Оффтоп Ольга Рахимова
25

Интервью у РОСТ FM

В закладки

Ольга Валле: Ольга, организация исключительных событий… звучит очень красиво, таинственно. Вы могли бы немного раскрыть тайну?

Ольга Рахимова: Наша компания, продюсерский центр Flash Vision, где совладельцами являемся мы с партнером, сделала ставку на организацию именно исключительных событий. Без тайны, некоей магии здесь не обойтись! И как формулировка — тоже привлекает внимание.

Мероприятия, которые мы создаем, действительно становятся исключительными, оставляя у наших заказчиков впечатления на всю жизнь. Из любого повода мы можем сделать исключительное событие.

О.В.: Вы специализируетесь на частных мероприятиях или на корпоративных мероприятиях?

О.Р.: Любое событие с помощью правильной организации может стать исключительным. Мы создаем тот самый пресловутый «вау-эффект», о котором говорят все ивенторы и помнят все клиенты. Подход к каждому клиенту — персональный.

У нас нет шаблонов, клише, нет забытых сценариев, вынутых из пыльного шкафа. 20 лет нашего опыта позволяют каждый раз создавать что-то новое. Мы собираем информацию о пожеланиях заказчика и создаем тот мир вокруг него, о котором он мечтал.

О.В.: Можно я уточню один момент? Вы работаете с очень состоятельными, влиятельными людьми. Как найти ту тонкую грань, когда вы даете понять клиенту, что эта работа создается только для него, с учетом всех его пожеланий, но и сохраняете вашу профессиональную точку зрения?

О.Р.: Спасибо за вопрос. Он важен для любого профессионала. Это становится возможным с большим опытом.

Как достичь результата? Я уверена, что у наших коллег существуют собственные ответы на вопрос, потому что это индивидуальный путь. Многое зависит от личного контакта с заказчиком. Между вами либо возникает доверие, либо нет. Это как совпадение или несовпадение. Как дружба или любовь. Дело даже не в деньгах. Деньги — это момент важный, но неглавный. Другое дело — репутация, которая остается. Поэтому у меня рецепт следующий (он модифицируется со временем). Я не ставлю никаких границ. Это живой процесс. Исключительно работа в партнерстве приносит какие-то правильные, настоящие, хорошие результаты.

О.В.: Вы ставите себя и заказчика в ситуацию партнерских отношений?

О.Р.: Я предлагаю. Безусловно. И я не могу на этом настаивать, но могу предложить, показать, дать свою руку и провести по нужной дороге. Когда возникает доверие, это уже переход на какой-то метафизический уровень. Объяснить нельзя. С учетом того, что все наши проекты я могу без стеснения назвать хорошими, думаю, партнерство складывалось каждый раз. Есть еще один критерий — к нам возвращаются клиенты.

Я перед нашей встречей пыталась вспомнить, что важного произошло за годы нашей работа. И я поняла, что не было ни разу, чтобы заказчики не приходили повторно. К нам обращаются минимум дважды. Думаю, это очень серьезный критерий.

О.В.: Мы понимаем, что вы делаете закрытые мероприятия, поэтому никаких записей, фотографий в Сеть выкладывать не имеете права. Как же вы добиваетесь того, что к вам приходят? И возвращаются, и рекомендуют своим знакомым. Какой у вас путь развития? Как вы рекламируете себя?

О.Р.: Да, действительно. Чтобы подарить праздник кому-то, чтобы вообще обратиться к услугам ивент-агентства, необходимо быть состоятельным человеком. Мы это понимаем прекрасно. Потому что услуги и менеджмент, которые мы продаем, стоят дорого.

Для того чтобы быть состоятельным человеком, нужно много работать. Наши заказчики занимаются разными видами деятельности, и практически все наши проекты — частные. Это мероприятия в рамках договора о конфиденциальности. Иногда ситуация так складывается, что ты не понимаешь, было ли вообще это мероприятие, так как всем важна реакция людей, когда звонят и делятся впечатлениями, приглашают рассказать о нем на радио «Рост FM», на телевидение. Но в нашем случае такого не происходит. Как мы решаем этот вопрос? Непросто, потому что делать продажи в этом сегменте невероятно сложно. Тебе нужно показать и доказать свою компетенцию. Доходит иногда даже до таких курьезов, что, сделав мероприятие для одной семьи, я не могу создать альбом, который в нашем офисе могу показать другой семье. Потому что все между собой общаются и, возможно, это пересекающиеся круги.

О.В.: Если мы хотим обратиться за определенными услугами, то смотрим портфолио, результаты. А здесь действительно получается очень сложная ситуация.

О.Р.: Очень сложная ситуация, но скажу так: нашими заказчиками в частных мероприятиях являются в основном — 9 из 10 — приглашенные гости наших заказчиков. Они приходят, получают состояние «вау-эффекта», видят высокий уровень сервиса, высокий уровень предоставляемых нами услуг и главное — понимают, что находятся в ситуации атмосферы исключительного события. Таким образом, мы делаем продажи.

Это, конечно, не все. Мы много общаемся с людьми. максимально пытаемся расширить круг потенциальных клиентов, которые знают о нашей компетенции. Но прямые продажи всегда происходят на мероприятии, поэтому его важно сделать исключительным, потому что первая же неудача моментально расскажет рынку о том, что ты не можешь.

Сарафанное радио работает, но нельзя сидеть и ждать, когда тебя порекомендуют. Самые сложные продажи происходят именно по рекомендациям, потому что человек, который обращается к тебе, думает, что если для Иван Иваныча сделали так, то сможете ли и для меня сделать подобное? И дальше начинаешь продавать свои услуги, объяснять, чем можешь быть эффективен. Опять же, личный контакт — это принципиальный момент.

О.В.: Конечно, действительно очень важно, чтобы было некое совпадение между вами и заказчиком, потому что вы допускаетесь в круг семьи. В очень интимную зону.

О.Р.: Да, мы находимся в зоне ближнего круга, где может быть много информации неоднозначной. И нужно умение вести себя тактично.

О.В.: Еще есть такой нюанс: допустим, есть семья с внутренними взаимоотношениями. И одно дело, когда семья выходит куда-то в люди. Красиво улыбаются, демонстрируют счастье и понимание. Другое дело, когда все сидят за одним столом и, возможно, какие-то интересы пересекаются, начинаются какие-то выяснения отношений. И получается так, что вы присутствуете при этом.

О.Р.: Поэтому договор о конфиденциальности — это первое, что мы подписываем. Мы его подписываем прежде всего для себя, чтобы не было разногласий и недопониманий.

О.В.: То есть это ваша инициатива?

О.Р.: Наша инициатива. Сейчас те, кто к нам обращаются, уже знают об этом, потому что репутация все-таки складывается. Понимаете, в чем дело? Если я, например, не начинаю ставить геотек в своих публикациях от компании или от себя на той площадке, где нахожусь, не делаю красивые фотографии со звездами эстрады и выкладываю все это в сторис, заказчики понимают. А потом, вы знаете, у нас даже есть услуга такая. Мы отслеживаем публикации. У нас в последнее время было два крупных по ивенторским меркам мероприятия. Одно было в России и одно — за рубежом. Я сейчас говорю только о больших. И там мы оказывали специальную услугу: занимались (в том числе) информационной безопасностью. Понятно, что мы это делаем не самостоятельно — у нас есть партнеры. Но в любом случае мы предлагаем комплексные решения. Если у нашего заказчика есть четкое понимание того, что он не хочет быть неправильно понятым общественностью, значит, это тоже наша работа.

О.В.: Это один из пунктов отдельной услуги, которую вы также можете оказывать?

О.Р.: Так и есть. Но я хочу сказать, что это, безусловно, боль для ивенторов.

О.В.: Вы сказали, что мероприятия проходят в России и за рубежом. То есть в вашу компетенцию входит не только организация событий в РФ, но и выездные мероприятия за границей. Есть ли какая-нибудь география того, где вы работаете? Что вы предлагаете? Много ли у вас конкурентов в этой сфере? Много ли российских компаний, которые работают и на российском, и на зарубежном рынках?

О.Р.: Российский ивент-рынок, конечно же, профессиональный. Мы это поняли, когда стали делать европейские проекты. Наши ивенторы действительно дают тот уровень сервиса, совершенно невероятный, который наши заказчики «с претензиями» хотят получить. И, в общем, в плане ивент-услуг, это не очень понятно нашему российскому менталитету. Мы, конечно, основной опыт накопили в России, так как организовывали много мероприятий в РФ, в том числе частных. Хотя, как я говорила, мы для компаний работаем и на корпоративных мероприятиях.

Но если мы говорим про бизнес и развитие, то для себя сделали ставки на частные мероприятия, в том числе из-за бюджетов. Потому что многие частные мероприятия несравнимы по бюджету даже с мероприятиями больших компаний. А бюджет — это не те деньги, которые осядут в кармане у специалиста. Это те ресурсы, которые дают возможность реализоваться. Реализовывать и реализовываться. Большие цели забирают себе большие ресурсы. Вот именно по этой причине, конечно же, любому ивентору, я уверена, хотелось бы работать с большими бюджетами. Это не вопрос заработка. Когда человек в своей профессии растет, когда занимается ею много лет, когда видит цели, когда всей душой там и больше нигде, он хочет для себя каких-то новых свершений, этапов, шагов. Но мы живем в материальном мире, и это нормально, что высокотехнологичные решения, уникальные дизайнерские проекты, нестандартные подачи требуют бюджета. Но на самом деле мы уступаем (есть такое мнение на рынке) только дубайским мероприятиям. Конечно же, ивенторы у нас очень профессиональные, как и те мероприятия, которые реализуются. Я смотрю на рынок и вижу уникальные проекты (и не только частные).

Что касается нашей компании, мы накопили очень большой опыт в России и решили, что хотим роста, хотим сделать следующий шаг вперед. И, естественно, повзрослев за железным занавесом, мы захотели вырваться в Европу, совершенствоваться именно там.

О.В.: Кому пришла идея выйти в Европу? Как так случилось, что вы вдруг поняли, что засиделись? Ведь огромное количество агентств работает исключительно на российский рынок, а также огромное количество агентств есть на Западе. При этом вы взяли и решили, что вам можно, вы покроете оба рынка и создадите такой колоссальный масштаб. Как это родилось?

О.Р.: И опять вы в самую точку. Это был следующий этап лично моего развития, который произошел благодаря моему партнеру. Все люди в жизни неслучайные. Мы были много лет знакомы и в какой-то момент поняли, что сможем делать вместе интересные проекты. Мы объединились и создали ту компанию, где сейчас я являюсь руководителем.

О.В.: Сколько лет компании формально?

О.Р.: Формально — три года. Но, конечно, мы знакомы намного дольше и пересекались много раз и на проектах. Это такая длинная история.

О.В.: Я знаю, что у вас огромный опыт работы — порядка двадцати лет.

О.Р.: Да. Это так и есть, но процесс длительный, становление идет постепенно. И вот в какой-то момент мы объединились с партнером. Это прекрасная молодая женщина. Очень красивая, очень умная. В тот момент, когда мой опыт, скажем так, был «зажат» в определенных рамках и «бился» о них, мой партнер предложила смотреть шире. Для нее это было более естественно, чем для меня. У нее была другая «география мировоззрения». Она человек широких взглядов, сказала мне: «Давай смотреть шире». Это был, конечно, переломный момент.

О.В.: Страшно было?

О.Р.: Немного не так. Дело в том, что я специалист с очень большим опытом и четко понимаю, что моя работа — это, безусловно, не все, но это одна из моих значимых субличностей, которая потом меня «загрызет», в случае неуспеха. И, безусловно, по-человечески для меня это было... Страха не было. Ощущение, словно ты стоишь на берегу неизвестной реки. Что с этим делать, с какой стороны подойти?

Есть еще небольшой момент: дело в том, что я не знаю языка в такой степени, чтобы вести переговоры. Вы же понимаете, что бизнес есть бизнес, здесь каждая запятая имеет свое значение. Не то, чтобы она предложила мне какие-то конкретные шаги, просто она настолько уверенный в себе человек, чувствующий меня — и это передалось мне. Как известно, в результате деятельности опыт приходит. И всё — мы вошли в эту воду.

О.В.: Если говорить про состояние «сейчас» и про ваши планы, например, через пять лет. То, что вы сделали: объединились и вышли на тот уровень, на котором сейчас находитесь, — произошло за три года. А если бы вы могли предположить, что будет через пять лет? Какое у вас видение того, что будет, где вы будете, каким вы будете?

О.Р.: Одно из самых серьезных, масштабных и ответственных мероприятий, которые мы сделали (и сделали, кстати, на европейском рынке, точнее — в княжестве Монако), произошло совсем недавно. И сейчас мы еще находимся под впечатлением — не осознали до конца масштабов и последствий этих масштабов. Но, может быть, я не смогу точно ответить на вопрос, что будет через пять лет.

О.В.: Пофантазируйте. У нас здесь волшебное пространство: и все планы, которые мы здесь озвучиваем, сбываются. Я поэтому и спрашиваю.

О.Р.: Я хотела бы, чтобы сохранилось вот это чувство безграничных возможностей, хотя буквально еще полгода назад мне казалось, что это потолок. И хочу, чтобы такое состояние драйва сохранилось. Для меня это принципиально важно. Чтобы каждый проект приносил то самое уникальное состояние, которое я эгоистично получаю для себя. Может быть, я адреналинщик такой ивентровский? Каждый ловит кайф по-своему. Мой — в работе. И я хочу, чтобы это состояние сохранилось и эти возможности — и через пять лет, и через десять.

Повторю, что бизнес есть бизнес. Для того чтобы выйти на этот рынок, мы сделали большое количество бизнес-шагов. И решений приняли очень много. Мы довольно серьезно проанализировали рынок, на который хотели выйти. Для ивентора принципиально важно предложить, прежде всего, место проведения. Для любого заказчика ассоциировать себя с каким-то местом — это вообще №1. «А где прошло ваше мероприятие? Мое мероприятие прошло в королевстве Монако». Это уже определенный разговор. Так вот, нам хотелось предложить что-то стоящее, важное. Для этого нам необходимо было понимать этот рынок. И мы его анализировали. Анализировали очень серьезно, опять-таки с помощью моего партнера.

Мы объехали Лазурный берег, пересмотрели все возможные — мыслимые и немыслимые — площадки. Мы на Лазурном берегу Монако знаем абсолютно все возможности и можем там все сделать на высшем уровне. Для того чтобы наши решения были максимально рациональны, мы исследовали рынок услуг, чтобы в какой-то момент размещать необходимые услуги у местных подрядчиков. И, к своему великому удивлению, поняли, что даже самые известные европейские подрядчики-поставщики услуг (ивент-услуг, дизайнерских и так далее, аренды в том числе) не соответствуют уровню притязаний нашего клиента. Они не то чтобы сомнительны, но их уровень настолько средний по сравнению с ожиданиями наших клиентов, людей, которые могут себе позволить исключительные события. Мы, конечно, внутреннее решение вынесли, что провайдер услуг должен быть наш.

О.В.: То есть это ключевой момент, почему российские люди обращаются именно к вам? Потому что вы понимаете тот уровень запросов, который есть. И вы понимаете, что человек хочет. Казалось бы, самый простой алгоритм: если ты хочешь событие в Монако, ты обращаешься в агентство в Монако — и там тебе все делают.

О.Р.: Но это приносит не те результаты, которые ожидает заказчик. И на самом деле люди потом удивляются, ведь стоимость, по большому счету, смета, одна и та же выходит — что мы обратимся к местным, что мы обратимся к собственным ресурсам и привезем туда все, что нам нужно. Допустим, в то же самое Монако.

О.В.: Бюджет одинаковый.

О.Р.: Бюджет, по большому счету, одинаковый. Другое дело, если заказчик обращается ко мне, в нашу компанию, и я с ним как менеджер проекта разговариваю. Соответственно, я гарантирую результат. Если я гарантирую результат, у меня должна быть необходимость выбирать тех подрядчиков, которые могут гарантировать результат мне.

Потому что это наша ответственность. И более того — эта ответственность напрямую лежит в зоне наших продаж. Мы за это деньги получаем. Мы же менеджмент продаем. Соответственно, все наши решения должны быть максимально рациональные и правильные. У нас нет права на ошибку. Поэтому, в принципе, прежде чем туда отправиться и сделать первый шаг, мы проанализировали рынок и лично встретились с моим партнером с представителями известных ивент-агентств. Мы лично разговаривали с менеджерами площадок. Мы разговаривали лично с представителями кейтеринга. Мы абсолютно всю информацию собрали — вплоть до законодательства: что можно, что нельзя. Знание рынка помогает предлагать рациональные решения, прежде всего, адаптировать смету. У нас были, конечно, и забавные истории.

Когда заказчик, может быть, не совсем понимает образование цены, но понимает, что мы обращаемся, перераспределяя услуги. Мы же обращаемся к артистам, например, привлекаем кейтеринг. У заказчиков иногда возникает идея проверить стоимость.

О.В.: Да, во-первых, проверить стоимость, а во-вторых, почему не заказать непосредственно там.

О.Р.: Почему не сделать бы это напрямую? Во-первых, всегда существуют аргументы. И основной — следующий: мы знаем, как устроено все, мы знаем последствия всех решений, потому что понимаем, как это организовано изнутри досконально. Это — с одной стороны. Во-вторых, мы четко понимаем, что знает заказчик. И он на тот момент времени знает, что мы это знаем.

О.В.: А как вы решаете ситуации с такими заказчиками, которые любят контролировать?

О.Р.: Мы рассказываем, с какими партнерами будем сотрудничать, потому что даем рекомендации. Договариваемся о стоимости, после этого заказчик может перепроверять эту сумму. В какой-то момент он перестает проверять цену, потому что понимает, что мы не включаем туда агентский процент. Начинается паника. Он не понимает, на чем мы зарабатываем. Это ведь тоже отдельная история. Ведь это же бизнес. Но все тайное становится явным. Мы продаем сервис. А сервис — это исключительный менеджмент. Поэтому событие может стать исключительным только тогда, когда исключителен сервис, значит — менеджмент. А менеджмент стоит дорого. Вот и весь секрет.

Мы продаем свою компетенцию. Мы не накручиваем проценты, мы просто обращаемся к лучшим. Я недавно слушала интервью одного из ивенторов, очень известных у нас в России, владельца большой компании. Ему задают вопрос: «Скажите, пожалуйста, а вам хотелось когда-нибудь «втащить» вашему подрядчику?» То есть разочаровывали ли вас подрядчики? На что ивентор говорит: «Вы знаете, мы сидели и анализировали наши преимущества, конкурентоспособность, выясняли, в чем наши самые сильные стороны. И сделали вывод: наша сильная сторона в том, что за 10 лет у нас ни разу не было судебного разбирательства ни с какими подрядчиками».

Я понимаю, что, возможно, там иной сегмент, но в нашей ситуации это невозможно. Все наши партнеры исключительно профессионалы в своей области. Для того чтобы сделать исключительное мероприятие, нужно использовать части этого «пазла» — абсолютно выверенные и объяснимые. Поэтому со своей стороны мы привлекаем лучших — и бюджет позволяет это делать. Но продаем мы менеджмент, свою компетенцию. И это принципиально для нас.

О.В.: За какие мероприятия вы беретесь? Есть ли те, что вы оцениваете как слишком маленькие, не такие масштабные, поэтому их не берете? Какое мероприятие у вас было самым небольшим? С чем связано? Есть какой-то «порог», ниже которого вы все знаете, это вам неинтересно… Или верхний какой-то «порог»… Это мы делаем, а это не будем брать…

О.Р.: У нас, как у любых профессионалов, тоже есть то, что лучше или хуже получается. Вопрос не в том, что мы делаем что-то хуже, вопрос в том, что если говорить о внутреннем кайфе и драйве, то вот здесь круг и замкнется. Если есть драйв от предстоящего события, если мы хотим это сделать по каким-то причинам, если нам интересно, потому что мы видим, что получим хороший результат, хотим в это вложиться, то берем. И не зависит от того, маленькое это событие или большое.

Недавно мы организовали событие на 30 человек. Это был день рождения для маленькой девочки Алисы. И как только ее родители сказали, что дочку зовут Алиса, естественно, у меня появилась идея. Мне было все равно, сколько человек. Они показали фотографии, видео девочки. Я предложила концепцию «Алиса в Стране чудес». И это был такой кайф и такое удовольствие: небольшая московская площадка, небольшое количество человек. Это не был высокотехнологичный процесс с привлечением каких-то суперпартнёров и так далее. Праздник был кулуарный, детский, но он был настолько ярким, солнечным, эмоциональным, таким живым. И это один из таких моментов, которые, наряду с большими огромными проектами, «щекочут» эго, точно так же остаются в душе и делают тебя — как человека как специалиста — лучше.

О.В.: Они дают теплоту и возможность что-то сотворить.

О.Р.: Не говоря уже о том, когда ты смотришь на детей, которые вдруг попадают в мир сказки: они действительно в этот момент верят. Поэтому единственный критерий — это честность по отношению к себе и к заказчику. Пока нам везло — не было неинтересных проектов.

О.В.: Есть проекты, от которых вы отказываетесь?

О.Р.: Мы отказываемся не от проектов. Скорее можем отказаться от заказчика, от подхода. Понимаете, в чем дело? Мы же работаем в сфере услуг. А сфера услуг — это очень неоднозначная вещь. И концепция из серии: «Я заплатил, теперь танцуй» — никуда не пропала. И каждый ивентор, который прошел большой путь, думаю, поймет эту ситуацию.

О.В.: Как вы с этим справляетесь?

О.Р.: Сейчас появилась возможность «фильтровать», можем себе это позволить. Мы наработали опыт, сами можем выбирать, но это прерогатива специалиста — выбирать, с кем он может работать. К этому нужно прийти. Рано или поздно ты к этому приходишь. Но знаете, что мне в этом нравится? И я хочу об этом рассказать. Мы можем отказаться, даже если нам предложат деньги. Это не самое главное. Мы хотим создавать, творить в этой области. Хотим делать какие-то действительно значимые вещи, делать людей счастливыми и хотим, чтобы их ожидания воплощались. И у нас получается это делать. А деньги — приятный бонус.

О.В.: Если бы вы смогли сформулировать свою миссию, то какая она? Ради чего вы все это делаете? Что главное?

О.Р.: С первого момента нашего знакомства поражает ваша проницательность. Вы задаете очень правильные вопросы, во всяком случае, мне. Я фактически каждый день просыпаюсь с этой мыслью, думаю о том, зачем я что-то делаю. И каждый день в ответ я добавляю какие-то краски и нюансы. Все очень пластично, но точно могу сказать, что то, чем мы занимаемся и что делаю лично я как ивентор, как маркетолог, как пиарщик, менеджер ивент-проектов и исключительных событий, — это то, что приносит мне настоящее удовольствие. Я могу видеть людей в той атмосфере, о которой они мечтали. В той атмосфере, которую они хотели получить, которую они ждали для себя, для своих близких. Вспомним пример с маленькой Алисой. Может быть, он банален и не соответствует масштабам, которых мы добились с моим партнером, но он очень показателен. Вот ради этого, наверное, все я и делаю.

О.В.: Мне всегда казалось, что люди, которые организуют ивенты, волшебники. Они из ничего фактически делают чудо. Есть идея, которая рождается первой. Потом эти люди что-то такое делают, куда-то звонят, с кем-то договариваются, что-то куда-то передвигают в пространстве, формируют. И получается сказка. Неважно, в каком она масштабе. Она может быть небольшим празднованием дня рождения для маленькой девочки, а может быть чем-то грандиозным.

Но эта сказка всегда случается для человека, который ее хочет, ждет и который этой сказкой празднует определенное достижение в своей жизни. То есть он приходит на определенный уровень и понимает, что это то место, где он готов отпраздновать свою победу, отметить то, что у него есть. И вот то, что вы создаете, — это как раз такая магия. Вы создаете такие вещи, которые бесценны.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Ольга Рахимова", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": -3, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 41609, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Mon, 09 Jul 2018 16:55:23 +0300" }
{ "id": 41609, "author_id": 167478, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/41609\/get","add":"\/comments\/41609\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/41609"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791 }

Комментариев нет 0 комм.

Популярные

По порядку

0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }