Будущее Dina Bayasanova
2 663

Нобелевский лауреат по экономике рассказал, как защитить рынок труда от ИИ

В прошлом году израильский историк и визионер Юваль Ной Харари предупредил, что в скором будущем работа возможно больше не будет нуждаться в человеке, в связи с чем нас ждут социальные, экономические и политические катаклизмы. Предполагается, что развитие искусственного интеллекта (ИИ) будет постепенно сокращать спектр работ, которые доступны людям. Эта проблема беспокоит не только визионеров, но и самых консервативных ученых. Лондонское Королевское Общество по развитию знаний о природе, основанное в 17 веке, объявило об инициативе по проведению серии лекций «You and AI», посвященной анализу влияния ИИ. Самым ожидаемым событием серии стало выступление Нобелевского лауреата и одного из главных авторитетов мировой экономики, профессора Колумбийского университета Джозефа Юджина Стиглица. Репортаж с выступления подготовлен командой британского проекта PitchMe, занимающегося анализом трендов на рынке труда и созданием новых технологий по развитию и управлению талантами.

В закладки
Фото: PitchMe

Очередь, чтобы попасть на лекцию нобелевского лауреата начала выстраиваться за три часа до выступления и казалось, что вот-вот ее конец дотянется до находящегося неподалеку Букингемского дворца. Тем, кто пришел сильно заранее, посчастливилось получить красные наклейки с надписью “Royal Society”, гарантировавшие доступ в аудиторию. Те, кто пришли чуть позже, оставалось довольствоваться доступом в зал с видеотрансляцией.

Поднявшись на трибуну профессор Стиглиц начал сразу с главного тезиса. По словам нобелевского лауреата, рисками надо управлять, в то время как отсутствие политики, направленной на решение проблем, связанных с новыми технологическими вызовами чревато печальными последствиями. В качестве примера опасности плохого управления, Стиглиц привел «человека, сидящего сейчас в Белом Доме». Однако, оттолкнувшись от злободневной современности, американский профессор быстро погрузился в прошлое, и предложил начать анализ современности с обсуждения экономического роста времен индустриальной революции.

То, что мы видим сегодня вокруг ИИ, в какой-то степени является продолжением того, что произошло 250 лет назад, однако это не просто продолжение

- пояснил Стиглиц. Речь идет не только о машинах, которые способны быть сильнее, быстрее и эффективнее чем люди. Речь идет о машинах, которые могут учиться, быстрее чем люди и потенциально способны заменить их в сложных областях трудовой деятельности. Стиглиц выделил два типа технологий «Машины, которые заменяют человека» и «Машины, которые помогают человеку». Тренд роста роли машин, заменяющих человека, по словам нобелевского лауреата, виден не только в областях требующих простых навыков и квалификаций, но в областях, требующих высшего образования, как например, работа врачей. У таких кадров есть, однако, высокая степень гибкости как использовать освободившиеся благодаря машинам время для решения других более сложных задач. Главный удар придется в первую очередь по низкоквалифицированным кадрам и тем, кто занят так называемыми «рутинными работами».

Фото: PitchMe

Закончив с кратким описанием технологических трендов, американский профессор перешел к основному аргументу об экономических последствиях технологического развития. С одной стороны, развитие ИИ в ближайшем будущем ставит под угрозу только от 30 до 40 процентов рабочих мест. С другой стороны, новые технологии повысят эффективность и продуктивность людей. В целом, рост эффективности и продуктивности приведет к росту рынков производства. Однако, рост рынков производства, не гарантирует роста рынка труда. В качестве метафоры, Стиглиц продемонстрировал аудитории фотографию пирога. Главное, по словам профессора, это не то, что пирог становится больше, а то как он будет делиться между всеми игроками на рынке труда. И тут, светило мировой экономики предвидит серьёзные проблемы. В то время, когда доходы владельцев бизнесов будут расти, финансовые ресурсы доступны рабочим будут оставаться на том же уровне или уменьшаться.

Дело в том, что средние зарплаты рабочего класса падают последние 35 лет, или по крайней мере не растут, что фактически означает падение. Разрыв между ростом продуктивности и размером дохода рабочих постоянно растет. Стиглиц утверждает, что «Американская мечта» о равных возможностях – это утопия:

Я говорю своим студентам, что самое важное решение в их жизни – это выбрать правильных родителей. Если здесь они промахнулись, то игра закончена.

В этой ситуации, у тех, кто не обладает высококвалифицированными умениями и навыками, два выборы – или безработица или готовность к продолжению снижения их заработной платы. В этот момент на экране презентации появилась черно-белая фотография очереди в бюро по безработице времен Великой Депрессии. Избежать возвращения к такому прошлому в ближайшем будущем, по словам Стиглица можно только благодаря активному вмешательству государства.

Ответом на возможный рост безработицы и падение заработной платы, вызванные развитием искусственного интеллекта, по мнению Стиглица, является активная позиция государства:

Правильная государственная экономическая политика приведет к тому, что безработицы не будет, а рабочие смогут наслаждаться плодами ускоряющегося экономического развития и получат пропорциональный кусок растущего пирога. Ошибочная политика, приведет к росту безработицы.

Стиглиц выделяет несколько шагов по увеличению спроса на неквалифицированный труд, включая реструктуризацию экономики, изменение фискальной политики, борьбу с монополиями и расширение спектра сервисов, предлагаемых государством. Еще одной мерой может являться гарантированное государством трудоустройство. В ответ на критику, что такая мера может быть слишком дорогой для государства, американский экономист говорит, что даже Индия позволила себе ввести программу, в рамках которой трудоустройство гарантировано на 100 дней. Кроме того, программа не должна обязательно гарантировать 40 часов работы в неделю, а может предоставлять трудоустройство хотя бы частично. Финальный аккорд выступления Стиглица звучал оптимистично:

Если государственная политика будет верной, искусственный интеллект может открыть новую эру общего процветания, в рамках которой осмысленная работа, будет доступна каждому, кто в ней заинтересован.

Когда настало время вопросов, стало понятно, что доклад вызвал некоторое недоумение у слушателей: «Профессор», - прозвучал вопрос из зала, - «Скажите, а если бы Ваш доклад был не про ИИ, были бы ваши решения экономических проблем аналогичными тем, что прозвучали?» Немного замешкавшись, Стиглиц ответил: «С аналитической точки зрения, проблемы, создаваемые искусственным интеллектом, не отличаются от проблем вызванных глобализации». По словам нобелевского лауреата, речь идет о структурных проблемах рынка труда и рынка производства, появившихся потому что адекватные меры не были предприняты тридцать лет назад.

И все-таки казалось, что собравшиеся в зале Лондонского Королевского общества, не были убеждены в эффективности предлагаемых лектором решений. Сразу несколько человек задались вопросом, можно ли решить обозначенную проблему не через поддержку рабочих мест, а просто выплачивая пособие по безработице. Здесь позиция Стиглица была категоричной: «Вы знаете, мои студенты мне говорят, что им важнее духовные ценности, а не материальные, и поэтому можно жить на прожиточный минимум и оставаться счастливым и удовлетворённым. Но для меня наличие полноценной работы остается принципиальным фактором жизненного развития. Для широких слоев населения работа остается важной и это наша ответственность дать людям возможность работать».

Лекция Стиглица показала важный раскол в том, что касается понимания роли ИИ относительно нашего будущего. Является ли возникновение искусственного интеллекта еще одной ступенью технологического развития или принципиально новым фактором? Могут ли старые решения быть ответом на новые проблемы? Сможет ли вмешательство государства спасти труд будущих поколений? Станет ли ответом новая система образования, поддерживающая постоянное развитие? А возможно, ответ лежит в принципиально других областях, к примеру возникновению новых духовных практик, которые научат людей жить без работы и довольствоваться минимумом? Или же, единственный путь выжить в новом мире – слияние человека и технологии, модификация нашего тела, и превращение в эффективных киборгов, продолжающих работать на благо мирового капитала?

Также советуем прочитать ЧТД

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Dina Bayasanova", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 12, "likes": 14, "favorites": 21, "is_advertisement": false, "subsite_label": "future", "id": 46366, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Mon, 24 Sep 2018 16:40:00 +0300" }
{ "id": 46366, "author_id": 131588, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/46366\/get","add":"\/comments\/46366\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/46366"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199118, "possessions": [] }

12 комментариев 12 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
4

В целом Стиглиц очень ярый сторонник вмешательства государства в бизнес. В его труде «Цена неравенства», красной нитью проходит 2 идеи «всё становится только хуже и хуже» и «нужно больше гос. регулирования» в основе которых десятки причин, глобализация, дерегуляция и прочее прочее.

Так как Айн Рэнд читал раньше Стиглица, вот всё интересно, какой бы получилась страна и общество, если бы государство и вправду дерегулировало максимум вопросов, оставив себе только 2-3 сферы с судами, обороной и то с сбором налогов только на добровольной основе.)

Ps, спасибо за статью, побольше бы таких.)

Ответить
1

Спасибо! Наше поколение экономистов училось по Стиглицу и мы уважаем его труды, хотя уже и не соглашаемся с его взглядами.

Будем стараться радовать вас подобными статьями)

Ответить
0

Что не так с его взглядами?

Ответить
3

Стиглиц - волк старой закалки, и видит решение в продолжении курса на создание новой бессмысленной занятости для всех - инспекторы менеджеров, менеджеры инспекторов менеджеров, и тд. Ему трудно понять, что сам принцип работы, как инструмента для обмена своего времени на сытость и безопасность, подходит к логическому завершению в 21 веке.

Ответить
0

А какие модели вы (и не вы одни) считаете альтернативными?

Ответить
1

Производительность растет за счет увеличения фондоемкости рабочего места. Если рост производительности будет снижать отдачу от капитала вследствие роста оплаты труда, это будет конец капитализма.

Ответить
0

«Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты».

ИИ пока не тянет подобную эвристику.

Ответить
0

просто пора признать что человечество слишком разрослось и самое время ему взять курс на сокращение, тогда оно войдет в баланс со своими технологиями и доступными ресурсами

Ответить
0

Хехе.
Главная проблема этой идеи в том, что очень значительная часть человечества не дошла до высоких технологий и доступности ресурсов. И брать какой-то там сильно умный курс эта часть человечества совершенно не склонна, так как занята более простыми человеческими задачами выживания, размножения и расширения популяции.

Ответить
0

да, рабы более "развитых" (нет)
тут может быть много идиотских барьеров ака алчность, управляющая всеми земными процессами, пофигизм с которым живут люди приговаривающие "ну наш-то век хватит" а так же идиотский гуманизм, который будет защищать и поощрять продолжение этой тенденции, однако объективно это единственный способ сохранить этот мир живым вцелом (планета флора фауна и человеки)
фантасты много прототипируют сейчас дальнейшее развитие - перенаселение и экспансия космоса, природный коллапс как в интерстелларе, хотя объективным быстрым решением можно считать метод таноса) Однако как по мне петля и так сжимается - индустрия игр и инфантильный эгоистичный образ жизни и так активно поглощают "развитую" часть населения, а сами "цивилизованные" искренне стараются придумать себе механических работников, чтобы освободить несчастных рабов, а когда это случится последние просто начнут дохнуть от голода, лишившись единственного источника дохода, оставшихся можно будет ссылать в космические мусорщики, прикрывая глаза на защиту от радиации, и как они сейчас идут на фабрики и плантации в один конец, так и... + уже через 20 лет мы не сможем больше говорить что таяние ледников это фуфло и сказки, вода поднимется уже на пол метра и начнет заболачивать многие европейские страны и ныне плодородные территории, изменения климата зашагают семимильными шагами, но крайне непредсказуемым способом, начнутся частые наводнения, извержения, глобальные миграции животных и конечно же людей, будут ли войны за территории? еще как, алчность неискоренима. Так постепенно, кольцо сожмется и человеческая цивилизация сама переродится. Ода, хотелось бы на все это посмотреть - мир на пороге небывалых перемен!

Ответить
0

1. не государство создавало эту "проблему"/событие/этап развития, и не ему его "решать"
2. эволюция ничем не изменилась, все стает проще.

вопрос в том, что важнее, люди или система.
в первом варианте, все багатства распределяться, и не менее трети населения перейдет в класс учёных - обеспечение постоянным обоазованием.

во втором всем скажут - это наши роботы, наша экономика, хотите кушать - ставайте рабами.

Ответить
0

Всех в виртуальную реальность, где можно реализовать любые духовные потребности. Ну и минимальный гарантированный доход.

Ответить
0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }