Рубрика развивается при поддержке
Будущее
EgorKotkin
115

Невербальные сигналы в онлайн-коммуникации: зачем нужны эмоджи

На первый взгляд, это довольно забавный парадокс: социальные сети создают асоциальные люди. По крайней мере, являющиеся антиподами стереотипному представлению о целевой аудитории их проектов: Джек Дорси не похож на тролля, Павел Дуров — на школьника, Марк Цукерберг — на человека. Но, если подумать — связь между гиками-интровертами и текстовым общением онлайн, на которое, вслед за ними, перешёл почти весь мир — вовсе не случайна.

В закладки

Человеческая коммуникация с тех самых пор, как предки человека впервые выговорили что-то членораздельное, велась на двух языках: человеческом, в котором для обмена информацией используются слова (вербальная коммуникация), и куда более древнем, чем люди, языке тела, в котором информация передаётся поведением (невербальная).

Сэр Патрик Стюарт этой картинкой как бы призывает не судить сразу по обложке

Впрочем, не всегда они давались людям с одинаковым успехом: в каждом, наверное, классе были свои нёрды — дети, которым, обычно, хуже других давалось обычное общение, но лучше — учёба.

И то, и другое, судя по всему — по одной причине: баланс понимания вербального и невербального языка был явно смещён в пользу первого — в результате, такие дети, смотря в книгу, видели в ней, на самом деле, буквы, слова и стоящий за ними смысл — тогда как добавление потока входящей невербальной информации, не помогал понять собеседника, а только затуманивал их смысл и требовал небольшой задержки на обработку всех сигналов на уровне сознания, зарабатывая репутацию тормознутых среди прочих детей, у которых невербальные сигналы обрабатывались моментально на подсознательном уровне.

Впрочем, хотя слыть тормозом было и не очень приятно, но скорости неформальных и невербальных контактов остальных детей, молниеносно находивших друг с другом общий язык практически без слов, я никогда не завидовал, и меняться бы ни за что с ними не стал, потому что подсознательная обработка информации означает подсознательную, иными словами — эмоциональную реакцию. Нет, спасибо, я лучше пойму, что происходит — точнее, произошло и уже закончилось, пока я тормозил.

Текстовый веб всё изменил. Были, конечно, ещё «эсэмэски», но 70 символов с abc-набором было недостаточно, чтобы ощутить сдвиг парадигимы.

Текстовое общение онлайн — совсем другое дело: чисто вербальная комуникация без помех и искажений, вносимых невербальным сигналом, отсутствующим, как класс — и даже в живом чате небольшая задержка на сознательную обработку поступающей информации не превращалась в неуклюжую паузу, как в живом разговоре.

Тем временем, интернет демократизировался — и в него пришли обычные люди.

Люди, для большинства из которых невербалика была и является до сих пор необходимым и неотъемлемым, как хромосома, элементом здоровой комуникации — которым необходимо было видеть (или хотя бы слышать) эмоциональную реакцию собеседника — оказались наедине с этими страшными буквами, дезориентированные без необходимых им невербальных метаданных, пока на выручку им не пришли колобки — эмоджи.

Эмоджи: понять и простить

Именно так: смайлики — это было не только весело, это было необходимо — в вербальной коммуникации появился канал для невербальной информации хотя бы в самой утрированной форме. Вытсенившее их из разговорной речи «эмоджи» — даже более удачное название, потому что оно вполне точно отражает суть и назначение этого иероглифического письма.

Возможно, эмоджи служат как адаптационный механизм к переходу в вербальное коммуникационное пространство — как костыль для человека, который заново учится ходить после травмы спины.

С другой стороны, не менее вероятно, что эмоджи с нами, чтобы остаться — в пользу этого сценария развития событий говорит то, что не столько сейчас расширяется пространство вербального общения, сколько способы бмена информацией, включая анимоджи Apple, голосовые сообщения, видеозаписи, стори, стримы etc.

Плохо это или хорошо?

Во-первых, технологии для людей, а не люди для технологий.

Ничего хорошего от принуждения людей функционировать в неестественной для них обстановке я не вижу — у меня есть сильное подозрение, что значительная часть треш-коммуникации, заполонившей все борды и комменты интернета — это, во многом, эффект дезориентированности людей в вербальном пространстве без невербальных подсказок, без которых люди просто теряют чувство равновесия в диалоге, валясь, в итоге, кучей друг на друга.

Явно из той же категории и известное наблюдение, что личная встреча снижает градус агрессии по сравнению с накалом страстей в сети: no shit, Sherlock, при личной встрече перед тобой уже человек и его эмоции, процесс неосознанного распознания которых — включая момент, когда пора прекращать эскалацию, например — оттачивался миллионами лет эволюции.

Поэтому ничего страшного, если не все люди способны перейти на чисто вербальное общение онлайн — пусть пользуются эмоджи, анимоджи, шлют голосовые и общаются по видео — это никак не мешает мне писать буквами; я понимаю, что если симуляция невербалики онлайн упрощает коммуникацию для кого-то — то это, в конечном итоге, повышает эффективность коммуникации для всех.

Возможно, это поможет даже тем бизнесам, которые тащат комментарии как чемодан без ручки: почему бы кому-нибудь не попытаться привести комментарии в человеческий вид, позволив увидеть людей за комментариями?

Скажем, если заменить текстовые ответы видеосообщениями, то даже комментарии на YouTube могут из гладиаторских боёв на подмосковной свалке превратиться во что-то более здоровое, когда люди, увидев друг друга, станут… вести себя как люди — что, по сравнению с текущим качеством онлайн-коммуникации, уже будет небольшим чудом.

Во-вторых, если людям для нормального общения в сети нужны эмоджи, аудио и видео — то новость здесь в том, что люди могут нормально общаться в сети; что люди вовсе не деградируют, что эмоджи — не доказательство отупения, комментариии — не доказательство озверения, что мы не перейдём на язык пиктограмм, иероглифов и пантомимы в сколь-нибудь обозримом будущем, а интернет в целом — не приговор цивилизации, не коллективный мистер Хайд и не приквел к «Идиократии», а просто ещё один инструмент, дающий человечеству возможность узнать себя получше.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "EgorKotkin", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": -2, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "subsite_label": "future", "id": 80989, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Thu, 29 Aug 2019 07:53:45 +0300", "is_special": false }
Самый сильный бренд
страны*
*Третий год подряд по версии Brand Finance
0
{ "id": 80989, "author_id": 335837, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/80989\/get","add":"\/comments\/80989\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/80989"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199118, "last_count_and_date": null }
Комментариев нет
Популярные
По порядку
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ] { "page_type": "default" }