Оффтоп Константин Рякин
1 145

«Огромное количество людей вместо «Матч ТВ» смотрят турниры по Dota 2 на пару с женой»

Интервью с основателем кировской компании UCC, которая специализируется на киберспортивных трансляциях и оценивается в $4 млн.

В закладки

Несколько лет назад Павел Шапкин занимался организацией небольших киберспортивных соревнований по Counter-Strike и Dota 2 в полуподвальных игровых клубах Кирова. После того, как опыт был масштабирован в Москве, уровень команд стал гораздо серьезнее, а букмекеры начали принимать на них ставки, он осознал величину охвата аудитории таких турниров в интернете, и решил сосредоточиться на трансляциях.

Теперь годовой оборот компании Павла UCC составляет $1 млн, а в ее кировском офисе работает около 50 сотрудников. Большая часть из них занята в студии — это комментаторы, режиссеры, операторы, дизайнеры и модераторы, которые приезжают сюда из самых разных точек страны от Калининграда до Урала.

В интервью Павел рассказал, как функционирует этот бизнес, почему он решил выстраивать его в регионе, отношениях с Азией и своих попытках создать в провинции киберспортивный кластер.

Павел Шапкин

В каких направлениях сейчас работает компания?

Мы стримим все турниры, какие только можем достать. За прошлый год из двух сотен турниров, которые в принципе были в СНГ по Counter-Strike и Dota 2, мы транслировали сто. Т.е. мы освещаем огромную долю существующих турниров. Но особенность заключается в том, что это турниры не tier-1, а tier-2, т.е. не самые престижные. Бизнес по организации трансляций киберспортивных турниров устроен так же, как и в любом спорте. Например, когда UEFA организует Чемпионат Европы, они продают права на каждый язык — в России выкупает права «Матч ТВ», в других странах другие каналы, в итоге это отбивает определенные расходы на проведение чемпионата. У нас есть конкуренты, очень крупные компании с большими инвестициями, например, холдинг ESforce, который выкупили за $150 млн. У них практически безлимитное количество денег на выкуп этих прав, и конкурировать с ними за трансляции tier-1 турниров непросто. Но мы начинаем это делать — сами привлекаем деньги, и очень близки к тому, чтобы забирать какие-то tier-1 турниры.

Что касается организации мероприятий, мы предложили ESL, самому престижному чемпионату мира, передать нам право приглашать по одной команде на каждый из их турниров. Т.е. выкупили слоты на участие, которые используем вместо призового фонда на наших соревнованиях. В итоге команды, которые хотят заранее обеспечить себе место на ESL, должны играть у нас — такую мы выстроили модель для всех наших мероприятий.

Кроме того, мы стараемся создавать свои продукты. Продаем киберспортивные коврики для мышки, продаем роялти на название UCC — например, получаем выплаты с каждого проданного кресла от компании DxRacer с использованием нашего бренда. Пробовали запускать UCC-жвачку. Есть большая аудитория, она вокруг нас ежедневно крутится, и мы должны совершать попытки что-то им продавать, кроме рекламы чужих продуктов. В форме эксперимента пробуем разные варианты, но пока ничего прорывного не нашлось, эти продукты мало востребованы.

Каков реальный размер аудитории?

Всего у нас 40 каналов в Twitch, они разнесены по языкам, по аудитории. Допустим, есть направление по Dota 2, и там выстраивается цепочка из 10 каналов, на каждом может сидеть параллельно по тысяче человек. Бывало, что у нас шло 13 эфиров параллельно. В месяц по охвату мы близки к миллиону человек.

Как вы вышли на организацию отборочных этапов в России для китайских турниров?

Это чисто романтическая история. У меня есть бизнес-партнер, Андрей, у которого просто шило в одном месте. Мы делали турниры только в России, а китайцы постоянно бомбили новостные сайты анонсами новых турниров. Андрей просто взял и написал сообщение всем самым крупным китайским игрокам на рынке: «Мы прилетаем в Китай и хотели бы организовать с вами встречу». В итоге все до одного согласились встретиться, включая Alibaba Group, которые анонсировали турнир на $5 млн, включая WCA и прочих менее известных организаторов. Они дали добро на встречу, мы просто взяли папки и полетели в Китай. Зашли к ним в офис, стали рассказывать о себе: «Мы из Кирова, в России делаем турниры. Вам нужно чем-то помочь?». И, как ни странно, все эти компании согласились: «Да, вы знаете, неплохо было бы получить помощь в России». Прямо там мы подписали контракты и стали делать турниры для WCA, для WESG и других.

По сути, это была, конечно, авантюра, но на самом деле китайцам очень сложно масштабироваться, у них своеобразное видение ситуации, и им непросто выходить за пределы Китая. Им нужны хорошие партнеры, и этими партнерами стали мы.

Офис компании

Решение строить этот бизнес в Кирове было принципиальным или рациональным?

Это полностью рациональное решение. Мы начали свое развитие здесь, но у нас была и остается возможность переехать. При этом мы четко понимаем, что инфраструктура в таком городе как Киров, который находится по региональному ВПП на одном из последних мест в стране, — невероятно дешевая. С учетом того, что мы претендуем на малобюджетный контент tier-2 турниров, нам нужно создавать этот контент с минимальными издержками. Себестоимость бизнеса должна быть маленькой, поэтому нахождение в регионе — наше конкурентное преимущество. Холдинг ESforce сегодня не может создать контент с такой себестоимостью, поэтому tier-2 они вообще не делают, а мы это умеем.

А в Азию не думали переехать? По примеру Aviasales или LinguaLeo.

Для нас очень важно качество интернета, а там есть с этим проблемы. В Тайланд и близлежащие страны переезжает очень много фрилансеров. Для них, мне кажется, это удобно — разницы всего четыре часа, вечером поработал, весь день отдыхаешь. Но если крупная компания туда переезжает, то это действительно принципиальное решение, когда у руководителя компании что-то перемкнуло в голове, и ему важно жить у моря. Если бы мне было важно жить у моря, то мы бы, может, и переехали, но для меня это не играет такой роли.

В Кирове очень комфортно — самолет до Москвы летит 1 час 15 минут. Понятно, что основные лица, принимающие решения по деньгам, находятся в Москве, но жить из-за этого в Москве не обязательно. В современном мире со всеми самолетами и интернетами, наоборот, круто строить бизнес где-то в регионах. Если посмотреть на опыт IT-компаний, то многие из них находятся именно в регионах, а не федеральных центрах или столицах. IT-стартапы, которыми волной накрыло весь мир, связывает то, что их первой целью было не умереть с голода. И если бы они это делали из Нью-Йорка, то скорее всего сидели бы сейчас в тюрьме за воровство в продуктовом магазине.

Один из офисов G2A, самой крупной компания по продаже компьютерных игр, находится в польском городе Ржежев. Т.е., чтобы туда попасть, мы летели до Варшавы, а от Варшавы на каком-то винтовом самолете в этот Ржежев, где пятиэтажные дома и один советский памятник.

Пару лет назад вы анонсировали проект под заголовком «Вятка — столица киберспорта»…

Вятка и есть столица киберспорта. Мы здесь, значит столица переносится сюда. (Смеется.) Петр I же переносил столицу, и мы тоже можем. Мы строим здесь самую крутую компанию в мире, и Киров имеет все шансы стать столицей киберспорта. Почему нет?

А если смотреть объективно?

Суть была в том, что мы анонсировали создание факультета киберспорта в опорном вузе. Заголовок, который тогда стал скандальным, по ошибке поставили мне за спину местные ребята-дизайнеры, когда я выступал в Областном дворце молодежи. Там было написано: «Вятка — центр киберспорта мира». (Смеется.) На самом деле, мы хотели сделать Киров образовательным центром по киберспорту. Потому что тогда в России их не было, хотя индустрия легализовалась, появилась необходимость в большом количестве кадров. Это спорт, но до сих пор ни один университет не учит специалистов в этой области. Такой проект был, мы его разрабатывали с Правительством, Министерством информационных технологий, губернатор был в курсе, ректор университета дал личное добро этому проекту. Но в итоге я попал на снимок, где у меня за спиной написано «Вятка — центр киберспорта мира», а я выступаю с горящими глазами и широкими жестами. Начался скандал, и все подумали, что мы хотим построить «Нью-Васюки».

В первую очередь, люди оказались не готовы к тому, что Правительство вгружается в киберспорт. Для многих людей, для поколения наших родителей, киберспорт — это опасность. Взрослое поколение пока не видит возможностей, которые дает киберспорт. Были комментарии в духе: «У нас дорог нет, и рожь не колосится, а вы тут бездельников плодите». Ректор университета — это должность выборная, и, соответственно, они крайне не заинтересованы в разных непопулярных решениях. А факультет киберспорта — очень непопулярная идея и среди преподавателей и среди обычных людей. Негативное общественное мнение, неправильный резонанс — и мы решили этот проект отложить, но у него есть все шансы реализоваться.

Постер, сделанный еще в рамках совместного проекта в опорным вузом

А как насчет того факта, что интересных региональных киберспортивных мероприятий в Кирове не проводилось уже года два?

А зачем они здесь? Их не обязательно здесь проводить. Идея была не в этом. К примеру, футбольной команде, чтобы войти в сезон, нужно поехать на сборы — для этого есть, например, Сочи. Так же и Киров мог бы стать городом, куда команды ездили бы просто готовиться. Я думаю, что инфраструктура здесь достаточно хорошая, чтобы готовить киберспортсменов для входа в сезон. Здесь можно построить образовательные центры, центры подготовки, психологические центры. Правительство было готово. Не обязательно проводить здесь соревнования. Достаточно просто сделать центр притяжения всех спортсменов. А турниры — турниры, пожалуйста, в Москве. Здесь даже логистика не позволит всех привести для соревнований.

Раньше мы делали здесь региональные мероприятия, и хотели сделать одно этим летом с единственной целью – подогревать ребят, которые здесь находятся. Потому что, раз уж мы здесь, то это на нашей ответственности. Но никаких коммерческих целей здесь быть не может, у нас даже партнеров российских практически нет — все партнеры европейские, китайские, есть и украинские.

Насколько сейчас легко работать с украинскими партнерами?

Вообще нелегко. С любыми зарубежными партнерами сейчас нелегко. Если деньги приходят из-за границы, на них очень подозрительно смотрят. У нас очень жесткие в этом плане законы. Было несколько очень неприятных случаев, когда у нас замораживали счета. Был случай, когда нам приходили деньги из Китая, под эти деньги уже была взята техника и привезены люди, но руководитель финансового отдела банка просто блокировал перевод, исходя из своих личных переживаний. Это про Китай, с которым у нас все в порядке, а украинские деньги получить в России в принципе невозможно.

Такая государственная политика вынуждает международный российский бизнес открывать счета в зарубежных банках — других вариантов у нас нет. Хотя мы не занимаемся терроризмом, нас никто не финансирует. Мы делаем свой бизнес честно, у нас отличные дружеские отношения с украинскими партнерами. В прямом смысле партнерами, а не в том, в котором об этом говорит Владимир Владимирович.

Насколько сильно в киберспорт проникает политика?

Пока не проникает. Я думаю, что может проникнуть в ближайшее время, когда киберспорт станет еще более значимым явлением, когда его заметят. Однажды это произойдет, потому что, по сути, мы работаем на территории врага, если говорить условно. Интернет для власти сейчас — территория врага, территория Навального. Может быть, только Гоблин здесь против него выступает. Но пока нашу значимость не осознают — у нас все спокойно. Познер однажды сказал: «Чем меньше значимость информационного канала, тем он более свободный».

Офис компании

В одном из интервью вы говорили, что этот бизнес мало чем отличается от торговли сосисками или любым другим продуктом — все подчиняется основным принципам любого бизнеса. В другом интервью я прочитал, что до этого вы владели салоном красоты, который через полгода разорился. Если все подчиняется одной логике, почему с салоном красоты у вас не получилось, а со стримами получается?

Я говорил о том, что разницы между тем, чтобы продавать пиво или продавать сосиски, по большому счету нет — технология одна и та же, везде надо продавать. Но иногда люди, которые продают сосиски, думают: «У нас очень специфичный бизнес – это же сосиски! Это вам не хлеб, это серьезно». На самом деле, разницы нет. Это мое мнение.

Что касается того, почему салон красоты прогорел: тогда я был другим человеком. Я профессионально играл в покер, выиграл какие-то деньги, покер запретили в стране и тогда я подумал, что нужно что-то делать с деньгами. Мне позвонил мой лучший друг и сказал, как это обычно бывает: «Есть нереальная тема — нужно купить салон красоты, но деньги надо отдать уже завтра». Мы познакомились с директором, который продавал это тонущее судно, посмотрели и подумали: «Можно же цены просто поднять, и тогда в плюс выйдем». Вот такой был уровень подхода. Так через полгода и разорился, потому что сделали услуги дороже и забыли обо всем остальном.

Можно сказать, что тогда мы купили опыт. После этого появилась концертная компания и рекламная компания уже с другим подходом. Но там тоже было много ошибок. Все, что тогда случилось, позволило мне понять, как строится настоящий бизнес — мощный и крепкий. Я понял, как выстраивать отношения с партнерами, насколько они должны быть честными, доверительными и прозрачными, как нужно работать с людьми. Понял, что бизнес — это не вертеться, как уж на сковородке, а серьезный и фундаментальный подход.

В покер до сих пор играете?

Поигрываю иногда. В прошлом месяце играл, честно скажу, и очень этим недоволен. Из-за покера я бросил два высших образования — учился параллельно и нигде не доучился. Считал, что смогу построить большую покерную карьеру, переезжал для этого в Петербург. Недавно у меня был перерыв в полгода, и тут меня все-таки занесло, решил поиграть. В общем, остался в плюсе, но сколько времени я на это потратил и сколько ночей убил…

Самое странное, что после того, как в 2009 году покер-клубы запретили, их стало гораздо больше, чем в момент их легального расцвета. Но, наверное, лучше закончить эту тему.

Тут, так или иначе, много раз упоминалось, что аудитория возрастная. Ютуб тоже обрел свою значимость за счет возрастной аудитории, но некоторые блогеры не смогли справиться с собственным взрослением, либо взрослением аудитории — в итоге вылетели из информационного поля. Не боитесь, что когда ваши зрители вырастут и перестанут играть, то вы не сможете найти общий язык с новым поколением?

Моя гипотеза заключается в том, что киберспорт ничем не отличается от традиционного спорта. Мальчишка бегает, пинает мяч и мечтает стать Месси. В какой-то момент он осознает, что Месси уже не станет, приземляется и начинает жить дальше. Таким образом, он превращается из любителя футбола в зрителя: он с детства впитал эту философию, понимает футбол и дальше смотрит его по ТВ. В киберспорте работает тот же механизм: ребенок с детства играет в компьютерные игры, впитал их дух и вырастает зрителем киберспортивных трансляций. Аудитория развивается, становится взрослее, но от этого она не перестает любить футбол или киберспорт.

Я точно знаю, что огромное количество людей приходят домой и вместо того, чтобы включить «Матч ТВ», просто смотрят «Доту» с женой. Вот прямо так: «Дорогая, давай посмотрим «Дотку»». Для кого-то это дико прозвучит, а для кого-то — абсолютная норма. Множество людей остаются приверженцами своих детских увлечений, и я считаю, что это нормально. Да, у нас ядро аудитории — 17 лет, а те, кто старше 27-и, уже мало нас смотрят, но если взглянуть на американскую статистику, то средний возраст — 40 лет. В Америке очень сильно развита продажа консолей, их спокойно покупают взрослые мужики, рубятся в игры и так же точно смотрят трансляции. Ничего не мешает и нам прийти к этому среднему возрасту. И мы придем.

Интервью взято специально для конкурса vc.ru и банка «Точка».

#навсюголову

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Константин Рякин", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u0430\u0432\u0441\u044e\u0433\u043e\u043b\u043e\u0432\u0443"], "comments": 5, "likes": 11, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 38210, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Thu, 17 May 2018 16:59:49 +0300" }
{ "id": 38210, "author_id": 171584, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/38210\/get","add":"\/comments\/38210\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/38210"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791 }

5 комментариев 5 комм.

Популярные

По порядку

5

Вообще первый раз о них слышу. Рухаб, Старладер. А это кто такие? Первый раз слышу. А так трансляции смотрю только когда вечером начинаются по Москве. Жена говорит сколько можно играть в эту херню и со мной не смотрит. Очень помогает разгрузить мозг от рутины и сложных задач. Хобби у всех разные :)

Ответить
1

Скоро чую бицуху качать будут у виртуальных героев - киберспорт!!!

Ответить
1

Это просто потому что матч ТВ ущербный канал для отмыва . 7ТВ на вас не хватает...

Ответить
1

я не геймер, но сражения танков интересней!

Ответить

0

Лол, кто это вообще?

Ответить

0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }