Оффтоп Лера Михайлова
4 109

Игра на скорость: почему мы так любим срочные дела

Перевод издания «Идеономика» о том, как помочь мозгу правильно расставлять приоритеты.

В закладки

Мы часто обманываем себя, полагая, что сделав что-то прямо сейчас, мы освободим время, чтобы сделать какое-то другое дело позже. При этом поток дел слишком увлекает нас. Нам кажется, что можно быстро вычеркивать их из списка, и это отвлекает внимание. И вот уже действительно важные дела откладываются на завтра и позже.

Недавнее исследование показывает, что присущее нам предубеждение срочности упорно подталкивает мозг к тому, чтобы выделять время на выполнение задачи, которая кажется неотложной, а не той, которая гораздо более весома, но выглядит не такой срочной. Другими словами, наш мозг настолько «озабочен» срочностью, что мы предпочитаем «объективно худшие варианты объективно лучшим», пишут исследователи.

Исследование, проведенное Мэн Чжу, профессором маркетинга в бизнес-школе Университета Джонса Хопкинса, посвящено управлению временем на работе и тому, как потребители принимают решения. Несколько лет назад Чжу узнала, что некоторым её друзьям был поставлен диагноз — рак на последней стадии.

Потрясенная этим, она начала думать, как мало внимания уделяет собственному здоровью и ежегодным визитам к врачу. Мы так редко выделяем время, чтобы пройти скрининг, потому что очень «заняты». Но чем же мы так заняты, что не можем потратить время на посещение врача, которое, возможно, спасет нам жизнь? Или на общение с близкими друзьями и семьей, которое делает человека счастливее на протяжении жизни?

Чжу и её коллеги протестировали процесс принятия решений в серии исследований, попросив студентов и онлайн-фрилансеров выбрать между двумя похожими заданиями. При этом у одного из них был короткий дедлайн (10 минут), а у другого — длинный (24 часа). За выполнение задачи с более длинным дедлайном платили больше: конфетами или реальными деньгами, в зависимости от эксперимента.

Важно отметить, что более короткий дедлайн был надуманным, поскольку из описания задачи следовало, что её выполнение займет всего три минуты, а дано будет 10 минут. Таким образом, короткий срок создавал только иллюзию срочности.

Тем не менее, большинство людей выбрали работу, которая предполагала меньшую оплату и была связана с коротким дедлайном. В одном из случаев участники предпочли кажущуюся срочной задачу, которая приносила $20 на подарочной карте Amazon, несрочной задаче, которая предполагала получение $25.

Без легких побед

Предыдущие исследования говорят, что глядя на свой список дел, мы предпочитаем браться за простые задачи, которые могут быть выполнены быстро, потому что от выполнения серьезных дел мало удовольствия. Более сложный, менее ограниченный по времени проект — например, работа над отношениями с близким человеком или обучение игре на инструменте, — часто кажется слишком отдаленным или абстрактным. Однако в исследовании Чжу обе задачи были одинаково легкими и конкретными.

В своей статье Чжу и её коллеги описывают теорию о том, что мы считаем какие-то вещи редкими и поэтому более желанными. Если «осталось всего четыре пары» обуви, которую мы просматриваем онлайн, то мы считаем, что они востребованы по серьезной причине — возможно, у них более высокое качество или они стоят дешевле.

Но в этом исследовании «мы исключили возможность сделать такой вывод», говорит Чжу. Короткие задачи, такие как переписывание серии букв задом наперед, можно было выполнить только один раз, и они не давали никаких других вознаграждений, например, возможность выбрать другую оплачиваемую задачу. Они даже не приносили чувства успеха.

Единственное, почему одна задача казалась более привлекательной, чем другая, — для её исполнения требовалось мало времени. По-видимому, это всё, что нужно, чтобы удержать наш мозг в состоянии возбуждения, которое затуманивает нашу логику.

Как с этим можно справиться?

New York Times, рассказывая о работе Чжу, предложила «Матрицу Эйзенхауэра» или «Матрицу срочности и важности» в качестве инструмента для противодействия предвзятости срочности.

Идея, стоящая за ней, приписывается американскому президенту, в честь которого она и названа. Матрица Эйзенхауэра позволяет людям распределять задачи по четырем секторам: срочное и важное; срочное, но не важное; не срочное, но важное; и не срочное, не важное.

Гуру производительности всячески рекомендуют эту матрицу, утверждая, что она помогает им более разумно использовать свое время. Но Чжу говорит, что матрица не поможет в борьбе с предубеждением срочности. Оно настолько укоренилось, что мы его даже не замечаем.

Матрица не может защитить вас от электронной почты и текстовых сообщений, если вы отвечаете на них до того, как отсортировали дела по приоритету. Она не помешает вам заметить готовящиеся распродажи по пути домой. Еще до того, как вы вспомните, что нужно записать «ответить на мамино сообщение» в своей матрице Эйзенхауэра, вы ей уже ответите.

Кроме того, говорит Чжу, о двух из этих секторов в действительности не нужно переживать. В чем проблема отложить работу, если она не важная и не срочная? И взяться за задачи, где есть и важность, и срочность?

Но есть хитрости, которые помогут задействовать предвзятость с пользой. Например, менеджеры могут разбивать крупные проекты на более мелкие задачи с короткими дедлайнами, чтобы поддерживать мотивацию команды, говорит Чжу.

Она также обнаружила, что своевременное напоминание о более высоких выгодах от несрочной задачи убеждает людей действовать рационально и выбирать этот вариант. То есть компаниям и руководителям, которые предпочитают здоровых, вовлеченных сотрудников, стоит почаще напоминать о долгосрочных преимуществах таких вещей, как обед и кофе-брейки или возможность остаться дома, когда вы больны.

Другой способ справиться с предвзятостью, говорит Чжу, – стать менее занятыми. Однако эксперименты показали, что люди, которые считают себя «занятыми», с большей вероятностью выбирают задание, которое считают срочным, просто чтобы «избавиться от него».

Куда торопимся?

В конечном счете наша цель – постоянно ставить под сомнение свой выбор, а также развивать способность следить за своим сознанием, когда в него врываются внезапные запросы.

Мы все способны сделать шаг назад, обратить внимание на реактивное мышление и его последствия. Когда перед вами возникает новая задача, для начала спросите себя: «Это на самом деле безотлагательно?» И затем подумайте не только о том, как, но и когда лучше этим заняться.

Статьи по теме:

  • Ричард Талер: как избавить вашу организацию от предрассудков
  • Без страха и боли: как роботы выбирают правильных работников
  • Загадка разума: почему логика так часто подводит нас
{ "author_name": "Лера Михайлова", "author_type": "editor", "tags": [], "comments": 6, "likes": 27, "favorites": 103, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 47992, "is_wide": false }
{ "id": 47992, "author_id": 78969, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/47992\/get","add":"\/comments\/47992\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/47992"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791 }

6 комментариев 6 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
3

Как победить прокрастинацию

Добавлю в закладки, потом прочитаю

Ответить
0

А прокрастинация - это... потом напишу

Ответить
0

2 часа уже прошло. Пиши скорее.

Ответить
1

Просто хранение в планах нескольких дел на 3 минуты выбивает гораздо сильнее, чем их решение. Вот сейчас я сел за ПК. Сперва я сделаю сканы, разберу недельный завал в GDocs. И только потом приступлю к написанию письма студии о том, что прекращаю с ними работать и попытаюсь найти компромисс в оплате. Ибо 4 месяца просрочки в сдаче ТЗ это за гранью добра и зла, а предоплата уже сделана.

Ответить
2

Интересная мысль. Чжу исходит из принципа удовольствия: срочные дела быстро приносят конкретный результат, а «серьезные... кажутся слишком отдаленным или абстрактными»; значит, срочные приятнее.
Ваш пример добавляет новую грань: если отложить несколько минутных дел, может появиться неудовольствие, изнутри будут грызть мысли вроде «да, я делаю важное дело, но после него нужно будет ещё разгребать мелочёвку». То есть весь кайф срочных дел не в получении пряников, а в отсутствии кнутов.
В примере с долларами от Amazon я бы выбрал задание за 20$, чтобы быстро получить деньги. Если выбираешь суточный вариант за 25$, вместе с ним получаешь небольшую тревогу на 24 часа: «не сорвется ли эксперимент?», «он точно заплатит?». Так что часто на срочные дела может мотивировать именно стремление избежать неудовольствия.

Ответить
0

Матрица Эйзенхауэра хорошо работает при одном условии: у человека сформирована система ценностей и долгосрочные цели, которые из этих ценностей вытекают. В ином случае задачу не удаётся поместить в правильный квадрант матрицы.

К примеру, есть у нас два стартапа. Один хорошо проинвестирован и преследует цель стать лучшим продуктом в своей нише. У второго инвестиции заканчиваются и ему бы выйти в ноль. Очевидно, ценности основателей будут разными. То, что важно для первого в стремлении к совершенному UX, будет неважно для второго. То, что срочно для второго в условиях финансового дефицита, будет совершенно несрочным для первого.

Так что проблемы менеджмента зачастую лежат гораздо выше матрицы Эйзенхауэра и конкретных задач. Зачастую, у проектов просто напросто неопределены ценности и долгосрочные маршруты.

То есть начинать следует с вопроса: а что для меня / моего проекта важно? И почему? Что именно мне / моему проекту нужно делать срочно? И почему?

Ответы будут зависеть от конкретных ценностей и обстоятельств.

Ответить
0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления