\u043a\u0430\u0437\u0430\u0442\u044c \u043f\u0440\u043e \u043d\u043e\u0432\u044b\u0439 \u0430\u0432\u0442\u043e\u043f\u0438\u043b\u043e\u0442 \u0434\u043b\u044f \u0442\u0440\u0430\u043a\u0442\u043e\u0440\u0430 \u0438 \u043f\u043e\u043b\u0443\u0447\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430\u0433\u0440\u0430\u0434\u0443","buttonText":"","imageUuid":"","isPaidAndBannersEnabled":false}

В условиях военного времени I Aртур Хейс

Содержание:

Патриот?

Присягнул на верность флагу?

Коммунист?

Капиталистическая свинья, сражающаяся на стороне империализма?

Марионетка врага?

Ты же часть пятой колонны, не так ли?

Ты — интеллигентный буржуа, враг простого человека!

Если не согласен, то как докажешь свою уверенность в победе над врагом?

Что ты можешь сделать Для Войны?

Золтан Позар в своей статье "Война и процентные ставки" от 1 августа 2022 года начирикал следующие слова:

Война - это инфляция.

Войны бывают разных форм и видов. Это может быть горячая война, или холодная, или та, которую Пиппа Мальмгрен называет горячей войной в холодных местах — киберпространстве, космосе и глубоко под водой. Мы бы также добавили к списку холодных мест "коридоры власти" в Вашингтоне, Пекине и Москве, где крупные силы ведут горячие войны, связанные с оборотом технологий, товаров и сырья — горячие экономические войны, ставшие в последнее время основным фактором инфляции.

А эти слова из его статьи "Война и промышленная политика" от 24 августа 2022 года:

Война - это промышленность.

Войны нельзя вести, используя цепочки поставок, пронизывающие глобальный мир, ...

... где производство расположено на далеких маленьких островах в Южно-Китайском море,
2 - откуда чипы можно перевозить только в том случае, если воздушные пространства и проливы остаются открытыми.

Не поленитесь и найдите эти статьи, чтобы прочитать целиком.

Золтан коротко и по делу описывает текущую глобальную войну, в которой участвуют политические центры власти. Может разборки между Украиной и Россией и являются единственным прямым, серьезным кинетическим конфликтом на текущий момент, но не заблуждайтесь: сейчас идет многогранная экономическая война, тихо ведущаяся между основными мировыми государствами.

В закулисье идет противостояние альянса США/НАТО (ЕС) против России/Китая.

Чтобы ни у кого не было сомнений, в мире есть и другие войны, и я не собираюсь умалять значение жизней, погибших в этих конфликтах, но они не имеют таких глобальных последствий, как альянс НАТО против России и Китая.

В тот момент, когда ядерные державы начинают вести прокси-войны и использовать альтернативные, менее заметные средства ведения войны, весь мир должен обратить на это внимание.

В конце концов, на карту поставлено дальнейшее существование человечества.

На краю пропасти

Чтобы донести серьезность нынешнего конфликта, мой макро-папочка Феликс опубликовал эту удручающую таблицу прошлых крупных конфликтов между устоявшимся гегемоном (гегемонами) и перспективными соперниками.

Война начиналась в 75% из 16 перечисленных случаев.

История не на стороне человечества, если мы надеемся избежать крупного кинетического конфликта.

Прежде чем продолжить, я хочу привести цитату, которую я прочитал в шедевре Дейла Копланда "Экономическая взаимозависимость и война" (с которой я ознакомился после прочтения последней статьи Золтана).

Копланд пишет:

"Признав, что стимулирование экономики за счет перевооружения никогда не сможет стать основой здоровой экономики в долгосрочной перспективе, Гитлер развил дилемму снабжения:

"У тех государств, существование которых зависит от внешней торговли, была ярко выраженная военная слабость. Поскольку наша внешняя торговля велась по морским путям, где доминировала Британия, то это был скорее вопрос безопасности перевозок, а не внешней торговли, что и выявило всю слабость нашего продовольственного положения во время войны. Единственное, на наш взгляд дальновидное, решение проблемы заключалось в овладении огромным жизненным пространством".

История никогда не повторяется, но она рифмуется.

Я не говорю, что китайская коммунистическая партия похожа на нацистов, но Китай сейчас находится перед похожей дилеммой, когда вся его морская торговля осуществляется с молчаливого согласия Америки, у которой самый мощный военно-морской флот в мире.

(Тут нужно отметить, что технически у Китая самый большой военно-морской флот в мире, но его основа — это корабли меньших классов, и у него нет такой способности вести войну через открытый океан и глубокие воды).

Если Америка захочет, то сможет легко перекрыть доступ к Малаккскому проливу, важному морскому пути, через который проходит значительная часть китайской торговли.

А в союзе с Японией Америка также может отрезать восточное побережье Китая, где сосредоточена вся экономическая мощь Китая. Японский флот тоже не лыком шит.

Если рассматривать ситуацию через эту призму, то торговая война между Америкой и Китаем несколько напоминает ситуацию в мировой торговле Германии и Великобритании почти столетие назад.

Сила государства

В условиях войны вся власть принадлежит государству.

Неважно, какие были довоенные правовые нормы, в военное время все, что нужно государству, оно забирает.

И поскольку государство должно иметь то, что ему необходимо для ведения войны, то частный сектор, как правило, вытесняется из широкого спектра товаров и услуг.

"Но это же противозаконно!", — скажете вы. "Моя страна не может так поступать просто потому, что это целесообразно в военное время".

Здесь я хотел бы напомнить, что борьба с пандемией COVID-19 тоже была войной — и кто из нас не ущемлял свои личные свободы в праведной борьбе с невидимым вирусом?

Надевай маску, коли наспех одобренную "вакцину", сиди дома, не ходи на похороны близкого человека, никаких посетителей в родильном зале и т.д.

Все стонали и ныли, но в конечном итоге — в большинстве своем — делали то, что им приказывало государство.

Когда местная экономика не может больше производить достаточно товаров и услуг, чтобы поддерживать как государство, так и частный сектор, то государство переходит на оплату труда людей и поставок в государственных фиатных деньгах, которые становятся все менее ценными по мере того, как война продолжается и товары становится все труднее достать.

Во время предыдущих тотальных мировых войн не хватало ни молока, ни хлеба, ни масла, ни сахара, ни рабочей силы, и спрятаться было негде.

В ходе нынешней итерации глобальной экономической войны у нас тоже есть дефицит — просто он выглядит немного по-другому.

У нас заканчиваются полупроводниковые чипы, маски, детские смеси и оружие. И никуда не спрятаться от этого (или, по крайней мере, так было в прошлом — но об этом позже).

В военное время у вас либо есть буханка хлеба, либо нет. В военное время банки либо открыты, либо нет. В военное время, когда вы хотите путешествовать, у вас либо есть нужный штамп в паспорте, либо нет.

В военное время ключевой фактор — доступность, а цена — вторична. Так что для всех товаров и услуг первой необходимости характерна неэластичная кривая цен.

  • Поэтому, на пороге третьей мировой войны, которую ведут в нетрадиционных окопах, как мы — частные лица — можем защитить себя и свои семьи от дихотомии "все или ничего", которая берет верх в военное время?
  • Как нам защитить себя от государства, которое в отсутствие традиционной правовой защиты требует наши ресурсы, потому что... война?

Раньше считалось, что лучший для этого способ — сбережение денег в "твердых" валютах из драгоценных металлов, таких как золото.

Но, распознав распространенность такого образа мышления и желая извлечь из него выгоду, государство (в данном случае США) ввело запрет на частную собственность на этот блестящий камень и вынудило владельцев золота продавать свои самородки правительству по заниженным ценам.

Чуть поразмыслив, некоторые из более трудолюбивых плебеев решили обменять свои деньги на фиатную валюту "потверже" и хранить их за границей.

Но и на это у правительства нашелся ответ: контроль за движением капитала (т.е. принятие законов, ограничивающих вывод денег из внутренней экономики).

Получается, у правительства есть все эти рычаги, чтобы удержать своих граждан от защиты себя и своего богатства.

Тогда что остается нам, чтобы уберечься от разрушений, которые, вероятно, последуют за Третьей мировой войной?

В мире много тех, кто чувствует изменения работы рынков между мирным и военным временем, и, вероятно, воспользуется этим пониманием для создания, ускорения и/или укрепления своего богатства и власти.

Постарайтесь стать одним из таких участников этой печальной истории, которую мы называем глобальной тотальной войной.

Если вам кажется, что я излишне драматизирую или что я звучу как безумная Кассандра, то просто взгляните на недавние испытания и несчастья Романа Абрамовича.

Недавно агентство Bloomberg опубликовало прекрасную статью "Лондонская империя Романа Абрамовича разваливается из-за санкций", в которой описываются последствия антироссийских санкций Запада для одного из богатейших людей мира.

Состояние г-на Абрамовича больше, чем, вероятно, каждого читателя этого эссе, за исключением барона CZ и барона SBF.

Если по вашему мнению богатство = власть, то предполагаете, что законы на него просто не распространяются. И вы, вероятно, в значительной степени правы.

Я уверен, что в мирное время богатство давало г-ну Абрамовичу множество привилегий в его нынешнем родном городе Лондоне.

Но Великобритания вступила в экономическую войну с Россией. И вы либо патриот, либо предатель, независимо от вашего бумажного богатства.

К несчастью для г-на Абрамовича, в его паспорте стоит не тот флаг.

Bloomberg описывает, как санкции отразились на его богатстве:

Кремовый особняк Романа Абрамовича в Кенсингтоне имеет более дюжины спален, и на каждом конце его усаженной деревьями улицы стоят полицейские фургоны. Среди соседей — британская королевская знать, сталелитейный магнат Лакшми Миттал и владелец Warner Music Group Лен Блаватник.

Это один из нескольких лондонских активов, приобретенных российским миллиардером в последние десятилетия, которые сделали город центром его состояния. Но эта опора оказалось далеко не прочной в последние месяцы, поскольку его ценные владения в английской столице — от футбольного клуба "Челси" до роскошных домов и доли в лондонской металлургической компании Evraz Plc -- были проданы или заморожены после вторжения России в Украину.

Сегодня ваши активы защищены законом, а на следующий день они заморожены или насильно проданы.

Вот этот отрывок показался мне весьма забавных:

"Он больше не стоит на вершине пищевой цепи", — сказал Дэвид Лингельбах, который возглавлял российские операции Bank of America Corp. в 1990-х годах, а сейчас преподает в Университете Балтимора.

"Мне кажется, что он занял оборонительную позицию".

Да ну неужели!

Британское правительство без какого-либо судебного разбирательства самовольно лишило его права собственности и фактически заморозило треть его активов одним росчерком пера.

Что об этом скажет традиционное право? Я думаю, что в подобной ситуации мы все были бы в обороне.

И я здесь не для того, чтобы спорить о том, был ли оправдан поступок Великобритании.

Моя цель — прямо указать на то, что независимо от того, насколько вы богаты или влиятельны, любой актив с юридическим правом собственности может быть конфискован в военное время.

Деньги на банковском счету, портфель акций, дом, автомобиль -- ваше право собственности на эти вещи зависит только от того факта, что государство поддерживает и защищает ваше исключительное право на их использование.

В противном случае каждый, у кого есть что-то, на что положил глаз его сосед, должен быть в постоянной готовности нанести физический вред незнакомцам, которые выглядят "худыми и голодными".

"Беды" г-на Абрамовича -- отличный современный пример, но давайте вернемся во времена Второй мировой войны и рассмотрим, как различные государства относились к собственности своих граждан.

В этой статье я расскажу о том, как Америка, Великобритания, нацистская Германия и имперская Япония решали вопросы нормирования в военное время и что это означало с точки зрения контроля над капиталом, доступа к продовольствию и его стоимости, а также владения "твердыми" валютами, такими как золото.

Далее я буду утверждать, что в этих сложных условиях (которые мы, вероятно, увидим снова в той или иной форме, если Третья мировая война перерастет в более масштабный конфликт) Биткоин станет лучшим средством защиты богатства для простого народа.

Прежде чем продолжить, небольшое заявление:

Покупать биток надо сейчас, пока это еще возможно.

Потому что, как только ваши фиатные активы будут заморожены или будет установлен контроль над фиатным капиталом, то ваши денежки нельзя будет конвертировать в более твердую валюту.

С этого момента вы будете зависеть от прихоти государства, и вам лучше надеяться, что флаг, напечатанный в вашем паспорте, окажется на стороне победителя.

Вот так государство завоевывает поддержку масс — оно просто лишает возможности бежать. Единственный выход — через него!

Контроль за движением капитала

Победа будет за тем, кто сможет собрать большую часть ресурсов своих граждан и направить их на ведение войны.

Правительство возьмет под контроль эти частные ресурсы либо в физической форме (т.е. продовольствие, машины, рабочая сила), либо в абстрактной форме (т.е. валюта в обращении, финансовые активы, такие как акции, облигации и т.д.).

Физическая форма очевиднее и разрушительнее для психики.

Вообразите, что к вам в дверь стучится громила от правительства и требует от вас всю еду с вашей кухни, чтобы накормить голодных солдат, или что вы работаете по 8 часов в день на переоборудованном заводе по производству боеприпасов за зарплату ниже рыночной.

Так война становится очень реальной для каждого обывателя.

Так что вместо этого мы можем ожидать, что государство пойдет по абстрактному пути, нацелившись на средства и активы граждан.

Государство всегда придумает какой-нибудь интересный способ принудить своих подданных к денежному патриотизму.

Самая мягкая тактика -- продавать плебеям низкодоходные государственные облигации, апеллируя к их любви к стране, убеждая их патриотично инвестировать свой свободный капитал в правительство.

Популярный пример -- военные облигации. Военные облигации превращают граждан в "инвесторов" военных действий.

Таким образом интересы выравниваются. Мы выигрываем войну, а вы получаете свои деньги обратно.

Подобные военные облигации не принесут доход выше внутренней инфляции, потому что в этом случае правительство постепенно обанкротится.

Но правительство не будет заострять внимание на том, что их доходность меньше инфляции. Расчет на то, что граждане шарят в том, как работает математика облигаций.

(В качестве примечания: я считаю, что финансовая грамотность не преподается детям отчасти намеренно. Так население становится беззащитным и податливым перед лицом лживых политиков, рисующих денежные сказки).

Независимо от того, насколько усердно правительство старается убедить население в справедливости этих облигаций, обычный человек, скорее всего, поймет, что война — это инфляция (или, по крайней мере, осознает это по мере затягивания войны).

Сколько существует человеческая цивилизация, столько существуют и войны.

И инфляция всегда используется государством в качестве "платы" за войну.

Со временем это может привести к тому, что граждане начнут искать пути избавления от этого пагубного порока.

Именно поэтому, с точки зрения государства, необходимо вводить контроль за движением капитала.

То есть законы, запрещающие или ограничивающие перемещение денег и активов за пределы домашней экономики.

Без них предатели-плебеи обменяли бы свои капиталы в "твердые деньги" и не дали бы кислорода пламени войны.

Контроль над капиталом делает практически невозможным выход из финансовой системы страны, поскольку все возможности конвертировать национальную валюту в более твердый эквивалент или приобрести финансовый актив с более высокой доходностью, чем предлагаемые государственные облигации, по сути, запрещены.

Оказавшись в финансовой ловушке, граждане государства, скорее всего, сдадутся обстоятельствам — зарабатывать мизерную доходность, не превышающую инфляцию, лучше, чем не зарабатывать вообще.

Процесс превращения блудных сыновей и дочерей страны в финансовых патриотов начинается именно так.

Разберемся, как разные страны осуществляли контроль за движением капитала во время Второй мировой войны.

Прямой контроль за движением капитала

Прямой контроль за движением капитала ограничивает движение денег между границами и валютами.

Конечный результат -- пул уязвимого капитала, который легко направляется на "патриотические" цели.

Америка

Во время Второй мировой войны движение капитала за пределы Америки было практически неограниченным.

Американская экономика была самой сильной и внутри страны не было реальных боевых действий, поэтому у местного капитала было мало причин для бегства.

Единственным активом, в отношении которого Америка ввела строгий контроль, было золото.

В течение десятилетий ФРС нужно было хранить 40% выпущенной валюты в виде золота и выкупать золото граждан США по цене $20,67 за унцию.

Но Чрезвычайный закон о банках от 1933 года дал президенту больший контроль над банковской деятельностью, международными переводами и золотом, и стал основой для Исполнительного приказа 6102, который был принят президентом Франклином Делано Рузвельтом во время Второй мировой войны, требующий от американцев немедленно продать свое золоту правительству или подвергнуться штрафам.

Конфискация золота Рузвельтом означала, что частники должны были снести свое золото, монеты, слитки или золотые сертификаты в банк и обменять их на доллары по действующему курсу $20,67 за унцию.

В течение следующего года президент поднял официальную цену на золото до 35 долларов за унцию, фактически снизив доллар на 40% в попытке разжечь инфляцию и подстегнуть экономику.

Это было частью более масштабных усилий Рузвельта по отмене в США золотого стандарта.

Запрет на личное золото оставался в силе до декабря 1974 года, когда президент Форд узаконил частную собственность.

Осознайте то, что здесь изображено: контроль за золотом держался 41 год, и за это время доллар США потерял 80% своей покупательной способности в пересчете на золото.

Запертый капитал — это мертвый капитал.

Великобритания

В Великобритании был установлен более широкий контроль за движением капитала, охватывающий большую часть импорта и экспорта, а также частные портфели и розничные инвестиции.

Эта политика была реализована в рамках закона о Чрезвычайных полномочиях от 1939 года; позднее он был обновлен до Закона о контроле за обменом валюты от 1947 года.

Продажа ценных бумаг, обмен стерлингов на любую другую валюту и перемещение средств за границу -- любое действие жестко контролировалось.

Ваш капитал фактически не был вашим.

Вы могли продавать ценные бумаги, осуществлять обмен валюты или отправлять средства из страны только в том случае, если правительство сочтет причины перемещения ваших средств за границу законными в соответствии с его правилами.

Профессор Дайсуке Икемото пишет:

"Валютный контроль был первоначально введен в 1939 году для целей военного времени, но он сохранился и после окончания конфликта. Так британское правительство смогло согласовать поддержание фиксированного обменного курса и свою приверженность политике управления спросом".

Германия

Во время войны в Германии был введен контроль за движением капитала, чтобы средства можно было "инвестировать" в государственные облигации.

Более подробный отчет будет чуть ниже, в следующем разделе, когда я буду рассказывать о доходности государственных облигаций Германии во время войны.

В послевоенный период, в первые годы существования Федеративной Республики, дефицит текущего счета и недостаток валютных резервов привели к строгому запрету на любой вывоз капитала резидентами.

Правовая основа этого контроля была заложена в валютных правилах союзной оккупации.

К началу 1950-х годов счет текущих операций Западной Германии стал положительным, а внешние долги страны, связанные с войной, были окончательно урегулированы.

Ограничения на прямые инвестиции за рубеж начали смягчаться в 1952 году, а с 1956 года резидентам было разрешено покупать иностранные ценные бумаги.

Япония

Какого-то хорошего документа с подробным описанием мер контроля за движением капитала, с которыми столкнулись граждане Японии, у меня нет.

Но я нашел этот интересный документ, в котором рассматриваются различные способы, с помощью которых Япония вывозила товары первой необходимости, произведенные в странах Юго-Восточной Азии, оккупированных ею во время войны.

Вот аннотация статьи:

Статья посвящена анализу того, как Япония финансировала оккупацию Юго-Восточной Азии во время Второй мировой войны, перевозке ресурсов в Японию, а также монетарным и инфляционным последствиям японской политики. В Малайе, Бирме, Индонезии и на Филиппинах выпуск военных билетов для оплаты ресурсов и содержания оккупационных армий значительно увеличил денежную массу.

Несмотря на высокий уровень инфляции, гиперинфляция практически не возникла из-за сохраняющегося спроса на деньги, сильного принуждения к денежной монополии со стороны Японии, а также из-за снижения военного потенциала Японии по доставке ресурсов домой.

В Таиланде и Индокитае расходы на оккупацию и двусторонние соглашения о расчетах создали почти бессрочную японскую покупательную способность и позволили перевести в Японию до трети годового ВВП Индокитая.

Хотя правительства Таиланда и Индокитая и финансировали японские требования в основном за счет печати большого количества денег, но инфляция росла только наравне с ростом денежной массы из-за продолжения использования денег в качестве средства сохранения стоимости в районах с избытком риса.

Если из-за нехватки товаров первой необходимости Япония "перевезла" целую треть годового ВВП Индокитая ради поддержки своих военных усилий, вы же не думаете, что она позволила простым японским гражданам уклониться от своих патриотических финансовых обязанностей, позволив капиталу смыться за границу?

После войны, основное внимание уделялось восстановлению экономики, поэтому приток и отток капитала жестко контролировался.

Эта политика начала проводиться в первые дни оккупации странами союзников и в конечном итоге получила свое юридическое обоснование в Законе о контроле за иностранной валютой и внешней торговлей от 1949 года.

В принципе, все трансграничные потоки были запрещены, если на это не было специального разрешения от администрации.

Только в начале 1960-х годов эти ограничения начали смягчаться, но и тогда это касалось только определенных потоков, тесно связанных с внешнеторговыми операциями.

Глобальная ситуация после войны

Диаграмма ниже показывает, насколько широко и надолго распространился контроль за движением капитала в послевоенный период после вступления в силу Бреттон-Вудского соглашения.

Сегодняшний конфликт

Небольшой шаг вперед, чтобы понять, как выглядит прямой контроль за движением капитала в современном мире.

На фоне конфликта в Украине Россия предприняла ряд шагов для поддержания рубля.

В частности, в России был введен лимит на снятие 10 000 долларов для граждан и введено требование к компаниям конвертировать свои валютные резервы в рубли.

Желаемый результат — укрепление рубля — был достигнут.

Правительство оправдывает ограничения тем, что они были необходимы во избежание финансовых потерь и будут сняты, как только риск снизится.

Финансовые репрессии

Возвращаясь ко Второй мировой войне, отметим, что страны ввели контроль за движением капитала, и весь внутренний капитал застрял внутри границ, где возможности для инвестирования у плебеев ограничены.

Что было предпринято дальше в целях получения запертого капитала своих граждан и перенаправления его на военные нужды?

Для финансирования боевых действий патриотам были предложены долговые обязательства.

Насколько это было возможно, я попытался составить числовое представление о реальной доходности различных "военных облигаций" или других государственных облигаций, которые были выпущены во время и после войны.

Американские военные облигации

К счастью, Казначейство США подготовило отличный отчет по истории методов финансирования Второй мировой войны.

У меня нет подобных отчетов по другим странам, но здесь надо обратить внимание на то, как собирались деньги и под какими предлогами.

Ниже приведены фрагменты из этого отчета, дополненные меткими комментариями от меня.

Государственный долг стремительно рос к началу 1941 года.

Опасность инфляции цен возрастала по мере того, как расходы на оборону поступали в экономику и вытесняли с рынка потребительские товары.

Появилась очевидная необходимость изъять излишки средств из потока расходов и сохранить их на будущее, тем самым способствуя снижению инфляционного давления в этот критический период.

Это экономика для самых маленьких -- государственные расходы полностью вытесняют частный рынок.

Если правительству нужен танк, то никакой стиральной машинки для вас не будет.

Для вывода на рынок свежих военных облигаций правительство создало новые бюрократические структуры.

Известные художники создавали произведения искусства, чтобы помочь убедить рядовых граждан расстаться со своим скудным капиталом.

Вступление Америки в войну поставило перед правительством множество новых проблем, которые можно было решить только с помощью общественности.

Нормирование - экономия - рабочая сила - распределение дефицитных материалов -- вот лишь некоторые из важнейших программ (помимо покупки облигаций военного займа), где требовалось сотрудничество общественности.

Все понятно - я и сам не смог бы сказать это лучше.

Осознание этого пришло в тот момент, когда даже продажи мелких облигаций мелким инвесторам шли очень хорошо, и это породило неприятный вопрос: может ли добровольная программа облигаций действительно работать, или должна быть разработана система принудительных займов правительству (т.е. принудительных сбережений)?

Только министр финансов Моргентау, при поддержке президента Рузвельта, выступил против этого плана [План принуждения простых граждан к передаче своих сбережений государству].

Его позиция заключалась в том, что добровольный путь -- это "демократический путь", но даже он был вынужден признать, что если предстоящие военные займы не принесут ожидаемых результатов, то, возможно, придется рассмотреть возможность введения принудительных сбережений в той или иной форме.

Если граждане не хотят добровольно отдавать государству то, что ему нужно, то государство возьмет это все равно.

"Принудительный" вариант так и не был принят, но казначейство США было готово сделать все необходимое для финансирования военных действий, даже если это означало лишение граждан права собственности.

С 1941 по 1945 год Америка выпустила военные облигации (выпуски E, F, G) на сумму 186 миллиардов долларов.

Ниже приведена фотография одной из них.

Стали ли военные облигации хорошей инвестицией? Зависит от того, что вы подразумеваете под словом "хорошие".

Если "хорошо" для вас — доходность выше инфляции, то приведенная ниже диаграмма опровергает любые представления о том, что это были "хорошие" инвестиции.

Обратитесь к Приложению, если хотите понять немного больше о расчетах и источнике данных.

Срок погашения этих облигаций составлял от 10 до 12 лет.

Предположим, что вы купили облигацию в момент выпуска и держали ее до погашения.

То приведенная выше диаграмма — это сумма денег, которую вы потеряли в реальном выражении. Это просто взрывает мозг.

Но с точки зрения правительства, выпуск военных облигаций был ошеломляющим успехом.

Население добровольно передало сотни миллиардов дефицитного капитала в военное время.

Капитал пошел на вооружение и питание армии вместо того, чтобы конкурировать за ограниченные потребительские товары и способствовать внутренней инфляции.

Великобритания

Бессрочные облигации Великобритании -- рекордный по продолжительности выпуск облигаций среди всех современных национальных государств, длившийся с 1756 по 2015/16 год.

В нашей статье мы сосредоточимся на реальной доходности этих облигаций во время и вскоре после войны.

Обратитесь к Приложению, если хотите понять немного больше о расчетах и источнике данных.

В период военного времени с 1939 по 1945 год держатели бессрочных облигаций потеряли в реальном выражении в общей сложности 24%. Спасибо за игру!

Германия

В содержательной статье "Финансирование немецкой экономики во время Второй мировой войны" автор Зденка Джонсон говорит следующее о мерах по изолированию капитала и финансированию военных действий:

Бизнесменам, ведущим торговлю с Рейхом, тогда приходилось мириться с тем, что до 40% платежей за их товары и услуги они получали в виде беспроцентных налоговых векселей (Steuergutscheine).

Эти векселя можно было использовать для оплаты налоговых обязательств перед государством в будущем, а также предоставляли налоговые преимущества.

Такой долговой инструмент решал сразу несколько проблем — правительство получает очень выгодный кредит, сокращает свои наличные расходы, а также избавляется от необходимости выпускать огромное количество государственных облигаций.

Спустя полгода действия постановления частные фирмы "одолжили" правительству почти 5 млрд RM.

Возможности инвестирования в частные ценные бумаги были успешно ограничены. Для банков и частных инвесторов де-факто не было другого выбора, кроме как инвестировать [в государственные ценные бумаги].

В 1940 году в основном сберегательные банки предоставили государству 8 млрд RM, в следующем году -- почти 13 млрд RM.

К концу 1944 года 2/3 сбережений хранились в ценных бумагах, 95% из которых составляли государственные облигации.

Как во время, так и после войны Германия руководствовалась стандартным рецептом финансирования войны.

Запереть капитал, а затем заставить его кредитовать государство по мизерным ставкам.

Выше упоминалось, что изолированный капитал частных лиц и предприятий был принудительно передан государству.

Я не смог найти надежной статистики по доходности облигаций и потребительским ценам, но ниже приведен график, показывающий, как раздувался государственный долг в период войны.

Единственные данные по доходности, которые мне удалось найти, гласят, что доходность в 1939 году составляла в среднем 3,9% и снизилась до 3,5% в 1942 году.

Доходность снизилась, а государственный долг вырос в 4,5 раза.

Обычно, когда предложение резко увеличивается, при отсутствии резкого роста спроса, цена должна упасть. Когда цены на облигации падают, доходность растет.

Так что даже на основе этих скудных данных можно проследить, как правительство экономило деньги за счет снижения доходности, заставляя население "инвестировать" свой свободный капитал в государство.

Источник: "Финансирование немецкой экономики во время Второй мировой войны".

Япония

Данных по облигациям и инфляции за период войны у нас нет.

Несмотря на то, что доходность ни одной из государственных облигаций не превышала инфляцию, страны-победители, по крайней мере, получили назад основную сумму долга плюс проценты.

Держатели немецких облигаций после войны столкнулись с откровенным дефолтом и серьезными юридическими проблемами в получении того, что им причиталось.

Наглядно видно, что быть победителем выгодно.

Конфликт сегодня

Пока что ни одна крупная держава не начала продавать "военные облигации".

Это связано главным образом с тем, что технически США/Нато и Россия/Китай не находятся в состоянии войны.

Но сейчас, когда капитал стал более мобильным, следите за правилами и нормами, касающимися инвестирования государственных и частных пенсий/пенсионных счетов.

Глобальное поколение бэби-бумеров хранит "сбережения" на триллионы долларов в этих управляемых пулах.

Правительства намеренно выстраивают правила таким образом, чтобы этот капитал мог попасть только в "одобренные" инвестиции.

Будьте начеку, когда введут дополнительные ограничения на инвестирование пенсионных накоплений, в которых приоритет будет отдан государству.

Мне нужно кушать

Теперь я рассмотрю последнюю крупную форму экономического контроля, которую правительства применяли в военное время — нормирование продуктов питания — и то, как это повлияло на цены и зарплаты граждан во время Второй мировой войны.

Перед тем, как начать, стоит отметить, что нормирование продовольствия в сценарии Третьей мировой войны, скорее всего, не будет идентично тому, что происходило во время Второй мировой войны.

Полагаю, что мы скорее увидим нехватку продовольствия, чем прямое нормирование продуктов питания (и я расскажу о причинах этого чуть позже в этом разделе).

Но я жду, что ценовое воздействие и культурные последствия дефицита продовольствия будут схожими, так что все же полезно узнать, что происходило с продовольственным нормированием в тот период.

Давайте разберемся.

Япония

Впервые официальное нормирование было введено в 1938 году и "постепенно расширялось и к 1942 году включило в себя почти все предметы первой необходимости".

Как отмечает Дзюнко Баба, нормирование проходило под лозунгами:

"Роскошь - враг"

"Не желать, пока не будет достигнута победа"

Продовольственные пайки систематически контролировались, отслеживались и распределялись в ограниченном количестве среди каждого домохозяйства через ассоциации соседей (тонари-гуми), которые были в каждой общине по всей стране.

Поставки риса перешли под контроль правительства в 1939 году, а нормирование потребительских товаров началось на местном уровне в 1940 году.

К 1942 году рис, пшеница, ячмень и рожь оказались под монопольным контролем правительства

Несмотря на усилия полиции, черный рынок — или, как я люблю говорить, свободный рынок — процветал, способствуя обмену и продаже разнообразных потребительских продуктов питания.

(Очевидно, что у термина "черный рынок" негативный оттенок, но ведь все, что вы пытаетесь сделать, — это накормить свою семью. И как темнокожий, меня задевает то, что черный цвет не является красивым - отсюда и ребрендинг).

Ниже пример того, насколько большой может быть разница в ценах на один базовый товар.

Цены на рис во время Второй мировой войны

Тем, кто побывал в Японии (или в Азии в целом), известно, насколько важен рис для общего рациона.

Во времена самураев воинам платили рисом (так называемым коку).

Из графика видно, что "реальная" цена риса порой в 10 раз превышала официальную. Учитывая, что основные продукты питания были сильно нормированы, если вы хотели питаться в свое удовольствие или хотя бы вообще питаться, то надо было платить непомерно высокую цену за рис.

В пересчете спрятанного под матрасом фиата на рис, вы стали на 90% беднее, если только ваш доход не увеличился в 10 раз после начала войны.

Риторический вопрос: какова ценность фиатных денег, если вы не можете позволить себе даже миску риса?

У меня нет подобных графиков, чтобы показать цены на основные продукты питания на свободных рынках в Америке, Великобритании и Германии, но я кратко опишу режимы продовольственного нормирования в каждой из других воюющих сторон.

Америка

Америка широко нормировала продукты питания в рамках военных усилий.

Шины, сахар, мясо, молоко, кофе и многое другое можно было купить только на выданные правительством продовольственные баллы.

Как отмечает Лаура Шумм:

"30 января 1942 года Закон о чрезвычайном контроле над ценами предоставил Управлению по управлению ценами (УУЦ) полномочия устанавливать предельные цены и нормировать продовольствие и другие товары, чтобы предотвратить накопление запасов и обеспечить справедливое распределение ограниченных ресурсов".

Контроль за нормированием представлял собой сложную бюрократическую систему с более чем 8000 местных отделений и ежемесячной переоценкой распределения баллов.

Разные слои населения получали разные льготы, и каждому человеку выдавался непередаваемый буклет с талонами.

Дома поощрялось выращивать "сады победы", чтобы по возможности самостоятельно обеспечивать себя продуктами питания.

Если вам кажется, что посещение Департамента автотранспорта — это плохо (для тех, кто не живет в америке, нужно просто представить себе свой вариант изнурительного визита в бюрократический офис), то представьте себе поход через болото бюрократии, который нужно пройти, чтобы накормить своих голодных детей.

Великобритания

Нормирование в Великобритании началось в 1939 году под руководством Министерства продовольствия.

Основные товары (мясо, сахар, сыр и т.д.) и большинство продуктов (крупы, печенье, рис) распределялись по талонам.

Фрукты и овощи никогда не нормировались, но длинные очереди и дефицит превратили процесс обеспечения семьи в трудную задачу для большинства домохозяек.

Распределение продуктов варьировалось по категориям населения: рабочие получали большую долю, дети — больше жиров, матери — больше молока и т.д.

Правительство также поощряло выращивание урожая дома в так называемом "саду победы".

Германия

Нормирование в Германии началось в 1939 году, вскоре после начала военных действий.

Людям выдавались карточки (обновляемые каждые 4 недели), на которых были указаны баллы для покупки продуктов питания.

И хотя строгое нормирование вступило в силу только в 1942 году, дефицит мяса, яиц, молока, хлеба и прочего можно было ощутить в продуктовых отделах в течение предыдущих трех лет.

Германия также дифференцировала пайки в зависимости от человека (больше для рабочих, матерей, меньше для евреев и т.д.).

Неудивительно, что в стране также развивался свободный рынок обмена.

Сегодняшний конфликт

Забегая вперед, отмечу, что ни Америка, ни Европа, ни Россия, ни Китай не начали нормировать продукты питания.

Но помните: история — несовершенный путеводитель по будущему.

Раньше продовольственное нормирование помогало накормить голодных людей на их пути к славе, а современная версия нормирования продовольствия — для всех стран, которые окажутся вовлеченными в Третью мировую войну, или для всех стран, зависящих от экспорта продовольствия из этих крупных держав, — скорее всего, будет другой.

Задумайтесь о том, что основная причина, по которой большинство из нас может зарабатывать на жизнь, уставившись в экран компьютера, — это современное сельское хозяйство.

Ископаемое топливо используется для питания механизированного сельскохозяйственного оборудования, а знания промышленной химии позволяют нам производить удобрения в больших масштабах.

Это приводит к тому, что лишь малая доля людей работает фермерами и это не несет никакого негативного воздействия на нашу огромную современную сельскохозяйственную продукцию.

Короче говоря, индустриализация и урбанизация переместили человека с фермы в город.

  • А теперь представьте себе мир, где страны, которые производят непропорционально большее количество удобрений в мире, ограничивают экспорт враждебным странам.
  • Представьте себе мир, где страны, которые являются "мастерскими мира", отказываются экспортировать критически важные компоненты, необходимые для создания и эксплуатации промышленного механизированного сельскохозяйственного оборудования.
  • Представьте себе мир, в котором энергетические потоки нарушены настолько, что ископаемое топливо, необходимое для питания сельскохозяйственной техники, просто отсутствует.

Результатом будет резкое падение урожайности в сельском хозяйстве, а затем голод в некоторых регионах.

Учитывая, что на поле боя не сражаются миллионы мужчин, которых нужно кормить, я жду, что..

Дефицит, вызванный ограничением экспорта и низкой урожайностью сельского хозяйства, заменит более прямой дефицит, связанный с питанием солдат во время Второй мировой войны.

Так что, как красноречиво спросил Логан Рой, "сколько стоит пинта молока"?

Ваша внутренняя фиатная валюта не сможет угнаться за этой продовольственной инфляцией.

Если в вашей стране продовольственная инфляция, то это значит, что в вашем государстве структурно не хватает необходимых ингредиентов для современного сельского хозяйства, и проблему дефицита не решить печатанием новых денег любых объемов.

Чтобы снизить давление, правительства всегда прибегают к квотам и субсидиям -- но это никогда не работает и только усугубляет проблему.

Зачем бизнесу рисковать, пытаясь решить проблему, если правительство в конечном итоге просто экспроприирует его собственность, чтобы обеспечить людей продовольствием?

Так и возникают свободные рынки.

Свободный рынок прошлого был физическим, но если физические наличные деньги будут запрещены и будут приниматься только электронные формы денег (вы же помните цифровые валюты Центральных банков?), то цены на товары свободного рынка будут устанавливаться в электронной валюте, которая не может быть конфискована государством.

Я полагаю, что валютой свободного рынка станет Биткоин.

Прочь

Если что-то вы и должны были вынести из прошлого раздела, так это то, что у правительств есть в распоряжении широкий спектр инструментов для принуждения к финансовой лояльности и ограничения ваших инвестиционных возможностей.

История говорит, что подобный контроль (в сочетании с другими последствиями войны) обычно наносит довольно существенный ущерб личным финансам плебеев.

Исходя из этого, лучшее время для того, чтобы вырваться из тисков военного контроля над капиталом, — это время до его введения.

Не забывайте, что сейчас ваша чистая стоимость в фиате равна нулю, и вы пользуетесь своим банковским счетом, портфелем акций и недвижимостью по усмотрению государства.

Но как только государство скажет "NO" свободе капитала, игра будет окончена.

В современную цифровую эпоху нужно быть очень внимательным, чтоб отделить, какие цифровые финансовые активы -- фиат, а какие -- настоящие децентрализованные криптовалюты.

Если вы думаете, что сможете избежать контроля над капиталом со стороны ЕС, переведя свои банковские счета в евро на банковские счета в швейцарских франках, то вы упустили суть.

Любой цифровой актив, находящийся в банковской системе, независимо от валюты, можно конфисковать.

Вам нужно полностью выйти из системы.

Вспомните определение Золтана "Внутренние деньги" vs "Внешних денег".

Я подробно писал об этом в "Отмена энергресурсов".

Ценность Биткоина и его сеть не зависит от банковских учреждений, зарегистрированных правительством.

Он находится вне системы и, следовательно, является "внешними деньгами".

Конечно, правительство может отключить интернет и электросеть. Но к этому моменту ваша страна уже проиграла войну.

Тут уже надо беспокоиться не о своих финансовых активах, а нужном флаге в паспорте, чтобы смыться на более зеленые пастбища.

Государство легко и просто может запретить конвертацию фиатных денег в BTC, и оно, скорее всего, так и сделает, чтобы не дать капиталу вырваться из его рук.

Но конфисковать BTC у тех, кто им уже владеет, скорее всего, не удастся -- и вот почему.

Внутренняя ценность Биткоина

В любой момент времени невозможно математически доказать, что определенный публичный адрес в сети Биткоин принадлежит мне, или то, что я могу потратить Биткоин, содержащийся в этом адресе.

Как только я подписываю сообщение, расходуя Биткоин, можно достоверно установить, что у меня был доступ к указанному адресу в эту конкретную дату и время.

Это революционно, и большинство людей не могут понять этого в полной мере.

Что касается любого другого денежного актива, то я могу легко определить, кто им владеет, без каких-либо дискретных действий со стороны предполагаемого владельца.

Если вы говорите, что у вас есть слиток золота, я могу увидеть золото. Если вы говорите, что ваш банковский баланс составляет 1 миллион долларов, я могу попросить банк подтвердить это. Если вы говорите, что этот дом ваш, я могу спросить у правительства, чье имя записано в акте.

Но в случае с биткоином, если мне кажется, что публичный адрес принадлежит вам, то это совсем не значит, что вы действительно имеете доступ к средствам, находящимся на этом адресе.

Более того, у BTC нет физического проявления, так что я могу запомнить приватный ключ и тратить средства, когда захочу, без чьего-либо ведома.

Нет никаких внешних видимых признаков того, сколько BTC у меня есть.

Суть в том, что фиат можно незаметно конвертировать в Биткоин.

У него нет массы.

$1,000,000,000, конвертированный в BTC, так же невесом, как и $1 в BTC.

А вот $1,000,000,000, конвертированный в золото, весит многие метрические тонны. Защитить множество тонн золота от любопытных глаз государства чрезвычайно сложно. Слиток золота, фиатные деньги в банке или ваш дом также могут быть отняты у вас без вашего согласия.

Чтобы забрать "ваш" Биткоин, нужно знать ваш приватный ключ (т.е. пароль) или заставить вас подписать транзакцию.

А вдруг вы "забыли" пароль от своего Биткоин-кошелька?

Тогда средства будут полностью заблокированы. Так что государство может и принять законы, закрепляющие за ним право собственности на определенную группу публичных адресов, но обеспечить исполнение этих законов будет довольно сложно, поскольку контроля над BTC, находящимися в этих кошельках, государство без вашего согласия получить не сможет.

Понятно, что есть весьма простой способ получить ваше согласие.

Представитель государства, вооруженный тупым предметом или пистолетом, может прийти к вам домой и потребовать подписать транзакцию, передающую ваши BTC государству.

Вы можете возразить, мол, "забыли пароль", что приведет к применению сыворотки правды в виде "усиленных методов допроса", например, сломать вам колени или проделать в вас нелетальные отверстия.

Тут вы вероятно вспомните свой приватный ключ, а может и не вспомните.

Если нет, то вы можете остаться калекой или ваша жизнь может быть уничтожена. Это зависит от масштабов развращенности вашей страны, но они все равно не смогут добраться до вашего BTC.

Как Биткойн выживет

Предположения:

  • Тотальная мировая война
  • Прямой контроль за движением капитала

В таких условиях, как будет добываться Биткоин?

Не забывайте, что майнинг нужен для поддержания работоспособности сети -- ведь майнинг по сути является проверкой и подтверждением транзакций.

Очевидно, что любая страна, принявшая современные версии контроля за движением капитала, может запретить майнинг BTC на своей территории.

Как же будет функционировать сеть, если все крупные экономики будут воевать друг с другом?

Одна из сторон может воспользоваться BTC в качестве финансового оружия.

Если группа держав считает, что функционирование сети Биткоин финансово ослабит их противника, то, согласно теории игр, они, скорее всего, разрешат существование майнеров.

Естественно, это будут хрупкие отношения, и, если в какой-то момент страна решит, что майнинг Биткоина достаточно послужил, то запретит его и конфискует все связанное с ним оборудование.

Кроме того, в любом конфликте всегда есть нейтральные страны -- и эти нейтральные страны получают значительные экономические выгоды, позволяя обеим сторонам войны сосуществовать в пределах своих границ.

Швейцария не участвовала ни в одной из мировых войн, хотя и находится в самом центре Европы.

В Швейцарии нет большого количества природной энергии, но представьте, что другая страна с богатыми источниками природной энергии, например, гидро- или геотермальной, решит занять нейтралитет подобный швейцарскому.

Это будет идеальное место для майнеров BTC. На их деятельность будут распространяться высокие налоги, но по крайней мере, майнеры смогут нормально существовать.

Биткоин мог бы развиваться, а нейтральная страна стала бы родоначальницей пристанищ крипто-капитала.

В конце концов, не забывайте, что до 2013 года, когда ASIC впервые стали коммерчески доступными, майнинг BTC был прибыльным делом для любого криптана с персональным компьютером.

Разумеется, хэшрейт сети в то время был гораздо ниже, но прелесть самокорректирующейся природы сложности сети Биткоина в том, что она создает потенциал для возвращения майнинга Биткоина к деятельности, которая может быть прибыльной для среднего пользователя компьютера, а не только для чрезвычайно капитализированных майнинговых компаний.

Если коммерческий майнинг окажется под запретом (явным или неявным), то сеть все равно сможет функционировать, в случае если предприимчивые люди по-прежнему будут находить пользу в поддержке сети, лежащей в основе цифровых народных денег.

Переключение цен

"Артур, ты же просто пишешь какой-то устрашающий бред, чтобы оправдать свои лонги в условиях нынешнего ядерного медвежьего рынка".

Думаю, я услышу множество вариаций этой фразы в ответ на это эссе.

И если вы придерживаетесь именно такого мнения, значит, вы не поняли моего послания.

Читателей может ввести в недоумение и то, что я не говорю ни о каких ценовых ориентирах на случай эскалации экономической войны.

Точка, в которой война станет "тотальной" для обеих сторон, — это точка, в которой вы потеряете все возможности защитить себя финансово.

Фиатная цена Биткоина перестает существовать.

Кого будет волновать, сколько USD / EUR / JPY / CNY / RUB и т.д. можно купить за один Биткоин, если вам тупо запрещено конвертировать фиатные валюты во что-либо, кроме внутренних государственных облигаций?

Я к этому моменту ожидал бы скорее переход цены BTC от финатного курса к курсу нефти.

Нефть — это источник энергии, которая питает современную цивилизацию.

Цель владения BTC -- поддержка постоянной покупательной способности по отношению к нефти.

"Биткоин за баррель нефти" станет новым обменным курсом.

Не поймите меня превратно.

Цель в том, чтобы остаться финансово гибким перед лицом любых капризов войны.

Никогда не следует хранить 100% своего финансового капитала только в одном денежном инструменте, будь то BTC, национальная фиатная валюта, облигации, акции, недвижимость, товары или золото.

Но возможность конвертировать свои фиатные активы в Биткоин и другие "реальные" активы сегодня существует, а завтра ее может и не быть.

Помните об этом.

Приложение

Американские военные облигации

Реальная доходность облигаций рассчитывается путем сравнения условной доходности с изменением ИПЦ за период жизни облигации с момента покупки в 1941 году, когда впервые были выпущены военные облигации.

Исходные данные ИПЦ:

Исходные данные по военным облигациям:

Бессрочные облигации Великобритании

Реальная доходность рассчитывается путем суммирования кумулятивной разницы между годовой доходностью и изменением ИПЦ за выбранный период.

Исходные данные ИПЦ и консоли:

Оригинал статьи на ENG:

Мы с командой анализируем, рассказываем о крипте и развиваем сообщество с 2017 года. Создали десяток реальных юзкейсов и готовы делиться всем опытом с тобой. Заходи в наши Telegram-каналы и читай полезную аналитику каждый день...

0
3 комментария
Дмитрий Ландау

Монументально :)

Ответить
Развернуть ветку
Светлана

Бредовая статься. В мире организовывает хаос и стремится захватить власть корпорация Вайнгард. Твой Биткоен обнуляется на раз два.

Ответить
Развернуть ветку
Александр Шахлай

Про Vanguard вы случайно не у Татьяны Волковой прочитали?)

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 3 комментария
null