Будущее
Maxim Chebotarev
192

«Время задумчивости»: Каким стал венчурный рынок во времена изменений

Пандемия коронавируса создает новые возможности для венчурных инвесторов, однако, с другой стороны, получить финансирование становится все труднее. Сооснователь «Школы инвестиций» и площадки GoValley Максим Чеботарев обсудил с инвесторами Александром Лазаревым и Богданом Яровым, что происходит с венчурным рынком в условиях турбулентности и кто выиграет от сложившейся ситуации.

В закладки
Максим Чеботарев, Сан-Франциско 2018

В рамках новой реальности, которая формируется под влиянием пандемии COVID-19 происходят значительные изменения в экономике и образе жизни людей. Александр Лазарев, партнёр Maxfield Capital, отмечает, что с развитием кризиса в Европе и Калифорнии выросла доля внутренних раундов финансирования и раундов в очевидно привлекательные компании. При этом, многие успешные компании готовы жертвовать оценкой и привлекать инвестиции, чтобы укрепить позиции на рынке или сформировать подушку безопасности, однако это окно возможностей просуществует недолго, считает основатель площадки для синдикации венчурных сделок с большими чеками SmartHub и бизнес-ангел Богдан Яровой. Он полагает, что требования к стартапам и критерии отбора продолжат ужесточаться, а качество венчурного рынка со временем будет расти.

«Традиционному венчуру сегодня приходится нелегко»

Александр Лазарев, партнёр Maxfield Capital: Последние 6-7 лет мы инвестируем в технологические стартапы, параллельно также смотрим сферы healthtech («технологии в сфере здравоохранения»), private equity и т.д. Находясь в Лос-Анджелесе, я наблюдаю, что здесь на первый план стали выходить инвестиции в компании, которые уже хорошо известны на рынке. Компаниям, которые выводят на рынок новые продукты и предлагают менее очевидные проекты, сложнее получать финансирование. На фоне происходящего публичный рынок стал по доходности сравним с венчурным рынком, и инвесторы, которые понимают, что они делают, могут довольно неплохо заработать там. Поэтому традиционному венчуру, особенно это касается ранних стадий, сегодня придется нелегко. Ему тяжелее будет привлекать деньги в силу того, что рынок сместился в сторону более поздних и более очевидных историй, которые позволят неплохо заработать. Это компании, которые сейчас активно растут, и начали расти еще более активно благодаря пандемии и мерам карантина.

Богдан Яровой, бизнес-ангел и основатель площадки для синдикации венчурных сделок с большими чеками SmartHub: Мы достаточно активно инвестируем, Smart Hub закрыл 43 сделки на сумму около 9 млн долл. Не сбавляем активность и в данный момент, хотя сейчас присутствуют ситуационные тренды. Инвесторы, которые задумывались о венчуре, хотят заработать на биржевых колебаниях, на возможностях приобретения обесценивающихся активов. Даже успешные стартапы стараются пополнить денежные резервы для усиления своего роста и конкурентных позиций, привлекая дополнительные средства зачастую на выгодных для инвесторов условиях. Это интересная возможность и она стимулирует интерес к венчуру, однако такое «окно» не будет продолжительным. Более актуальным становится венчурный долг - стратегически сильные компании готовы привлекать заемное финансирование на выгодных для потенциальных кредиторов условиях. Бонусом является повышенная ставка и/или привлекательные условиях конвертации кредита в акции компании.

В более уязвимом положении сейчас оказались те стартапы, которые нуждаются в средствах и находятся в стадии переговоров с институциональными инвесторами. В отличии от ранней стадии здесь применяются более формализованные процедуры, важно личное общение и персональные контакты с партнерами. Online звонки предоставляют определенные возможности, но на стадиях, когда крупные фонды начинают инвестировать в стартапы, активно присутствует персональный аспект, который невозможно передать по конференции в Zoom. Теперь нам особенно важно видеть прочность позиций компании, если ей пора говорить со «взрослыми» фондами - мы смотрим, насколько силён бизнес с точки зрения метрик и информации, которой можно передать фундаментальность его позиции, не встречаясь физически.

«В условиях неопределенности привлекательны те фаундеры, которые пытаются обеспечить долгосрочный рост»

Богдан Яровой: Сегодняшняя ситуация действует двояко как на успешные, так и на неуспешные проекты, но в целом, наступило время задумчивости. Основатели хотят лучше почувствовать целевую нишу, которая уцелела в нынешних условиях, и которая останется сильной в пост-кризисное время, а также четче понять вектор своего развития и продавать ту идею, которая не вызывает вопросов «Что будет завтра?».

Так, одна из наших компаний с сильной командой, которая была ориентирована на ритейл, успешно находит возможности для продажи своей технологии управления временным персоналом в других нишах. Другая компания, которая развивала инструмент коммуникаций для родителей учеников начальной школы, сегодня становится многофункциональной платформой, где проводятся уроки. Она показывает взрывной рост, но их волнует вопрос, что будет после того, когда дети пойдут в школу – они вернутся к первоначальному функционалу или большая часть дистанционного обучения останется на платформе? Сейчас сложно предсказать конфигурацию экономики и ее влияние на бизнес-модель конкретной компании после пандемии. Поэтому мне нравятся те предпринимателя, которые более вдумчиво смотрят на то, что происходит, анализируют это и пытаются понять, куда правильнее было бы двигаться, где и какие акценты поменять, чтобы обеспечить себе успех в более долгосрочной перспективе.

«Закрываются лишь очевидные сделки»

Александр Лазарев: По своим компаниям я могу сказать, что все те раунды, которые планировались на сейчас, отложены. Наши компании и мои коллеги в основном проводят внутренние раунды и внутренний фандрайзинг, и таких раундов происходит много. Все компании, которые планировали в ближайшее время выходить с раундами, пришли к инвесторам и сказали «давайте мы эту тему отложим минимум на полгода-год, и поднимем какой-нибудь внутренний раунд».

Тем не менее, компании и в Калифорнии, и в Европе активно поднимают деньги. Фонды по-прежнему инвестируют, никаких пауз или стопов нет, все ушло в онлайн и стало еще более удобным. Если раньше нужно было ехать в Калифорнию, чтобы посетить демо-день «500 Startups», теперь все можно посмотреть онлайн. Сегодня очень хорошее время для проектов, у которых все хорошо и очевидно, они стали еще более привлекательными. А вот компании, которые выходят на ранние стадии с технологией, требующей апробации, столкнутся с серьезными задержками в привлечении новых денег. Большие фонды будут менее активны, хотя конечно же, они продолжат декларировать свой интерес в seed-инвестициях и ранних стадиях. Однако, в силу обстоятельств сегодня закрываются лишь очевидные сделки, а неочевидные откладываются. Успешные компании поздних стадий и проекты, которые неплохо росли в последнее время, находятся на виду. И их привлекательность не зависит от отрасли, это не обязательно должны быть онлайн-образование или телемедицина. Любой проект, который себя хорошо чувствовал и не пострадал на фоне кризиса, как закрывал раунды так и закрывает. Дело в том, что большие фонды никуда не делись, а маленькие фонды следуют трендам, которые устанавливают большие. Кроме того, происходит смещение фокуса в сторону мегафондов. Небольшим фондам становится все сложнее и сложнее поднимать деньги, особенно сейчас. Это, конечно же, скажется каким-то образом на инвестиционной активности на горизонте 3-5 лет. При этом крупные игроки вроде Apple, Google, Facebook, Amazon в 2020-2021 гг. останутся активными во всех направлениях, их деятельность ни в коем случае не остановится. Все, что им необходимо было для развития своих сервисов, и дальше будет покупаться и поглощаться.

«Переключение из оффлайна в онлайн будет развивать рынок»

Александр Лазарев: Последние новости наводят на мысли о том, что социальное дистанцирование в какой-то мере будет сохраняться еще пару лет, несмотря на постепенное открытие бизнеса. Это очень важный тренд. Если на ближайшие 2-3 года полностью изменится система потребления и образа жизни, включая то, как мы ходим в рестораны, как совершаем покупки, как работаем из дома или из офиса, как проводим свободное время, то это очень сильно поменяет венчурный рынок. Все, что можно делать онлайн, будет делаться онлайн. Соответственно, многие компании, ориентированные на онлайн-потребление, окажутся в центре внимания и будут неплохо развиваться. Эту смену парадигмы в сторону того, что мы должны как можно меньше физически контактировать, пока что сложно осознать.

Богдан Яровой: В условиях режима самоизоляции сильный рост покажут проекты, связанные с онлайн развлечениями. Ближайший пример – онлайн-кинотеатр, который расширяет контентное поле, публикуя онлайн-интервью, транслируя концерты популярных музыкантов. Даже очень серьезные конференции перешли в онлайн формат, и они вряд ли откажутся от него после отмены карантинных мер. Будет два варианта: билет с присутствием на площадке и билет с присутствуем в онлайне. Следовательно, весь сопутствующий функционал, включая нетворкинг, доступ к материалам конференции и спикерам и т.п., теперь переходят в онлайн, и это очень перспективная ниша.

Те же перемены коснутся и фитнеса, и онлайн-образования. Если ты бегаешь на дорожке или крутишь педали на велосипеде, не обязательно идти в фитнес-центр. Как и необязательно ехать на другой конец Москвы, чтобы взять уроки французского. Почва для развития таких онлайн-предложений будет достаточно плодородна. При этом стоит ожидать, что в течение года все офлайн форматы восстановятся, мы выйдем на ту же занятость и ее конфигурация не сильно изменится. Онлайн-предложения, включая виртуальные кухни ресторанов, фитнес-тренеров, преподавателей сформируют новую надстройку, где будет происходить рост. Переключение из оффлайна в онлайн-режим и обратно в целом будет развивать рынок.

Александр Лазарев: Сильный рост покажет все, что связано с онлайн-образованием, медициной и технологиями. Все те медицинские проекты, в том числе телемедицина, которые сильно застопорились в связи с регуляторными ограничениями и необходимостью физически приехать, физически подписать бумажку, в силу снятия этих ограничений будут активно развиваться. Диагностические стартапы и диагностические технологии, которые могут развиваться онлайн, получат новый толчок. Все большие игроки сейчас идут в сферу healthtech, включая Facebook, Microsoft, Amazon, и даже Uber. Google уже заключил больше 60 сделок в сфере медицины и digital health.

Подход к взаимодействию с клиентами меняется и в сфере развлечений. Так, один из кинопроектов стал нарезать фильмы на ролики по 5-6 минут. Это говорит о том, что человек в течение дня может небольшими кусочками потреблять контент, который он потребляет дома, включая фильм на 1,5-2 часа. Идет смещение в сторону постоянного взаимодействия с потребителями через девайсы, через онлайн-каналы на фоне снижения их физической активности.

Тем не менее, большинство занятых людей из сферы услуг, включая официантов, продавцов, по окончании карантина вернутся к прежнему образу жизни. Все, что делалось оффлайн, продолжит делаться оффлайн. Например, сегмент доставки переживает взрывной рост, поскольку востребованность людей никуда не исчезла. Это касается строительства, общепита, ритейла и многих других секторов. Сохранится огромное количество индустрий, в которых нужен человеческий ресурс.

«Критерии отбора стартапов будут расти»

Александр Лазарев: Требования к бизнес-моделям и к бизнесу в целом эволюционируют с огромной скоростью и обновляются каждые полгода-год. Однако нужно учитывать, что стартапы поднимают все больше и больше денег: то, что раньше называлось «раунд А», теперь называется «раунд seed». Никто сейчас не стесняется показать MVP («продукт с минимальным функционалом») и попросить миллион долларов. В США, если у тебя есть более менее внятный и понятный продукт, можно попробовать привлечь сразу один-два миллиона долларов.

Фонды адаптируются очень быстро, исходя из трендов и того, что происходит на рынке. Парадигма внутри фондов также меняется: фонды взрослеют, маленькие фонды стараются идти на более поздние стадии, потому что риски ниже и цикл короче. Если я сегодня инвестирую в совсем ранние стадии, это означает, что доходность возможна лишь на горизонте 5-10 лет. Соответственно, моя выживаемость оказывается под серьезным вопросом, поэтому я буду стараться идти в более поздние сделки. Крупные фонды, наоборот, будут идти в более ранние стадии, потому что им тяжело конкурировать между собой в более поздних сделках, и ранние сделки на общем фоне для них это смешные расходы.

Богдан Яровой: Мы будем наблюдать расслоение по количеству раундов и по доступности денег. В выигрыше будут крупные фонды, которые обладают качественной инфраструктурой и профессионалами высокого уровня. Соответственно, их критерии отбора будут расти, особенно это касается требований к предпринимателям ранней стадии. Усилится расслоение - качественные и профессиональные фонды будут иметь ещё лучшие условия для отбора сильнейших стартапов, игроки поменьше должны будут искать уникальность и привлекательность своего участия в развитии технологических компаний. Тем не менее, качество рынка в целом будет расти, а нынешний момент благоприятен для входа новых инвесторов и укрепления репутации действующих игроков за счёт поддержки портфельных компаний и активного участия в сделках.

{ "author_name": "Maxim Chebotarev", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 2, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "subsite_label": "future", "id": 123767, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Tue, 28 Apr 2020 18:44:59 +0300", "is_special": false }
0
Комментариев нет
Популярные
По порядку

Прямой эфир