Офтоп Илья Коноплев
400

Как и почему бизнес любого масштаба должен поддерживать здоровье своих сотрудников

К этому материалу меня побудило прочтение статьи в FT про то, как в Великобритании компании завоевывают сердца и умы сотрудников на рабочих местах. Оригинал материала тут, а ниже — это мои выводы из того, что я вижу вокруг в современной России и того, что считаю делать бизнесу уместным для того, чтобы не тратить деньги на ротацию персонала, связанную с болезнями и выгорванием людей.

В закладки
© Скотт Чемберс

В чем проблема?

Проблема в том, что бизнесу нужны эффективные сотрудники, а в своей деятельности бизнес, при прочих равных, делает все, чтобы сотрудники эту эффективность теряли. Когда я начинал свою карьеру, то в частном бизнесе ни о каких обеденных перерывах речи не шло, а в бытность 25-летним юношей я считал достойным работать по 12 часов и думал, что я охренеть какой продуктивный. Потом были срывы, выгорание, потеря эффективности, переходы из одной отрасли в другую. Много чего было. Но у бизнеса, в котором я работал все также не было никакой поддержки здоровья своих сотрудников.

Нами пользуются и если раньше мы этого не замечали, то сейчас, с одной стороны компании начинают понимать, что низкопроизводительный сотрудник — это дорогое удовольствие, а замена выгоревшего специалиста на нового — это ни разу не инвестиции. Это тупо расходы, которые можно не делать. Если включать голову.

Наши люди - наше единственное конкурентное преимущество - мне все равно, что кто-то еще скажет по этому поводу, потому что все остальное можно воспроизвести

Да, мы живем в мире алгоритмов и роботов, сервисов и автоматизации, но я все чаще и чаще слышу от коллег по бизнесу, что «людей нет», «нормальных сотрудников не найти», «тех, кто хочет работать на рынке нет» и это отчасти так. Молодежь, которая подрастает уже не будет работать у вас по 12 часов, потому что надо достигать цели. Клали болт они на цели, у них есть шеринговая экономика и арендные блага доступны для них значительно дешевле, чем стоимость владения. Зачем владеть, когда можно пользоваться? И это правильно.

© Скотт Чемберс

Но бизнесу нужны результативные, амбициозные и прорывные сотрудники, владельцы хотят решений, а топ-менеджеры действий.

Энергия действия сотрудников становится ресурсом, необходимым для работы бизнес-систем и этот ресурс уже сейчас управляется сложнее, чем финансовые потоки. Время триумфа финансовых директоров в компаниях закончилось.

Люди, которые перегружены постепенно погружаются в стресс, сначала они теряют способность быть производительными, потом возможны конфликты с коллегами, потеря интереса в выполняемым задачам, апатия, внутренний конфликт и, в лучшем случае, спокойное увольнение. Даже в этом случае компании предстоит много чего сделать для компенсации уволившегося сотрудника.

И все и бизнес-процесс встал. Я сейчас наблюдаю такую ситуацию в одном партнерском проекте, когда из-за выхода из бизнеса маркетолога были фактически остановлены действия по продвижению продуктов компании в диджитал среде. Понимаете? Человек устал и уволился. А бизнес-процессы встали.

Что будем делать?

Существует мнение, что вся эта нематериальная мотивация — это хрень собачья и я этим согласен. Но я тут о другом. Управление здоровьем сотрудников со стороны бизнеса — это не совсем про нематериальную мотивацию. Мы не имеем цели тут мотивировать людей на что-то. Мы имеем целью поддерживать их нормальное здоровье, в формировании негативных обстоятельств в котором мы, как бизнес, участвуем.

Считается, что поддержка здоровья — это страхование, ДМС, это дорого, а еще фитнес-абонементы покупать, мол, тоже дорого. Это от недалекости мышления топ-менеджера и владельца. Давайте называть вещи своими именами. Вы тупо не хотите об этом подумать. Я за вас почитал и подумал, рассказываю.

Чем управляют компании, которые заботятся о здоровье своих сотрудников:

  • Помощь в отказе от курения. Компенсация терапевтических действий и мотивация на жизнь без курения.
  • Действия в поддержку снятия стресса. Обучения организации информационных потоков, распределению нагрузки. Тренинги по навыкам управления психическим здоровьем.
  • Организация пространств на территории, способствующих антистрессовым состояниям. Комнаты релаксации, фитнес-пространства, места не для работы.
  • Запуск внутренних порталов (Группы ВК) и формирование на их базе сообществ тех, кто вовлечен в активности (фитнес-, курсы психического здоровья, медицинский скрининг)
  • Поощрение и поддержка амбассадоров активного образа жизни. Поддержка с своих ресурсах физически активных людей. Интервьюирование и публикации их историй. Это вовлекает.
  • Проведение дней здоровья и активных корпоративов на базе уличных пространств или в ближайших объектах фитнес-индустрии.
  • Проведение лекториев о проблемах здоровья, приглашение врачей из медицинских центрах.
  • Участие в корпоративных программах по лабораборной диагностике, когда компания просто информирует сотрудников о возможностях сдачи анализов, а сотрудники получают за это скидку.

И я могу еще придумать 33 способа, как популяризировать и способствовать бизнесу более внимательному отношению к здоровью со стороны сотрудников, причем, для конкретного бизнеса набор таких решений может быть разных. В том же Екатеринбурге я могу составить одни программы для поддержки здоровья сотрудников, а в Казани или в Ростове на Дону другие. Потому что операторы разные. Но мы знаем всех.

Один в поле не воин.

Проблема только начинает осознаваться на уровне среднего и малого бизнеса, но уже решается некоторыми его участниками. Крупные компании имеют поддержки корпоративного здоровья, здесь же начинают появляться лидеры рынка некоторых отраслей. На фото ниже фото из корпоративного тренажерного зала компании СКБ Контур в Екатеринбурге.

В моем понимании корпоративная стратегия в области управления здоровья сотрудников строится на базе следующих этапов:

— Взаимодействие с операторами, обеспечивающими реализацию рекреационных услуг в локации бизнеса — это выработка корпоративных программ по медицинскому сопровождению (чекапинг), фитнес-поддержке, медицинскому страхованию, операторами реабилитационной поддержки.

— Информационная стратегия, обеспечивающая формирование и поддержку интереса персонала к проблемам здоровья — лекции, пробные дни здоровья, мастер-классы с операторами, указанными выше, общее информационное пространство и пропаганда;

— Вовлечение сотрудников в активности, проведение корпоративных событий, связанных со здоровьем — фитнес-кэмпы и активные корпоративны, соревнования, семейные выезды и детские игры, чекап-туры и туры выходного дня.

— Информационная поддержка физически активных сотрудников и амбассадоров активного образа жизни. Формирование вокруг них сообществ, их мотивация и продвижение.

В принципе все, больше ничего не надо, хотя тут довольно много работы, но это не великие деньши, по-большому счету — это гибрид внутреннего маркетинга и переговоров с операторами рекреационных услуг и базовый проект — менеджмент .

Многие компании уже научились оплачивать сотрудникам отпуска, проводить корпоративы, вот теперь дело за следующим шагом - управлять здоровьем сотрудников)

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Илья Коноплев", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 4, "likes": 9, "favorites": 16, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 61417, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Sun, 17 Mar 2019 08:53:44 +0300" }
{ "id": 61417, "author_id": 65468, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/61417\/get","add":"\/comments\/61417\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/61417"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791 }

4 комментария 4 комм.

Популярные

По порядку

1

Хотел было задать вопрос, но ваша страничка в vk всё рассказала. Рекомендую почитать "о русской модели управления", которая наблюдается за исключением Москвы и немного Питера, да и то не во всех областях. Вкратце, там об устранении конкуренции и стремление, если не к монополии, то к олигополии точно; эффективность в таких случаях - мера условная и потери для такого бизнеса из-за выгорания линейного сотрудника невелики, нежели чем перенастраивать всю эту инертную махину на новый лад. А маленькие компании заняты тем, что балансируют на грани выживаемости: не конкурент с бандюками, так государство придёт за ним, поэтому все деньги, по-максимум, уходят из оборота в неизвестном направлении. Эффективность сотрудника в том случае приводит к увеличению норм выработки. Страх работодателя транслируется на сотрудника, поэтому он, чихающий и безрезультативный, идёт в офис, заражая всех.

Вы правы в том, что нужно создавать культуру бережного отношения к здоровью, но это возможно только в случае стабильности рынка, когда появляются излишки, которые не отнимет государство поднятием очередного налога на прибыль, НДС, пенсий или нацпроект. Также для этого нужно изменить мировоззрение руководителей, застрявших, если ещё не во времени индустриальной революции или НЭПа, то в девяностых - уж точно. В столице такой дичи немного, а вот в регионах...

Прежде всего здоровье должно быть важно самому сотруднику, а не кому-либо ещё.

Ответить
0

Конечно, прежде всего здоровье должно быть важно самому сотруднику. Это необходимое условие. Я сам из Челябинска и живу во Владимире, а мои проекты в Калуге, например и Екатеринбурге. Я знаю, как работает региональный бизнес и это вполне прокачиваемая история. Вопрос в том, что не сразу и не на раз, но мировоззрение также меняется. Скорость развития триатлона, который является дорогим видом любительской активности тому пример.

Мы для того и шумим, чтобы цеплять тех, кто уже готов меняться, но не знает как. Но, конечно, это вопрос времени.

Ответить
0

Довольно интересная статья, только вот в первом абзаце механическая ошибка. Не 60% а %60.

Ответить
0

"Существует мнение, что вся эта нематериальная мотивация — это хрень собачья и я этим согласен" - уже только за эту позицию плюс

Ответить
0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }