IPQuorum

Права на лекарства и творчество будут принадлежать множеству людей, а не монополии: чем краудфандинг поможет бизнесу

Инвестиции под залог интеллектуальной собственности сейчас выгодны как авторам, так и инвесторам.

Например, собирая деньги в режиме краудинвестинга, небольшая лаборатория может создать лекарство, права на которое принадлежат многим людям. Это изменит ситуацию в медицине, когда одна компания становится монопольным держателем патента на жизненно важный препарат. Тоже самое можно повторить в любое творческой сфере: музыке, играх, анимации.

Об особенностях и перспективах развития рынка краудфандинга рассказывают президент Федерации интеллектуальной собственности, кандидат технических наук Сергей Матвеев и председатель совета директоров первой в России краудфандинговой платформы по получению финансирования под залог интеллектуальной собственности Co-Fi Александр Сухотин.

Краудфандинг может стать основным способом привлечения средств в независимые проекты

Последние годы краудфинансирование активно развивается во всем мире. Оно трансформируется из инструмента пожертвования в систему привлечения инвестиций от большого числа заинтересованных в создании итогового продукта людей. Например, в игровой индустрии краудфандинг стал основным способом привлечения средств в независимые проекты. Только на Kickstarter сейчас активны более 50 тысяч кампаний по тегу «игры», а фанаты инвестируют в инди-проекты более 200 млн долларов в год.

Похоже, что с приходом пандемии краудфандинговые платформы не только сохранили свою популярность, но и привлекают новых пользователей – как бизнес, так и «народных инвесторов».

Пандемия безусловно станет импульсом к развитию разных форм краудфинансирования:

Все точки роста сейчас находятся в творческих индустриях в широком смысле – от музыки и анимации до продуктов традиционного и биоинжиниринга. Взять ту же фармацевтику. Мы привыкли, что в этом сегменте доминируют крупные компании. Давайте пофантазируем — представим, что небольшая лаборатория синтезировала вещество, обладающее лекарственным эффектом, и получила на него патент. Почему бы ей не начать собирать деньги в режиме краудинвестинга? В таком случае большая часть общества может стать совладельцами интеллектуальных прав на новый препарат, а полученные средства будут направлены на клинические испытания или тиражирование. В итоге мы получим лекарство, права на которое «децентрализованы» и принадлежат многим людям. Это может стать шагом в сторону новой медицины и позволит избежать ситуации, когда одна компания становится монопольным держателем патента на жизненно важный препарат.

Сергей Матвеев

Краудфандинг как способ помочь пострадавшим от коронавируса

На крупнейшей в мире краудфандинговой платформе GoFundMe количество заявок, связанных с COVID-19, превысило 35 тысяч, из них 14 тысяч были направлены на поиск средств для поддержки малого бизнеса в период пандемии. Всего было собрано более 60 млн долларов.

Знаменитые актеры, местные сообщества и просто неравнодушные люди используют донатный вид краудфандинга как форму таргетированной благотворительности: помочь местной кофейне, закупить оборудование для городской больницы или поддержать семейный бизнес.

Чаще всего такие вложения безвозмездны, либо «инвесторы» в итоге получают небольшой бонус – скидку, ранний доступ к продукту и так далее. Так, актер Джеймс Макэвой пожертвовал 275 тысяч фунтов для краудфандинговой кампании, направленной на обеспечение британских врачей защитными средствами.

Такие случаи не единичны. К примеру, в Индии благотворительные усилия по поддержке людей, оказавшихся временно без работы из-за введенных в стране карантинных мер, сосредоточились на краудфандинговой платформе Milaap. На данный момент там размещено более 1100 кампаний, направленных на минимизирование последствий COVID-19, благодаря которым удалось собрать 750 млн рупий (9 млн долларов). Почти за 10 лет с момента его основания в разные проекты было инвестировано более 9 млрд рупий (120 млн долларов).

Малый бизнес по всему миру обращается к краудфандингу во время кризиса по многим причинам, главная из которых – низкая эффективность и большая бюрократизированность государственных мер поддержки и банковских инвестиций.

В Великобритании в первые месяцы из 300 тысяч заявок только 2% получили финансирование в рамках господдержки. С другой стороны, для старта кампании на краудфандиноговой платформе не нужно собирать бесчисленные документы или соответствовать строгим параметрам отбора. Так, семейной кофейне Craving Coffee, получившей отказ в госгранте, всего за 24 часа удалось собрать необходимые 25 000 фунтов на Crowdfunder. Всего же за время пандемии на платформе было собрано 5 миллионов фунтов, а участие в кампаниях приняли 85 тысяч человек.

Какие сложности испытывают участники краудфинансирования

Однако нельзя сказать, что глобальный рынок краудфинансирования сейчас переживает лучшие времена. Основной удар пришелся на формы инвестирования, подразумевающие возврат вложений в виде доли в проекте (минус 75%) или P2P займов (минус 50%).

В России, несмотря на бум 2017-2018 годов, объем краудфинансирования значительно сократился еще в 2019-ом – рынок просел на 40%, возросло количество негативных отзывов пользователей и отток заемщиков из ведущих платформ. При этом наибольшее падение показали области b2b-кредитования (минус 80,5%) и p2p-кредитования (минус 70%), в то время, как p2b-кредитование, наоборот, незначительно возросло.

Прогнозировать дальнейшее развитие ситуации пока сложно не только из-за пандемии: с 1 января 2020 года стал действовать федеральный закон «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ», и его эффект далеко не очевиден. Главными нововведениями стали появление понятия инвестиционной платформы и правил работы с ними, определение видов инвестирования в проекты, а также ограничение допустимых объемов привлечения инвестиций (до 1 млрд рублей в год) и вложений со стороны частных лиц (до 600 тысяч рублей).

Закон жестко регулирует взаимоотношения между всеми участниками транзакций:

Все расчеты обязательно должны производиться через платформу, то есть стороны не могут производить какие-либо операции вне нее. Мы со своей стороны готовим сейчас целый пакет документов для включения в реестр Центробанка, так как с первого июля все платформы должны быть там зарегистрированы. Для этого нужно предоставить свод правил, образцы договоров, доказательства соответствия определенным требованиям по капиталу юридического лица, которое является оператором платформы, наличие определенных специалистов, в частности, по финмониторингу, которые обеспечат безопасность расчетов и сделок, и многое другое. В законе прописан перечень требований.

Александр Сухотин

Подобные ограничения могут негативно повлиять на дальнейшее развитие данного типа инвестирования в России. Как считает Сергей Матвеев, в нашей стране пока в принципе нельзя говорить о рынке краудфинансирования как таковом:

Рынок – это когда есть продавцы, покупатели, бенефициары и определенный порядок их взаимодействия, а также определенность поведения. Пока же мы наблюдаем лишь отдельные эксперименты, а основным принципом бизнес-процесса до сих пор остается «с миру по нитке – голому рубаха». Этого опыта совсем недостаточно для того, чтобы вводить нормативное регулирование и уж тем более регуляторные ограничения. Преждевременный зуд законотворчества, как правило, лишь тормозит развитие рынка. Закон в этой сфере должен базироваться на практике, на деловых обычаях, которых пока нет.

Сергей Матвеев

Особенности краудфандинга под залог интеллектуальной собственности

В новой для России области – кредитовании под залог интеллектуальной собственности – регулирования немного меньше, чем при стандартных операциях с материальными активами.

На сферу интеллектуальной собственности распространяются лишь общие нормы гражданского законодательства, и это хорошо. Все права интеллектуальной собственности – патентные и авторские – одинаково оборотоспособны и вполне могут быть в том числе предметом залога, ведь распоряжаться ими можно любым не противоречащим закону способом. На них можно спокойно экспериментировать.

Сергей Матвеев

Такой механизм особенно привлекателен для креативных индустрий и наукоемких областей, где высокую долю прибавочной стоимости обеспечивают нематериальные активы. Она может составить вплоть до 40% в зависимости от отрасли, а в отдельных компаниях – до 90% (к примеру, IBM), говорится в совместном исследовании ФИС и Российского научно-исследовательского института экономики, политики и права (РИЭПП), представленном в начале года Центральному банку РФ (есть в распоряжении редакции vc.ru).

Банки активно интересуются темой кредитования под залог интеллектуальной собственности, несмотря на проблемы с ликвидностью такого типа активов и сложностью их оценки. Если они не будут вкладываться в проекты, где основная прибыль формируется за счет творческого характера продукта, то рискуют упустить большой пласт высокотехнологических и креативных секторов экономики.

Хорошо этот тренд виден на примерах двух азиатских технологических лидеров – Китая и Южной Кореи, где объем выданных под залог исключительных прав ссуд за последние годы возрос многократно (в три раза в Китае, в пять – в Корее). Однако даже в этих странах государству приходится брать на себя дополнительные гарантийные обязательства по защите финансовых организаций на случай дефолта таких заемщиков ради стабильности банковской системы.

В отличие от традиционных банковских подходов, краудфинансирование является синтезом сразу двух процессов – получения взаймы денег и оценки рыночного потенциала итогового продукта:

Оценка происходит уже в процессе массового аккумулирования инвестиций, например, на платформе Co-Fi. Работает принцип «два в одном»: если люди вкладываются, значит, они заинтересованы. А раз они заинтересованы, то рынок есть. Факт сбора достаточной суммы денег – определенная гарантия востребованности проекта.

Сергей Матвеев

И действительно, если на проект предоставляют займ, то потенциальные покупатели уже есть.

Чтобы пользоваться таким способом привлечения инвестиций, вовсе необязательно отказываться от других вариантов.

Цель одна и та же – собрать средства для того, чтобы реализовать, довести до потребителя какой-то продукт, услугу, контент, техническое решение. В этом смысле музыка, дизайн, анимация, софт ничем не отличаются от производства мебели или автомобилей. Только в одном случае результат оказывается сразу у пользователя, а в другом – проходит стадию промышленного производства.

Сергей Матвеев

При этом краудфинасирование не вытеснит другие способы привлечения средств.

«Оно вполне может существовать и дополнит линейку финансовых инструментов наравне с грантовым, венчурным, банковским финансированием», – отметил Сергей Матвеев.

Как работает краудфандинговая платформа по получению финансирования под залог интеллектуальной собственности Co-Fi

В России в сфере интеллектуальной собственности этот сегмент представлен краудфандинговой платформой Co-Fi – одним из узлов российской блокчейн-инфраструктуры IPChain.

Механизм работы сервиса достаточно прямолинеен и выгоден как авторам, так и инвесторам:

Владелец прав на какую-либо интеллектуальную собственность может предложить их в залог и получить заемные средства для того, чтобы сделать свой проект – например, записать альбом, организовать концерт, арендовать студию и так далее. С другой стороны, инвесторы, которым интересен данный артист или просто нужно заработать, дают займы, которые обеспечены залогом прав на созданные ранее произведения. Платформа, в свою очередь, обеспечивает все расчеты, помогает готовить заявку, проверяет все документы и платежеспособность заемщика, размещает раунд сбора средств.

Александр Сухотин

Сергей Матвеев протестировал возможности платформы, вложившись в создание музыкального альбома одного из российских исполнителей. По итогам эксперимента можно сделать несколько выводов о состоянии и перспективах российского рынка краудфинансирования.

В первую очередь, развитию этого направления мешает отношение к интеллектуальной собственности в России. Эта модель будет работать только при наличии уважения к интеллектуальному труду и полученным в его результате продуктам. Краудфинансирование – яркий маркер уровня развития гражданского общества. Есть и ряд технических препятствий, связанных с неготовностью государственных институтов на этот маневр. Сложности регистрации перехода и залога в отношении патентных путаных прав, невозможность цифровых платформ выполнить функции налогового агента, когда доход от инвестиций возвращается заемщику. В целом есть много нюансов, но так или иначе они разрешимы. Как только появятся удачные примеры в Co-Fi, все тронется с места.

Сергей Матвеев

Познакомиться с возможностями платформы Co-Fi можно на ее виртуальном стенде Startup Village 2020.

0
3 комментария
Dmitry Machurin

Слишком много но в таком виде инвестиций:
1) Практически бесконтрольные компании, которые привлекают деньги
2) Нет полноценной экспертизы проекта не заинтересованными лицами
3) Как полноценно проконтролировать на что пойдут деньги
4) Касательно России - менталитет "сорвать бабло" будет с нами еще очень долго
5) Какая условия ? Насколько они будут выгодны обеим сторонам???
6) Риск банкротства не будет покрывать потенциальную доходность

Лично в моем видении, ассоциация бизнес ангелов была бы интереснее классического краудфандинга. Но это опять же фактически инвестиционный фонд.

Ответить
Развернуть ветку
Джон Крайтон

В краудфандинг вкладывают непрофессиональные инвесторы. А вероятность вывода лекарства на рынок около 10%. Сомневаюсь, что будут вкладывать в такую вероятность.

Ответить
Развернуть ветку
Максим Ростокин

А потом вакцина станет эксклюзивом Epic Games Store)

Ответить
Развернуть ветку

Комментарий удален модератором

Развернуть ветку
Читать все 3 комментария
null