Оффтоп Andrey Zagoruiko
1 304

Почему Скобл стал сильнее критиковать стартапы

Сегодня у нас пост от Евгения Трифонова, нашего старшего маркетолога, который на этот раз перевел интересный пост (на Google+, что странно) Роберта Скобла, западного интернет-профессионала. Передаю ему слово:




Всем привет, это младший маркетолог Евгений Трифонов, раньше оставлял на Цукерберг Позвонит язвительные комментарии, а теперь был захантен (заханчен? Алена, как правильно?) для серьезных текстов про стартапы. Начну с вольного перевода текста Роберта Скобла, вы можете его знать или не знать по стартап-блогу Scobleizer и по его аккаунту в Google+, резко отличающемуся от большинства других аккаунтов Google+ тем, что его кто-то читает. Он бы, наверное, даже входил в топ-100 Google+, если бы этот топ не окуппировали видные блоггеры Снуп Догг, Пэрис Хилтон и Далай Лама.

Вот его текст, он написан еще в ноябре, так что прошел проверку веками и точно достоин вас:

Почему я стал сильнее критиковать стартапы


 

 

Я обнаружил, что стал относиться к стартапам более критически. Сегодня я отшил стартапера, рекламировавшего мне проект, похожий всем на Oink, а может, и на Foursquare, а может, на Foodspotting, а может, не похож.

Это третья компания, с которой я так поступил за последнее время.
Я понял, что стоит рассказать, почему я стал таким жестким в личном общении со стартаперами в последнее время.

Планка поднялась.

Что я имею в виду? Ну вот Bizzy, конкурент Foodspotting, недавно закрылся.

Почему? Потому что никто не был с ним достаточно жестким.

Рынок куда жестче меня, и я вижу его сигналы, которые стартапщикам стоило бы учитывать: вокруг слишком много стартапов, слишком много возможностей что-то попробовать, слишком много приложений, зачем-то повторяющих Гугл.

Я узнал сегодня от того СЕО, которого отшивал, что стартапщикам часто дают совет “Запускайся сейчас, а допилишь на ходу”. Я спросил: “Ну и как это помогло Color?”

Понимаете, рынок страшно заполнен определенными приложениями. Особенно геолокационными и соцсетевыми. Так что если вы мне что-то такое предложить собираетесь – оно должно совершать чудо. Должны ангелы петь, когда я его запускаю. А иначе зачем оно мне вместо Instagram, Foodspotting, Foursquare, Yelp или новые Batch, SocialCam, Oink?

Если у вас не получается сделать дизайн, обходящий Flipboard или хотя бы не уступающий Oink, чего вы вообще ждете?


Полезные советы:

1. Пусть у вас будет хотя бы один понятный и крутой сценарий использования. Что-то, что ты покажешь другому, а он скажет: “ух, блин, вот это полезно”.

2. Убедись, что каждый элемент твоего приложения хотя бы не ниже среднего. Я недавно использовал приложение, в котором просто не работал поиск. Че, серьезно?

3. Нужно давать рынку что-то действительно ценное и новое. “Но мы позволяем искать по местам, где был” – не такое, я это и с Foursquare могу делать. “Но у нас социальные функции лучше, чем у Facebook” – не такое. Google потратил пол-ярда на Google+, и даже ему не удается заставить людей отлипнуть от Фейсбука. Ты думаешь, что лучше Ларри Пейджа с Виком Гундотрой? Тонко намекну: ни фига подобного.

4. Надо сделать приложение простым и чтобы работало для всех. Мы живем в мире, где приложению дают 30 секунд на то, чтобы зацепило. Ну хорошо, 60. Instagram зацепил меня моментально. А мне тут показывают приложение со словами “им пользуется MG Siegler из TechCrunch”, а когда я требую дать мне его, отвечают: “Ну, с вашим списком контактов может не справиться...” Другая компания показала мне похожее приложение, которое при запуске выдало ошибку. До свидания.

5. Продукт должен соответствовать описанию. Если говоришь “мы поможем вам найти отличный телевизор”, а затем заставляешь сначала заводить еще одну соцсеть, я почувствую подставу. Столько людей говорят об одном, а дают другое.

6. Я ненавижу понятие “минимально жизнеспособный продукт”. Это все равно что сказать мне “В нашем продукте ничего нет, потому что наши инвесторы сказали нам сначала запускаться, а потом уже его делать”. Хорошие компании тоже выпускают продукт до его завершения, но выбирают правильные функции и сразу выпускают чудо. Siri? Чудо. Flipboard? Чудо. Instagram? У меня там было пять комментов за две минуты (и это во времена, когда там было всего 80 пользователей). Сегодня я использовал SocialCam впервые за некоторое время; Через 60 секунд у меня были лайки и комменты. Значит, у системы есть пользователи и есть то, на что они клюнули (у СЕО там была целая история о том, как они спрятали все лучшие функции, а пользователи их все равно хвалили – будущая версия, показанная мне сегодня, делает удобнее их поиск).

7. Если ваш проект не умеет взаимодействовать с Facebook и Twitter (позже подключится Google+), то оно хромое на обе ноги. Почему? Я наблюдаю за 33 000 пользователей из числа лучших в мире, и, если они не используют ваше приложение, я удалю его через пару дней и забуду. Поразительно, как легко забыть приложение. А о лучших продолжают говорить снова и снова. Сколько раз я видел, как используют Foursquare? Evernote? Instapaper? Mint? Foodspotting? Instagram? Тысячи их, этих раз.

 



В общем, вот зачем я все это делаю:

1. Я хочу, чтобы используемые мной технологии становились лучше. У многих предпринимателей верные инстинкты. Они делают сервисы для самих себя, что делает их интересными, но часто они не учитывают расстановку сил среди своих конкурентов. Ну да, сложно кодить всю ночь и при этом следить, что делает Кевин Роуз.

2. Мое собственное положение укрепляется, если я поддерживаю крутые компании. Чем больше сервисов вроде Flipboard и Siri я приношу людям, тем серьезнее меня воспринимают. А если я принесу им Bizzy, надо мной посмеются.

3. Чем лучше дела у предпринимателей, тем лучше у моего работодателя. Я работаю на хостера Rackspace, и, если наши клиенты становятся большими, у нас становится больше денег. Но даже если вы хоститесь у конкурента, я желаю вам удачи. С чего бы? Потому что, когда стартапы увеличиваются, им нужен все лучший сервис от их хостера, и тогда мы вступаем в игру.

4. Помню, как Гэри Вайнерчук раскритиковал винный завод, только что давший ему море вина на проведение вечеринки, и я всегда уважал его за это. Очень просто хвалить кукушку, хвалящую тебя. Другое дело – выкладывать неудобную правду. Это сложнее, но в итоге строит лучшие отношения. Люди помнят, что для них делают, и если говоришь им повременить два месяца, чтобы довести продукт до ума – это может задеть, но это куда лучше, чем путь Color или Bizzy.

При всем этом я не всегда бываю прав. Некоторые стартапы, которые я упустил, стали крупными компаниями (LinkedIn и DropBox, например). Порой я слишком проявляю себя как любитель всего нового, и тогда мой совет может оказаться вредным. А порой компании просто доказывают, что я неправ. Так что я стараюсь держаться скромнее и влезать в их шкуру. Но если бы я делал продукт, я бы тоже хотел, чтобы мне говорили неприятную правду (вот почему я всегда читаю комментарии, особенно ругательные. Порой они верны, порой нет, но почти всегда чему-то учат).

В любом случае, если вы предприниматель, я теперь жестче к вам. Приносите свою штуку, мы вместе посмотрим, и если не выйдет – есть куча других журналистов, кроме меня.

При этом обещаю: если я жестко с вами обхожусь, то всегда дам второй, а то и третий шанс. Почему? Я инвестировал в вас свои время и инстинкты, и хочу быть уверенным, что не ошибся.

#Рисёрч #Стартап #Перевод

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Andrey Zagoruiko", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f","\u0440\u0438\u0441\u0451\u0440\u0447","\u043f\u0435\u0440\u0435\u0432\u043e\u0434"], "comments": 0, "likes": 10, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 260, "is_wide": true }
00
дни
00
часы
00
мин
00
сек
(function(){ var banner = document.querySelector('.teaserSberbank'); var isAdsDisabled = document.querySelector('noad'); if (!isAdsDisabled){ var countdownTimer = null; var timerItem = document.querySelectorAll('[data-sber-timer]'); var seconds = parseInt('15388' + '59599') - now(); function now(){ return Math.round(new Date().getTime()/1000.0); } function timer() { var days = Math.floor(seconds / 24 / 60 / 60); var hoursLeft = Math.floor((seconds) - (days * 86400)); var hours = Math.floor(hoursLeft / 3600); var minutesLeft = Math.floor((hoursLeft) - (hours * 3600)); var minutes = Math.floor(minutesLeft / 60); var remainingSeconds = seconds % 60; if (days < 10) days = '0' + days; if (hours < 10) hours = '0' + hours; if (minutes < 10) minutes = '0' + minutes; if (remainingSeconds < 10) remainingSeconds = '0' + remainingSeconds; if (seconds <= 0) { clearInterval(countdownTimer); } else { timerItem[0].textContent = days; timerItem[1].textContent = hours; timerItem[2].textContent = minutes; timerItem[3].textContent = remainingSeconds; seconds -= 1; } } timer(); countdownTimer = setInterval(timer, 1000); } else { banner.style.display = 'none'; } })();

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления