Офтоп
Дарья Хохлова

Увольнения топ-менеджеров и растущая капитализация: год после реорганизации Google в Alphabet Статьи редакции

10 августа 2015 года корпорация Google объявила о масштабной реорганизации и создании ИТ-холдинга Alphabet. Сама Google вошла в состав этого холдинга — как и другие принадлежавшие ей компании. Спустя год после реструктуризации компании издание Backchannel опубликовало материал о том, как сейчас идут дела в холдинге. Редакция vc.ru выбрала наиболее интересные моменты из текста.

«Google I/O — ежегодная конференция, на которой журналисты могут поймать бывшего генерального директора Google Ларри Пейджа, обычно не жалующего публичные мероприятия. В 2013 году он посвятил почти час ответам на вопросы прессы, а в 2015 году показался на off-the-record-мероприятии для журналистов. Так было до 2016 года. В 2016 году Пейдж не появился на I/O, хотя конференция проходила в нескольких шагах от офиса Google. С другой стороны, Пейдж больше не является генеральным директором Google — теперь он руководит холдингом Alphabet. Вместо него на конференции 2016 года с прессой общался его преемник Сундар Пичаи», — пишет Стивен Леви.

«Google всё ещё является крупной и могущественной компанией, но она — не весь Alphabet. Однако это та часть холдинга, с которой пользователи взаимодействуют чаще всего. Ей принадлежат поиск, Android, Gmail, центры обработки данных. В холдинге есть и другие подразделения — Google Ventures, Fiber, Calico, Sidewalk, Nest, Google Capital и так далее. В отчетности они фигурируют как "other bets"».

По словам Леви, пока представителям ИТ-сообщества так до сих пор и не ясно, как сейчас устроена работа Alphabet. «Похоже, что холдинг до сих пор переживает потрясение — и недавний уход нескольких топ-менеджеров только усугубил ситуацию. Ларри Пейдж остаётся главой Alphabet, но не отвечает ни на какие вопросы. Это очень плохо, потому что проведенная реструктуризация до сих пор их вызывает».

Когда в 2015 году Ларри Пейдж объявил о реструктуризации Google, пишет Backchannel, шокированы оказались не только пользователи Google и люди, которые следили за делами корпорации, но даже некоторые топ-менеджеры компании. План держался в секрете, а в его разработке принимала участие небольшая группа руководителей — «закрытость, нехарактерная даже для Google». Представители компании не смогли ответить на большинство вопросов журналистов об изменениях в корпорации — и не потому, что не были уполномочены это делать, а потому, что не знали деталей.

Например, в течение нескольких недель после реструктуризации сотрудники PR-службы не понимали, перед кем им теперь следует отчитываться — перед руководителем по коммуникациям всего холдинга или перед своими прежними начальниками.

Сам Пейдж в блоге компании объяснил, что реорганизация была затеяна прежде всего для того, чтобы дать руководителям подразделений больше свободы и полномочий.

«Это кажется странным, учитывая, что именно Пейдж в 2011 году, сразу после того, как стал генеральным директором Google, создал в компании "Команду L" — собрал небольшую группу топ-менеджеров, которые вместе работали и вместе проводили свободное время. Кажется, реструктуризация была проведена из-за страха Пейджа, что члены "Команды L" могут покинуть корпорацию, если не предоставить им хоть какую-то автономность».

Другие полагают, что на реструктуризации в том числе настояла новый финансовый директор Google (сейчас финансовый директор Alphabet) Рут Порат, пишет Леви. «Представители Уолл-Стрит давно жаловались на то, что Google организовывает собственную отчётность таким образом, что за показателями многочисленных сторонних проектов практически невозможно понять, насколько успешна компания. Реструктуризация должно сделать отчётность более прозрачной и заставить руководителей подразделений обращать больше внимания на собственные показатели».

«После реорганизации в воздухе повис вопрос: как это всё будет работать. Многие, и я в том числе, не были уверены, что главы отдельных подразделений смогут поддерживать глобальное видение Ларри Пейджа и Сергея Брина, которое те вырабатывали в течение многих лет», — замечает автор заметки.

«Alphabet — странный холдинг. Лишь одна его часть приносит ему значительные доходы — это Google. От генерального директора холдинга практически ничего не слышно, но это не значит, что его вовсе не существует. Все руководители подразделений отчитываются перед ним о своей деятельности, он принимает основные решения. И хотя пресса его практически не видит, он до сих пор участвует в еженедельных совещаниях TGIF, на которых может присутствовать любой сотрудник корпорации — лично или по видеосвязи».

После реорганизации

Как отмечает Леви, специалисты с Уолл-стрит оценили реструктуризацию: стоимость акций за год значительно выросла, а капитализация Alphabet в феврале 2016 года достигла $550 млрд. Практически всю прибыль компании при этом приносит Google.

Однако другая часть плана, пишет автор заметки, сработала не очень хорошо: та, что касается удержания менеджеров высшего звена. В начале июня 2016 года свой пост покинул руководитель подразделения Nest Тони Фаделл. В середине августа со своей должности ушёл глава Google Ventures Билл Марис.

Оба покинувших Alphabet топ-менеджера утверждают, что покинули холдинг по собственному желанию. Если Фаделл выражал недовольство новой системой управления (в частности, он обвинил руководителей Alphabet в том, что те заставляют его составлять финансовые планы на год вперед и придерживаться их), то Марис в комментарии для издания Recode рассказал, что ушёл из Alphabet потому, что «всё слишком хорошо».

В то же время другие сотрудники отмечают внутреннюю напряженность в компании, которая привела к отставкам других руководителей. Пресса сообщает, что руководитель научного подразделения Verily, уволил нескольких своих прямых подчиненных.

Проблемы возникли и в Google X — в процессе подготовки к выделению проекта самоуправляемого автомобиля в отдельную компанию Пейдж назначил подразделению нового генерального директора, ранее работавшего в автомобильной промышленности. Спустя несколько месяцев команду покинули несколько сильнейших инженеров, включая технического директора направления Криса Урмсона. Издание The New York Times предположило, что одной из причин конфликта между Урмсоном и Пейджем стала кандидатура нового главы подразделения. В своем блоге на Medium Урмсон заявил, что догадки The New York Times необоснованны, и работу в компании он считает потрясающим временем.

Да, Alphabet стоит быть осторожнее — стоит сделать условия работы в компании ещё лучше и, кажется, в ней никого не останется.

— Стивен Леви

«Может быть, массовые увольнения на самом деле только вводят нас в заблуждение. Я общался с сотрудниками компании и большинство из них рассказали, что реорганизация никак не сказалась на их работе. Кое-какие изменения произошли — но они в основном касаются порядка выплата компенсаций. По их словам, главное различие между Alphabet и Google — в том, как компания отчитывается о собственных результатах. Разделение заставило каждое направление чётко определить свою миссию», — пишет Леви.

Вне зависимости от названия, замечает автор, Alphabet — это всё та же компания, основной доход которой приносят технологии поиска и рекламная платформа, «машина по производству денег», которая делает смелые ставки — и в ближайшее время, полагает Леви, многие из этих ставок могут окупиться. «Например, компания располагает мощными технологиями в области машинного обучения, петабайтами различных данных и километрами проложенного оптоволокна». В последнем квартале Alphabet отчитался о выручке в размере $21 млрд.

При этом большинство наиболее прибыльных подразделений всё ещё принадлежат Google — это и Android, и Chrome, и YouTube, и другие направления.

0
3 комментария
Ivan Rakevich

Тони Фаделла поперли скорее всего.

Ответить
Развернуть ветку
...

Вроде, на vc.ru не так давно была статья, в которой говорилось, что YouTube еще не вышел на окупаемость. Я ошибаюсь?

Ответить
Развернуть ветку
...
Ответить
Развернуть ветку
Читать все 3 комментария
null