Карьера
Margarita Vznuzdaeva
56 352

Почему российские программисты уходят на удалённую работу в зарубежные компании и сколько им удаётся заработать Материал редакции

Истории трёх разработчиков.

В закладки
Аудио

Программисты с опытом работы в Англии и США рассказали, как нашли новую работу без привязки к офису и определённой стране.

Алексей: работает удалённо, чтобы чувствовать себя «человеком мира»

Должность: разработчик.

Общий опыт работы: 16 лет.

Зарплата в зарубежной компании: около $6500 в месяц.

С 2003 года в течение пяти лет Алексей занимался разработкой в новосибирской компании. В 2008 году программист начал сотрудничать дистанционно со стартапом в Москве, а в 2010 году переехал в столицу для работы в штате.

Через четыре года Алексею надоело ежедневно тратить по два часа в метро и по восемь часов в офисе: по его мнению, эффективно и качественно выполнять свою работу можно максимум в течение пяти-шести часов в сутки.

Он понял, что готов снова вернуться на удалёнку. При этом он не хотел получать меньше. Средняя зарплата разработчика в Москве, по его словам, на тот момент была около 250 тысяч рублей.

В августе 2014 года молодой человек нашёл новое место через платформу Upwork. Так он устроился удалённым разработчиком в английскую компанию и перешёл на почасовую оплату труда: ему платили $35 в час. Работая около 25 часов в неделю, он получал в два раза больше, чем разработчики на полной ставке в Москве.

Через полтора года руководитель попросил Алексея номинально изменить зарплату в онлайн-резюме на $80 в час, чтобы обосновать высокую стоимость проекта для одного из заказчиков фирмы.

На следующий же день программист получил приглашение на интервью от американского стартапа, который предложил ему стартовую ставку в $65 час. Так Алексей уволился с прошлой работы и уже пять лет работает над проектами новой компании.

Формально Алексей всё ещё программист на удалёнке: он получает деньги через онлайн-платформу Upwork, а его работу контролирует программа, которая делает скриншоты кода каждые десять минут.

Если говорить о преимуществах моей нынешней работы, то, во-первых, за неё платят гораздо больше, чем в России, во-вторых, я могу эффективно распоряжаться личным временем и регулировать свой доход. Хочу — работаю расслабленно, а если нужны дополнительные деньги — выкладываюсь по полной.

Также у меня нет привязки к какой-то географической точке: я прожил два с половиной года на Бали, сейчас лечу в Таиланд на три месяца, возможно, скоро перееду жить в Испанию, если получу визу категории D.

О недостатках такой работы. Если в компании нет чёткой организации, разница во времени может сбить всю нервную систему. Но у нас команда небольшая — всего пять человек, поэтому таких проблем не возникает.

Тем не менее удалённая работа может создавать сложности в межличностном общении. Иногда возникает недопонимание с людьми другого менталитета. Например, мой коллега из Индии только спустя полгода совместной работы спросил, почему я ставлю много скобочек в конце предложения: пришлось объяснять, что в нашей культуре это обычные смайлики.

Алексей

Антон: работал удалённо, чтобы получить новый опыт

Должность: backend-разработчик.

Общий опыт работы: 9 лет.

Зарплата в зарубежной компании: около $3000 в месяц.

Антон пять лет проработал в крупной тульской SEO-компании. В один из рабочих дней ему пришло push-уведомление от HeadHunter с предложением более высокой зарплаты. Программист рассказал об этом на общем собрании и потребовал повышения.

После этого к нему подошёл коллега и предложил поработать удалённо с его друзьями в американском стартапе главным backend-разработчиком. Антон решил рискнуть: ему захотелось попробовать себя в более ответственной роли и получить опыт общения на другом языке.

Работа над проектом продолжалась в течение 2018 года: Антон получал в два раза больше, чем в России — около 180 тысяч рублей в месяц, также у него была доля в компании. По его словам, это обычная практика в США для повышения мотивации и корпоративного духа сотрудников.

В 2018 году у основателя стартапа начались финансовые проблемы, и он заморозил проект. Антон по-прежнему работает удалённо — сейчас с компанией в Петрозаводске, но не теряет надежды на будущий переезд и работу в одной из англоязычных стран.

Если говорить о плюсах моей работы с зарубежной компанией, то из-за того, что она была совсем новой, у меня был карт-бланш: более ответственная задача, возможность проявить себя в полной мере. Мне это очень нравилось.

Кроме того, удалёнка оказалась для меня самым замечательным вариантом: я мог управлять своим временем и выстраивать удобный для меня режим работы. Например, я мог четыре часа поработать, час поспать, а затем снова взяться за работу.

Разница в часовых поясах никак не влияла на нашу деятельность, так как каждый программист занимался своей частью системы. Мы созванивались с утра или вечером, а иногда — дважды за день, обсуждали текущие задачи и продолжали выполнять рабочие дела.

Что касается минусов: меня не устраивала работа менеджеров. Складывалось ощущение, что их больше интересовал промежуточный результат, а не итоговая работа: они больше погружались в бизнес-процессы, а в разработку почти не лезли.

Я всегда чувствовал себя частью компании, хотел сделать работу хорошо и довести её до конца, но меня не покидало чувство, что что-то может пойти не так. Так в итоге и получилось.

Антон

Владимир: работает удалённо, чтобы проводить больше времени с семьёй

Должность: iOS-разработчик.

Общий опыт работы: 8 лет.

Зарплата в зарубежной компании: $4000–5000 в месяц.

Владимир живёт в Тольятти и первые полтора года своей карьеры ещё студентом проработал в местной компании. По его словам, в родном городе быстро расти по карьерной лестнице непросто, тем более на удалёнке.

Поэтому разработчик с 2013 года дистанционно сотрудничал с крупной компанией в Казани, где и получил основной профессиональный опыт. В 2017 году Владимиру захотелось сменить работу.

При поиске нового места на HeadHunter он не ориентировался на географическое положение компании: его больше интересовали непростые задачи, сплочённость команды и высокая зарплата.

В результате Владимир выбрал американскую медицинскую компанию, с которой сотрудничает и сейчас.

По его словам, если сравнивать абсолютные числа, минимальная зарплата московского разработчика равна оплате труда американского посудомойщика: программисты в США получают не меньше $4000, в дальнейшем всё зависит от опыта и рабочего стажа в конкретной компании.

Удалённая работа — сознательный выбор молодого человека: для него важно проводить большую часть времени с семьёй, а трудоустройство в штате чаще всего предполагает присутствие в офисе — как в России, так и за рубежом.

В удалённой работе, на мой взгляд, прекрасно всё. Освобождается много времени, которое не нужно тратить на дорогу туда и обратно: вместо этого можно устроить себе пробежку, провести время с семьёй, если хочешь — телевизор посмотреть. Также всегда можно сместить свой график работы и подстроить его под себя.

Некоторые сложности возникают в вопросах объединения команды. Люди становятся сплочённее и вдохновеннее, если находятся рядом друг с другом и трудятся бок о бок.

На удалёнке приходится придумывать новые форматы общения, чтобы человек не просто зарабатывал деньги, но и чувствовал себя частью коллектива — в противном случае он просто уйдёт. Поэтому компания устраивает встречи, а сотрудники — например, неформальные звонки.

Ещё бывают сложности из-за разницы во времени. Например, когда в восемь вечера ты вроде закончил, они только начинают работать, и тебе приходится реагировать на это. И если что-то пошло не так, в пятницу вечером ты будешь не отдыхать, а срочно решать проблему.

Я чувствую себя частью команды даже удалённо, я считаю, что делаю важное и полезное дело для компании. Мне нравится, что американцы более открытые, очень контактные, ничего не стесняются — даже ругаться при первой встрече. В России же люди более сдержанные, скованные, в общении руководства есть высокомерие, которое отдаляет и отталкивает сотрудников.

Владимир
{ "author_name": "Margarita Vznuzdaeva", "author_type": "self", "tags": ["\u0443\u0434\u0430\u043b\u0435\u043d\u043d\u0430\u044f\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0430"], "comments": 362, "likes": 87, "favorites": 283, "is_advertisement": false, "subsite_label": "hr", "id": 99199, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Thu, 09 Jan 2020 10:32:15 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 99199, "author_id": 87596, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/99199\/get","add":"\/comments\/99199\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/99199"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199121, "last_count_and_date": null }
362 комментария
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
0

В 2010 получал 250 (это более 8к долларов) ага...

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }