Оффтоп Julia Ivanova
396

Как в кино: человек, который изменил свою жизнь

Три года назад иркутский веб-разработчик Дмитрий Осипов открыл с женой кафе в пустом торговом комплексе, научился отличать льежские вафли от брюссельских и стал промоутером, шеф-поваром и руководителем одновременно.

В закладки
Дмитрий Осипов с семейством

Кафе назвали Waffle Street — имя придумали осенью 2014 года, а спустя восемь месяцев после открытия, в сентябре 2015 года, в мировой прокат вышел одноимённый фильм. В комедийной драме «Вафельная улица» успешный менеджер инвестиционного фонда теряет работу, временно устраивается официантом в закусочную, известную своими фирменными вафлями, и, по закону жанра, круто меняет свою жизнь. С работой у Дмитрия, наоборот, был порядок, но ему хотелось заняться интересным бизнесом.

Это было твоё первое дело? Что ты знал о предпринимательстве до кафе?

Я учился на факультете менеджмента, но поскольку в общежитии был бесплатный интернет (роскошь для середины нулевых), большую часть учёбы я провёл в нём и заинтересовался разработкой сайтов. Окончив университет, я занялся сайтами, и вскоре мы с коллегами придумали и начали развивать стартап — городской агрегатор кафе и ресторанов Cafeteria.ru (кстати, он всё ещё работает). Нашли инвестора, сделали сайт с размахом на франшизу, мобильное приложение. Запустились в 2010 или 2011 году, появились первые клиенты, но инвестору проект перестал быть интересен, а у нас средств на развитие не было.

Как решил открыть кафе? Почему именно вафли?

Хотелось бизнес, связанный с общепитом, какой-то уникальный продукт, причём монопродукт. Жена в детстве ездила в Бельгию и попробовала там вафли, понравилось — предложила заняться вафлями. К вафлям добавили кофе, какао, смузи и лимонады — получилось новое для Иркутска заведение.

Идею вынашивали довольно долго, около двух лет — в 2013 году начали искать место для кафе. Тогда у нас разморозили строительство «Комсомолла» — сетевого ТРЦ с грандиозными планы по большим брендам, которых не было в Иркутске — «Зара», «Бершка» и другие бренды... Конечно, ожидался большой трафик.

Но «Зара» открылась в другом ТРЦ и только в конце 2016 года...

Да, но мы, окрылённые, подписали бумаги, вложились в ремонт, и тут случился кризис, сам «Комсомолл» был на грани банкротства. Открылись в пустом торговом центре — из более чем 200 возможных магазинов и кафе работали 26. Арендодатели обещали, что большие бренды придут позже. На старте посетителей было катастрофически мало, в зоне фудкорта всё было ещё печальнее. Тем не менее, люди приходили в новый торговый центр из любопытства, и перекусить им хотелось, поэтому шли к нам. Помимо нас из кафе работали три арендатора.

Конечно же, это была не единственная ваша проблема?

Мы запускались, пока жена была беременна — она родила дочку на следующий день после открытия, и дальше я работал один. Сначала было тяжело — три месяца я прожил на работе.

Первые фото в Инстаграме @wafflestreet

Друзья сильно помогли тогда — выходили на смены и пекли вафли, занимались другими делами кафе. Помогали и родители.

Чтобы привлекать людей к нам, я зазывал проходящих мимо людей (сейчас это обязанность каждого нашего сотрудника). Это был интересный опыт и борьба «на слабо» с самим собой, потому что было сложно переступить через себя и начать разговор с посторонним человеком, который спешит по своим делам. Но я чётко понимал, что нам нужны продажи, поэтому всё получалось само собой. Когда продукт нравится, его легко продавать.

Как работали над продуктом?

Задолго до открытия мы экспериментировали с разными вариантами теста, в итоге наработали варианты, которые понравились нам и друзьям. Продуктом — брюссельскими и льежскими вафлями — мы всегда гордились. ти два вида бельгийских вафель абсолютно разные: льежские — сладкие с кусочками «жемчужного сахара», твёрдые снаружи, плотные внутри, брюссельские — нейтральные по вкусу, снаружи хрустящие, внутри пористые, мягкие. Сначала думали, что будем делать только разные сладкие топпинги на вафли, но чувствовали, что гостям будет не хватать чего-нибудь перекусить. В результате придумали делать в брюссельские вафли начинки, причём не только сладкие, но и закусочные. Так появились вафли с курицей, салями, сыром, томатом, шпинатом, картофелем, рыбой и т.д.

Вафля, салями, сыр — одно из блюд Waffle Street

Как вы продвигали кафе?

Мы зависим от трафика ТЦ и постоянных гостей, которые к нам приходят, и от сарафанного радио. За время работы мы так и не научились правильно генерировать трафик. Пробовали рекламу на радио, аудиорекламу в ТЦ, раздавали флаеры, размещались в глянцевых журналах, но работало это всё так себе. Рекламораспространители кивали на нас — мол, мы не виноваты, что ваша реклама неэффективна. Чувствуется, что есть отдача от соцсетей, но мы их недостаточно изучили. Кстати, купонные сайты хорошо работали.

Расскажи про сотрудников, обычно это боль любого бизнеса. Какие возникали проблемы, а что, наоборот, удавалось больше всего?

С сотрудниками у нас интересный опыт. Есть девушка, которая с нами с самого начала — она пришла по наводке друзей и до сих пор работает с нами. Работают студенты и школьники — хорошие ребята. Для меня стало откровением, что учась в школе можно работать.

Традиционное фото команды перед Новым годом

Конечно, был и негативный опыт, когда воровали продукты, хотя мы никогда не запрещали что-то готовить для себя на работе. Это было настоящее воровство — по полкило шоколада отсыпали, делали заказы мимо кассы. С такими мы вместе смотрели видео с камер наблюдения, а потом расставались. Мы редко увольняем людей — от нас уходят на учебу, в школу или университет.

Вообще сейчас достаточно легко найти сотрудника, сложно найти сотрудника, с которым ты будешь на одной волне и с которым будет приятно работать. Нам чаще везло в этом плане. Большинство ребят до сих пор заходят к нам в гости. Кстати, интересно, что работают только девушки, парни, как показал опыт, менее ответственные и собранные. Но исключения тоже были.

Кстати, говорят, что семейный бизнес — это настоящее испытание для отношений. К вам это относится?

Совместный бизнес получится, если два человека хотят как лучше. Решения по работе всегда принимаем вместе — обсуждаем зарплаты, улучшение продукта, построение бизнес-процессов. Да, мы иногда спорим, но это некритично. Договариваемся.

Что по деньгам?

На старте всё было сложно — по итогам первого года работы мы вышли в небольшой плюс, и с каждым годом становилось всё лучше. Опять же это не те доходы, на которые мы рассчитывали, когда составляли бизнес-план. Спустя три года мы покрыли только ⅔ наших вложений.

Ты полностью ушёл из айти?

На другие дела времени не хватало — лучше поспать на кухне в кафе, пока людей нет. Через какое-то время ситуация на работе стабилизировалась, я мог оставаться с ребёнком, и всё поменялось — у жены работать в кафе получалось круче, чем у меня. Я заскучал по айти-проектам.

Пробовал применить свой опыт в кафе?

ПО для ресторанов, вроде R-Keeper или iiko, было безумно дорогим. Мы поставили решение на 1С и АТОЛ. Менеджеры обслуживающих компаний за любую консультацию брали деньги, поэтому во всём приходилось разбираться самим.

Я написал простенькое приложение, чтобы смотреть выручку и продажи товаров на текущее время или за любой день из кассовой программы Frontol. Приложение подключается к Websocket-серверу и постоянно держит с ним соединение небольшое приложение-клиент, установленное на компьютере с кассой. Касса при получении запроса от приложения отправляет ответ, который можно посмотреть в телефоне.

Приложение Frontol Controller для мониторинга продаж — собственная разработка Дмитрия Осипова

Как по-твоему, что творится в малом бизнесе с точки зрения ИТ-инфраструктуры?

Со стороны айтишника, я думаю, что можно придумать более элегантное решение, чтобы отправлять чеки в налоговую, не заставляя предпринимателей тратить нервы, время и деньги. ИТ-компаниям стоило бы быть более клиентоориентированными — например, при выборе решения кассы и бэкофиса для неё нам навязали старую версию ПО. Сейчас на этой версии не внедрить обязательные требования закона об онлайн-кассах, пришлось доплатить за новую версию. Ошибку менеджеры признавать и тем более исправлять не хотят, а для нас это непредвиденные расходы, хоть и небольшие.

Планируешь вернуться из офлайна в онлайн и снова заняться айти-проектами?

Сейчас бизнесом больше занимается супруга, а я в свободное время пытаюсь участвовать в ИТ-проектах. Недавно друзья, с которыми мы делали Кафетерию, предложили поучаствовать в их новом стартапе — они делают мобильную игру. Я выступаю гейм-продюсером — организую работу, составляю документацию, ищу людей, тестирую приложение. Это прикольный опыт работы в международной команде — со времён нашего первого стартапа они успели переехать в Таиланд.

Считается, что офлайн-продукт более реальный — его можно увидеть «вживую», потрогать, показать родителям в конце концов. Что ты об этом думаешь?

Да, реальный продукт действительно мотивирует, но онлайн-проекты тоже вполне себе реальны, когда ими пользуются люди и говорят о них. Это очень заманивает обратно.

Бизнес — это сложно?

Нет ничего невозможного, нужно просто взять и начать что-то делать. Лучше исправлять ошибки, а не стараться их не допускать. Все проблемы всегда в тебе — в самоорганизации, в мыслях, лени. Нужна собранность и сила воли. Бизнес — это постоянный спор с самим собой.

#навсюголову

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Julia Ivanova", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u0430\u0432\u0441\u044e\u0433\u043e\u043b\u043e\u0432\u0443"], "comments": 2, "likes": 12, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 40068, "is_wide": false }
00
дни
00
часы
00
мин
00
сек
(function(){ var banner = document.querySelector('.teaserSberbank'); var isAdsDisabled = document.querySelector('noad'); if (!isAdsDisabled){ var countdownTimer = null; var timerItem = document.querySelectorAll('[data-sber-timer]'); var seconds = parseInt('15395' + '50799') - now(); function now(){ return Math.round(new Date().getTime()/1000.0); } function timer() { var days = Math.floor(seconds / 24 / 60 / 60); var hoursLeft = Math.floor((seconds) - (days * 86400)); var hours = Math.floor(hoursLeft / 3600); var minutesLeft = Math.floor((hoursLeft) - (hours * 3600)); var minutes = Math.floor(minutesLeft / 60); var remainingSeconds = seconds % 60; if (days < 10) days = '0' + days; if (hours < 10) hours = '0' + hours; if (minutes < 10) minutes = '0' + minutes; if (remainingSeconds < 10) remainingSeconds = '0' + remainingSeconds; if (seconds <= 0) { clearInterval(countdownTimer); } else { timerItem[0].textContent = days; timerItem[1].textContent = hours; timerItem[2].textContent = minutes; timerItem[3].textContent = remainingSeconds; seconds -= 1; } } timer(); countdownTimer = setInterval(timer, 1000); } else { banner.style.display = 'none'; } })();
{ "id": 40068, "author_id": 123621, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/40068\/get","add":"\/comments\/40068\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/40068"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791 }

2 комментария 2 комм.

Популярные

По порядку

1

История интересная, но после прочтения кажется что где-то недожато. Толи реально без приукрас все написано, и нет боли в тексте, как обычно это бывает в историях успеха/провала. В конце не понял, что хотели этим сказать - "Лучше исправлять ошибки, а не допускать их". Может кто подскажет?)

Ответить
1

Дмитрий, спасибо, что обратили внимание) фраза про ошибки была не так сформулирована, исправила ее. Суть в том, что ошибки неизбежны, не совершает их тот, кто ничего не делает.

Ответить

Комментарий удален

Комментарий удален

0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления