{"id":13505,"url":"\/distributions\/13505\/click?bit=1&hash=ca3734639136826288c9056e5c8fa03a05e87c4060ae84df200f2c90f5262470","title":"\u0412\u044b \u0440\u0430\u0437\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0447\u0438\u043a? \u0410 \u043f\u043e\u043d\u0438\u043c\u0430\u0435\u0442\u0435 \u0447\u0442\u043e-\u0442\u043e \u0432 \u0438\u0441\u043a\u0443\u0441\u0441\u0442\u0432\u0435 \u043a\u043e\u0434\u0430?","buttonText":"\u041f\u0440\u043e\u0432\u0435\u0440\u0438\u0442\u044c","imageUuid":"f5f0e11f-fefd-52f5-8712-82164a59b7ce","isPaidAndBannersEnabled":false}
Карьера
ADDEO Digital

Как не превратить боевой экипаж в «сбитых летчиков»: о профвыгорании в IT

«Сбитый летчик» — выражение из сленга эйчаров. Так называют крутых специалистов, которые когда-то блистали в карьере: руководили яркими проектами; проворачивали миллионные сделки. Но потом драматично потеряли работу и теперь не могут двигаться дальше, потому что нет запала и уверенности в себе.

Перелом в карьере может выглядеть как неудачное стечение обстоятельств: проект не окупился, на повышение ушел другой кандидат, сорвался крупный клиент. Но порой за разными событиями стоит одна причина: выгорание. «Летчик», который слишком долго был в тяжелом полете, устаёт и теряет концентрацию — и тут его подстерегают неприятности.

Для компании просчеты ключевого сотрудника, а потом и его уход, оборачиваются потерями денег и времени. А небольшие организации кадровые перестановки могут буквально подкосить. Поэтому эйчары, тимлиды и корпоративные психологи много занимаются профвыгоранием. Мы, диджитал-агентство ADDEO, тоже изучили этот вопрос и делимся материалом в статье.

Чем грозит компании «выгорание» одного сотрудника

Когда людей с профвыгоранием спрашивают, что они чувствуют, они обычно описывают такие эмоции:

  • депрессивность, ангедония: ничто не радует;
  • опустошенность, чувство упадка сил;
  • неуверенность в своих силах и компетентности;
  • раздражение от коллег и негатив от мыслей о работе.

Когда человек в таком состоянии, продуктивность падает, а отношения с коллегами портятся. Если это случилось с ключевым сотрудником, то страдает вся компания: проекты не сдаются вовремя; заказчики недовольны.

В небольшом диджитал-агентстве каждый сотрудник важен, а поиск и обучение нового потребует времени и усилий всех участников команды. Поэтому профвыгорание любого специалиста, от CEO до копирайтера, грозит ухудшить позиции проекта на рынке: разработка сайтов — ниша конкурентная, и терять темп нельзя. Именно поэтому мы в ADDEO решили глубже изучить вопрос и понять, как мы можем сохранить энергию и целеустремленность всех участников нашей команды.

Всё начинается с любви к работе

У штукатуров, кассиров, токарей, сотрудников колл-центра не бывает профессионального выгорания. Большинство людей ходят на работу всю жизнь, хотя не очень её любят, и никогда не ощущают ангедонии, апатии и разрушительных проблем с самооценкой. А вот в диджитал-сфере (программирование, веб-разработка, цифровой дизайн) эта проблема на слуху. В чем же отличие?

Даниил Подольский, руководитель разработки MTGroup, уже несколько лет исследует проблему с позиции руководителя. Он считает: отличие в том, что в диджитал специалисты любят свою работу и получают удовольствие от решения сложных задач. Каждая решенная задача — доза дофамина (гормона удовольствия), которая приводит к зависимости: чем больше человек любит свое дело, тем больше работает, чтобы получать всё новые и новые дозы. Постепенно это приводит к тому, что специалист сосредотачивается только на работе, но она со временем перестаёт приносить прежнюю радость. Наступает апатия.

Холли Эшби, писательница, автор нескольких статей о профвыгорании, считает, что главная причина — повышенный и длительный стресс из-за напряженной работы без выходных.

В описании причин и механизмов эксперты расходятся, но они согласны в главном: профвыгорание возникает у тех, кто долго работает над сложными проектами и не даёт себе отдыхать. Истории наших героев подтверждают это.

Элиан, проект-менеджер

— Я пришла в сферу разработки случайно и без релевантного опыта. Выбор был сделан скорее потому, что компания понравилась мне на собеседовании.

Большинство IT-компаний стремятся к «бирюзовости», мы тоже ориентировались на такой подход. Создавали «компании внутри компании» со своими законами, экономикой, политикой. Все разработчики трудились удаленно, и каждый день мы командой общались по видеосвязи. Работали в таком режиме год, два, три; потом выгорание началось у всех.

Моя причина: чрезмерная обособленность, отсутствие живой поддержки. Не было чувства, что ещё кто-то в компании готов выслушать и помочь.


Элиан

Никто не общался друг с другом: мы взаимодействовали с другими командами на общих митингах и в чатах, но это происходило больше «для галочки». А руководство предпочитало «мотивировать» нас через негативную оценку.

Я перестала справляться с KPI, запуск проекта срывался уже третий раз, разработчики расфокусировались, и мы все пытались хоть как-то доковылять до финиша. Ежеспринтовые ретроспективы всегда проходили бодро и с верой на ощутимую пользу, но по факту значимых изменений не происходило. Мы устали. Было принято решение нанять другого руководителя проекта, а мне заняться маркетинговыми делами компании.

Поначалу меня это взбодрило: «Что-то новенькое, интересно». Но, как выяснилось, я полностью лишилась ресурса. Взяться за новый пласт работ просто не было сил: я садилась за стол, видела задачи и не знала, с чего начать. Плюс постоянная мысль, что любая моя работа получит негативный фидбек.

Во время самоизоляции я просыпалась за 5 минут до начала работы (а это 11 утра, на минуточку) и весь день в разбитом состоянии ждала возвращения в кровать. А вот в выходные, без будильника могла вскочить в 9 и быть бодрой, готовой сворачивать горы. Тогда я поняла, что мой организм сигнализирует мне о выгорании, и надо его слушать.

Я решила уйти, за месяц закрыла дела. Когда приехала в офис забирать свои вещи и подписывать бумаги, чувствовала огромное облегчение.

Чтобы восстановиться, я позволила себе никуда не торопиться и отдохнуть. Много спала, много общалась с близкими, которые помогли мне вернуть самооценку и веру в себя. Сейчас чувствую себя полной сил, готовой создавать и развивать классные проекты! Ищу новое место работы в продукте или игровой разработке.

Виталий, фулл-стек разработчик

Программирование мне давалось легко ещё со школы: без усилий был лучшим в классе; занимал места на олимпиадах. При этом у меня не было к нему какой-то большой страсти, которая бы двигала вперёд. Я умел программировать, учился этому в школе и университете и потом искал работу по профессии. Но в голове постоянно крутилась мысль, что я мог бы заниматься чем-то другим, был бы сценаристом или режиссёром. Просто пошёл по пути наименьшего сопротивления.

Я столкнулся с выгоранием на своей первой работе. Когда ты только пришёл на новое место, всё кажется необычным и интересным. Сначала что-то не получается, но тем приятнее, когда набираешься опыта и дело идёт. Ну а потом все задачи становятся похожими одна на другую и приходит скука. У меня этот цикл обычно занимает несколько месяцев. Всё медленно скатывается в рутину.

В моменты, когда интерес к работе спадал, я просто думал, что программирование — это не моё. Но я стал замечать, что падение интереса происходит по одному сценарию: появляются новые сложные задачи, интерес растёт; задачи становятся лёгкими — интерес падает.


Виталий

Тогда я решил подпитывать этот интерес. Занимался сторонними проектами, начинал изучать новые языки программирования. Всё это помогало с переменным успехом.

Окончательно решив, что с программированием надо завязывать, я ушёл с работы. Затем почти сразу начал программировать на фрилансе.

В таком состоянии я и нахожусь сейчас: уже не думаю, что программирование — не моё, но и не пытаюсь делать вид, что это то, чем я хочу заниматься каждый день. Это интересно, но надо следить за своими ощущениями и иногда брать перерыв.

Как сохранить энергию? Советы экспертов

Чаще всего симптомы профвыгорания замечают те, кто смотрит со стороны: руководители и менеджеры по персоналу. И они же определяют, как помочь сотруднику. Мы поговорили о проблеме с основателем ADDEO и с представителем нашего партнера — компании Profarea.

Руслан Львов, основатель диджитал-агентства ADDEO

— Работа в диджитал-агентстве всегда связана со стрессом, и это нормально. Но важно, чтобы стресс находился в балансе. Когда его мало, работа вызывает скуку; когда слишком много — приходит профвыгорание. Разработчики часто сталкиваются со второй проблемой, потому что в их работе стресса слишком много. Большую часть своего времени они не пишут код, а «фиксят баги»: устраняют проблемы в работе программы, сайта или приложения. И здесь часто нет готовых решений, приходится долго биться над проблемой. А ещё рутина доканывает.

Внешне профвыгорание, каким я его наблюдал, выглядит так: человек ничего не хочет делать, у него нет интереса; он приходит в офис и работает как автомат, «от звонка до звонка». Растет отвращение к работе. Производительность может и не падать, но видно, что от работы ему плохо.

В моей команде был не один такой случай. Мы обсуждали эти проблемы, и люди брали паузу, уходили в отпуск; было и так, что уходили на полгода и только потом возвращались.

Из рекомендаций: я всегда стараюсь убеждать сотрудников в том, что важен здоровый образ жизни. Правильно питаться; следить, чтобы не было дефицита витамина D. Принимать по утрам контрастный душ, заниматься спортом: это перенаправляет стресс с головы на тело и заряжает энергией. Конечно, отдыхать. Поэтому у меня железное правило и договоренность со всеми сотрудниками и клиентами: после 18.00 мы не работаем. Если это не какой-то экстренный случай, то все вопросы решаются только в течение дня.

Кстати, у нас всегда в работе несколько проектов параллельно, поэтому у разработчика есть возможность переключиться с одной задачи на другую и тем самым избавиться от рутины. В этом у диджитал-агентства есть преимущество перед продуктовыми компаниями.

Елена Озерцова, директор по развитию HR сервисов и карьерный консультант компании ProfArea

По моим наблюдениям, профвыгорание — это не состояние, а процесс. Оно наступает постепенно, начиная с потери вовлеченности и мотивации, может перейти в хроническую усталость и упадок сил и, если не предпринять профилактических мер, то сотрудник может дойти до нервного срыва и депрессии. Подавленность, апатия, отсутствие энергии — это общие симптомы.

Есть несколько маркеров: например, если человек в воскресенье с ужасом думает о начале новой рабочей недели, или сравнивает раньше было хорошо, а теперь стало плохо, ничего не успевает хотя старается — то это, вероятнее всего, профвыгорание. А если при этом не помогает смена рабочего окружения и деятельности, то это точно оно.

Я в таких случаях советую переосмыслить свой стиль жизни и работы. Возможно, потерян баланс и стоит приложить свои усилия на другие важные для человека сферы жизни, такие как семья или хобби, и это для него будет лучшая реализация. Если ответ — в остальных сферах все в порядке и карьера важна, то есть несколько рекомендаций, которые даются скорее руководителю этого работника:

  • Разгрузить, хотя бы на время, от сложных задач; уменьшить объем работы. Следить, чтобы у сотрудника не было переработок.
  • Добиться, чтобы человек ощутил отдачу и позитивный эффект от своей деятельности: это может быть позитивная обратная связь, повышение по службе, рост зарплаты.
  • Переключить на другие задачи. Смена деятельности тоже мотивирует, если выгорание не зашло слишком далеко.

Короткий вывод

Наши герои и эксперты советуют соблюдать режим работы и отдыха, помнить о здоровом образе жизни и стараться разнообразить рабочую рутину. Учитесь слушать себя: если из всех сфер жизни больше всего неприятия вызывает работа, возможно, вы близки к выгоранию. А ещё важно прислушиваться к мнениям друзей, коллег и руководителей, ведь со стороны проще заметить, что ваши отношения с работой испортились.

0
4 комментария
Офицерский мангал

Кстати, у нас всегда в работе несколько проектов параллельно, поэтому у разработчика есть возможность переключиться с одной задачи на другую и тем самым избавиться от рутины. В этом у диджитал-агентства есть преимущество перед продуктовыми компаниями.

От этого тоже бесишься: только-только вникнул в код проекта,как тебе звонят с другого и : надо пофиксить баг срочно! Выпуск завтра!
Контекст о первом проекте потерян. Спасибо.

Ответить
Развернуть ветку
ADDEO Digital
Автор

Думаем, здесь зависит от темперамента. Кому-то проще углубляться в одну задачу, а есть люди, которым нужно переключаться в течение дня.
Но мы в ADDEO убеждены, что развивать многозадачность в любом случае полезно! Наша жизнь всё ускоряется, и возможностей спокойно заниматься одним делом несколько часов подряд в ней всё меньше.

Ответить
Развернуть ветку
Zhenya Shcherbakova

"сотрудников колл-центра не бывает профессионального выгорания" - ребят, вы серьезно, да?)) работа с людьми в бесконечном потоке обращений - очень энергозатратное дело и зачастую ты сталкиваешься с негативом или претензиями
ну да, выгорание это же только для IT сферы, видимо

Ответить
Развернуть ветку
ADDEO Digital
Автор

Мы нисколько не принижаем работу сотрудников колл-центра! Конечно, усталость и опустошенность от работы бывает у всех. Но именно в IT и в менеджменте это приводит к тому, что человек не способен делать свою работу и получает нулевой результат (тогда как уставший кассир или оператор может продолжать работать и закрывать KPI). Поэтому эксперты и говорят о выгорании именно в этих сферах. Но это просто термин, а не стремление кого-то показать "элитой" :)

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 4 комментария
null