«Хуже проекта, сделанного одними технарями, бывает только проект, сделанный одними маркетологами» Материал редакции

Венчурный инвестор Константин Синюшин о том, что мешает русскому стартаперу быть успешным за рубежом.

В закладки
Аудио

Интервью взяла Светлана Романова для издания «Идеономика».

Управляющий партнер фонда The Untitled Константин Синюшин не похож на типичного российского инвестора: в отличие от других, он не боится открыто комментировать окружающую действительность и оценивать происходящее вокруг него публично. Сам он называет себя «переученным интровертом» и говорит, что коммуникация — это базовый навык для построения международного бизнеса.

Об этом он знает не понаслышке: The Untitled инвестирует в технологические стартапы на ранних стадиях и заточен на то, чтобы работать со стартаперами, мечтающими завоевать международные рынки. «Идеономика» расспросила Синюшина о том, какие еще качества мешают российским стартаперам выйти на глобальную арену.

Много ли отечественных стартаперов смогли успешно экспортировать свой проект за рубеж, да и вообще многие ли этого хотят?

Есть пословица: хочет — значит, может. На самом деле не обязательно может, но если не хочет, то точно не может. К моему огорчению, мечтает как раз небольшая часть российских стартаперов. У них есть одна большая ментальная проблема, от которой свободны их белорусские коллеги. У последних нет никаких иллюзий относительно внутреннего рынка. Для них стартап и работа на иностранном рынке — синонимы.

В Белоруссии на внутреннем рынке стартап вообще не может существовать, поскольку рынок мал. Похожая ситуация в Израиле: там стартап подразумевает выход на мировой рынок. У нас, к сожалению, есть иллюзия, что мы большая страна, что многих сбивает с толку. Наш рынок, конечно, больше, чем у соседей, но для большинства стартапов практически по всем направлениям он все равно недостаточен для того, чтобы не только самому заработать, но и дать заработать инвестору.

Ведь что такое стартап? Это не обязательно какой-то молодой бизнес, который использует технологии. Это бизнес, на котором может заработать и основатель, и инвестор. Для этого компания должна быстро и резко вырасти в цене. А с этим у нас проблемы именно из-за маленькой емкости рынка. И это проблема номер один.

А если прикинуть какие-то цифры?

К моему ужасу, где-то 75% даже и не мечтают об этом, а 25% хотели бы что-то делать за границей, и это ещё оптимистический сценарий. Но дальше включаются следующие фильтры: во-первых, чтобы что-то делать за границей, нужно чтобы ваш продукт был конкурентоспособен на мировом рынке. И это серьезно сокращает возможности.

Во-вторых, надо чтобы люди не просто хотели и считали себя способными делать международный бизнес, а были способны его делать на самом деле. В-третьих — и как правило, всё упирается в это, — чтобы перенести бизнес на чужой рынок, нужно потратить больше денег, чем на родном рынке. Не все могут привлечь деньги.

Те стартаперы, которые уже всё поняли, но с третьей проблемой ещё не столкнулись — кто они такие? Можете нарисовать их портрет?

Совершенно разные люди: разного возраста, с разным бэкграундом. Чтобы пройти два первых фильтра, нужно быть уверенным в своих силах, здесь внутренняя уверенность важна, и люди должны как минимум хорошо знать язык. С этим тоже не все просто. Есть разные уровни владения английским, и чтобы вести бизнес, нужно очень хорошо его знать.

А какой уровень должен быть, C2?

В целом да. У нашего стартапера среднестатистический уровень английского — Intermediate. Но для того, чтобы вести там самостоятельный бизнес, особенно если это англоговорящая страна, этого мало. Одно дело, если ты общаешься не с носителем языка (с немцем, с итальянцем), а совершенно другое дело — если это англичане или американцы. Но язык — это то, что можно подтянуть.

Какие еще негативные качества мешают российскому стартаперу за рубежом?

Слабая уверенность в себе: с этим тоже проблемы. Если мы, например, возьмем стартапера из Израиля и нашего, то они могут объективно ничем не отличаться. Но израильтянин всегда уверен в себе, и это ему сильно помогает. Сразу видно, когда человек уверен в себе: там учат уверенности в себе, а у нас нет.

А это тоже можно исправить?

Боюсь, что никак. Либо это сложно и долго. Могу о себе сказать: я переученный интроверт. При прочих равных условиях я бы посидел в уголочке один, но с раннего возраста так случилось, что мне всё время приходилось заниматься публичной деятельностью

Ещё один пример — учёные. Как правило, из них выходят плохие бизнесмены. Почему? Думаю, что они постоянно всё подвергают сомнениям, так как не уверены, и привыкли выверять. А бизнес — это такая штука, где думать надо глобально, а действовать локально. И даже если человек глубоко не уверен в себе, он не должен этого показывать.

Возникает вопрос: какой должна быть идеальная команда?

Мы в фонде очень любим, когда формируется команда из людей, которые хорошо друг друга дополняют. В ней должен быть один учёный, который у себя в кабинете долго сомневается, потом рассказывает своему партнёру, а партнёр не подвергает его слова никакому сомнению, воспринимает их как данность и с уверенностью, что это единственно правильное решение, идёт это продавать. И нельзя что-то продать, будучи не уверенным.

Но хуже, чем проект, сделанный одними технарями, бывает только проект, сделанный одними маркетологами. Потому что они что-то по верхам поняли, воспроизвели, а основу не представляют. Они говорят: «Какая ерунда, наймём программиста».

Но для того, чтобы нанимать программистов, поставить им задачу и проверить, как она сделана, нужно в этом разбираться. Проект, сделанный технарями, можно завернуть в иную обертку, поменять бизнес-модель и куда-то продвинуть, потому что он, как правило, хороший внутри. У маркетологов, как правило, проект хороший снаружи. А когда копаешь внутрь, там беда на беде. И это наша проблема — у нас плохо формируются команды.

А насколько часто встречаются отечественные команды, которые пытаются заниматься международным бизнесом, и которые при этом правильно выстроены?

Редко: в одном-двух случаях из 10. У остальных так или иначе получается какой-то компромисс. Ну, мы считаем, что они пока справятся, а там посмотрим. Конечно, нельзя сказать, что это обязательно закончится провалом. Но когда команда изначально сбалансированная, всё идет гораздо быстрее.

Бывает и так, что в команде есть только один основатель-универсал — у нас в портфеле есть несколько таких случаев, — и он реально всё хорошо делает. Но здесь беда в том, что у него всё равно те же 24 часа в сутках. Если бы их было трое, то они бы сделали в три раза больше. Поэтому формирование команд на ранних стадиях — очень важный момент.

Меняется ли это в последнее время? Вроде бы информации все больше и больше.

В последнее время проекты, как правило, делаются более зрелыми людьми; это уже не студенты, как было раньше. Среднестатистический российский стартапер постарел, ему сейчас 30-35 лет. И более зрелые по возрасту команды, как правило, лучше сформированы. Потому что у них было на это больше времени, они лучше разбираются в людях, уже где-то с кем-то работали, а не просто вчера познакомились и решили замутить стартап. И, конечно, больше стало B2B-стартапов.

Что ещё мешает им быть успешными в масштабах планеты?

Им не хватает понимания, как работает отрасль, в которой они пытаются быть успешными. Научиться понимать, как работает венчурная машина, можно и в России, тут процессы схожи везде. У нас всё-таки есть куча лекториев, где тебе все объяснят про отношения с инвесторами. А вот возможностей узнать, как работает конкретная отрасль там, почти нет: у нас ведь изолированный рынок. Не так уж много отраслей устроены таким же образом, как на Западе.

Но никто же не мешает пойти и изучить это.

Никто не мешает, но это займет много времени. Плюс ты как учащийся там никому не нужен. Другое дело, если ты сразу говоришь по делу, тебя с удовольствием воспримут, откуда бы ты ни приехал. Стартапер вообще должен работать как разведчик, уметь работать с информацией.

И наши стартаперы, которые стремятся построить бизнес за рубежом, это умеют?

У наших все хорошо с образованием, с предпринимательским талантом (это больше интуитивная вещь, но это тоже следствие хорошего образования), но навыки работы с информацией, увы, слабые.

Образование — это сильная сторона российского стартапера на международном рынке?

У нас очень имперская нация, и это дает определенный кругозор. Я не хочу никого обижать из других стран, но надо понимать, что у нас те слои населения, откуда выходят реально действующие стартаперы, очень сильно погружены в широкую информационную повестку. Они много за чем следят.

В большинстве небольших стран повестка достаточно провинциальна, люди не космополитичны. У нас люди, даже когда речь заходит о еде, очень космополитичны, и у них есть глобальное мышление. Все хотят сразу быть великими. И это отчасти плюс. Если это правильно упаковано.

Наши стартаперы — выходцы из какой среды?

С регионом это никак не связано. Три четверти стартаперов в Москву приехали, условно, из Томска. Я не случайно упомянул Томск — у нас в стране много было региональных центров формирования элиты (я имею в виду элиту не государственную, а настоящую — национальную). И не важно, какое у человека образование — хорошее научное образование, хорошее экономическое образование, — важнее, из какой среды он.

И кстати говоря, если хорошая команда сформировалась в Томске, то нужно или сразу ехать за границу, или ехать за границу транзитом через Москву. В Москве больше денег, больше информации, больше связей — это хороший трамплин. Но если есть возможность прямиком из Томска уехать за границу, то можно Москву перескочить.

Чем же еще наши стартаперы лучше?

Больше ничем. В мире очень большая конкуренция. С Израилем мы пока её не выдерживаем совершенно. И даже всё хуже выдерживаем с белорусами. Там лучше знают иностранный язык, они с детства понимают, что это нужно. А у русских есть иллюзия, что мы и здесь выживем. У нас немного преимуществ, и прорыв наш лежит в области сокращения недостатков, а не в наращивании достоинств. В достоинствах на самом деле ничего особенного нет. Они есть много где и у кого.

Как наши стартаперы принимают решения?

У нас очень эмоционально принимаются решения, правильному принятию решений нигде не учат. И это одна из двух фундаментальных бед нашего образовании (и школьного, и высшего): у нас не учат принимать решения, и у нас не учат коммуникативным навыкам. Здесь мы тоже отстаем.

Чему нужно учить подростков и детей, нынешнее поколение?

Надо учить их думать.

Сейчас модно отдавать детей в кружки по программированию. Но если у ребенка нет склонностей к программированию, математике — всё, беда, пропал?

Пусть сочиняет стихи. Нейронные связи формируются в двух случаях: когда человек решает задачи, либо когда он сочиняет стихи. Еще можно заняться рисованием, игрой на инструменте. Но с сочинением стихов это не сравнить.

А что насчет принятия решений?

У нас мало интерактива в образовании. А интерактив — это то, что одновременно учит и принимать решения, и коммуникации. Причем как коммуникации вещательной, так и коммуникации групповой. Слышать у нас не умеют точно так же, как и разговаривать. И стартаперы часто сталкиваются с этим за пределами России.

И, кстати, очень полезно в этом отношении социологическое образование. Если вы хотите достойный customer development, то нужен человек с хорошим социологическим бэкграундом. Тот же user experience — это в каком-то смысле прикладная социология. Вот такие люди у нас хорошо умеют слушать. А остальные почти не умеют.

А эмпатия?

Эмпатия — само собой, но часто этого недостаточно. Как устроен customer development? Предприниматель приходит к заказчику и начинает что-то рассказывать. Заказчик, который не заинтересован, вежливо выслушивает и больше не встречается с этим предпринимателем.

А тот, который заинтересован, говорит: в принципе, это интересные вещи, но важно не это, а вот это, то и то. И это важно услышать, потому что заказчик может это сказать не в явной форме или вообще не сказать, но по тем вопросам, которые он задает, можно понять подтекст, что именно ему не понравилось. И очень важно все это снять и с помощью обратной связи отработать.

Что еще из слабостей?

Может быть, неготовность поступиться принципами. Та же проблема привлечения денег: есть сложности объективные, потому что у нас вообще здесь денег мало, но есть и субъективные, когда человеку деньги предлагают, но он ни в какую не соглашается брать. И это тоже очень большая проблема.

Отношения с инвесторами для стартапа — это просто ресурс. И если стартап этот ресурс может чем-то заменить, хорошо, но если не может, надо соглашаться с тем, что предлагают — если, конечно, это рыночные условия. У нас инвесторы тоже со своими закидонами.

А что с международными инвесторами?

Там инвесторы без закидонов, но они из других реальностей. Наши живут в идеализированном мире учебников, в котором, приехав с каким-то проектом в Долину, сразу начинаешь получать тысячи предложений о вложении денег. Конечно, по всем проектам, которые туда уехали, совершенно понятно, что это не так. Тех инвесторов приезжие проекты интересуют в последнюю очередь.

И если они их интересуют, то интересуют в двух случаях: когда в них войти сильно дешевле, потому что для них это повышенный риск, либо когда они уже реально чего-то добились на местном рынке. И здесь надо сказать, что существует такая иллюзия у наших стартаперов: я не хочу брать русских денег, я туда приеду, там возьму сразу американские. Но туда приехать достаточно дорого, и чтобы просто дожить до того момента, когда ты найдешь американские деньги, надо иметь какие-то средства.

Еще американский инвестор не очень-то умеет оценивать наши команды. Он понимает, как оценивать американские — формально, неформально, а вот как быть с нашими, ему непонятно. Он не знает, круто что-то или нет. Поэтому американцы говорят: а почему вам ваши не дали денег? Для них это странно. Они исходят из того, что у своих получить проще.

Есть и другая проблема. К нашим деньгам там сейчас критическое отношение. К сожалению, за те годы, что мы занимаемся здесь венчурными инвестициями, очень изменилось отношение на уровне страновых рисков. И в этом смысле, если кто-то из России вложил в проект деньги на ранней стадии, то практически невозможно доказать американскому инвестору, что деньги эти не сомнительные. А под сомнительными деньгами там в основном подразумевают деньги государственные или неизвестного происхождения, без прозрачной истории.

Насколько наши стартаперы востребованы там? Насколько их там серьезно воспринимают?

Воспринимают очень серьезно, если речь идет о технологиях. Русский CTO — это плюс 25% к оценке. Но в целом наши люди не приспособлены. Это максимум пять по десятибалльной шкале, где десятка — израильские проекты. У белорусов будет шесть-семь баллов. У них есть все наши плюсы и нет целого ряда минусов. Самое главное — у них почти нет иллюзий. Самые большие проблемы всегда в мозгах.

  • Как понять перспективы стартапа: 6 правил Кирилла Белова.
  • 7 причин, не дающих бизнесу развиваться — версия Аркадия Морейниса.
  • Как ИТ-стартапу заинтересовать крупного инвестора.
{ "author_name": "Лера Михайлова", "author_type": "editor", "tags": [], "comments": 58, "likes": 128, "favorites": 230, "is_advertisement": false, "subsite_label": "finance", "id": 53509, "is_wide": false, "is_ugc": false, "date": "Sun, 16 Dec 2018 11:25:34 +0300", "is_special": false }
Создать объявление на vc.ru
Промо
Как творческие люди продвигают свои работы в TikTok
Интервью с тремя героями — о развитии каналов, отличиях TikTok от других соцсетей и монетизации.
0
{ "id": 53509, "author_id": 78969, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/53509\/get","add":"\/comments\/53509\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/53509"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199119, "last_count_and_date": null }
58 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
32

Крутая и полезная статья, спасибо автору. Порадовался за то, что в формате стартаперов больше не ожидают увидеть ребят до 25 и 30-35 самый нормальный возраст.

Ответить
8

Как показывают результаты исследования (https://insight.kellogg.northwestern.edu/article/younger-vs-older-tech-entrpreneurs), проведенного Бюро переписи населения США и двумя профессорами Массачусетского технологического института, самые успешные бизнесмены — люди среднего возраста, причем даже в технологическом секторе. Чтобы это выяснить, авторы собрали данные о 2,7 млн компаний, которые нанимали как минимум одного сотрудника в период между 2007 и 2014 годами. Средний возраст основателя наиболее успешных технологических стартапов составил 45 лет.

В целом, у 50-летнего предпринимателя вдвое больше шансов создать успешный бизнес, чем у 30-летнего. Те же самые выводы распространяются и на сторонние проекты, которыми ведут помимо основной деятельности. Если вас это все еще не убеждает, оцените эту статистику:

50-летний основатель в 2,2 раза вероятнее создаст успешный стартап, чем 30-летний;
40-летний основатель в 2,1 раза вероятнее создаст успешный стартап, чем 25-летний;
50-летний основатель в 2,8 раза вероятнее создаст успешный стартап, чем 25-летний.
И наконец, действительно веселая статистика. Если основателю 60 лет, его шансы на успех — в 3 раза выше, чем у 30-летнего фаундера. Кроме того, его стартап с шансами в 1,7 раз более обычных попадет в верхние 0,1% компаний этой индустрии.

Почему? Причин много, но ключевой фактор — разница между идеями и выполнением. Замыслы очень важны, но все решает реализация. Эту аналогию можно развить: стратегия значима, но тактика — ваши актуальные действия — то, что помогает компании расти. Очень сложно эффективно управлять и воплощать проекты в жизнь, когда у тебя мало опыта. То же самое касается принятия небольших тактических решений, счет которым иногда идет на десятки в день.

Источник - https://ain.ua/2018/07/18/biznes-srednego-vozrasta/

Ответить
7

Не столько из-за реализации, сколько из-за связей в индустрии. 40-60-летний изначально создаст стартап под продажу крупному игроку, в котором у него есть знакомства. У 30-летних таких знакомств зачастую пока еще нет, и они делают что могут.

Ответить
2

Странная статистика, тут не раскрыт важный вопрос, что делали эти 40,50,60-летние основатели до этого? Наиболее вероятнее были основателями менее успешных стартапов, и, наименее вероятнее, работали за зп.
Тогда и выводы следует делать другие.

Ответить
4

Таки да, этот момент источник не проясняет.
Хотя лично мой опыт общения с основателями разных возрастов показывает, что более юные чаще страдают завышенными ожиданиями. И легче бросят если их ожидания не оправдаются в ближайшее время. В то время как основатели постарше уже обжигались и сразу настроены на усердную работу

Ответить
0

При все уважении к бренду MIT, результаты этого труда совсем не впечатляют. Кстати, подобное исследование немного раньше проводилось Duke, Founder Institute и еще несколькими организациями. И они тоже пришли к подобным выводам. Казалось бы все ясно.

Нет, далеко не так. Главный методологический просчет обоих исследований состоит в том, что в них не дано четкого понятия успешного стартапа. А исследование Founder Institute вообще притянуто за ушы, т.к. сделано на основании анализа апликантов и участников его программы. А у них с юникорнами как-то совсем плохо :) В качестве примера успешных стартапов приводят возраст фаундеров McDonald's - 52 года и Walmart - 44 года. Это только подтверждает явную тенденциозность исследования. И кстати, фаундерам McDonald's было 29 лет когда они начали свой бизнес.

Давайте скажем, что успешный стартап, это стартап с оценкой от $1 млрд. долларов и выше. Таких компаний, созданных за последние 25 лет наберется больше сотни.

Один только Y Combinator имеет среди своих выпускников 18 юникорнов и 93 компании с оценкой выше $100 млн. каждая. И по ним можно смело сказать, что средний возраст фаундеров успешных стартапов в момент запуска не превышал 27 лет.

Посмотрим на самый топ, начиная с Big Five: Microsoft, Apple, Amazon, Google и Facebook были созданы очень молодыми и просто молодыми фаундерами.

Одновременно, допускаю, что много успешных малых бизнесов, создается более взрослыми людьми. Но это явно не относится к юникорнам и даже $100М+

Есть примеры, когда успешные стартаперы продав свои бизнгесы запускали новые стартапы и они становились еще более успешными. Например, PayPal mafia. После продажи PayPal все его фаундеры успешно развили свои новые стартапы до единорогов: Tesla, SpaceX, LinkedIn, Palantir, и т.п. Но и этот пример никак не подтверждает результаты "исследования", так как все они в момент запуска PayPal были очень молодыми.

Делаем вывод: абсолютное большинство успешных стартапов - юникорнов, создается молодыми и очень молодыми людьми, которым до 45 еще расти и расти :)

Ответить
0

В Ваших аргументах ещё больше оговорок, чем в исследовании MIT :)
Например, фаундерам МакДональдса было 29, но они открыли полтора ресторана. А фаундеру сети было совсем не 29.
Ещё пример - в Y Combinator я лично проходил отбор. Там просто отсеивают по многим странным параметрам, имеющим очень опосредованное отношение к успеху бизнеса. Возраст среди них. То есть преобладание молодёжи среди их выпускников - следствие не их успехов, а фильтра

Ответить
0

Не согласен. Факт остается фактом, посмотрите на возраст фаундеров успешных стартапов, начиная с Microsoft. Абсолютное большинство из них были молодыми людьми, а не умудренными (и осторожными/битыми жизнью) людьми. И кстати, если бы у них были факты, то они бы не приводили примеры 60-70 летней давности.

По Y Combinator: это их дело, как отбирать фаундеров. И феноменальный успех YC подтверждает, что они умеют отбирать будущих победиттелей. По возрасту: Пол Грэм рассказывал, что когда они работали над своим стартапом, но у него не было времени ни на что, кроме работы. И он выдержал только потому, что был молодой.

Ответить
13

В 2017 команды из одних маркетологов налопатили миллиарды на ICO

Ответить
54

В 90-е команды из одних спортсменов налопатили...

Ответить
1

С каких пор барыги, шарлатаны и инфоцыгане стали маркетологами?

Ответить
8

Ну они увидели потребность рынка в новом лохотроне, и успешно дали людям то, что они хотели, хех

Ответить
15

Нейронные связи формируются в двух случаях ---- он даже не понимает что нейронные связи у здорового человека формируются при ЛЮБОЙ деятельности

Ответить
8

Скорее всего имелось ввиду самый активный процесс формирования новых связей.

Ответить
7

Я не думаю, что он разбирается в этой области. Но, как видите, уверенность в себе на месте. ;)

Ответить
4

еще он не знает, что никаких интровертов не существует, а если бы существовало, их неьзя было переучить.
но это не важно, он же не нейробиолог.

Ответить
2

И даже без деятельности, в коме, к примеру.

Ответить
8

Дом построенный одними одними малярами, может быть хуже построенного одними плиточниками.
Начинаем понимать почему у инвесторов проблемы.

Ответить
6

Не совсем точная аналогия, автор скорее имел в виду что дом построенный одними каменщиками будет устойчивее чем одними отделочниками - голые стены можно потом перекрасить, а вот отделка без стен не устоит

Ответить
1

Мнится мне, что Проект придумывается автором, размещается у него в башке и далее реализуется.
Какие такие потом подключаются исполнители уже зависит от его талантов. способностей и возможностей.

Ответить
2

Если бы их было трое, то они бы сделали в три раза больше

По настоящему крутые чуваки редко попадаются.
Но я как раз всю жизнь собираю именно таких. А не технарей/маркетологов на фиксированную зар плату которые просто выполняют приказы в уже рабочем проекте.
А тех кто в одиночку работает по всем направлениям, кто в одиночку может называться "создателем". И кто запросто в одиночку замутит любой успешный стандартный проект для себя и своих целей/заработка/ниши/тд.
И вот если собрать таких людей и заинтересовать их отвлекаться от своих уже существующих проектов - можно уже пилить более глобальные и долгие процессы.

Сам уже почувствовал что 24 часа не резиновые, когда стал обрабатывать почти с десяток юл и поддерживать тысячи серверов. Думаю человеческий предел наступит на 20к активных дедиках. Интересно сколько еще людей могут поддерживать в одиночку половину среднего дата-центра? :)

Ответить

Комментарий удален

2

Он хвастается

Ответить
–6

Средний возраст стартапера - как средняя температура по больнице. А привлечение иностранных денег не очень-то и патриотично.

Ответить
10

Количество непатриотичных инвестиций из Кипра в 30 раз больше патриотичных.

Ответить
–1

Не забываем про то, как они на Кипр попали)

Ответить
10

Так же туда и вернутся

Ответить
2

Офигенная статья!
Очень редко встречаю людей, которые это все понимают.
За вот это вообще респект
"И здесь надо сказать, что существует такая иллюзия у наших стартаперов: я не хочу брать русских денег, я туда приеду, там возьму сразу американские. Но туда приехать достаточно дорого, и чтобы просто дожить до того момента, когда ты найдешь американские деньги, надо иметь какие-то средства."

Ответить
3

А потом

>Есть и другая проблема. К нашим деньгам там сейчас критическое отношение. К сожалению, за те годы, что мы занимаемся здесь венчурными инвестициями, очень изменилось отношение на уровне страновых рисков. И в этом смысле, если кто-то из России вложил в проект деньги на ранней стадии, то практически невозможно доказать американскому инвестору, что деньги эти не сомнительные. А под сомнительными деньгами там в основном подразумевают деньги государственные или неизвестного происхождения, без прозрачной истории.

Вот поэтому и нет русских стартаперов)))

Ответить
2

"Вот поэтому и нет русских стартаперов)))"
Они есть, просто уехав и оставшись там, они двигают экономику другой страны.

А у нас инвестиции брать нельзя, все верно.
1 - это не инвестиции, а займ.
2 - потом очень сложно получить доп инвестиции на западе, потому что смотрят кто уже вложил. И если не выкупить долю наших инвесторов, то там не вложат.

Ответить
2

У нас инвестиции брать нельзя не потому что "нельзя", а потому что инвестиционный капитал в стране мизерный.

Ответить
1

Я бы сказал, что инвест капитала вообще нет.
А если Вам предлагают инвестиции, то что-то тут не ладно...

Ответить
15

Короткая зарисовка о русских инвестициях ))
1) Если твой проект выстрелил - то это были инвестиции, гони долю
2) Если твой проект прогорел - то это был долг, гони обратно с процентами

Ответить
0

В точку!!!

Ответить
0

на таких условиях готова быть инвестором.
стартаперы, пишите!

Ответить
1

Комментарий удален по просьбе пользователя

Ответить
3

«Хуже проекта, сделанного одними технарями, бывает только проект, сделанный одними маркетологами»

Вот это в золотой фонд цитат сразу.

Ответить
0

Объясните в чем проблема найти англоязыкастого менеджера/продажника/маркетолога, который сможет все это разжевать кому угодно, если проект реально перспективный.

Ответить
5

Реально перспективные проекты обычно требуют огромного R&D и технологического скачка. Большинство сегодняшних стартапов - это микрооптимизации и переупаковка уже чего-то существующего.

Ответить

Комментарий удален

0

Ну а реально перспективные идеи... см. выше )

Ответить

Комментарий удален

0

Согласна, знание языка уже давно не редкость.
Добавлю, что услуги по переводу не дорогие, какие-то сотни рублей.

Ответить
1

Есть и другая проблема. К нашим деньгам там сейчас критическое отношение.

Это правда. у нас в фонде где вообще 90% LP из китая - так вот все равно есть мнение что нельзя связываться с компаниями где есть деньги из стран exussr в целом - хотя понятно что в основном речь о России ( остальные страны сильно беднее те их можно не рассматривать ).

Основной пойнт вот какой - такой стртап сложнее упаковать и продать это раз и два ему скорее всего будет сложнее привлечь новый раунд. А на этом к сожалению строиться почти вся стратегия early stage инвесторов - чтобы фаундеры могли привлекать капитал как на конвеере.

Ответить
7

Это они ещё не видели проекты сделанные одними HRами...

Ответить
2

на внутреннем рынке стартап вообще не может существовать

однако бизнес же как-то существует, зарабатывает
или под стартапами не бизнес имеется ввиду, а именно стартап, накачка капитализации и продажа?

Ответить
4

Речь ведь о "венчуре", поэтому да: "накачка капитализации и продажа"

Ответить
3

Чувак своей могучей волей преодолел свою генетику, и, будучи природным интровертом, сделал себя специалистом по коммуникациям? ок. Хорошая история, Остап!
Американская мечта просто.
Ну, и так далее, по тексту - муть в каждом абзаце.

Ответить
1

Странно, что социология самая доступная в Москве специальность по баллам егэ.
Наверное она хороша как вторая специальность ещё к чему либо.

Ответить
1

сильный социолог - это всегда плюс к огромному числу практических занятий

Ответить
–1

и, насчет иллюзий о внутреннем рынке, выживании в России и счастья в америке - это уже не бизнесом пахнет, а политикой и соответствующей кормушкой воняет; - чья кормушка, за тех поем, господин Венчур?

Ответить
0

«Очень эмоционально принимаются решения... нигде не учат».
Кто то может посоветовать курсы/книги?

Ответить
1

Из основ я посоветовал бы, если еще не читали: Д. Канеман "Думай медленно, решай быстро" и Дайана Халперн "Психология критического мышления"

Ответить
0

Отличная по содержанию статьи!

Ответить

Комментарий удален

Комментарий удален

0

- "Все хотят сразу быть великими". Суть сегодняшней жизни! Отнес эти слова в банк!

Ответить

Комментарий удален

0

Круть.

Ответить
0

"...если кто-то из России вложил в проект деньги на ранней стадии, то практически невозможно доказать американскому инвестору, что деньги эти не сомнительные. "
Я бы это поставил в заголовок. (но кажется тут личное)

Ответить
0

Сама статья, это демонстрация проблемы. Непонимание главных причин.
Любой бизнес, это маржа, а маржа, это обманутые ожидания инвестора и/или потребителя, независимо от содержания проекта. Когда нет места для надувательства (коммуникации) и "все посчитано", нет места для маржи.
Слишком рациональный подход не работает, а на абстракции нет лишних денег (дорогие и короткие). Повышение составляющей надувательства на запредельный уровень, для компенсации дорогих ресурсов, стирает разумные пределы в соблюдении интересов авторов идей и содержимого проектов. Они становятся не нужны "умеющим продавать".

Ответить
0

А интересный-вопрос, почему российский бизнес не выходит на другие рынки.
В 90е люди были готовы продавать "За бугор" все что-угодно, любую фигню, только бы за валюту. Почему-то сейчас такого не происходит. Возможно, мы еще не настолько "голодные" 😊
Обычно, не знают где "взять" клиентов. И как продавать. Наблюдаю, что у компаний что-то поставляющих на экспорт, экспортные продажи - это человек (представитель) в какой-то другой стране, который может быть, кому-нибудь, что-нибудь продаст. Ни системной работы с покупателями, ни клиентской базы...
Но, как ни странно, внутрироссийские продажи осуществляются системно.

Еще, большим тормозом являются бухгалтера. Те, которые работали 10-20-30 лет, как работали, а учетом , связанным с ВЭД они заниматься отказываются. Не хотят.

Ответить
0

Комментарий удален по просьбе пользователя

Ответить
–1

Да, потому что даже такие националисты и традиционалисты, как японцы, могут гибко подстраиваться под рынки и понимать различия систем и подходов, а российские компании и предприниматели не могут в большинстве своем. Они живут своим паттерном и не хотят его подстраивать под местные особенности и крайне неохотно пытаются понять и встроиться в местную систему. Отсюда и в целом недоверие и непонимание со стороны местных клиентов и инвесторов

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }