Итоги 2019 года: как «Сбербанк» стал ИТ-компанией и что это значит для российского рынка

Меня зовут Алексей Соловьёв, я венчурный инвестор и венчурный партнёр двух фондов, включая Skolkovo Digital, а также партнёр крупного частного инвестора. В тексте я расскажу о сделках «Сбербанка» за этот год и о том, как они повлияли на венчурный, ИТ- и другие рынки России.

В закладки

В 2019 году «Сбербанк» определённо стал главным ньюсмейкером в темах инвестиций, сделок, слияний и поглощений: каждую одну-две недели выходят либо новости об очередной сделке или выходе одного из фондов, либо цитаты Германа Грефа на тему финтеха, искусственного интеллекта, виртуальной реальности, будущих технологических трендов.

По словам Грефа, к 2024 году «Сбербанк» планирует построить цифровую экосистему. Банк уже успел потратить на эту цель около 60 млрд рублей, сейчас в экосистему входит более 20 компаний.

Очевидно, что «Сбербанк» — компания-гигант, действия которого влияют не только на него самого, но и рынок в целом. Кого и за сколько он купит, — все эти сделки задают бенчмарки на рынке, дают сигналы в него. Рынок действует, исходя из этих сигналов.

За последний год «Сбербанк» успел создать совместные предприятия со почти всеми ИТ-гигантами в России. Давайте рассмотрим эти сделки.

Содержание

Сделка с «Яндекс.Маркетом»

В 2018 году Сбербанк основал с «Яндекс.Маркетом» совместное предприятие с целью построить «русский Amazon». Банк выкупил 45% вновь выпущенных акций «Яндекс.Маркета» за 30 млрд рублей. Совместными проектами СП стали маркетплейс внутренней торговли «Беру» и маркетплейс Bringly для покупки товаров из-за рубежа.

Также «Яндекс.Маркет» развивает сеть постаматов BoxBot, в этом году начал тестировать приложение «Суперчек» для сравнения цен в магазинах крупнейших ритейлеров, получения кэшбека и формирования списка покупок, а также запустил ряд прямых интеграций для клиентов «Сбербанка».

Герман Греф говорил о возможном IPO «Яндекс.Маркета» в перспективе пяти лет, которое предусмотрено соглашением при условии достижения определённых темпов роста и размеров компании.

В декабре 2019 года один из совместных проектов компаний, Bringly, перестал принимать заказы. В «Яндекс.Маркете» объяснили, что партнёры планируют сфокусироваться на развитии другого маркетплейса, «Беру», который растёт и с осени тестирует торговлю товарами из зарубежных магазинов.

Сделка с Mail.ru Group

В июле «Сбербанк» создал совместное предприятие с Mail.ru Group, чтобы доставлять еду и развивать такси. Mail.ru Group со своей стороны внесёт в компанию долю в сервисе доставки еды Delivery Club и «Ситимобиле», а также связанные с ними инвестиции в других проектах: каршеринге YouDrive, автоматах с едой DC Daily и доставке готовых блюд Performance Group. Компания также инвестирует в проект 8,5 млрд рублей.

«Сбербанк» же внесёт долю в компании Foodplex, цифровой платформе для ресторанного рынка, и около 38 млрд рублей.

Ещё в СП войдёт сервис доставки товаров из магазинов «СберМаркет», созданный на базе стартапа Instamart, который вошёл в экосистему «Сбербанка» летом 2019 года.

Всего «Сбербанк» и Mail.ru Group инвестируют в СП 47 млрд рублей и планируют вложить ещё до 17,6 млрд рублей, если за год после сделки компания достигнет целевых показателей.

А ещё ноябре стало известно, что «Сбербанк» купит 36% компании-владельца большинства голосов в Mail.ru Group за 11,3 млрд рублей. Банк подписал юридически обязывающие документы по приобретению миноритарной доли в компании «МФ Технологии».

Основными конкурентами совместного предприятия станут сервисы «Яндекса», у которого перевозки и доставка еды — самые растущие активы.

Противостояние двух гигантов на рынках такси, доставки еды, онлайн-торговли может привести к тому, что новые гиганты будут покупать больше проектов на рынке, чтобы расширять своё присутствие. Это однозначно хорошо для венчурной индустрии.

Согласно результатам ежегодного исследования «Венчурный Барометр 2019», инвесторы выделили продолжение активных M&A со стороны «Сбербанка» и Mail.ru Group в тройку положительно влияющих на рынок событий.

Несколько лет назад, когда речь заходила об активности корпораций, чаще всего упоминали госкорпорации. Однако сейчас список наиболее активных компаний в этой части выглядит так: «Сбербанк», Mail.ru Group (+ «МФ Технологии»), МТС, «Яндекс», а значит, пока перевес явно не в пользу государственных структур.

Сделка с Rambler Group

В июле 2018 года основано СП «Сбербанка» и Rambler Group с целью создать цифровую платформу для ресторанов Foodplex, а потом последовала покупка «Сбербанком» 46,5% интернет-бизнеса Rambler Group.

«Сбербанк» получит 46% интернет-бизнеса Rambler Group в обмен на 9–11 млрд рублей, которые пойдут на развитие бизнеса и погашение долга по кредитам банку «Траст». При этом сети кинотеатров «Синема парк» и «Формула кино» не войдут в состав компании.

В октябре этого года Foodplex, компания СП, запустила приложение для похода в рестораны SberFood, которое объединило функции нескольких проектов под управлением Foodplex: систем маркетинга и платежей Plazius, сервиса бронирования «Афиша Рестораны», резервирования столов Smart Reserve и разработчика системы автоматизации R-Keeper.

У пользователей есть доступ к акциям и программам лояльности кафе и ресторанов. В будущем SberFood войдёт в СП Сбербанка и Mail.ru Group в сфере еды и транспорта.

Новое приложение от «Сбербанка» в сфере еды даст возможность корпорации предлагать своим клиентам услуги в ещё одной сфере повседневной жизни.

Конкурентная экосистема «Яндекса», если уже можно так сказать, пока не имеет такого же приложения для похода в рестораны и кафе, но их сервис доставки «Яндекс.Еда» растёт очень большими темпами: во втором квартале 2019 года «Яндекс.Еда» выручила 776 млн рублей, увеличившись на 600% по сравнению со вторым кварталом 2018 года и почти нагнав принадлежащий Mail.ru Group сервис Delivery Club (865 млн рублей), пишет Forbes.

Не исключено, что в следующем году мы услышим о новых совместных предприятиях «Сбербанка», например, с «Газпромбанком» (хотя там уже есть коллаборация через ЦРТ и Digital Horizon), «Почтой России», ВТБ (хотя ВТБ сам вроде бы решил пойти по пути «Сбербанка»), с «Ростелекомом», АФК «Система» и сложно ещё сказать с кем.

О сделках фондов «Сбербанка»

Ряд инвестиций и выходов фондов SBT Venture Fund I и SBT Venture Fund II работает на медийный фон «Сбербанка» как стратегического инвестора.

Например, в этом году произошли выходы для SBT Venture Fund II: при покупке McDonald’s израильского стартапа Dynamic Yield и при выходе израильского стартапа Tufin на IPO при оценке в $450 млн.

При выходе Uber на IPO на Нью-йоркской бирже случился экзит для USM Holdings, Caspian VC Partners, LetterOne и в том числе фонда SBT Venture Fund I.

Также в этом году фонд «Сбербанка» под управлением Fort Ross Ventures вложился в американский стартап FireFly (сумма сделки неизвестна) и стал лид-инвестором раунда С в американский стартап Fetch Robotics на $46 млн.

О других сделках

Продолжились покупки компаний для расширения «Сбербанком» своего влияния в непрофильных для банка сегментах: рекрутинг, логистика, мероприятия.

В этом году «Сбербанк» купил HR-сервис Rabota.ru, третий по величине рекрутинговый сервис в стране. «Сбербанк» планирует его модернизировать и создать нового масштабного игрока на рынке.

Совместно с венчурным фондом Digital Horizon «Сбербанк» инвестировал в разработчика систем распознавания голоса и лиц «Центр речевых технологий» (ЦРТ).

В результате сделки «Сбербанк» получил 51% ЦРТ, который создаёт системы записи телефонных разговоров и речевого оповещения, системы биометрического доступа (в том числе распознавания лиц), программы преобразования речи в текст, синтезаторы речи, а также военную продукцию.

В июле «Сбербанк» приобрёл логистическую компанию Shiptor, на базе которой запущена платформа «СберЛогистика», интегрированная со всеми системами банка и сервисами экосистемы.

«Сбербанк» и группа бизнес-ангелов вложились в сервис по аренде площадок для мероприятий Bash Today.

По слухам, «Сбербанк» также планирует запустить стриминговый сервис в партнёрстве с музыкальным сервисом Zvooq, который предоставит юридическую и техническую поддержку, библиотеку, но сам стриминг будет под брендом «Сбербанка».

Кажется, что для «Сбербанка» нет непрофильных сфер, и, согласно стратегическому видению компании, все сегменты, охватывающие разные сферы жизни клиентов, могут войти в его экосистему.

Мнение инвестора

«Сбербанк» уже давно стал ИТ-платформенным банком и самым упоминаемым потенциальным стратегом на рынке. Теперь он стремится стать огромной экосистемой. Это желание, которое манит многих лидеров технологических лидеров на мировом рынке.

Банально, но для того, чтобы быть экосистемой, нужно две вещи: «эко» и «система». Вопросы «эко» и «системности» мне лично, как венчурному инвестору, интересно рассмотреть через призму M&A (политики слияний и поглощений) «Сбербанка».

Пока тут диагноз неутешительный: покупок компаний venture-backed не так много (компании, развитие которых поддержал венчурный инвестор).

Самый известный случай — медицинский стартап DocDoc, за который «Сбербанк» многие критикуют за высокую цену покупки, и Segmento, где вышла группа бизнес-ангелов, которые дальше не стали реализовывать свою деятельность на венчурном рынке.

Остальные активности, наблюдаемые в 2019 году, — сделки, которые нельзя назвать выходами, замкнувшими венчурную цепочку добавленной стоимости, или мегасделки, которые на текущий момент не поменяли ситуацию на российском венчурном рынке.

Сложно сказать, есть ли у банка система и стратегия в части венчурного рынка, если опираться только на новости за прошедший год и не использовать инсайдерскую информацию.

Но когда компания — одна из крупнейших на рынке, системообразующая, продолжает увеличивать долю и влияние, одним из элементов стратегии таких компаний должна быть «социальная ответственность» за отрасль.

Ответственность, которая реализует задачи экологизации отношений между участниками отрасли и её развитие изнутри.

Понятно, что «Сбербанк» последовательно реализует свою стратегию по части покупок. Экологичность покупок — это то, что было бы полезно сделать частью M&A-стратегии такого гиганта. Я сам пришёл в венчур из M&A, поэтому представляю, насколько сложно и неоднозначно принимаются M&A-решения.

Я надеюсь, что «Сбербанк» будет системно выступать в качестве стратегического инвестора и покупать такие VC-backed-команды, которые будут растить свой бизнес под крылом у большого брата с удвоенной силой, тех, кто сумеет использовать синергию от взаимодействия со стратегом и развивать бизнес после поглощения по модели win-win.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Алексей Соловьев", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0431\u0435\u0440\u0431\u0430\u043d\u043a","\u0438\u0442\u043e\u0433\u04382019","\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0446\u0438\u0438"], "comments": 25, "likes": 20, "favorites": 87, "is_advertisement": false, "subsite_label": "finance", "id": 95636, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Thu, 05 Dec 2019 10:10:44 +0300", "is_special": false }
Создать объявление на vc.ru
Офтоп
100 миллиардов не предел. Честный разговор про российский EdTech
Основатели и CEO крупнейших EdTech-компаний – про деньги, технологии и перспективы рынка онлайн-образования
0
{ "id": 95636, "author_id": 266369, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/95636\/get","add":"\/comments\/95636\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/95636"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199119, "last_count_and_date": null }
25 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
9

Надо отдать должное, как за последние 10 лет Сбербанк изменился, это небо и земля. И, конечно, дело во многом в управлении и в самом Грефе, побольше бы в российском бизнесе таких. Но покупательская активность Сбера не делает из него ни ИТ-компанию, ни экосистему. Пугает, что они могут купить все и всех и тем самым монополизировать сегменты рынка. Здоровая конкуренция между небольшими игроками была бы гораздо полезнее, чем один большой и всемогущий 

Ответить
0

Не знаю, куда там Сбер изменился. За неделю из чата поддержки в мобильном приложении 3 (три) раза посылали постоять в очереди к операционисту отделения. Нельзя это недорозумение ИТ-компанией называть.

Ответить
6

один ваш негативный опыт не говорит о том, что компания застряла в развитии. в целом положительные изменения в работе банка очевидны, но и им конечно есть к чему стремиться . 

Ответить
1

Я вам могу и корпоративный и ипотечный негативный опыт сталкивания со Сбером рассказать, а вот вы расскажите конкретно, в чем развитие, в терминах обслуживания клиентов или акционерного общества?

Ответить
1

Я в целом поддерживаю. И Сбер изменился, это верно. В сравнении со старым Сбером. К сожалению, у нас часто само собой разумеющееся воспринимают как большое достижение. 

Ответить
7

Сбербанк - госпредприятие. Это констатировал в свое время ВАС. Google, Amazon и пр. - все это частные деньги с нуля без существенных преференций.

Яндекс от Сбера шарахался не просто так. 

Мне кажется, Сбер надо разделить хотя бы на два и приватизировать. Вот тогда хорошо будет послушать красивые песни про экосистему. 

Для соцфункций давно есть Почта банк. 

Ответить
6

Что-то не слышно об успехах крупных компаний в производстве чего-либо физического. Нулями с единицами сыт не будешь. С IT проблем в стране нет, сейчас любой пиццамейкер уже своей экосистемой может обзавестись.

Что Яндекс, что Сбер при своих возможностях занимаются ерундой — один фастфуд возит и машины покататься дает, второй сторисы добавил в приложение и "не может" убрать комиссию за перевод внутри себя, ибо инфраструктура у него не доделана. Причины очевидны, конечно.

Ответить
0

ну можно типа вернуться в Российскую Империю, где 90% ВВП это было производство муки, льна и угля.

Типа обмануть поганый запад, где 90% это услуги.

Ответить
4

Каков критерий, для "ИТ-компания"?

Ответить
–2

Это значит, что банк теперь будет платить меньше налогов, так как IT - компании работают по упрощённой системе налогообложения.

Ответить
10

ИП Греф Герман Оскарович. УСН 6%.

Ответить
0

ИП Уснамов. УСН 6%.

Ответить
0

С ограничениями. Например, по численности.

Ответить
1

Получается, что единственный российский крупный\ заметный диджитальный бизнес, с которым Сбер не запартнёрился, это Тинькофф Банк!
Пока не запартнёрился..

Ответить
1

Продавец пельменей на это не настроен.

Ответить
1

Мы строим ЭкоСистему в АвтоБизнесе.

Запустили нашу Платформу

Интересно, как предложить альянс в нашей отрасли СберХ?

Ответить
0

Есть вопрос по теме, можно ли куда-то написать?

Ответить
0

сбербанк может скупать компании сколько угодно, но пока существенный процент выручки не приходит от ИТ - вряд ли его можно называть ИТ-компанией.

Ответить
0

Афиша, доставка еды, такси, бронирование столиков, маркетплейс, банковское приложение, которое, о чудо, может без ошибок сделать перевод с одного счета на другой и искусственный интеллект, который подсовывает рекламу и считает подозрительные операции - инновации которые мы заслужили. 

Но до сих пор на Ладе Весте стоит двигатель от Приоры, нормальным турбомотором и автоматом даже  не пахнет. Вся бытовая техника - корейская. Самолеты - американские и европейские. Ворд и эксель - майкросовстовские. Базы - оракловские. Микроэлектроника - китайская. 

Ответить
0

Если бы Россия реально двигала только IT, без палок в колеса и бюрократии - это был бы отличный выход. Необязательно делать БМВ или телевизоры

Ответить
0

Чего? :)

Ответить
0

Похоже в комментах сберботы. Когда видишь в одной статье Сколково, Сбербанк и то что это не гос. Сектор, можно сразу закрывать статью 

Ответить
0

Хорошая, итоговая статья по сберу.
Есть что то подобное, разбор с x5 retail group?)

Ответить
0

А где же сделка с Cognitive Technologies? Или искусственный интеллект уже/ещё неинтересен ?

Ответить

Комментарий удален

{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }