Impact Hub Moscow

Предприниматели в сфере инклюзии: как бизнес меняет жизнь людей с инвалидностью

В конце августа стартовал новый поток акселерационной программы «Начни иначе». Каждый год она объединяет инновационные бизнес-проекты, решающие проблемы людей с инвалидностью, и помогает им стать финансово устойчивыми. Рассказываем, чем занимаются эти компании, и как предпринимателям удается создавать социальные изменения.

Начнем с определения

В России по официальным данным проживают почти 12 млн людей с инвалидностью — это каждый 12-й (!) житель страны. Из них 3,5 млн —трудоспособны, а трудоустроены только 28%. Это не просто цифры, за ними стоят судьбы людей, которые хотят чувствовать себя более востребованными в обществе, и потери экономики страны, пренебрегающей выгодой, которая кроется в многообразии.

С точки зрения социальной модели люди являются инвалидами из-за физических и ментальных барьеров окружающей среды: недоступного транспорта, отсутствия информации и общения, ограниченного доступа в обычные школы и вузы, неравных возможностей получения работы и негативного отношения общества. Если мы уберем эти преграды и сделаем среду более доступной, проблема инвалидности станет медицинской, нежели социальной.

Именно над снятием таких барьеров и работают предприниматели в сфере инклюзии. Одни занимаются трудоустройством, социализацией и образованием людей с инвалидностью. Например, в Санкт-Петербурге уже несколько лет существуют инклюзивные мастерские «Простые вещи» и ими же основанное кафе «Огурцы», где работают разные люди, в том числе взрослые с особенностями развития психики и интеллекта. А еще в России появляются компании-посредники, например, Everland, чья миссия помогать работодателям находить профессионалов с инвалидностью, а начинающим специалистам с ограничениями здоровья интегрироваться в открытый рынок труда.

Сотрудники инклюзивного кафе «Огурцы» в Санкт-Петербурге

Есть предприниматели в сфере инклюзии, которые разрабатывают цифровые и технологичные продукты, помогающие людям с ОВЗ. Например, компания Planty Go в Якутске создает реабилитационные игры для детей с церебральным параличем, облегчая процесс развития опорно-двигательного аппарата, а компания ccover в Ярославле производит косметические накладки на протезы ног, решая проблему неприглядного внешнего вида протеза и возвращая уверенность его носителю.

Косметические накладки на протезы ног CCOVER Архив Дмитрия Стенько

Под инклюзией мы понимаем процесс включения людей с инвалидностью (и физической, и ментальной) в общественную жизнь.
Предприниматели в сфере инклюзии занимаются трудоустройством, социализацией и образованием людей с инвалидностью, делают более доступной окружающую среду, разрабатывают цифровые и технологичные продукты, помогающие людям с ограничениями здоровья.

Почему бизнес, а не благотворительность?

Когда Impact Hub Moscow и Росбанк запускали программу «Начни иначе» в 2018 году были сомнения насчет того, сможем ли мы собрать достаточное количество заявок, соответствующих критериям отбора. Казалось, что большинство организаций в сфере инклюзии в России работают в формате благотворительности и зависят от донорских пожертвований и крупных грантов. Однако, уже третий год подряд мы получаем более 140 заявок в год, и в этом году — из 45 регионов России. Причем доля коммерческих стартапов увеличивается.

Однако у программы «Начни иначе» нет жестких требований к организационно-правовой форме. Многие проекты-финалисты имеют гибридные формы НКО и ИП. При отборе мы учитываем социальную значимость, эффективность и инновационность предлагаемого решения, перспективы финансовой устойчивости и потенциал команды. Нам важен предпринимательский подход организации и стремление к самоокупаемости.

Производство каш в эко-упаковке с вовлечением людей с ментальными особенностями «Между нами», г. Пушкин, Санкт-Петербург

В финале «Начни иначе» в этом году 17 проектов:

  • Цифровая платформа для реабилитации детей с церебральным параличом Planty Go, г. Якутск
  • Ресурсная онлайн-площадка спортивных секций для людей с инвалидностью SameSport, г. Москва
  • Производство каш в эко-упаковке с вовлечением людей с ментальными особенностями «Между нами», г. Пушкин, Санкт-Петербург
  • Детский инклюзивный театр «Театр ОЧЕНЬ юного зрителя», г. Самара
  • Социально-предпринимательские площадки для молодых людей с ОВЗ «Квартал Луи», г. Пенза
  • Программа по сопровождению и организации передвижения детей с ОВЗ в городе «Уверенный шаг», г. Рязань
  • Инклюзивные мастерские для детей и молодых людей «Мастера и Маргарита», г. Москва
  • Спортивный центр для детей с ОВЗ «Спорт без границ», г. Улан-Удэ
  • Инклюзивный интерактивный театр «Кот Морковкин», г. Пермь
  • Детский инклюзивный центр Адаин Ло», г. Санкт-Петербург
  • Городской центр для взрослых и подростков и особенностями развития «Дом удивительных людей», г. Нижний Новгород
  • Творческие инклюзивные мастерские центра «Дорогою добра», г. Киров
  • Центр адаптивной физкультуры для детей с РАС БФ Дмитрия Саутина, г. Воронеж
  • Производство модульных бионических протезов рук SmartLi, г. Великий Новгород
  • Швейный коворкинг и цифровая школа кройки и шитья «Мода равных», г. Новосибирск
  • Школа социального блогера для подростков и молодых людей с инвалидностью, г. Череповец, Вологодская область
  • Система дистанционного обучения для детей с РАС «Омнибус», г. Москва

Финалисты уже приступили к обучению в конце августа. Впереди их ждут три месяца акселератора и «прокачки» бизнес-моделей. Интенсив состоит из 14 недель онлайн-обучения по восьми модулям: социальный вклад, финансы, развитие продукта, продажи, продвижение, работа с командой, публичные выступления, цифровые технологии. Участники трека «Цифровые и технологические продукты» также пройдут курсы по product/market fit и юнит-экономике. На всем пути участников сопровождают эксперты и наставники, а за прогрессом и достижением промежуточных целей следит куратор — опытный предприниматель.

Шесть лет опыта Impact Hub Moscow в сфере обучения социальному предпринимательству показали, что мотивация, энергия и энтузиазм основателя не менее важны в успехе компании, чем правильно выбранная бизнес-модель. Поэтому в качестве нововведения этого году у финалистов «Начни иначе» будет возможность (по желанию) получить поддержку психолога сервиса YouTalk во время обучения.

Татьяна Мерзлякова, создательница киношколы и серии телепередач на жестовом языке Let's be Friends, получила гран-при программы «Начни иначе» в 2019 году

Признаки успешного предприятия в сфере инклюзии

Говоря о задачах программы «Начни иначе», мы хотим помочь нашим участникам развить недостающие бизнес-навыки и компетенции, чтобы в будущем их компании на 100% соответствовали следущим критериям:

  • Способности сотрудников с инвалидностью (если это предусмотрено) органично встроены в бизнес-процессы предприятия

Роман Склоцкий, директор Центра развития филантропии Благотворительного фонда Владимира Потанина: «Можно придумать красивую идею, но, если — сейчас утрирую — неслышащие люди будут вынуждены звонить по телефону, она не сработает. Многие проекты вовлекают людей с инвалидностью в какую-то коммерческую деятельность, как правило, поддерживающую. И это хорошо, но в большинстве случаев поддерживающая деятельность не станет центральной и доходной до тех пор, пока способности и потребности людей с инвалидностью не пересекутся с самой проектной идеей».

В мире есть растущее число примеров бизнес-проектов, которые оценили уникальные особенности людей с инвалидностью и предлагают достойное применение их навыкам. Например, датская IT-компания Specialisterne 15 лет назад стала одной из первых нанимать людей с аутизмом. Ее основатель однажды заметил скурпулезность и точность, с которыми его пятилетний сын копировал карту мира на листке бумаги. Ребенок испытывал проблемы с коммуникацией, но при этом обладал хорошей памятью и рядом других отличных навыков. Несмотря на свои способности, он не смог найти работу во взрослом возрасте, поэтому отец решил создать собственную компанию, которая трудоустраивает людей с расстройство аутического спектра.

  • Самоокупаемость

Даже если проект и получает некоммерческие доходы (спонсорские, грантовые), они не должны быть ключевой составляющей бюджета.

Алексей Мельник, основатель проекта SOL: «У меня сложилась иллюзия, что гранты имеют отношение к бизнесу. Я год в этой иллюзии прожил, когда получил грант, правда, технологический, а не социальный. Сейчас я всё больше и больше убеждаюсь, что всё-таки гранты не имеют к финансовой устойчивости никакого отношения, потому что грант даётся всегда под что-то новое. Очень редко деньги выделяются под одно и то же, и поэтому ты постоянно должен придумывать новые проекты и инициативы. В результате ты очень распыляешь свою активность, ты её не фокусируешь на то основное, чем занимаешься. Вокруг тебя создаётся облако «около-активностей», с которых ты подсасываешь деньги в основную. Мне это распыление стоило дороже, чем деньги, которые я привлёк. Если бы я дорабатывал суть своего проекта, а не занимался ничем «инновационным» на грантовые деньги, это было бы более ценно. При этом если есть выверенный и настроенный бизнес, то гранты могут сработать во благо как просто дополнительные деньги, а если нет устойчивой бизнес-модели, то расчёт на гранты, как это было у меня большую часть времени, работает всегда против. Думать о грантах лучше, когда есть что-то работающее, а не что-то ещё невнятное, как мне кажется».

  • Проект производит профессиональный, качественный продукт

Идея в том, чтобы клиент приобретал продукт или услугу, даже не зная о социальной направленности бизнеса.

  • Польза проекта для благополучателей доказана. Проект не наносит своим благополучателям вред

Первая часть критерия подразумевает длительный период наблюдения за социальным предприятием и его вкладом в решение проблем людей с инвалидностью. Соответствие второму критерию можно проверить быстрее за счет опроса целевой аудитории, экспертного сообщества. Предприниматели в сфере инклюзии уделяют большое внимание измерению и отслеживанию социального воздействия своей деятельности. Программа «Начни иначе» учит и этому тоже.

  • Проект существует на рынке больше двух лет

По мнению экспертов, если стартап работает больше 2–3 лет, там трудоустроены люди, то значит, он прошел «долину смерти» и доказал эффективность своей модели.

  • Проект считает возможным сотрудничество, в том числе с конкурентами, для развития рынка и поддерживающей среды

Это, кстати, важное отличие социального предприятия, главная цель которого — не прибыль, а позитивные социальные изменения. Когда предприниматели в сфере инклюзии готовы объединяться и сотрудничать, чтобы стать сильнее и лучше, это признак их приверженности своей миссии по созданию инклюзивного общества.

Если у вас есть инклюзивный бизнес или вы хотите больше узнать о социальном предпринимательстве следите за публикациям в канале Impact Hub Moscow, на нашей странице в Facebook и на сайте.

А здесь можно ознакомиться с успешными кейсами предприятий в сфере инклюзии в России.

0
1 комментарий
Алиса Леонович

Классный материал

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 1 комментарий
null