От булочек до фитнеса. Как монетизировать все, что любишь

Бывший управляющий хлебопекарен Илья Коноплев теперь занимается развитием фитнес-индустрии в России. Он исповедует принцип «клиент не всегда прав», не любит скидки, летает по стране и создает десятки фитнес-проектов. А началось все с того, что предыдущий бизнес вынудил заняться своим здоровьем.

В закладки

- У тебя очень много проектов в фитнес-индустрии, расскажи коротко, чем ты занимаешься сейчас?

- Говоря общими словами: я занимаюсь большим количеством весьма странных дел. С точки зрения общей жизненной философии, мое нынешнее занятие я назвал бы вовлечением людей в активный образ жизни. Это не обязательно фитнес, а в целом активное отношение к собственному телу.

Примерно два года назад мы с партнерами открыли первый фитнес-клуб, и сразу выяснилось, что 8 из 10 людей не понимают, зачем им нужно быть активными. Тогда я начал объяснять это в разных формах и, в первую очередь, своим примером.

Илья участвует в забеге

- А сейчас в рамках твоей профессиональной деятельности в чем это выражается?

- Если говорить о деловой составляющей, то сейчас я являюсь директором по развитию сети фитнес-клубов World Gym в России, отвечаю за поиск площадок для запуска новых объектов разных форматов в разных городах, веду несколько объектов по их запуску, с которыми мы уже заключили партнерские соглашения. Обучаю маркетологов сети и отдел продаж новым инструментам коммуникации в сети и обеспечиваю маркетинговую поддержку сети фитнес-клуба. Помимо этого веду еще несколько авантюр, которые связаны именно с внутренней работой сети.

- Но ты ведешь еще несколько проектов, помимо World Gym?

- Да, есть еще несколько проектов, в которых я выступаю как маркетолог, который реализует стратегии контент-маркетинга и коммуникационного маркетинга на мелкосетевых объектах фитнес-индустрии. Я увлеченно создаю кластер фитнес-туров и хочу запустить управляемую систему организованного трафика от объектов фитнес-индустрии к туристическим объектам размещения в рамках фитнес-туров. Т.е. это обмен трафика от одной индустрии к другой. Все это приносит мне в последнее время какое-то такое интересное удовольствие. Я вижу, как отрасль растет. Принимаю участие как соорганизатор в нескольких отраслевых конференциях – этот Global Fitness Forum и Digital Day for Fitness, и, помогаю закрепляться на этом рынке инвесторам и операторам.

Во время выступления на отраслевом событии

«Я совершенно забил на себя, и в один момент очухался с тем, что у меня повышенное давление, я не могу спать по ночам, не помню, как растут мои дети, и вешу 107 килограммов».

- Насколько я знаю, до того, как войти в фитнес-индустрию, ты занимался продажей хлебобулочных изделий. Расскажи, как тебя занесло в фитнес?

- Это прямая причинно-следственная связь. Мое появление в фитнес-индустрии как делового участника отрасли стало следствием того, что я работал в продуктовом ритейле и в нише продуктовых хлебопекарен. Я открывал небольшие магазины придомовой розницы в городе Челябинске, развивал сеть домашних продуктов с 2009 по 2013 годы. И сильно увлекался этим: вникал в процессы выпечки, дегустировал, стоял за прилавком, подключал кассы, выбирал ассортимент. Это все привело к тому, что я совершенно забил на себя, и в один момент очухался с тем, что у меня повышенное давление, я не могу спать по ночам, не помню, как растут мои дети, и вешу 107 килограммов вместо 76, которые я весил в 2008 году.

Во времена управления продуктовым ритейлом

«Врач ответил: «Не знаю, Илья, чем это кончится и когда, но надо что-то менять».

- Ты всем был доволен, и вдруг осознал? Как это случилось?

- Осознал я это у врача. Когда я к нему пришел и сказал: «Я что-то сплю плохо», врач меня спросил, чем я занимаюсь, как я веду свой образ жизни, что у меня есть в жизни с точки зрения активности?

Я задумался, а что у меня есть в жизни? У меня большая машина, в которую я сажусь в шесть утра, приезжаю домой в девять вечера с тремя банками пива, и мне хорошо.

Врач ответил: «Не знаю, Илья, чем это кончится и когда, но надо что-то менять». И выписал мне таблетки на двенадцать тысяч рублей. С этими таблетками и осознанием, что я к тридцати трем годам доработался до такого состояния, я пошел в интернет и начал читать, что с собой делать. Выяснил, что нужно ходить, плавать, заниматься силовыми тренировками в тренажерном зале. Сначала я долго ходил, скинул немного веса, а потом отправился в первый фитнес-клуб, и понял, что там меня никто не ждет, никто не учит, я не знаю, как пользоваться штангой, где гантели, с какой стороны к ним подходить. Сменил несколько клубов, и у меня укрепилась мысль, что тут все как-то странно, не для людей. Особенно по сравнению с отельным и ресторанным бизнесом. И через год осознания этой странности мы с партнерами открыли первый фитнес-клуб.

"От булочек до фитнеса"

- Ты открывал его с мыслью «сделать, как для себя»?

- Нет, потому что это могло не совпасть с бизнес-задачами. Я знаю много примеров, когда люди что-то открывали “как для себя” и шли вразрез с запросами целевой аудитории, и это заканчивалось плачевно. Но те, объекты, в которых я был, не совсем соответствовали моему новичковому на тот момент пониманию, и я видел, что можно улучшить.

- Что стало с пекарнями после открытия фитнес-клуба?

- Эффективность придомовой розницы начала снижаться до открытия фитнес-клуба. Где-то с 2012 года мы стали наблюдать активный бум открытия сетевого ритейла. «Пятерочки» и «Дикси» открывали 400-500-метровые магазины, и к тому моменту у меня было семь 150-метровых магазинов, которые выросли из формата «пекарня и кофе» до полноценных мини-маркетов с алкоголем. И в момент, когда в шаговой доступности открывалась «Пятерочка», трафик, который покупал регулярную корзину докупки: молоко, кефир, сметану, яблоки, пиво, орешки – переходил в сетевые магазины. А у меня оставался только трафик, который приходил на УТП, т.е. на выпечку и кофе.

К сожалению, этого не хватало, чтобы обеспечивать аренду, поэтому постепенно все магазины, за исключением двух, были закрыты. Я вышел из проекта в 2014 году, и на момент моего выхода работали две точки, и, насколько я знаю, одна работает до сих пор.

- На твой взгляд, что могло бы повлиять на ситуацию и сохранить магазины?

- Ошибкой был выход из формата микро-торговой точки, которая в рамках жилого квартала давала бы вечернюю выпечку и кофе. Потому что этот ассортимент ритейлеры типа «Пятерочки» не закрывают до сих пор – не могут наладить в своих бизнес- процессах горячую выпечку именно в придомовом формате.

Но ритейловый проект был свернут до запуска фитнес-клуба и, соответственно, фитнес стал его каким-то продолжением. В том числе сам процесс сворачивания – увольнение людей, распродажа остатков – для меня был достаточно депрессивной историей, которая в том числе не способствовала улучшению здоровья.

«Я из ритейла и интуитивно понимал, что, когда я продаю услугу, я не могу дать ее человеку попробовать. Это не булочка».

- Расскажи про свой опыт открытия клуба в Челябинске. Сложно было в новой сфере выстраивать бизнес?

- Один из моментов, который врезался в мою память как важный с точки зрения запуска работы в Челябинске, – это отношение к маркетингу. Наша головная компания рекомендовала нам тратить десять процентов от выручки на маркетинговые мероприятия. И в их основе были рекламные компании с наружной рекламой, щиты, растяжки и какие-то прочие феерические штуки. Я из ритейла и интуитивно понимал, что, когда я продаю услугу, я не могу дать ее человеку попробовать. Это не булочка. И для того, чтобы привлечь внимание человека, я должен демонстрировать что-то, что вызовет у него желание прийти и задать вопросы.

- Вы сразу отказались от растяжек?

- Мы попробовали: разместили несколько щитов, получили полтора отзыва за бюджет в двадцать тысяч рублей и после этого я потратил довольно много денег, времени и энергии для того, чтобы разобраться, что из себя представляет маркетинг услуг и фитнес-услуг в целом. За 2016 год побывал, наверное, на всех конференциях по маркетингу и фитнесу, познакомился со всеми основными маркетологами и консультантами в отрасли, перечитал все книжки про маркетинг услуг. И понял, что маркетинг услуг в отрасли весьма далек от того, что пишут в книжках, и что основная конкуренция между объектами строится на игре ценой и оттягивании уже вовлеченной аудитории.

Тогда мне пришло понимание, что наша основная целевая аудитория или наш основной потенциал объекта в том, чтобы заводить в него тех, кто в нем еще не занимался. Потому что, когда человек занимается год или два, он начинает понимать, что ему нужно. Он начинает быть способным организовать себя сам. А тот, кто этого еще не понимает, он готов покупать дополнительные услуги и дает возможность вовлекать себя в эту игру. Как когда-то я себя вовлек, придя в фитнес-клуб, не будучи вообще совершенно понимающим, что как работает, ну и так, соответственно, другие люди. И мы начали строить свою маркетинговую политику вокруг этого, отказавшись полностью от инструментов, связанных с трансляцией названия клуба и цены, от растяжек, объявлений, печати буклетов, листовок, обмену визитками, совместных акцией. Т.е. мы ничего этого не делали.

- А чем вы заменили растяжки и баннеры?

- Мы начали проводить много мероприятий: детские праздники во дворах, фитнес-праздники в торговых центрах в партнерстве с компаниями, и везде устраивали розыгрыш одного или двух сертификатов на месяц бесплатных посещений в обмен на телефонные номера.

Один из вариантов рекламной кампании, которые Илья проводил с партнерами

- И такая маркетинговая политика стала успешной?

- Да. С каждого мероприятия мы привозили по 50-100 контактов, которые обрабатывал отдел продаж - приглашая людей на тестовые тренировки. Такая политика в условиях локального проекта работает в эффективнее, чем любая лидогенерация в онлайне.

Ну а онлайн-маркетинг мы включили примерно через полгода работы клуба. При этом контекстной рекламой мы не пользовались ни разу со времени основания клуба.

- Когда первый клуб вышел на прибыль?

- На операционную прибыль клуб вышел со второго месяца работы за счет продажи карт и допуслуг. Это было условие, с которым мы заходили в проект - мы не должны иметь период отрицательной работы. И, начиная со второго месяца, клуб еще ни разу не вылетал в отрицательный результат.

Илья со своим партнером Ильей Савельевым у первого фитнес-клуба по франшизе

- Как ты считаешь, такая маркетинговая политика актуальна для Москвы или Петербурга? Без биллбордов и баннеров и прочей наружной рекламы, я имею в виду.

- Я бы сказал, что такая политика актуальна в не зависимости от города, а в зависимости от емкости клуба. В Челябинске мы запускали клуб на 1200 людей. Он был рассчитан на всех, кто жил в ареале пятиминутной ходьбы от нас. В случае с Красногорском мы уже использовали комбинированную маркетинговую политику, потому что клуб рассчитан на 5000 человек и расположен таким образом, что в непосредственном ареале прямого доступа располагается не вся целевая аудитория. С некоторой нужно пробовать касаться разными способами, поэтому я не стал адептом отказа от наружной офлайн-рекламы, но я убежденный сторонник того, что аудитории нужно касаться в местах ее концентрации, а не там, где они едут мимо.

«Если уж мы хотим зарабатывать деньги на одной полянке, то гораздо правильнее для индустрии сегментироваться по интересам, вовлекая разных людей».

- Почему ты борешься со скидками в индустрии?

- Скидка с точки зрения маркетинга – способ заманить клиента в свои сети. Если мы предоставляем скидку для того, чтобы перетащить клиента из соседнего клуба в наш, это означает, что завтра наш сосед может предоставить еще большую скидку, чтобы перетащить этого же клиента обратно. Получается, что клиент продолжает все так же тренироваться либо у нас, либо у соседа, при этом приносит все меньше и меньше денег, получая все то же качество услуги. Т.е., таким образом, мы вместе с соседом осуществляем социальную деятельность, направленную на оздоровление населения в угоду своей маржинальности. Я считаю, это неправильно. И если уж мы хотим зарабатывать деньги на одной полянке, то гораздо правильнее индустрии сегментироваться по интересам, вовлекая разных людей.

- Например?

- Мы тренируем тех, кто любит бокс, у нас хорошая зона единоборств, и к нам ходят тестостероновые самцы, а соседи делают все мимишное, розовое, и по пятницам мужчин не пускают вообще, собирая у себя девочек. Таким образом, все имеют одинаковую цену условно по тридцать тысяч рублей за единицу контракта. И никто при этом не демпингует. По такому принципу развивается индустрия в Европе и Америке, где вовлеченность в отрасль значительно выше, чем в России. По такому же принципу хочется, чтобы пошла наша отрасль.

- Как ты считаешь, почему среди фитнес-клубов в России сложилась такая политика, где скидки играют едва ли не ключевую роль?

- У нас фитнес-индустрия пошла от спорта. Первые клубы открывали бывшие спортсмены, а у руководства долгое время находились люди из спорта. Они с другим мышлением, чем мы обыватели, которые к спорту не имеют отношения. С этим, наверное, и связано, что фитнес-индустрия ассоциируется со здоровьем, ЗОЖ и физкультурой. И с точки зрения своих рекламных и ценностных предложений фитнес был ориентирован на тех людей, кто озадачен внешней красотой или физической силой. Это привело к тому, что работает маркетинг на одну и ту же категорию людей, которая уже тренируется, уже вовлечена. Они уже знают, как им тренироваться, соответственно, единственный способ их переманивать – это давать им более низкую цену.

По большому счету это заведомо убыточная технология, с точки зрения выстраивания длительных отношений «бизнес-клиент». Поэтому я с этим и борюсь. Я за здравый смысл, и за то, чтобы клубов становилось все больше.

- Как к этому относятся другие участники отрасли?

- Те ребята, которые понимают природу инвестирования, к этому относятся нормально, и мы уже поднимаем волну в отрасли, говорим: «Давайте транслировать цены, перестанем мериться скидками, начнем нишеваться и делать что-то, чтобы отличатся друг от друга чем-то, кроме цен».

- Есть уже какие-то подвижки со стороны других сетей в плане отказа от демпинга?

- Например, в Красногорске. Там есть клуб «Энерго», он достаточно качественный, дорогой, и мы сейчас работаем с ним в одной цене. Но у наших клубов разное позиционирование. Ребята делают отличные событийные вещи, когда люди собираются по интересам. Не только для тренировок, но еще для социальной коммуникации. Этим клуб создает себе добавленную стоимость и не чувствует себя обделенным, несмотря на то, что мы работаем с ними на одну и ту же аудиторию, и мы в три раза больше, чем они. И у всех все нормально получается, мы с ними дружим. Это классический win-win.

«Я не хочу отдавать людям прибыль, я хочу забирать ее себе».

- А если клиенты не готовы платить много, в чем выигрыш?

- Выигрыш наш заключается в том, что мы не раздаем прибыль населению, а мы все-таки здесь за деньги, и я не хочу отдавать людям прибыль, я хочу забирать ее себе. И хочу, чтобы люди платили за наши услуги соразмерно нашему вкладу в бизнес.

Если я делаю фитнес низкого качества за четыре тысячи в год, где стоит дешевое оборудование, где нет вентиляции, шкафчики не закрываются и их настолько мало, что нужно постоять очередь, чтобы в них попасть, то, наверное, четыре тысячи – это оправдано. А если я вкладываю в продукт душу, деньги, время, энергию, и делаю его классным, которым не стыдно похвастаться, то почему я должен давать скидки на него?

Потребителям тоже выгодно платить соразмерно нашему вкладу. Они получают тот продукт, которым хотят заниматься те, кто им занимается. И в процессе нишевания клубы прокачивают те услуги, на которые они делают ставку. Клубы единоборств, кроссфиты, женские тренировки, детский фитнес - вариантов очень много, и чем больше нас будет, тем больше мы дадим качественных услуг потребителю.

- То есть ты считаешь, что потенциальный объем рынка позволяет не снижать цены и увеличивать количество клубов и при этом зарабатывать всем?

- Совершенно верно. До тех пор, пока мы остаемся в борьбе за те 2% населения, которые на сегодняшний день уже вовлечены в рынок, мы будем гробить рентабельность друг друга и пожирать деньги инвесторов, прыгая из бизнеса в бизнес. А у тех клубов, которые пошли по пути привлечения на разработанные самостоятельно УТП – этой проблемы нет.

Если я лучший на районе по организации фитнес-кемпов, провожу вечеринки, и мы веселимся, и у нас можно ходить семьями, то нужно достаточно сильно постараться, чтобы у меня это преимущество отобрать.

Нам на руку играет то, что у людей существует около тридцати пяти потребностей для визитов в фитнес-клубы. Они - следствие из пяти базовых потребностей жизни человека. Это красота, сила, энергия, удовольствие, здоровье. И чем больше мы сфокусируемся на том, кто мы есть для клиентов, какую потребность мы закрываем, тем с большей добавленной стоимостью мы можем продаваться.

- Как ты относишься к инфобизнесовым курсам по похуданию? Это одна из самых популярных тематик среди инфобизнеса. Ты веришь, что это работает?

- Двояко. С точки зрения влияния на вовлеченность людей в отрасль – это благо. Потому что настолько мало тех, кто тратит время и силы на то, чтобы держать себя в форме, что любой инфобизнес помогает нам становиться сильнее. С другой стороны вопрос в том, кто тренирует. Я, например, помню свои не совсем позитивные эмоции после того, как я рассказал в своем блоге историю, как я худел, пришел какой-то персонаж и говорит: «Я продюсер, помогаю бизнесменам зарабатывать деньги на их опыте. Хотите мы с вами сделаем курс по похудению?».

Я отправил человека подальше. Потому что я воспользовался чужими технологиями, в которых сам не разбираюсь. Мне что-то кололи, как-то кормили, подбирали режим питания. И, если у меня получился результат, это не значит, что у меня есть моральное право учить других людей. У меня нет тренерского и нутрицевтического образования, и когда я вижу, как какая-нибудь Маша ведет курсы по похуданию, мне очень хочется эту Машу спросить: «А какое ты имеешь право заниматься организацией питания людей? Не боишься ли ты потерять свою репутацию, потому что у кого-то будет не получаться, а ты обещала результат?».

- И все-таки фитнес-бизнес – это развлечение или оздоровление?

- Можно оттолкнуться от определения. Фитнес – это от слов «be fit» – быть в форме. Форма – это не только здоровье. Т.е. мы рассматриваем фитнес-бизнес в целом, как занятие, от которого люди получают эмоции, когда пытаются прийти и приходят в состояние формы.

Для кого-то это развлечение, для кого-то это достижение цели – и это тоже эмоции. Кому-то важно ходить в клуб, чтобы познакомиться. Кому-то важно ходить в клуб, чтобы показать себя – нарциссизм – это тоже эмоции. Кому-то нравится ходить в клуб, чтобы общаться, бегать вместе и быть в социуме – и это тоже эмоции. В США есть клубы, где персонал ходит топлесс - это тоже эмоции. Нам все это только предстоит. Мы только встаем на путь нишевания.

Илья тестирует залы

«Я, например, очень сильно мечтаю запартнериться с Макдональдсом, чтобы он давал при покупке трех бургеров бесплатную тренировку в подарок».

- А как ты теперь относишься к булочкам? Продуктовый ритейл со своими вкуснейшими, но вредными и калорийными продуктами – враг, конкурент или друг фитнес-бизнесу?

- Если бы я был адептом здорового образа жизни и правильного питания, я бы назвал это злом, но мы живем в объективной реальности и понимаем, что наше народонаселение будет активно есть фастфуд, меньше готовить дома, никуда мы от этого не денемся. И в этой связи мы – фитнес-индустрия - являемся неким балансом.

Продуктовый ритейл для нас - поставщики работы. Мы можем на противодействии с ними строить свои рекламные кампании или в партнерстве с ними привлекать внимание к нашим услугам. Я, например, очень сильно мечтаю запартнериться с Макдональдсом, чтобы он давал при покупке трех бургеров бесплатную тренировку в подарок. Я считаю, это честно и справедливо. Если хочешь не толстеть от питания, ты должен питаться каждые полтора часа семь раз в день из баночек, соблюдая БЖУ. Не все на это способны. Я, например, не могу, три раза уже пробовал, и меня сносит. Потому я понимаю, что когда я покупаю шаурму, за это придется заплатить. Так что, булочки - не друг, не враг и не конкурент. Это партнер.

На открытии нового клуба World Gym Красногорск. Представители фитнес-индустрии тоже едят торты.

- А кто враг или конкурент?

- Наши конкуренты - это алкомаркеты и рестораны. Потому что люди тратят там свое время. Когда они пьянеют - уходят в забытье, эйфорию, т.е. получают эмоции в другом месте. Вот это наши конкуренты, но никак не продуктовый ритейл и булочки.

- Расскажи про свои проекты, которые объединяют фитнес и туризм?

- Во-первых, мы запускаем в партнерстве с санаторием «Знание» действующую площадку World Gym Camp, которая будет в круглогодичном формате проводить групповые тренировки на территории санатория. При чем, это будет открытый кэмп, куда можно будет приходить и заниматься любому. Он направлен, в первую очередь, на популяризацию санаторного отдыха и демонстрацию его активной составляющей. Потому что среди людей моего возраста существует предубеждение, что отдых в санатории – это валяние на диване, питание по расписанию и безделье. Мы хотим вывести другое позиционирование, что для людей возраста старше тридцати это возможность побыть в другом воздухе, другом состоянии активности, попробовать разные тренировки и пройти чекапы здоровья. Также это популяризация того, что летний отдых на юге – это не только распитие алкоголя на пляже, это еще и фитнес на пляже.

В рамках отраслевых событийных площадок Global Fitness Forum мы будем делать так называемые воркшопы, на которых будем агрегировать предложения фитнес-клубов по возможности размещения фитнес-туров и предложения объектов размещения по возможности для этих фитнес-туров. Т.е. есть объекты размещения в курортных территориях – это Краснодарский край, Алтай, объекты, расположенные рядом с городами-миллионниками, которые хотели бы видеть у себя группы туристов. А есть фитнес-клубы, которые готовы предоставлять дополнительный сервис и вывозить людей в фитнес-туры и зарабатывать на этом дополнительный доход, но они не знают возможности площадок. И тех и других надо друг с другом знакомить, и мы начинаем это реализовать в рамках агрегации площадок уже с ноября месяца и вести всю эту историю к тому, что мы и сами становимся оператором фитнес-туров и при этом предоставляем экспертизу как для операторов со стороны фитнеса, так и турбиза.

- Ты живешь на несколько городов: откуда силы?

- Эта сила называется «шило в одном месте». Она, наверное, врожденная. Мне очень тяжело оставаться на одном месте в течение какого-то длительного периода времени. При чем, под местом я понимают вид, род, образ деятельности. И даже когда мы открывали магазины, после седьмого магазина я стал чувствовать дискомфорт. Когда я начинал заново заплывать в этот же круг, я понял, что у меня уже энергии, тонуса на повторение этого действия нет. Тогда у меня стали появляться помощники. Поэтому то, что меня питает – это возможность запускать что-то новое и каждый раз необычное. Я не операционный менеджер, мне нравится работать с людьми, которые горят тем, что они делают. Это иногда взаимный, иногда невзаимный вампиризм. Я подпитываюсь их энергией, но и отдаю свою. Наверное, сила в этом.

Один из постов в социальной сети о многочисленных командировках в рамках развития фитнес-индустрии в России и ближнем зарубежье.

- Как твоя семья относится к твоей активности и тому, что ты постоянно в разъездах?

- Конечно, мне хотелось бы больше времени проводить с детьми и подавать пример, но я стараюсь делать это хотя бы удаленно. Супруга относится с пониманием. Но иногда мне требуется пять дней проводить только с семьей во Владимире и ни на что не отвлекаться.

Во время забега с женами

«У меня есть правило – я пишу то, что думаю и думаю то, что пишу».

- Ты очень активен на свой личной странице в Фейсбуке и постоянно освещаешь свою деятельность. С чем это связано? Тебя просто прет или есть определенная цель?

- Скорее всего, дело в миксе. Мне нравится то, что я делаю, и мне нравится, что людям нравится, что мне нравится то, что я делаю. Поэтому я об этом рассказываю. Я, конечно, не писатель-прозаик и не профессиональный блогер, но я вижу, что людей мои истории цепляют.

У меня есть правило – я пишу то, что думаю и думаю то, что пишу. Я не сторонник того, что нужно писать три поста в день или как там принято. У меня нет контент-плана. Появляется мысль, и я ее публикую. И мне не важно, что кому то она может не понравиться. Я не считаю, что человек, который рассказывает о том, что он делает, должен каким-то образом фильтровать контент и не рассказывать то, что не нравится аудитории.

- То есть твоя активность - твоя личная инициатива, и она не связана с намеренным продвижением фитнес-индустрии или продвижением своего личного бренда?

- Конечно, это личная инициатива. У меня нет обязательств и необходимости об этом кричать и писать, но мне этого хочется. А вот формировать личный бренд – такой потребности у меня нет. Я сторонник того, что лучший способ формировать личный бренд – это не думать о личном бренде. Поэтому: «думаю, что пишу и пишу что думаю». Ругаюсь матом, посылаю людей, излагаю мысли, которые считаю необходимыми. Наверное, это мой подход к личному бренду.

Страница Ильи в Facebook

- Посты в социальной сети помогают развивать фитнес-индустрию?

- Да. Вокруг меня начинают собираться люди, которые так или иначе имеют отношение к отрасли и которые ищут в рамках нее развитие или решение задач. Т.е., возвращаясь к тому посылу, из которого я действую, - я хочу делать фитнес в России более популярным и хочу, чтобы люди больше уделяли времени активному образу жизни. В последнее время у меня получается стыковать этих людей и создавать новые проекты, потому что фитнес-бизнес в России еще непаханое поле. У нас еще нет ни одного системного инвестора, который, не будучи в индустрии, инвестировал бы сюда деньги, как это произошло в туристическом бизнесе, в ритейле, в телекоме. Но это вопрос времени. И чем больше мы будем об этом шуметь, тем быстрее эти инвесторы придут.

Мне хочется, чтобы отрасль менялась, чтобы в ней было больше клиентов, потому что так мы сможем зарабатывать больше денег. Я хочу, чтобы люди становились более активными и хочу становиться от этого богаче. Т.е. это такая меркантильно-идеолгическая составляющая.

«Скука, безразличие и инертность – это три составляющих, которые убивают любой проект».

- Не думаешь ли ты, что твоя увлеченность фитнес-индустрией также закончится, если тебе тяжело долго концентрироваться на одном деле? Если допускаешь это, чем займешься?

- Увлеченность заканчивается, когда становится скучно. Скука, безразличие и инертность – это три составляющих, которые убивают любой проект. На определенной точке необходимо вносить изменения в проект, чтобы начинался следующий виток. Сейчас мне тридцать шесть, я думаю, лет до пятидесяти я точно буду находить точки, чтобы подниматься на следующую ступеньку. Потому что возможностей в отрасли очень много. Даже если говорить про World Gym – это сеть, которая входит в топ-10, но не в топ-3, т.е. потенциала для роста только этой сети – хоть отбавляй. А возможностей для других форматов еще больше. Бери и делай. На самом деле количество идей, которые у меня лежат в копилке на проработку значительно больше, чем моих возможностей их реализовать.

- Какое самое нелепое предубеждение перед фитнесом ты встречал?

- Как ни странно, самое популярное, и, на мой взгляд, самое нелепое предубеждение в фитнесе, с которым я жил сам долгое время, звучит очень коротко – «мне некогда».

Я часто общаюсь с разными ребятами, которые видят, чем я занимаюсь и говорят: «Да, классно». А на мой вопрос: «А ты ходишь куда-нибудь?», говорят «Нет. Мне некогда». И вот с этим «мне некогда» нам и нужно бороться. Потому что человек чего-то не делает тогда, когда не считает это приоритетным, при этом он может выглядеть как загнанная лошадь, с синяками под глазами, уставший, по пятницам находит время засесть в баре с алкоголем, но на фитнес ему сходить некогда.

У человека в картине мира нет понимания, что фитнес может давать ему все то же самое, что ему дает бар по пятницам или чтение пабликов в интернете. Наша задача в отрасли - формировать у людей понимание, что фитнес – это не только походы в клубы. Поэтому когда люди говорят «мне некогда», я начинаю задавать дурацкие вопросы: «А ты хорошо спишь?». Или мальчикам – свои мальчиковые вопросы. А потом выясняется, что человек не думает не только про походы в клубы, но и про свой «be fit» в целом. И вот это, наверное, самое нелепое.

- И последний вопрос: насколько важно любить, то чем ты занимаешься и верить в это?

- На счет “любить” не знаю, но верить - да, обязательно. Потому что сохранять энергию длительное время трудно, и ее нужно откуда-то брать. И, скорее всего, из веры она и появляется. А еще я понимаю, что в фитнесе есть деньги, и я хочу эти деньги. Моя вера основана на том, что в этом есть потенциал, нет конкуренции, есть энергия и забота о людях в том числе. Так победим.

Интервью взято специально для конкурса vc.ru и банка «Точка».

#навсюголову

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Ульяна Жеринова", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u0430\u0432\u0441\u044e\u0433\u043e\u043b\u043e\u0432\u0443"], "comments": 45, "likes": 15, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 38133, "is_wide": false }
00
дни
00
часы
00
мин
00
сек
(function(){ var banner = document.querySelector('.teaserSberbank'); var isAdsDisabled = document.querySelector('noad'); if (!isAdsDisabled){ var countdownTimer = null; var timerItem = document.querySelectorAll('[data-sber-timer]'); var seconds = parseInt('15395' + '50799') - now(); function now(){ return Math.round(new Date().getTime()/1000.0); } function timer() { var days = Math.floor(seconds / 24 / 60 / 60); var hoursLeft = Math.floor((seconds) - (days * 86400)); var hours = Math.floor(hoursLeft / 3600); var minutesLeft = Math.floor((hoursLeft) - (hours * 3600)); var minutes = Math.floor(minutesLeft / 60); var remainingSeconds = seconds % 60; if (days < 10) days = '0' + days; if (hours < 10) hours = '0' + hours; if (minutes < 10) minutes = '0' + minutes; if (remainingSeconds < 10) remainingSeconds = '0' + remainingSeconds; if (seconds <= 0) { clearInterval(countdownTimer); } else { timerItem[0].textContent = days; timerItem[1].textContent = hours; timerItem[2].textContent = minutes; timerItem[3].textContent = remainingSeconds; seconds -= 1; } } timer(); countdownTimer = setInterval(timer, 1000); } else { banner.style.display = 'none'; } })();
{ "id": 38133, "author_id": 166631, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/38133\/get","add":"\/comments\/38133\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/38133"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791 }

45 комментариев 45 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
2

"есть еще несколько проектов, в которых я выступаю как маркетолог, который реализует стратегии контент-маркетинга и коммуникационного маркетинга на мелкосетевых объектах фитнес-индустрии. Я увлеченно создаю кластер фитнес-туров и хочу запустить управляемую систему организованного трафика от объектов фитнес-индустрии к туристическим объектам размещения в рамках фитнес-туров. Т.е. это обмен трафика от одной индустрии к другой"

Вот если бы не последняя фраза, то ничего бы не понял

Ответить
2

хорошо, что она есть, эта последняя фраза)

Ответить
0

От фитнес-клубов мало пользы, пока человек не заставит себя достигать цели. Я как постоянный клиент Алекс фитнеса (четвертый год), видел три разных клуба и нигде не видел "чудесных историй похудения" и "обретения формы". Одно исключение - это я сам.
Народ ходит месяц, потом видит - результата нет, перестает ходить.
Политика Алекса - вы только абонементы покупайте и не ходите, не надо. Если вы все придете в один день, нам ОМОН придется вызывать (или казаков с нагайками, чем там сейчас разгоняют, не знаю).
Поэтому те, кто в фитнес жирными приходят - те жирными и уходят.
А фитнес-няшки они и пришли туда фитнес-няшками

Ответить
2

В Алексе и так Ходынка. Отходила туда год, нормально заниматься можно было только по утрам перед работой. Сейчас взяла абонемент в зал аналогичного класса на три тысячи дороже, но хотя бы без очередей перед каждый тренажером.

Ответить
0

Зал надо брать рядом с домом. Это самое главное. Ни цена, ни бассейн/сауна не имеют никакое значение, если он не рядом.

Ответить
0

Ну так и... мне из-за переезда пришлось отказаться от кроссфита, т.к. добавлять в день полтора часа в дороге - так себе удовольствие

Ответить
1

Ну, слушайте, а кто сказал, что фитнес-клуб - это волшебная таблетка? Приводить в себя форму - это ежедневный труд. При этом, если у кого-то нет силы воли, это не значит, что фитнес не нужен. Люди ходят туда по разным причинам. Это же не только форма. Я тоже хожу, и для меня это не только форма, это еще возможность проветрить голову, отвлечься. Но и форма тоже) И здоровье и хорошее самочувствие)

Ответить
1

Одно исключение - это я сам.

Ответить
0

Извините, не удержался.

Ответить
0

Все просто, не хватает силы воли и организованности - доплачивай за тренера.

Ответить
1

Совершенно верно, но как показывает практика, то и с тренером не хватит, поддержание мотивации - это очень сложная и многофакторная цепочка и у каждого своя цепочка триггеров, но суть верна)

Ответить
0

поддержание мотивации

Нужна дисциплина, а не мотивация.

Ответить
2

фитнес, вообще, это ни разу не про дисциплину))) это про желание. А это немного другое)

Ответить
0

Конечно. Вставать каждый день в пять утра и бежать вне зависимости от погоды и настроения – это вообще не про дисциплину.

Ответить
0

ну я как подхожу - хочешь бежишь, не хочешь не бежишь :-) И я не знаю людей, кто бы ловил кайф от процессов занятий фитнесом, заставляя себя)

Ответить
1

Даже если хочешь, приходится немного заставлять себя. На улице может идти дождь или -10 и сильный ветер, всегда есть соблазн сказать себе: "Ну, не сегодня". Если решил "не сегодня", то велика вероятность, что и не завтра и т.д.
А бег вообще главный враг фитнес клубов. Если бегаешь, клуб вообще нафиг не нужен.

Ответить
0

Ну я вот бегаю, довольно много. И тренить хожу, потому что иначе бег все мышцы стопит.

Ответить
1

Это да, но trx петля и гантели решают эту проблему. Не считая баланс-борда и вело-станка).
Фитнес клуб это про что-то другое. Продать абонемент на год в уверенности, что 90% больше 5-ти раз не придут.

Ответить
0

Продать абонемент на год в уверенности, что 90% больше 5-ти раз не придут.

Пробежка и турники в парке (во дворе). Бесплатно. Но всем же «мотивация» нужна. Например, заплатить денег на год вперёд. ;)

Ответить
0

Чтобы соблюдать дисциплину - нужна мотивация)

Ответить
0

Нет, это работает не так. ;)

Ответить
2

Мотивация – это когда ты посмотрел ролик Nike Just Do It и побежал. А потом случилось плохое настроение, дождь пошёл, голова заболела, подъёма эмоций нет. На этом обычно всё и заканчивается.
А дисциплина не имеет привязки к эмоциями и душевным порывам. Есть цель и она должна быть выполнена вне зависимости от настроения и погоды.

Ответить
1

Вы все напутали)) Мотивация - это и есть то, что поднимает в дождь и снег и отсекает любые эмоции, потому что тебе нужно) Мотивация=цель, от которой нельзя отказаться.

Ответить
0

Мотивация – это побуждение к действию. Например, мотивационная речь перед игрой. Это эмоции, которые постоянно надо поддерживать.
Дисциплина – это порядок и сила воли.
Воспользуйтесь поиском, если запутались в терминах. ;)

Ответить
0

То, о чем вы говорите - это вдохновение. Реальная мотивация гораздо глубже. Мотивационная речь - вдохновительная речь, это вовсе не означает, что мотивация имеет короткое воздействие. Зависит от формы. Однако, без мотивации вы никогда не выработаете дисциплину. Чтобы это сделать, вам нужен мотив.

Ответить
0

Однако, без мотивации вы никогда не выработаете дисциплину. Чтобы это сделать, вам нужен мотив.

И какая мотивация у солдат в армии?

Ответить
0

Не сесть на губу)

Ответить
1

Глупости пишите, но с девушками я не спорю. ;)

Ответить
0

А что мотивировало вас? Поделитесь опытом)

Ответить
1

Я не знаю о чём говорить. Для меня очевидна разница между дисциплиной, силой воли, самоконтролем, и мотивацией, эмоциями, вдохновением. Последние: непостоянны, краткосрочны, изменчивы и всегда имеют серьёзную брешь в долгосрочной перспективе.

Ответить
0

А для меня мотивация - это главное. То что помогает выработать дисциплину и делать, когда не можешь. Не могу себе представить ничего, что бы выполнялось на одной только дисциплине без мотивации) Да, в общем-то, и дисциплины без мотивации нет

Ответить
0

Ну я рад за вас. А мне не нужно каждый раз искать мотивацию и поднимать эмоции (роликами, книжками, мечтами), чтобы выйти на пробежку. Потому что самодисциплина это и есть способность заставить себя предпринимать действия независимо от эмоционального состояния. Можете посмотреть документалки про любого профессионального спортсмена добившегося чего-то и увидите там тяжёлый труд, проявление силы воли и дисциплину, а не мотивацию, эмоции и вдохновение.

Ответить
0

Мотивация - это не эмоции и вдохновение) Мотивация - это стимул) Как раз таки безэмоциональный. Его не надо искать. Он есть, и он сам заставляет тебя делать то, что тебе может быть даже трудно или лень)

Чтобы у вас появилась такая самодисциплина, у вас должна же быть причина какая-то? Не просто так вы начинали? Так эта причина - это и есть мотивация.

Ответить
0

Мотивация - это не эмоции и вдохновение. Мотивация - это стимул) Как раз таки безэмоциональный.

Ульяна, спросите у гугла что такое мотивация.

Ответить
0

И вы тоже)

Ответить
0

Мотива́ция (от лат. movere) — побуждение к действию; психофизиологический процесс. Мотив (лат. moveo — «двигаю») — это обобщённый образ (видение) материальных или идеальных предметов, представляющих ценность для человека, определяющий направление его деятельности, достижение которых выступает смыслом деятельности. Мотив представлен субъекту в виде специфических переживаний, характеризующихся либо положительными эмоциями от ожидания достижения данных предметов, либо отрицательными, вызванными неполнотой настоящего положения.

Ответить
0

Так и что вас побудило начать совершать пробежки?

Ответить
0

Эмоция, которой давно нет, особенно по утрам. Я давно не бегаю с мыслями в духе «беги чтобы стань сильнее или нужно сбросить пару лишних килограмм перед летним сезоном». А просто размышляю о планах на день или чаще всего мысленно слежу за дыханием. Если бы мне каждый раз перед выходом требовалось искать мотивацию для чего я бегаю, то давно бы всё закончилось. Поэтому на протяжении длительного времени в парке всегда видно небольшое количество тех кто в любую погоду на пробежке (дисциплина) и тех кто перед сезоном (мотивация) сбрасывает пару лишних кг и забивает на это дело.

Ответить
0

так бегаете-то вы зачем?

Ответить
0

Видите, вам нужна постоянная причина вставать по утрам, так и получается, что девочка мотивирована сбросить 2 кг. На эмоциях (например, чтобы понравиться мальчику) выходит на пробежку, сбрасывает условно 2 кг (или мальчик разонравился) и конец истории. Мотивация закончилась.

Ответить
0

Я поняла, что наш подход отличается) Но мне интересно, как это происходит у вас. Т.е. вы бегаете просто так? Без цели? А зачем?

В чем смысл ваших пробежек?

Ответить
1

В чем смысл ваших пробежек?

Бегать и не задавать лишних вопросов. ;)

Ответить

Комментарий удален

0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления