Финансы
Roman Medvedev
230

Развитие в Африку: наблюдения о рынке и бизнес-среде

Совсем скоро в Сочи пройдёт саммит и форум «Россия — Африка». Не будем ждать многого от подобного мероприятия. Но даже такая встреча африканских чиновников с представителями окологосударственных российских компаний — несомненный знак, что перспективы этого нового рынка начинают понимать даже самые консервативные умы.

В закладки

Ниже представлены исключительно мои оценочные суждения на основе личного опыта, буду рад конструктивным дополнениям.

Да, во избежание недоразумений, говорим мы о т.н. Чёрной Африке и о бизнесе, не связанном с ресурсным сектором или с крупными инфраструктурными проектами.

Репутация континента

Иностранные инвесторы зачастую относятся к африканским странам предвзято. На это есть несколько причин. С одной стороны, многие десятилетия после получения независимости эти государства считались беднейшими на планете - казалось, они просто потребляли гуманитарную помощь, а не давали возможностей развития (что было верно, но лишь отчасти). С другой стороны, в нашем информационном поле об Африке упоминают очень мало, а если и говорят, то чаще всего в негативном ключе и в связи с какими-то бедствиями или конфликтами на континенте.

Из-за этого восприятие экономики региона также искажается: о ней мало кто знает и мало кто воспринимает её всерьёз. Её риски преувеличиваются, а потенциал, напротив, преуменьшается. Безусловно, страновые риски там и сейчас сильно превышают, например, среднеевропейские, но и ожидаемая доходность инвестиций в африканские проекты сейчас может быть выше, чем где бы то ни было.

Быстрый рост по всем направлениям

Африка растёт, и растёт быстрее, чем любой другой регион мира.

На сегодняшний день на континенте находятся 6 из 12 самых быстрорастущих экономик мира: Эфиопия, Конго-Киншаса, Кот-д’Ивуар, Мозамбик, Танзания и Руанда. МВФ считает перспективы роста африканских стран самыми высокими и на текущий период 2018-2023. Население увеличивается столь же стремительно: если сейчас оно уже превышает 1,2 миллиарда человек (с учётом крайне неточной статистики, реальный показатель может уже быть выше), то к концу века может достичь 4,4 миллиардов. Медианный возраст населения - немногим более 20 лет, то есть сейчас на рынок труда выходит огромная волна активной молодёжи, которая в среднем лучше образована, чем их родители, и однозначно стремится к более высокому уровню потребления. Заранее извините за выбросы СО2.

Местные, колонизаторы и мы

Общеизвестны по-прежнему тесные экономические связи африканских государств со своими метрополиями. Также все мы знаем о заметном присутствии Китая, особенно на востоке континента, присутствии арабов в преимущественно мусульманских странах к югу от Сахары и гуманитарных (и не очень) инициативах США в регионе.

Однако Африка куда более открыта и международна, чем кажется. Это не бросается в замыленные европейские глаза, но в каждом из крупных городов континента есть буквально десятки диаспор других африканских стран, и в большинстве случаев речь не о беженцах из зон конфликтов. Разумеется, есть много и международных полностью африканских компаний. Но уровень открытости гораздо шире: различные, к примеру, испанские, малайзийские или бразильские компании зачастую заходят местные рынки, и происхождение ничуть не мешает им в том числе и получать госзаказы.

Любопытный момент: разумеется, в местных медиа частенько встречается гордость за наконец-то-появившийся-африканский-стартап-в-сфере-…, включая совершенно нелепые, вроде собранного из фанеры в единственном экземпляре электромобиля на базе перфоратора. Но тут есть два нюанса. Во-первых, европейская риторика об “отечественной продукции, а значит и мои деньги идут в бюджет моей страны, а не зарубеж” совершенно не трогает африканские сердца (и как мы их понимаем!): обыватели там, скажем так, стараются минимизировать налоговую нагрузку, чего и другим желают, соответственно, им всё равно, кто куда платит. А во-вторых, и местные инвесторы, пожившие в цивилизованных странах (или хотя бы в них путешествующие), зачастую не самого высокого мнения о талантах своих сограждан и при прочих равных условиях предпочтут вложиться в не-африканский проект.

Что касается России (т.е. пост-советского пространства, для африканцев эти понятия эквивалентны) и позиционирования, то Африка остаётся одним из регионов, где как-то вуалировать и отодвигать на задний план происхождение проекта (пока) не нужно. И у ваших контактов всегда найдётся кто-то из их окружения, кто учился или работал с СССР, а в целом их мнение о нас остаётся положительным.

Кроме того, сближают менталитеты: поработав с российской провинцией, всегда сможешь найти язык и с африканскими контрагентами (и наоборот). Европейцам приходится однозначно тяжелее.

Меритократия

Мне самому сложно в это поверить, но многократно убеждался - и находил подтверждение у коллег - что африканские страны в значительной степени меритократичны. В среднем и в большинстве случаев руководители умнее своих подчинённых. И иногда разница уровней просто разительна. Дело тут не только и не столько в иерархичности или в отсутствии делегирования полномочий. Речь именно об их принципиально разном уровне понимания обсуждаемых проблем и вопросов - причём классической обратной ситуации, с начальником-дураком и его сообразительным помощником, мне там не попадалось ещё ни разу.

Как это получилось? Не знаю. Возможно, отчасти это объясняется более качественным образованием, более комфортной средой и благоприятными условиями развития, которыми пользуются представители “лучших семей”. С другой стороны - это цивилизующее влияние работы в международной среде. С третьей - не исключено, что яркие таланты действительно выбиваются там из бедности и каким-то чудом растут.

Неважно. Главное, помните: вы не в Европе, здесь вам всегда нужно общаться с человеком, максимально высоко стоящим в иерархии. Бонусом будет и то, что зачастую он окажется более развитым и приятным в общении, чем его подчинённые.

Контакт с властями

В подавляющем большинстве африканских стран вы пока ещё можете “с улицы” за пару недель организовать себе встречу с интересующим вас министром или главой города. При большом желании можно достаточно быстро добраться и до уровня выше. Всё потому, что вы белый, из России (в широком смысле) - и по делу.

Другой вопрос - зачем вам это нужно? Если мы говорим о бизнесе в сравнительно жёстко регламентируемых отраслях или проектах с потенциальным высоким влиянием на определённую отрасль или регион, то, возможно, наиболее надёжным было бы начинать развитие такой инициативы с сильным местным партнёром, который будет в курсе местных реалий больше, чем любые самые опытные менеджеры, которых вы туда отправите. Да, теоретически местному предпринимателю сложнее добраться с нуля до нужных людей (т.к. он не белый и не из России, см. выше), но тем лучше - так вы легко проверите его качество и “вхожесть” в нужные вам круги.

Ритм жизни и бизнеса

Разумеется, он сильно варьирует от страны к стране, но в целом это, увы, не пустой стереотип - он очень медленный.

Ваши клиенты, партнёры и иные контрагенты могут неделями “думать” над вопросами, требующими пяти минут. Они могут опаздывать на часы, сами перед этим выбрав время встречи или звонка. Они могут месяцами предлагать вам различные варианты, при этом ничего не делая ни по одному из направлений.

Не нам их переучивать. Лечится это жизнью и, как и многое в деловой среде, конкуренцией. Они всегда должны однозначно понимать, что у вас есть множество других вариантов, на которые вы можете переключиться, оперативно и с минимальными потерями.

Замечу, что особенно эта напасть сильна в бывших колониях Франции: расхолаживающее и дезорганизующее влияние французского менталитета трудно переоценить.

Как узнать, ждут ли меня там?

Можно проверить этот вопрос исследованиями рынка, интервью с фокус-группами, поездками на места. Но есть и более простой огрублённый способ - мысленный эксперимент.

Представьте себе российский провинциальный город начала 2000-х. Лучше не миллионник, а какой-нибудь райцентр - и жарким летом. Идеальный пример - Вышний Волочёк, с его вечной пробкой на М10 и разрухой “колониального” наследия. Проезжие москвичи здесь выступают в роли белых экспатов. Представили? Теперь скопируйте городок 50-100 раз (можно вместе с водохранилищем, оно будет играть роль океана) и раздайте населению дешёвые китайские смартфоны.

Готово, теперь попытайтесь продать им свой продукт. Очевидно, что основной интерес вызовут простые (не обязательно технологически, а именно с точки зрения конечного потребителя) и, разумеется, недорогие решения.

Сегодня или завтра?

Итак, стоит ли выходить на эти рынки уже сейчас? Не лучше ли подождать, пока хоть некоторые африканские страны войдут в число развитых?

Как было отмечено выше, сейчас на рынок труда выходит многочисленное новое поколение. Вместе с тем, оно выходит и на потребительский рынок. Всё большее их число относит себя к среднему классу и способствует взрывному развитию сферы услуг. С огромной скоростью увеличивается проникновение технологий, особенно мобильных. Множество сервисов, которые давно стали для нас привычными, ещё совершенно не представлены на этих рынках, но на них уже есть спрос. Особенно ярко это заметно в крупных африканских городах, население которых растёт ещё быстрее, чем в регионе в целом.

Уровень жизни постепенно улучшается, но зарплаты всё ещё сравнительно низкие: в среднем по континенту - менее 50 центов в час. Таким образом, мы имеем огромный рынок с беспрецедентными темпами экономического роста, всё более высокой урбанизацией, многочисленной и дешёвой рабочей силой - а также практически отсутствующей конкуренцией.

Расти в Африку сейчас - это разумное, недорогое и стратегически выверенное решение, которое быстро принесёт первые результаты, а в среднесрочной перспективе может стать и основным источником прибыли. Через несколько лет входной барьер существенно вырастет, как вырастут и сильные местные конкуренты. Особенно правилен такой шаг для российских инвесторов и предпринимателей: африканские страны сейчас во многом напоминают Россию 2000-х, но с более быстрой и стабильной динамикой. Кроме того, в отличие от многих других регионов мира, восприятие России и стран СНГ там остаётся весьма позитивным на государственном и личном уровне.

Выход на африканские рынки не всегда прост, но уже сейчас не менее половины из 54 африканских стран готовы достаточно комфортно принять иностранные проекты и продукты, а в следующим десятилетии, как знать, именно эти инвестиции могут стать для вас основными.

Возможность быть первым

Ну и напоследок - первооткрывательская мысль: а ведь африканский континент остаётся одним из последних мест на Земле, где вы можете самыми первыми в какой-то стране и сфере предложить не что-то сугубо инновационное или узконаправленное, а простой, понятный и массовый продукт, на который уже зарождается спрос, а вот внятного предложения ещё не сформировалось.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Roman Medvedev", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 1, "likes": 3, "favorites": 9, "is_advertisement": false, "subsite_label": "finance", "id": 86502, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Thu, 03 Oct 2019 18:02:56 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 86502, "author_id": 371829, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/86502\/get","add":"\/comments\/86502\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/86502"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199119, "last_count_and_date": null }
1 комментарий
Популярные
По порядку
0

Интересно, спасибо!

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }