Конкурс по машинному обучению
С призовым фондом в 100 млн рублей
Условия

Питер Гарнри, Saxo Bank: у России отличный потенциал в области стартапов

Глава отдела фондовых рынков брокерской компании Saxo Bank Питер Гарнри на прошлой неделе побывал в России. Поскольку Питер большое внимание уделяет вопросам инвестиций в технологические и информационные компании и стартапы, редакция ЦП не упустила возможность задать ему пару вопросов.

Как бы Вы оценили инвестиционный климат, связанный со стратапами в России и мире?

На мой взгляд, сейчас — золотой век стартапов, как мировых, так и российских. Новые технологии, облачные сервисы. Арендовать серверы легко как никогда. Два-три человека могут начать все практически с нуля.

При этом венчурные капиталисты охотятся за хорошими стартапами, этому аспекту уделяется огромное внимание и, даже несмотря на то, что индустрия стартапов существует уже двадцать лет, мы все еще в начале пути.

Конечно, есть и зрелые секторы: например, электронная коммерция. На этом рынке присутствуют свои крупные игроки, к примеру Amazon. Но всё ещё остаётся много сегментов, которые находятся в зачаточном состоянии.

Но инвестиции в эти области ведь дело рискованное?

Рисков всегда много, так как компании не публичные, и в случае провала можно потерять все инвестиции. Однако чем выше риск, тем выше и премия. Соответственно, инвестиции в стартапы могут принести серьезную прибыль. Как правило, компании, которые вкладываются в стартапы, — бизнес-ангелы — объединяются в группы, чтобы распределить риски. Таким образом они добиваются максимальной эффективности, снижая риски.

А что касается рисков конкретно в России? Например, политических?

Для стартапов вопрос политических рисков не особо актуален: какое дело веб-сервису до политики. Более того, у России есть отличный потенциал в стартап-области. Приведу пример: в США большой рынок, у которого есть потребность в ИТ-продуктах, а у нас в Дании живет всего 5 млн человек. Нашим стартапам приходится быть экспортоориентированными. Россия в этом плане больше походит на США: у России — большой собственный рынок, обладающий внутренним спросом. 

В России какой-то особый инвестиционный рынок?

Не могу сказать, что я — эксперт по российским стартапам, однако я знаком с рядом российских компаний (Digital Sky, например), которые занимаются активными инвестициями в европейские и американские стартапы. Наличие таких компаний говорит о том, что Россия, как и любая другая страна, интегрирована в мировое стартап-сообщество. В целом я считаю, что культура стартапов примерно одинакова во всех странах. Пожалуй, что компании в РФ должны взять на вооружение, так это пример Кремниевой Долины. Долина является отличным примером технологического кластера — системы, которая развивается быстрее, так как подпитывает себя сама. 

Россия пыталась создать аналог Долины в Сколково, там есть ряд иностранных участников. Но пока особого успеха не добились — чем это можно объяснить?

В Дании были схожие инициативы, однако надо понимать, что уникальность Кремниевой Долины заключается в том, что она сама же себя и создала. Невозможен вариант, при котором правительство скажет: «Давайте создадим Кремниевую Долину» — и она появится. Требуется спрос среди бизнес-сообщества: именно оно (а не правительство) является главным драйвером создания подобных технологических кластеров. Показателен пример компании Fairchild: ее успех стал одним из главных катализаторов развития компаний вокруг нее, что и положило начало Кремниевой Долине. В Лондоне, кстати, мы наблюдаем подобный процесс: там сейчас создается аналог. Главное, что следует учесть: среда должна созреть для подобного проекта. 

Какие шаги нужно предпринять? Что может сделать правительство?

Дать формальный совет очень сложно. Конечно, правительство может создать платформу, подготовить нормативно-правовую базу, создать какие-то особые налоговые зоны, но в конечном счете, все остальное должны сделать частные компании.

Какие сферы деятельность для стартапов сейчас наиболее рентабельны?

Я искренне поддерживаю точку зрения о том, что программное обеспечение будет влиять на все отрасли, несмотря на свою пятидесятилетнюю историю. Сейчас существует огромное количество других технологий, однако я уверен, что ПО может быть куда более «вездесущим». Оно может найти себе применение и оптимизировать работу многих других производственных областей. Плюс не стоит забывать, что софт не требует капитала: это не шахта и не завод, а, соответственно, и отдача больше именно в стартапах, которые занимаются  программным обеспечением.

Зачем приезжали в Россию? Планируете развивать онлайн-трейдинг на местном рынке?

Это непосредственно то, чем мы и занимаемся везде, во всех странах присутствия. Saxo Bank был одним из пионеров онлайн-платформ для трейдинга. Мы в начале 90-х годов стали активно использовать трейдинг через интернет и до сих пор вкладываем огромные средства в новые разработки. У нас очень квалифицированная и профессиональная команда разработочиков. Ведь наш основной продукт — это онлайн-платформа для трейдинга. Она должна быть самой полной, самой надежной и самой быстрой. И естественно, все наши россйиские клиенты также работают на этой платформе. 

Вернемся к теме стартапов. Сейчас в Рунете активно обсуждается монетизация медиа-контента и связанных с ним различных услуг. Как Вы считаете, стоит ли развивать локальные проекты или же лучше привлечь глобальных игроков, таких как Spotify?

Я практически убежден, что для российского игрока создать подобный локальный аналог крайне сложно. Создать нового глобального игрока на рынке, возможно, еще более проблематично: как вы переплюнете HBO и Netflix? В данном контексте мне кажется самым оптимальным путем является привлечение к сотрудничеству известных брендов.

А что если говорить о монетизации социальных сетей? Если сравнить Facebook, LinkedIn и Twitter.

Изначально и LinkedIn, и Facebook не имели путей монетизации. Не было очевидно, как они планируют зарабатывать. Я даже не уверен, что получение прибыли вообще было изначальной целью создателей. Цукерберг, когда создавал сеть, вообще об этом не думал. Он, может быть, вообще ненавидит рекламу, но она ему нужна, чтобы выжить. То, что эти проекты «выстрелили» — это во многом удача: они оказались в нужное время в нужном месте. Повторить успех этих соцсетей сложно. LinkedIn — отличный пример: они, в отличие от всех остальных, продумали пути монетизации в процессе создания, может быть, из-за того, что они работают на рынке труда. 

Каков Ваш прогноз относительно перспектив этих сетей?

Самый плохой прогноз у меня для Twitter. У LinkedIn, я считаю, светлое будущее. Но тут тоже стоит быть внимательным: LinkedIn стоит довольно дорого, и вы отдадите много денег за то, что сработает только через 5-7 лет. Однако они сейчас реально разрушают рынок кадровых агентств в Европе. Facebook также возможно найдет другие пути монетизации. Что же касается Twitter, то откровенно говоря, я не совсем понимаю, для чего он нужен.

Что по-вашему ограничивает приток капитала в инновационный сегмент российской экономики?

Существует рейтинг стран по простоте ведения бизнеса в стране и Россия в нем находится не на первых позициях. В ТОПе списка находятся такие места, как Сингапур и Гонконг. Там сама система гораздо проще: проще нанимать-увольнять, регистрировать бизнес и т.д.. В России же система бюрократичнее, войти-выйти сложнее. Именно поэтому я считаю, что малый бизнес не будет инвестировать в Россию. Малой компании без серьезного капитала в России вряд ли удастся добиться успеха. А именно малые компании являются главным драйвером инновационного развития. 

Что нужно сделать, чтобы завоевать доверие инвесторов?

Это очень длительный процесс по смене психологического восприятия России. Сейчас Россия не воспринимается как Европа или Америка — это какой-то другой мир для западного инвестора. Не лучше и не хуже, просто другой. Психология, а также внешнеполитическая ситуация — все влияет на инвесторов. Нужно проводить структурные реформы во многих областях, чтобы завоевать доверие иностранных инвесторов. 

Что посоветуете нашим читателям, которые ищут инвестиции для своих проектов?

Особой специфики, на мой взгляд, нет, где и куда инвестировать: в Россию, в Европу, Америку или куда-либо еще. Главный совет — это понять, разработана ли четкая система монетизации. Нужно знать стратегию выхода и пути монетизации инвестиций и идей, инвестор должен ожидать успеха именно у таких проектов. Spotify и Netflix — это отличные примеры такого подхода. В них есть контент, за который люди платят деньги. Это и есть четкая система монетизации, о которой я говорил. Или Facebook: он привлекает огромное количество пользователей и получает деньги за рекламу. Другое дело — WhatsApp. Это фактически просто мессенджер; таких объектов для вложения инвесторам я бы рекомендовал сторониться. 

{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u0442\u0440\u0435\u043d\u0434\u044b","\u0442\u0440\u0435\u0439\u0434\u0438\u043d\u0433","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b_vs_\u043a\u043e\u0440\u043f\u043e\u0440\u0430\u0446\u0438\u0438","\u0440\u0443\u043d\u0435\u0442","\u0440\u043e\u0441\u0441\u0438\u044f_\u0432\u0430\u0436\u043d\u044b\u0439_\u0440\u044b\u043d\u043e\u043a","\u043f\u0440\u043e\u0433\u043d\u043e\u0437\u044b","\u043f\u0438\u0442\u0435\u0440_\u0433\u0430\u0440\u043d\u0440\u0438","\u0432\u0435\u043d\u0447\u0443\u0440\u043d\u044b\u0435_\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0446\u0438\u0438","saxobank"], "comments": 3, "likes": 11, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 3513, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Sun, 20 Apr 2014 10:52:37 +0400", "is_special": false }
Карьера
«Мы хотим помочь разработчикам сделать код неубиваемым». Рассказ тестировщика о карьере в Сбере
Вы не смогли бы пользоваться приложениями и сайтами, если бы не тестировщики. Это мы постоянно пытаемся все сломать и…
Объявление на vc.ru
0
3 комментария
Популярные
По порядку
2

А я на новость только из за дикаприо зашёл

Ответить

Комментарий удален

0

На ДиКаприо похож. Как с коксом дела не спросили :(

Ответить
0

уникальность Кремниевой Долины заключается в том, что она сама же себя и создала.

В одной статье читаю, что Долину создало государство путем субсидирования проектов для оборонки, в другой читаю, что Долину создали многочисленные технические стартапы, которые создавались энтузиастами, а тут все само собой произошло.

Что-то ДиКаприевое действительно есть, да.

Ответить

Комментарии

null