Будущее
Irina Postnikova
32 668

«Даже худший сценарий — не катастрофа»: Билл Гейтс, Нассим Талеб и другие о будущем после пандемии

Многие говорят о том, что после пандемии мир не будет прежним. Но что именно изменится? Издание Reminder прислушалось к прогнозам предпринимателей и экономистов.

В закладки
Слушать

Рэй Далио: глобальная депрессия и новые навыки

Последствия пандемии скажутся не только на доходах отдельных людей, но и целых стран, говорит основатель крупнейшего в мире хедж-фонда Bridgewater Associates Рэй Далио. Прорехи в бюджетах будут настолько большими, что государства не смогут помогать другу другу — все будут решать внутренние проблемы.

Мы (американцы) знаем, что получим свои деньги, а европейцы знают, что получат свои. Однако большинство людей и компаний в мире не получат никакой поддержки.

Возникнет сильная дифференциация между тем, какие структуры в мире получат поддержку, а какие — нет. Поэтому понадобится большая совместная работа по распределению материальных благ и счетов, которые в результате придется оплачивать

Рэй Далио
основатель хедж-фонда Bridgewater Associates

Он считает, что мы движемся к глобальной депрессии. На начало апреля в США спад экономики составляет 10%, а уровень безработицы превысил двузначный уровень. Фондовые рынки потеряли $20 трлн, а падение спроса составило от 25 до 100%.

«Многие компании не в состоянии справиться с критическим уровнем долга, который накапливается из-за того, что они лишились заказов. Если у компании нет резервов и доступа к кредиту, бизнес может обанкротиться», — говорит Далио.

С Великой депрессией 1930-х удалось справиться за счет вливания дополнительных денег в экономику. Запуск «печатного станка» привел к восстановлению и росту. Далио прогнозирует, что и в этот раз власти США запустят «печатный станок». А также используют метод перераспределения социальных благ (часто это осуществляется через налоги). Но несмотря на все меры, восстановление экономики начнется не раньше, чем через два-три года.

Тем не менее разрушительный кризис приведет к положительным изменениям. «Этот опыт во многом сделает нас лучше и поможет глубже оценить базовые основы жизни», — думает Далио. Кризис — шанс изменить то, что давно устарело.

Как мы можем измениться? Если мы заглянем в историю, то увидим, что любая система работает на тех, кто её контролирует. В США 40% самых богатых людей инвестируют в образование детей в пять раз больше денег, чем оставшиеся 60%. И в их интересах сохранить существующую систему. Я же верю, что она нуждается в реформировании.

Рэй Далио
основатель хедж-фонда Bridgewater Associates

Каким же тогда будет новый мир? Прежде всего, нас ждет скачок в цифровизации, использовании технологии больших данных. Так, например, в ближайшем будущем, как считает Далио, деньги станут цифровыми.

Но чтобы быть успешными при новом мировом порядке, люди уже сейчас должны сфокусироваться на изучении и развитии логических и креативных возможностей своего мозга. «Понимание того, на что способно ваше мышление вместе с умением использовать цифровые инструменты, будут самыми ценными навыками», — отмечает Далио.

Билл Гейтс: человечество научится бороться с пандемиями

Человечество может справиться с коронавирусом, уверен сооснователь Microsoft и фонда, который занимается в числе прочего вакцинированием в развивающихся странах, Билл Гейтс. Но бедные страны пострадают сильнее богатых.

Последние, при соблюдении необходимых для сдерживания вируса ограничений, уже к лету смогут ослабить их. Но в развивающихся странах трудно обеспечить изоляцию населения.

«Как это сделать, если люди там должны как-то зарабатывать себе на жизнь, если они выходят за едой каждый день и живут в трущобах, где все находятся очень близко друг к другу?» — объясняет Гейтс. Единственный способ помочь развивающимся странам — ускорить разработку вакцины. Специалисты, по словам бывшего главы Microsoft, не исключают, что на это потребуется менее 18 месяцев.

Но в будущем вероятны новые глобальные вспышки инфекционных заболеваний. Плюс в том, что благодаря нынешней ситуации у нас есть шанс встретить их во всеоружии. «Наука на нашей стороне», — отмечает Гейтс. Да, на это придется потратить десятки миллиардов долларов. Но эта сумма гораздо меньшее возможных потерь от грядущих пандемий.

Зато в следующий раз, столкнувшись с очередным возбудителем болезни, человечество сможет быстро произвести несколько миллиардов тестов, определить, какое лекарство окажется эффективным, и наладить его выпуск в нужном количестве.

Что касается экономического ущерба от пандемии, то он будет колоссальным. Гейтс не исключает, что на этом фоне могут обостриться международные противоречия. Но он верит во взаимовыручку. «Рост инноваций и наша способность работать вместе — все это внушает оптимизм», — подчеркивает Гейтс и выражает надежду, что страны, которые быстрее оправятся от вируса, будут помогать остальным.

Закончится кризис, по прогнозам Гейтса, примерно через три года.

Герман Греф: бизнесу придется изменить свое мышление

Если экономика после пандемии сумеет быстро восстановиться, то кардинальных изменений в нашей жизни не произойдет, считает председатель правления «Сбербанка» Герман Греф. «Да, мы ускорим движение к онлайну, к цифровым технологиям. Если вчера были большие сомнения, стоит или не стоит, — сегодня жизнь заставила это делать и никого не спросила об этом».

При этом сам Греф считает вполне возможным, что кризис окажется долгосрочным. Он не будет развиваться V-образным способом (резкое падение экономики вниз и быстрый отскок) или U-образным (когда экономика какое-то количество времени пробудет в нижней точке падения, а потом резко пойдет вверх), не исключает глава «Сбербанка». А продлится год или даже два, так как с коронавирусом не удастся быстро справиться.

Греф берёт в расчет прогнозы эпидемиологов, согласно которым с вероятностью выше 50% пандемия растянется на 2021 год. Такое моделирование позволяет, по его словам, понять, что даже худший сценарий не является катастрофическим для бизнеса. Но стратегии с его учетом нужно продумывать вдолгую. «Учиться жить под водой», как называет это Греф.

И, разумеется, затяжной кризис неизбежно приведет к существенным изменениям. Сложнее всего придется бизнесу — ему нужно будет искать новые бизнес-модели.

Если ты понимаешь, что твой ресторан скорее всего не откроется, тогда тебе нужно переходить в онлайн. Есть в масках невозможно, такого не придумали. Это означает, что, может быть, тебе нужно перейти на концепцию, скажем, теневой кухни — когда ты готовишь в ресторане еду и своим клиентам эту еду поставляешь.

Герман Греф
глава «Сбербанка»

Потребитель же окажется в выигрыше: благодаря новым бизнес-моделям он будет экономить время и деньги, у него высвободится жизненный ресурс для достижения своих целей.

Ещё одно важное следствие пандемии, в котором не сомневается Греф, — она сделает развитие национальных систем здравоохранения приоритетным для правительств многих стран. Они, очевидно, не смогли адекватно противостоять пандемии.

Также ускорятся глобальные макроэкономические тенденции последних лет. Например, производства, ушедшие в развивающиеся страны из-за дешевизны рабочей силы, будут возвращаться в развитые страны. Их будут привлекать высокий уровень роботизация и выгодные налоговые условия.

Нассим Талеб: смерть туриндустрии и деурбанизация

Эпидемия изменит динамику развития современных городов, так как ускорит массовый переход в онлайн, не сомневается экономист, автор книг «Черный лебедь» и «Антихрупкость» Нассим Талеб.

Когда появились первые факс-машины, многие считали, что они «уничтожат города» — ведь обмениваться документами теперь можно на расстоянии. То же самое говорили после появления интернета.

Но вот сейчас Zoom и другие программы видеотелефонии наконец действительно исполнят эти прогнозы. Зачем мне куда-то ехать, тратя полдня на то, чтобы добраться до работы, если я могу общаться с коллегами из Нью-Йорка, находясь у себя дома в Атланте?

Нассим Талеб
экономист

Благодаря пандемии многие компании поняли, что у сотрудников вполне получается работать из дома. Это не означает, что офисы исчезнут полностью, они просто станут меньше, и люди не будут ездить туда каждый день. Это значит, что многие начнут переселяться из городов в сельскую местность.

Нассим Талеб
экономист

Одновременно усилится тенденция к локализму. В США, по словам Талеба, люди теперь понимают, что на качество их жизни влияет не только страна, но и конкретный штат или город: и если губернатор Огайо справляется с текущими задачами лучше, чем Дональд Трамп, это повод переехать в Огайо.

Изменятся и потребительские привычки. В самоизоляции, отмечает Талеб, мы уже перестаем покупать массу всего ненужного. И грядущий экономический кризис только усилит этот тренд. А вот туристической отрасли, по его мнению, не выжить — еще до пандемии она терпела убытки, и творящееся сейчас добьет ее окончательно.

Но станет ли мир после пандемии более «хрупким» (термин, обозначающий жизнестойкость системы в непредсказуемых обстоятельствах), зависит от того, как будут бороться с её последствиями.

Авиакомпании очень уязвимы с финансовой точки зрения. Почему? Потому что у них обычно нет буфера на случай кризисов — вместо того чтобы его формировать, гендиректор раздает деньги в виде дивидендов, чтобы акционеры были довольны. И он надеется, что если что-то случится, то авиакомпанию спасет государство.

Да, государство их действительно пока что спасает — оно делало эту ошибку раньше и теперь повторяет снова. «Хрупкость» компании можно уменьшить, только если её безответственная стратегия будет приводить к наказанию. И такого в Америке много.

За последние три недели 20 млн американцев фактически лишились работы. Сколько из них найдет рабочие места после окончания эпидемии? Мы не знаем.

Государство собирается потратить на их поддержку значительную часть ВВП, а вливание денег — эффективный способ сделать экономику еще более «хрупкой».

Нассим Талеб
экономист

Статья подготовлена онлайн-изданием Reminder, которое посвящено здоровью, психологии и практической философии. Больше полезной информации можно найти на наших страницах в Facebook, Telegram или в рассылке.

Другие материалы на Reminder:

{ "author_name": "Irina Postnikova", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0440\u043e\u0433\u043d\u043e\u0437\u044b"], "comments": 266, "likes": 86, "favorites": 149, "is_advertisement": false, "subsite_label": "future", "id": 129303, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Sun, 24 May 2020 10:31:13 +0300", "is_special": false }
0
266 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
25

Чума в Средневековье: умерло пол-Европы. Реакция людей: ну ладно, пора картошку сажать. Ковид-19: умерло 0,000000000001% Земли. Реакция людей: мир не будет прежним, мы выжившие, мы все герои, сейчас всё изменится!!!

Ответить
0

среди заболевших смертность 10%

Ответить
1

По случайной выборке москвичей антитела к нашумевшему вирусу найдены у ~12,5 % людей. Вы утверждаете, что в Мосве сотни тыся смертей от ковида? Данные частников по России (включая москву) - 14%
Аналогичные скрининги по прочим странам показывают примерно такой же порядок цифр. Проблема в массовости, смертность от этой болезни невысока

Ответить
0

если в сша и россии одинаковое число переболевших ковидом, то почему число смертей отличается на два порядка???

Ответить
0

В разных странах вообще разные статистические метрики (начиная от знаменитой итальянской - пишем всех С в смерти ПО ПРИЧИНЕ -  и заканчивая Туркменистаном), возрастная структура населения, генетические особенности, прививочная карта у населения, количество и качество тестов ПЦР, климат, культура общения - что конкретно сильнее повлияло, кто знает? Сравнивать цифры напрямую как правило весело, но бессмысленно, т.к. у всех стран несвязные между системы здравоохранения и бесконечное количество влияющих факторов. 

Ответить
0

при этом в разных странах смертность 10%, и разное число заболевших в процентах от населения. но вот носителей антител везде по 14%, как вы это объясняете?

Ответить
0

Ээ, а где утверждалось про 14% "везде"?  Ладно, позанудствую
> Данные частников по России (включая москву) - 14%

Аналогичные скрининги по прочим странам показывают примерно такой же порядок цифр
Исследования не проводились над каждым человеком, утверждать со стопроцентной уверенностью о том, что здесь столько, там столько, а в третьем месте вот столько и такая доля - я не буду. Тест на антитела просто позволяет с большей достоверностью оценить количества инфицированных людей, прошедших вне радаров здравоохранения. Пример Москва, мы имеем грубую оценку инфицированных в 12,5% (не вижу повода сомневаться что 50к людей прошедших исследование репрезентативны в этом смысле)
Объяснение на мой взгляд такое - популяция уже массово и давно подверглась воздействию этого вируса, распространению которого тяжело препятствовать из-за особенностей латентного бессимптомного периода. У этого утверждения есть как негативная смысл: попытки препятствовать распространению полностью провальны (собственно до конца марта их и мало предпринималось, в основном говорили какие мы тут богоизбранные и ничем никогда не болеем). Так и несколько позитивных: это легкая болезнь, контакт с вирусом приводит к непосредственно болезни, т.е. к осложнениям в редких случаях (для подавляющего числа популяции вирус не представляет угрозы), осложнения тяжелые в крайне редких случаях (средний возраст умерших плюс-минус совпадает со средней продолжительностью жизни во всех странах).
Общая картина примерно совпадает со всеми остальными ОРВИ, что кажется мне лично интуитивным, отличие в том, что этим коронавирусом болеет большее количество людей чем среднестатистическими сезонными ОРВИ . Опять же возвращаюсь к мысли что болезнь не так страшна, как нам нарисовали СМИ, делая скорополительные суждения по ничтожному проценту тяжелых случаев, попадающих в больницы\реанимации, и натягивая эту сову на глобус, до проведения исследований на широкой выборке случайных людей.

Ответить
0

Руслан, Вы бы исходники почитали, а не только попсовую псевдонаучную литературу. А то на опровергание Ваших домыслов уйдет больше букафф, чем Вы сами написали.

Ответить
0

Домыслов много, виноват. Но вот допустим тесты антител по Москве - в чем ошибка?

Ответить
0

тесты антител по Москве - в чем ошибка

Тесты антител - мелочь. В основном Вы недооцениваете:
1. "Недотестированность" - сравнивать имеет смысл только те страны, где тестирование ДЕЙСТВИТЕЛЬНО массовое и процент позитивных примерно одинаков. Если он сильно отличается, то про цифры "выявленных" стоит вообще забыть, если только у Вас нет достаточной информации, чтобы предметно обсуждать это на уровне указаний конкретных главврачей в конкретный период времени.
2. Фактор того, что благодаря нашему хоть и "недо", но какому-никакому карантину "горб" на графике размазался. Вы смотрите на текущий момент, а он у всех стран разный. Италия более-менее выползет из эпидемии уже через месяц. Россия же пока на восходящем тренде - прошлым цифрам стоит верить только по МСК, а по регионам и в прошлые не стоит верить. Ну и текущие/будущие цифры по МСК я бы тоже воспринимал с некоей долей скептицизма. Я ситуацией по Штатам не владею на детальном уровне - лучше всего знаю Италию, поэтому буду с ней сравнивать. Россия окажется в ТЕКУЩЕМ состоянии Италии где-то в сентябре-октября, а то и к концу осени. Вот ТОГДА и стоит сравнивать летальность.
3. Летальность непропорционально сильно зависит от возраста. В Италии средняя продолжительность жизни - 84 года. Если разложите возрастной состав населения и летальность КОВИД по возрасту, то у Вас в Италии даже в идеальных лабораторных условиях летальность будет в разы выше российской просто из-за того, что в нормальных условиях, а не в ситуации эпидемии итальянская медицина "дотягивала" стариков сильно больше российской. Т.е., как оказалось, "заготовила материал" для высокой летальности этой болячки. Извините за циничную формулировку.
4. Несмотря на нашу горе-оптимизацию медицины в угоду танчикам Шойгу, которые толком даже по Красной площади проехаться не могут, обеспеченность врачами и койками на тысячу населения в России В РАЗЫ ВЫШЕ, чем в Италии. В нормальной ситуации это не имело значения, т.к. там играла роль доступность дорогих лекарств, процедур, квалификация врачей, но в ситуации эмидемиологического кризиса это сыграло критическую роль. Просто для примера - НА ВСЮ Италию до КОВИДа было 4 тыс. ИВЛов. В одной Москве их было 5 тыс. Сравнивали немного яблоки с апельсинами - в московские включали все отдаленно похожее на ИВЛ, но общая картина все равно верная. В Италии на одного умершего было 1.0-1.5 госпитализаций, в МСК до майских - 10. Т.е. в Италии клали только тех, кто совсем при смерти (и, как позже оказалось, спасити их шансов не много), а в МСК до майских проактивно госпитализировали всех, кому может понадобиться помощь. ИВЛы, как оказалось, не особо помогают - если КОВИД настолько поразил легкие, что понадобился ИВЛ, то шансов спасти уже немного (у нас пока было 17%, если правильно помню, у итальянцев цифру пока не видел, но думаю, в 1.5-2.5 раза меньше). Но вот просто ежедневно прокалывать больного еще до того, как он перейдет в критические - это действительно спасает жизни. Когда Вы сравниваете со Штатами - там массово дать полежать 3-4 недели (а именно столько нужно) никому не дадут кроме самых богатых. А это увеличит летальность в разы если не на порядок и выше.

Ну и я могу еще много других деталей написать - я, к сожалению, хоть и не врач, но неким образом довольно близко с этим соприкасаюсь на уровне цифр. Но не уверен, что будут столькА букАФФ читать.

Ответить
0

Я внимательно прочитал, и ни по одному пункту у меня нет идеи о том, чем то, что я высказывал выше, входит в противоречие с тем, что вы написали. К тому же такое резкое противоречие, что потребовалось называть меня в  ультимативной манере идиотом  о_О Но ладно, сейчас все на нервах, думаю это допустимо. Наверное я был косноязычен
В основном вы рассматриваете различия между системами и факторами между разными странами, когда мой посыл был цитирую "что конкретно сильнее повлияло, кто знает?" что я понятия не имею какой из факторов важнее, и как вообще сравнивать страны между собой

Более того я и не пытался сравнивать страны между собой, а весь мой спич относился к оценке тяжести болезни как таковой, тезис на который я изначально начал комментирование был про это. Я не пытаюсь понять и оценить социальный феномен ковида в переложении на разные страны, только некую усредненную тяжесть болезни.

Так вот для оценки тяжести болезни, я не согласен, что тест на антитела это мелочь. Более того я считаю это самым достоверным инструментом оценки распространения инфекции в популяции (тут я профан и доверяю статьям которые читал в интернетиках на этот счет). Они сходились на том, что наличие антител практически  указывает на то, что организм встретился с этим конкретным вирусом, и выработал на него иммунный ответ. И вот эти самые масштабные тесты на антитела показывают схожую ситуацию в Москве, Мадриде, Нью-Йорке, и еще некоторых других местах, результаты всех этих тестов можно легко найти. Для меня это логично укладывается в картину мира что люди соприкасаются и инфицируют друг-друга в процессе взаимодействия в больших городах, передавая вирус. И так же логично отсюда вытекает то, что осложнения от вируса - крайне редко по отношению к количеству (оценочному) инфицированных им людей (12,5% в Москве, 14% в Мадриде , 12,3% в НЙ и так далее).
Это мое видение ситуации, в двух тезисах: вирус везде, болезнь легкая.

Ответить
0

потребовалось называть меня в ультимативной манере идиотом о_О

Простите, это я погорячился. У меня немного просто немного аллергия на обсуждения этого, поэтому вначале неадекватная реакция с моей стороны. Еще раз приношу извинения.
Я по кускам буду отвечать, а то сразу долго писать.
Так вот для оценки тяжести болезни, я не согласен, что тест на антитела это мелочь. Более того я считаю это самым достоверным инструментом оценки распространения инфекции в популяции (тут я профан и доверяю статьям которые читал в интернетиках на этот счет)

1. В мире пока еще не публиковали результатов репрезентативного теста на антитела. Хотелось бы надеяться, что китайцы что-то расскажут, но вроде пока они не публиковали и с трамповской пропагандой могут и не показать. И московский И итальянский тесты НЕ репрезентативны. Это я вам точно могу сказать. Они дают примерные показатели на уровне того, насколько "недостировано". Примерные - я бы сказал что с учетом пункта 2 на уровне "единиц разов".
2. Тесты на Ig(X) пока САМЫЕ НЕТОЧНЫЕ. Пока руки до иммуноглуболина не доходили - все занимались тестами на сам вирус (которые все еще недостаточно точны). Причем, на самом деле, пока еще даже неизвестно насколько тесты на антитела неточные и если не точны, то в какую сторону - false negative или false positive. На данный момент safe assumption будет заложить в 1.5-2.0 раза, но, как выше сказал, в обе стороны. С КОВИДом такая фигня, что некоторым образом то, что раньше в медицине занимало десятилетия сейчас сжимается до недель и, к сожалению, и результаты моделирования и какая-то биология обсуждается в паблике задолго до того, как в них появляется минимальная уверенность.

Через полчаса отвечу про сравнение цифр по городам.

Ответить
0

тем не менее если даже предположить что IgX неточны в 1,5-2 все еще выигрывают у ПЦР тестов, которые неточны чуть больше чем полностью, потому как те неточны настолько же + еще оценивают конкретный изменчивый момент
Почему все прицепились к росту "экспоненты" количества выявленных ПЦР тестами, которая росла абсолютно  в корреляции с количеством тестов... у меня нет идей. Это кажется просто психозом

Ответить
1

IgX неточны в 1,5-2 все еще выигрывают у ПЦР тестов

1. Если дискуссия продолжится, давайте просто говорить про "тесты на вирус" и "тесты на антитела/IgX" и конкретный иммуноглобулин, если нужны уточнения. ПЦР - это способ "размножить измеряемый объект", т.е. это какой-то технический этап в измерении, а не его цель. Извините за придирки, просто не хотелось бы, чтобы кто-нибудь дотошно раскопал неточности и потом тыкал меня в это :)
2. Я не биолог, насколько я знаю мнение специалистов, - тесты на ИгХ пока они оценивают как существенно менее точные, чем серию (!) из 2-3-4 тестов на вирус, каковые и делаются в России.
Почему все прицепились к росту "экспоненты" количества выявленных ПЦР тестами, которая росла абсолютно в корреляции с количеством тестов

Насколько я понял просмотрев по диагонали Ваши посты, Вы говорили о том, что российская статистика по КОВИД нарисована чуть более, чем полностью, и основанием этого утверждения являлось то, что летальность, относимая к КОВИД, в РФ ниже, чем в других странах, в частности США. Я пытался объяснить, почему у наблюдаемой ДО НЕДАВНЕГО ВРЕМЕНИ статистики в РФ, есть фундаментальные основания отличаться от того, что Вы видите в Европе (в основном Италии) и (вероятно) США. Я бы даже больше сказал, до указа "Царя" о том, что половцы (зачеркнуто) болезнь отступает, российская статистика в целом была ЛУЧШЕ чем европейская статистика, а уж московские цифры я думаю вообще были САМЫЕ точные В МИРЕ.

Ответить

Комментарии