Движение на сопротивление как способ построения бизнеса в России

Генеральный директор компании «Стройэкология» Роман Беловоленко — о сложностях рынка и красоте природного камня.

В закладки
Роман Беловоленко, 39 лет, генеральный директор компании «Стройэкология», отец четырёх детей, боксёр, мой брат, устойчивый, крепкий, определённый, как природный камень, которым он занимается

В состоянии перенасыщения рынка товаров и услуг потребителя часто пытаются привлечь экстравагантными бизнес-идеями. И пока одни играют на человеческих причудах, создавая эксцентричные стартап-проекты (которые, справедливости ради стоит отметить, часто оказываются своевременными, полезными и рентабельными), другие идут проторёнными дорогами, пытаясь занять свою нишу, в уже сложившемся сегменте. Что сложнее? Вопрос спорный, да и неглавный. Главное – это история одного человека, который хотел большего.

Не каждый способен начать собственный бизнес. Для этого нужен определённый толчок. Ты помнишь момент, когда ты решил работать на себя?

– В юности я занимался боксом. В спортивной школе обязательной была производственная практика. На заводе я увидел, что кто-то работает больше, кто-то меньше, а получают все одинаково. А были люди, который вообще могли не работать, как мы, приходящие в том момент на практику, а получали при этом больше всех. Я помню глаза простых мастеров, которые, конечно, понимали, что мы с ними получаем одни и те же деньги… Тогда у меня в голове появилась мысль, что я не хочу жить так, как большинство, я хочу большего. Строгий рабочий регламент, фиксированный оклад, не зависящий от выполняемой работы, не для меня. Я понял, что хочу коммерчески оценивать свою деятельность самостоятельно, и свой бизнес даёт мне это. Здесь всё зависит только от меня. Как сработал, так и получил. В неудачах, отсутствии денег винить некого. Нет начальника «дурака», есть только моя ответственность. Надо включать голову, держать удар, всегда быть в тонусе.

– В каком году появилась «Стройэкология», организация, занимающаяся природным камнем?

– Мы вышли на рынок в 1999 году, были одними из первых в Воронеже. Мои старшие партнёры заинтересовались темой продажи природного камня, эта ниша показалась нам перспективной. Тогда я впервые увидел природный облицовочный камень из Ростовской области с разнообразной цветовой гаммой. Понял, что камень – это мой материал. Сильная энергетика камня – это не просто слова, он формируется миллионами лет. Прелесть природного камня в том, что он неповторим. Камень уникален по своему цвету, по форме. Даже если мы пилим из него плитку заданной формы, цветовая палитра всегда уникальна. Никакой искусственный материал не сравнится с природным по эстетическому восприятию.

– Ты рассказываешь с точки зрения эмоций, а если ближе к материальному – это направление на тот момент показалось вам рентабельным?

– Сейчас это может показаться странным, но мы особо не думали о рентабельности. Конечно, мы пытались просчитать риски, соотнести их с прибылью, но чёткого бизнес-плана не было. Нам показалась это интересно, мы и начали. Но быстро стало понятно, что воронежский рынок ещё не готов к такому направлению, поэтому я собрал сумку и уехал в Москву, туда и перебралась наша деятельность. Решение было принято в два дня. Первые несколько лет работы «Стройэкологии» были только для московского потребителя за исключением работ по городскому благоустройству.

– Что значит рынок не готов?

– Сейчас уже очевидно, что воронежский рынок продаж природного камня очень сильно отличается от московского. Не в разы, в десятки раз. Это связано с традициями разных городов и, конечно, в большей степени с достатком людей. Например, многие привыкли к асфальту, бетонной плитке – это ровненько и можно подмести, а мощение камнем такие люди не принимают категорически, из-за природной неровности. В Ростовской области почти в каждом дворе присутствует природный камень. Это обусловлено региональной добычей. В Воронеже добычи нет. В Москве люди более открыты новому, спрос соответственно больше.

– А фактор цены не является решающим? Еще с советских времён природный камень в интерьере – это признак роскоши и богатства. Сейчас не так?

– Давно не так. Природный камень подходит и для людей с разным достатком – и для тех, кто хочет подороже, и для тех, кто хочет подешевле. Ценник за квадратный метр природного камня от 100 рублей до 700 – 900 рублей (уральские златолиты, лемизит, сланцы), пиленая плитка из этого камня свыше 1000 рублей.

– Из Москвы ты всё-таки опять вернулся в Воронеж? В каком году?

– Я вернулся и окончательно закрепился в 2005 году. Вернулся потому, что в Воронеже параллельно было несколько интересных проектов, которые могли бы «выстрелить». Так, «Стройэкология» окончательно перебралась в Воронеж.

– Сколько денег было вложено в бизнес в 1999 году?

– В то время я ещё не был соучредителем, деньги были у партнёров. 1,5 тысячи долларов стоило привезти машину камня в Москве. Я находил заказчика, брал предоплату. Так и работали. У нас не было складов, на которых бы хранился камень. Потом уже по моей инициативе на базе московского садового центра «Ландшафтный дизайн» на Калужском шоссе мы открыли первую розничную точку. На заработанные деньги уже могли понемногу наполнять склад.

– Какой сейчас годовой оборот у «Стройэкологии»?

– Ооо, думаю, цифры озвучивать не стоит. Важно, что начинали мы с заёмных средств, а сейчас в Воронеже 4 розничных точки на разных направлениях выезда из города и центральный склад, где мы сейчас находимся. У нас есть распиловочный цех и галтовочные барабаны для обработки камня. Сейчас сайт переделываем, запускаем онлайн продажи. Сделали в прошлом году сеточную витрину, потихоньку обновляем оборудование.

– Воронежский рынок сейчас конкурентный?

– Вполне. Фирм много этим направлением занимается. Не знаю насколько успешно.

– Не мониторите конкурентную среду?

– Мониторь не мониторь, реальную прибыль всё равно никто не расскажет.

– А в чём ваше конкурентное преимущество?

– Однозначно в ассортименте. В стране такого ассортимента в наличии на складе больше никто не предлагает, все в основном работают только под заказ на примере образцов. Скоро у нас появится карельский камень – метабазальт, малиновый кварцит, из которого сделан саркофаг Наполеона, расширяется ассортимент камня с Урала, около 50 позиций. Перспективная позиция – крымский ракушечник: выглядит благородно, при этом за счёт пористой структуры сохраняет тепло, что позволяет экономить на отоплении, по весу лёгкий, но прочный. Наша цель сейчас – расширение линейки декоративной крошки из природного камня, которая используется для внутреннего и внешнего благоустройства.

– Вы уже на рынке более 10 лет. Сложно ли строить бизнес в России? Чего не хватает системе малого бизнеса?

– Ничего нового я здесь не скажу. Основная проблема – кредитование, точнее практическое его отсутствие. В настоящее время это проблема, на мой взгляд, непреодолимая. Возможно, кто-то и использует программы господдержки. Но, насколько я знаю, эти схемы построены на откатах. Цена вопроса не только кредитная ставка. Без залогового имущества получить кредит невозможно. Мы берём деньги, но это под 24 % годовых.

– Много!

– Это, конечно, много, но мы считаем, что нам очень повезло. При рассмотрении кредитных заявок нам в основном отказывали или изначально предлагали невыполнимые требования. Кредит на увеличение оборотных средств под существующий товарный запас не дают, так как природный камень считается неликвидным товаром, для банка – это просто щебень. А залога в виде недвижимости у нас нет. Конечно, разумное зерно в такой банковской системе есть. Но для нас получается выгоднее кредитоваться по ставке на 100 % выше возможной и у частных инвесторов, которые дают деньги под моё честное слово.

– Выход есть?

– Из такой ситуации – нет, только частные инвесторы. Работа идёт, мы постепенно наращиваем обороты. Но много съедает аренда. Деньги, которые мы тратим на аренду, моли бы быть использованы как выплаты по кредиту за земельный участок, но чтобы банк дал кредит, нам потребуется залоговое имущество. Землю, как квартиру, в ипотеку, не возьмёшь. Круг замыкается. Около 2 млн. в год мы тратим на арендные платежи, а могли бы выкупать что-то своё.

– Давай представим такую ситуацию: тебе дали на развитие любого бизнеса 1 млн. долларов. Во что бы ты его вложил?

– Большую часть суммы вложил бы в покупку земельного участка для развития материально-технической базы бизнеса (складские помещения, цеха, торговые площадки, офисные помещения, оборудование). Тогда появилось бы залоговое имущество. Это позволило бы и кредит для дальнейшего развития взять. Можно было бы подумать и про расширение в строительный бизнес, садово-парковое благоустройство…

– Пик успеха у «Стройэкологии» был или он впереди?

– Пик у нас впереди. Уверен!

– Планами на будущее поделишься?

– За годы работы мы реализовали много масштабных проектов, значимых для Воронежа. Надеемся на дальнейшее развитие. Планируем сделать ещё один большой склад на другом берегу города. Это цель ближайшего года. В планах также выход всё-таки на московский регион, трасса М4 – лучшая дорога, стоимость доставки по Москве и стоимость доставки от Воронежа до Москвы не будет значительно разниться. Например, мы можем 20 тонн любой продукции доставить в Москву бесплатно, и это будет выгоднее, чем покупка того же объёма товара в Москве на 10-15%. В этом направлении стоит работать через интернет-продажи. Есть мысли заниматься строительством домов коттеджного типа из природного камня. По предварительным расчётам себестоимость такого строительства как минимум не будет превышать строительство кирпичного дома с дополнительной внешней и внутренней отделкой. Планируем развивать направление декоративных садово-парковых изделий (вазоны, кашпо, лавки, урны, фонтаны, водоёмы) из крошки природного камня по технологии вибро-литья. По этой технологии изделие внешне мало отличается от изделий из монолита камня.

– Слушаю тебя – всё с такой сложностью происходит. Движение на сопротивление. Как думаешь, в нашей стране возможна « success story»?

– Сложно всегда будут, в любом деле. Когда мы начинали, никто не верил, что это во что-то большее может перерасти. А переросло. Всё, что сейчас существует – это полностью моё видение. Что-то, конечно, подсмотрено у более успешных конкурентов, но и своего вложено очень много. Сопротивление, действительно, есть. Но в преодолении сложностей есть свой смысл.

– Есть ли в твоём бизнесе идея или это просто зарабатывание денег?

– Деньги не пахнут – истина старая. Но мне есть разница, что продавать. Между бетонными плитами и природным камнем я однозначно выберу камень. Конечно, если бы я мог больше заработать в каком-то другом месте, я бы, скорее всего, туда и ушёл. Но на данном этапе у меня получается здесь. Перспективы здесь есть. Так что работаем.

– У тебя четверо детей, хотелось бы, чтобы дети продолжили дело?

– Мыслей о семейном бизнесе у меня никогда не было. Это всё-таки не настолько высокорентабельный бизнес. Кроме того, здесь много ручного, физического труда. Поэтому настаивать не буду ни на чём.

– За годы работы на рынке продаж жалеешь о чём-нибудь?

– Сложно сказать. Если бы вдруг всё можно было повернуть, я, скорее всего, остался бы с бизнесом в Москве, постарался бы закрепиться там. Это город других возможностей. Поэтому и сейчас мы делаем ставку на московский регион.

– Заметила в твоём кабинете благодарственные письма за помощь благотворительному фонду, содействие в благоустройстве городских площадок. Это значительная часть твоей деятельности?

– Никогда не думал про это. Стараюсь по возможности помогать людям. Для меня это очень важно, по-другому я не могу.

#Навсюголову

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Яна Беловоленко", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u0430\u0432\u0441\u044e\u0433\u043e\u043b\u043e\u0432\u0443"], "comments": 2, "likes": 3, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 38920, "is_wide": true }
00
дни
00
часы
00
мин
00
сек
(function(){ var banner = document.querySelector('.teaserSberbank'); var isAdsDisabled = document.querySelector('noad'); if (!isAdsDisabled){ var countdownTimer = null; var timerItem = document.querySelectorAll('[data-sber-timer]'); var seconds = parseInt('15388' + '59599') - now(); function now(){ return Math.round(new Date().getTime()/1000.0); } function timer() { var days = Math.floor(seconds / 24 / 60 / 60); var hoursLeft = Math.floor((seconds) - (days * 86400)); var hours = Math.floor(hoursLeft / 3600); var minutesLeft = Math.floor((hoursLeft) - (hours * 3600)); var minutes = Math.floor(minutesLeft / 60); var remainingSeconds = seconds % 60; if (days < 10) days = '0' + days; if (hours < 10) hours = '0' + hours; if (minutes < 10) minutes = '0' + minutes; if (remainingSeconds < 10) remainingSeconds = '0' + remainingSeconds; if (seconds <= 0) { clearInterval(countdownTimer); } else { timerItem[0].textContent = days; timerItem[1].textContent = hours; timerItem[2].textContent = minutes; timerItem[3].textContent = remainingSeconds; seconds -= 1; } } timer(); countdownTimer = setInterval(timer, 1000); } else { banner.style.display = 'none'; } })();
{ "id": 38920, "author_id": 174570, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/38920\/get","add":"\/comments\/38920\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/38920"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791 }

2 комментария 2 комм.

Популярные

По порядку

Комментарий удален

0

Ну это такой "Воронежский маркетинг" ;) Очень часто стала замечать, что с Воронежа статьи на vc публикуют)

Ответить
0

Друзья! Формат интервью, не предполагал рекламу продукции и деятельности организации . Сестричка попросила рассказать, как начинал, что делал...зачем. Это если интересно ,прочитай и поделись мнением,.Наверняка, что-то неполучилось, или получилось) совершенно открыт для диалога! Спасибо Вам!

Ответить

Комментарий удален

0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления