Карьера
Kira Kuzmenko
1628

Как испортить репутацию сотруднику, который серьезно напортачил и нанес убытки компании?

Рассказываю, что делать можно, а чего лучше не надо. Речь пойдет про референсы в отечественном диджитале, хотя почти все советы могут пригодиться и в других отраслях.

В закладки
Аудио

Меня часто спрашивают:

«Может, есть какие-нибудь тайные телеграм-каналы с черными списками кандидатов? Вот если он серьезно провинился, что я могу сделать так, чтобы его больше никто не взял на работу?».

Почему-то работодателям кажется, что они могут рассказать всем, как сильно налажал бывший сотрудник и отомстить ему.

Так вот. Черных списков не существует. Их периодически пытаются сделать и они предсказуемо дохнут. Потому что им нельзя доверять. Вот пишет кто-то про кандидата: «какашка»! А может, сам рекомендатель «какашка». Откуда мы знаем? Важно понимать его ценности, бэкграунд, ситуацию в компании, при каких обстоятельствах случилась лажа и т.д. К тому же любой нормальный рекрутер будет приходить в эти списки только для того, чтобы отмечать в них своих ценных сотрудников, чтобы их никто не схантил.

Чего лучше не делать

Если черных списков не существует, то может быть, рассказать всем публично о негативном опыте с этим сотрудником?

Выводить в публичное поле негатив не рекомендую. Так вы навредите больше своей репутации, чем репутации налажавшего сотрудника. Будете выглядеть, обиженными. К тому же кандидат может в отместку начать рассказывать про вас всякое. Получится конфликт в публичном поле с непредсказуемыми последствиями. Оно вам надо?

Чтобы понимать, как правильно, нужно знать, как работают рекомендации

Рекомендации при найме кандидата собирают очень редко. У нас нет такой общепринятой культуры. За редким исключением. Очень быстро проверяют референсы, если это продакт или специалист из геймдева. Если человек засветился в плюс-минус известной компании, то про него легко все выяснят. Надо, конечно, очень сильно накосячить, чтобы говорили только плохое. Но я знаю несколько кейсов, когда человеку было сложно устроиться после серьезной лажи.

Еще есть шанс, что ваше мнение спросят, если сотрудник топ или управленец. Но есть случаи, когда топ-кандидаты с адскими кейсами в бэкграунде (прямо совсем адскими) успешно устраивались в хорошие компании и получали хорошие должности. Друзьям, знакомым и клиентам мы таких кандидатов, конечно, не рекомендуем, сохраняя в тайне детали кейсов.

Рекомендациям не доверяют. Как я уже говорила, много личных историй, личного отношения рекомендателя. И вообще, мало ли, что там было в этой конкретной компании? Человек ведь не статичен, меняется, и в других условиях может быть очень даже норм.

Или бывает такое: если этот рекомендатель очень советует кандидата, то лучше и не брать. И наоборот. А некоторые компании активно рекомендуют сотрудника, чтобы его сплавить. К нам приходят и в шутку обсуждают: мол, давайте мы вам заплатим, только схантите его у нас, пожалуйста!

Что делать можно

Когда за сбор рекомендаций берутся профессиональные хантеры, то они уточняют максимально объективную информацию. Они спросят про конкретные обязанности, зоны ответственности, KPI, достижения. И проигнорируют любое личное отношение.

Поэтому будьте готовы рассказать про отрицательный опыт так, чтобы он не выглядел «личной историей». Забудьте про эмоции, не нужно в красках передавать, как сильно вы переживали, узнав про то, что он наделал. Говорите фактами: этот сотрудник может нанести ущерб бизнесу, у нас был такой кейс с ним, это случилось при таких обстоятельствах. Имейте ввиду, что и у вас могут быть такие риски.

Отвечайте на вопросы и не вываливайте негатив. Отчетливо произнесите, что с этим сотрудником работать больше никогда не будете.

Есть еще один growth hack на эту тему. Про ваш кейс с сотрудником, с доказательствами ущерба, можно рассказать лидерам профессиональной тусовки. Часто этого может быть достаточно. А еще лучше уволить и забыть. Не разменивайтесь.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Kira Kuzmenko", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 10, "likes": 23, "favorites": 22, "is_advertisement": false, "subsite_label": "hr", "id": 63868, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Mon, 08 Apr 2019 16:48:36 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 63868, "author_id": 143730, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/63868\/get","add":"\/comments\/63868\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/63868"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199121, "last_count_and_date": null }
10 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
3

Интересно, а автор знает, что у слова case - есть конкретный перевод. "Ситуация". 5 раз за текст из 4 абзацев, это всё-таки явный перебор.

Ответить
3

Какой автор, такой И case

Ответить
0

вы не поверите сколько в нашем языке заимсованных слов :))) не то что - даже специалисты не могут до конца прочесть Cлово о полгку Игореве, настолько язык за 800 лет поменялся

Ответить
3

Как испортить репутацию сотруднику, который серьезно напортачил и нанес убытки компании?

И что в итоге-то как испортить? Так и не поняла из статьи :)

Ответить
1

И даже нет телеграм канала, где можно читать другие интересные статьи автора :(

Ответить
0

В лесополосе ближайшей похоронить

Ответить
2

А это модно теперь любую не относящуюся к росту херню называть growth hack, чтобы привлечь внимание?

Ответить
2

Так как испортить-то? В статье написано про подбор, а в заголовке про морковь. АМ/КГ пора вернуть в обиход?

Ответить
1

Меня настолько загипнотизировало слово "кейс", что на смысле было уже тяжело сосредоточиться.

Ответить
0

Серьезно? Вы считаете, то что вы пишете, это как-то интересно, этого никто не знает, это несет смысл? Автор, вас зовут не капитан очевидность случайно?

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }