{"id":13591,"url":"\/distributions\/13591\/click?bit=1&hash=df3f51932e322e3fb35802787499cfa73234707acb315167066f304d6d8cee2b","title":"\u041a\u0443\u043f\u0430\u0436\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435 \u0447\u0430\u044f \u0438 \u044d\u043a\u0441\u043a\u0443\u0440\u0441\u0438\u0438 \u0432 \u0442\u0430\u0431\u0443\u043d: \u043a\u0443\u0434\u0430 \u0435\u0445\u0430\u0442\u044c \u043d\u0430 \u0442\u0438\u043c\u0431\u0438\u043b\u0434\u0438\u043d\u0433","buttonText":"\u0427\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c","imageUuid":"d85f2cfe-e0d7-5ad7-8507-983bc3b55643","isPaidAndBannersEnabled":false}

Принцы и единороги: как в арабском мире появились стартапы Статьи редакции

Bloomberg рассказывает, почему страны Ближнего Востока бросились инвестировать в технологии.

Перевод подготовлен изданием «Идеономика».

В быстроразвивающейся динамичной экономике появился новый способ купить автомобиль: выбрать понравившуюся машину на дороге, сфотографировать на телефон, и приложение свяжется с продавцами похожих автомобилей рядом с вами и даже поторгуется за более низкую цену — и всё это за несколько минут.

Это приложение примечательно не только из-за техники, но и расположения — Дубаи. Несколько месяцев назад Тарек Кабрит, совладелец Seez, стартапа, который делает это приложение, оставил звездную карьеру в Deutsche Bank и суверенном фонде Mubadala Investment в Абу-Даби, чтобы сосредоточиться на своем новом предприятии.

И хотя подобный шаг довольно распространен в Северной Америке и Западной Европе, это казалось неслыханным на Ближнем Востоке (за исключением Израиля), где, несмотря на нефтяное богатство и возрастающее распространение смартфонов, еще не было культуры стартапов. До недавнего времени.

Пока арабские правительства стремятся диверсифицировать продажи сырой нефти, молодые, богатые и технологически подкованные группы населения запускают новые компании и добиваются от местных инвесторов поддержки.

Предпринимательство

«Куча людей моего поколения рассматривает это как возможность перейти к предпринимательству», — говорит Кабрит, добавляя, что семья и друзья считают его сумасшедшим.

Согласно подсчетам Bloomberg, в прошлом году в странах Ближнего Востока было привлечено более $3 млрд инвестиций в технологии.

Этот сдвиг в значительной степени был вызван интересом со стороны. Так, в марте компания Amazon приобрела расположенную в Дубае платформу для электронной торговли Souq.com за $580 млн, шокировав местных жителей. А в последнем раунде размещения ценных бумаг Careem Networks, региональный конкурент Uber, с помощью Daimler и саудовского миллиардера принца аль Валида бин Талала стал единственным на Ближнем Востоке единорогом — технологическим стартапом с оценкой в более $1 млрд.

Венчурная компания в Дубае Walid Hanna of Middle East Venture Partners назвала оба шага «призывами к пробуждению инвесторов не игнорировать значительные возможности стартапов в регионе».

По цепной реакции деньги и таланты стекаются на местную стартап-арену.

Богатые инвесторы

На сегодня среди инвесторов — самые богатые люди Персидского залива и крупнейшие компании. Ален Бейджани, генеральный директор дубайской компании Majid Al Futtaim Holdings, принадлежащей самому богатому человеку на Ближнем Востоке, говорит, что компания стала уделять больше внимания этой области (хотя и отказывается конкретизировать). В этом году они инвестировали в Fetchr, который предлагает услуги по доставке и логистике для фирм интернет-торговли. Абдулрахман Тарабзуни, подданный Саудовской Аравии, работавший в Google в Кремниевой долине, вернулся в прошлом году, чтобы запустить инвестиционный фонд стоимостью $ 500 млн для новых технологий в Saudi Telecom.

Дубайский магнат Мохаммед Алаббар говорит, что привлек $1 млрд от инвесторов, чтобы вложить в развитие технологий в дополнение к $1 млрд, который он задействовал с суверенным фондом богатства Саудовской Аравии, чтобы создать платформу для интернет-торговли Noon. Год назад Фонд общественных инвестиций Саудовской Аравии заявил, что готов вложить $1,1 млрд в венчурные компании королевства.

По словам Тарабзуни, тут есть огромные возможности для роста. «Возьмите общий фонд доступных венчурных средств и разделите их на любой показатель — ВВП, население, подключенных пользователей, — и цифры будут говорить сами за себя в сравнении с развитыми экономиками, — говорит он. — Мы не говорим о необходимости удвоить или утроить показатели, чтобы добраться до этих уровней, мы видим необходимость более чем 10-кратного увеличения».

Почему арабскому миру требуется так много времени, чтобы наверстает упущенное, — тема для споров. «Система образования, доступность финансирования, отсутствие законов о банкротстве и хорошо оплачиваемые рабочие места в государственном секторе не способствовали желанию идти на риск и предпринимательскому духу в этом регионе», — считает главный экономист Коммерческого банка Абу-Даби Моника Малик.

Ближе к дому

Доступность финансирования ближе к дому станет значительным изменением для региональных стартапов. Когда Джой Аджлуни была соучредителем Fetchr в Дубае, все $11 млн, которые привлекла эта идея, пришли из Кремниевой долины. Последний раунд выпуска акций в мае привлек $41 млн от девяти инвесторов — семь из них базировались в Персидском заливе.

«Если бы мы не получили денег из Кремниевой долины, мы бы ничего не добились, — говорит она. — Теперь мы видим, как инвесторы в регионе начинают опасаться, что могут упустить еще один значительный проект».

Казалось бы, Персидский залив просто создан для стартапов. По данным Международного валютного фонда, в двух крупнейших экономиках — Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратах, — доход на человека составляет $22 000 и $40 000. Согласно докладу Ericsson AB, в период с 2016 по 2022 год в странах Ближнего Востока и Африки ожидается трехкратное увеличение количества подписчиков на широкополосные сети мобильной связи.

Но для того, чтобы раскрыть местным жителям потенциал, на котором они сидели, потребовался интерес со стороны.

Соглашение Souq.com и оценка Careem в миллиард долларов были «вспышкой молнии для экосистемы», которая заставила инвесторов понять, что настало время вкладывать деньги, говорит Кристофер Шредер, американский венчурный инвестор и автор книги «Восхождение стартапа: предпринимательская революция, меняющая Ближний Восток».

«В регионе живет 350 миллионов человек, и через два года распространенность смартфонов составит почти 70%», — заявляет он.

Росту также могут способствовать зарождающиеся, хотя и остающиеся пока в тайне, отношения между Израилем и королевствами Персидского залива.

«Израиль и арабские страны, в частности страны Персидского залива, находятся на пороге новой эры сотрудничества, в отношении технологий, сельского хозяйства и водных инноваций», — говорит Эрел Маргалит, депутат лейбористской партии Израиля и бывший венчурный инвестор, который планирует встретиться с людьми, работающими в стартапах Дубая, Абу-Даби, Каира и Марокко, в этом месяце в США. «Мы говорим о создании центра для сотрудничества в таких областях, как здравоохранение, интернет вещей и агротехнологии. Если это будет успешным, нация стартапов встретится с восходящими стартапами арабского мира для инвестиций и технологического сотрудничества».

Найти другого единорога, такого как Careem, будет непросто. Большинство технологических компаний молоды и ищут финансирование от $25 до 50 млн. Низкое распространение кредитных карт и нехватка талантливых программистов и менеджеров замедляют развитие потенциала.

Медленный старт

Развитие рынка было медленным также из-за отсутствия специализированных инвестиционных фирм с доказанными результатами, нехватки основателей бизнеса и технических талантов, а материализация возможностей выхода была медленной, говорит Халдун Табаза, основатель и управляющий директор iMENA Group, которая инвестирует в компании интернет-торговли на Ближнем Востоке. Он ожидает, что ситуация изменится в ближайшем будущем.

И, как и везде, финансирование стартапа — это рискованный бизнес. Даже самая резонансная сделка в регионе имеет поучительную историю. По информции Bloomberg, полученной от людей, знакомых со сделкой, Souq.com был оценен в примерно $1 млрд в раунде финансирования, который закрылся в 2016 году. Но когда Amazon приобрела компанию через год, она заплатила $580 млн.

В краткосрочной перспективе большее количество капитала будет стимулировать высокие оценки стартапов, и это может отпугнуть некоторых инвесторов, особенно если люди начнут терять деньги.

Тарабзуни говорит: «Не сомневаюсь, будут неудачи. Будут девальвации. Будут прогоревшие инвесторы. Будет много вынесенных уроков. С другой стороны, также будет огромный рост и ценность выигрышных ставок. Такова суть венчурного капитала».

Статьи по теме:

0
14 комментариев
Написать комментарий...
Олег Нечаев

"В быстроразвивающейся динамичной экономике появился новый способ купить автомобиль: выбрать понравившуюся машину на дороге, сфотографировать на телефон, и приложение свяжется с продавцами похожих автомобилей рядом с вами и даже поторгуется за более низкую цену — и всё это за несколько минут."
Вот бы с девушками такое приложение...

Ответить
Развернуть ветку

Комментарий удален модератором

Развернуть ветку
Ленар Сафин

жарко только в весной летом и осенью

Ответить
Развернуть ветку
Alexey Ivanov

Там дороже Мск жилье и еда. Плюс без машины нереально вообще нормально жить. В мск - запросто.

Ответить
Развернуть ветку
Mikhail Malyshev

В Дубай едут либо туристом, либо зарабатывать деньги, а потом на них жить где-то еще.

На постоянку там никто не живет (кроме местных шейхов, конечно)

Ответить
Развернуть ветку

Комментарий удален модератором

Развернуть ветку
Authent12 .

Сами шейхи тоже не живут - на жаркий сезон норовят куда-нибудь съ%баться

Ответить
Развернуть ветку
Кирилл Макеев

Перевели статью годовой давности - актульно!

Ответить
Развернуть ветку
Bezhan Nazaralizoda

Не все так щедро как тут пишут. По своему опыту могу сказать что они очень сильно снижают сумму вложения раунда потом всячески обещать много чего хорошего а по реали ничего не делают. Друг с ними до сих пор работает мучается (ну конечно может быть не все такие) но большенство инвестиционных компаний так и делают к примеру в проекте dubai360.com наши партнёры что только нам не обещали. Так получилось что сделка прошла но проект стал таким тухлым что все сбежали.

Ответить
Развернуть ветку
Dmitry Sonchik

Для инвестирования, как и для любой другой деятельности, нужна мотивация. Возможно в вашем примере мотивация инвестора была на что-то другое, а выдали за желание зарабатывать. Из опыта, для арабов очень важно мнение окружения о них и о том, к чему они причастны. Может быть на начальном этапе это исказило их подход к совместному бизнесу, а потом исправлять было уже поздно.

Ответить
Развернуть ветку
Олег Нечаев

Нефть качали - деньги шли. Стартапы делать начали - опять деньги пошли. Вот непруха у людей.

Ответить
Развернуть ветку
DJ

Моисей 40 лет по пустыне водил, а нефть так и не обнаружил)

Ответить
Развернуть ветку
Олег Нечаев

Так он водил чтоб не осталось никого, кто ныл "давайте обратно в Египет, там хорошо было, там хоть пайка была"

Ответить
Развернуть ветку
Иван Кошкин

Моисей водил их в поисках того места, где не будет пахнуть углеводородами. Молодец, нашел! Вот она какая эта целеустремлённость.

Ответить
Развернуть ветку

Комментарий удален модератором

Развернуть ветку

Комментарий удален модератором

Развернуть ветку

Комментарий удален модератором

Развернуть ветку
Max Yankov
страны Ближнего Востока

Если бы рассказ был о стартапах всего Ближнего Востока, а не только об арабских странах, он выглядел бы совершенно по другому.

Ответить
Развернуть ветку
Lenny Fallon

а если еще точнее, то ОАЭ и для "арабских стран" не есть типичный представитель(

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 14 комментариев
null