Екатерина Бордачева: «Если каждый месяц мы будем выпускать по отечественному блокбастеру, то кинотеатры продержатся»

Российский прокат уже невозможно представить без главного индустриального события — Московского международного кинорынка, давно ставшего местом встречи всех участников кинопроцесса: представителей кинокомпаний, дистрибьюторов и показчиков. Однако за последнее время в киноотрасли многое изменилось: крупные зарубежные релизы исчезли из кинотеатров, из-за чего кассовые сборы упали в разы, а эксперты заговорили о возможном массовом закрытии кинозалов.

Фото Екатерины Бордачевой

В такой ситуации Московский международный кинорынок тоже не мог остаться прежним. Об этих изменениях, а также о том, как чувствует себя сегодня российское кино, что с ним произошло после ухода большого Голливуда и что нам ждать завтра, мы поговорили с генеральным директором кинорынка — Екатериной Бордачевой.

— Катя, очередная сессия кинорынка прошла в конце ноября этого года и, как всегда, собрала на одной площадке ведущих представителей киноиндустрии. Но давай для начала попробуем открутить пленку назад: можешь ли ты вспомнить свои ощущения, мысли, чувства, когда стало понятно, что из отечественных кинотеатров уходит «большой Голливуд»?

— Я очень хорошо помню свое тогдашнее состояние, потому что кинорынок 2022 года был изначально запланирован на май. Я к тому времени успела собрать программу, в которой должны были участвовать и Disney, и Sony, и Universal, и независимые прокатчики, работающие с зарубежным контентом. И вдруг в самых первых числах марта стало понятно, что ничего этого уже не будет. Но шок был не только у нас: и у кинотеатров, и у прокатчиков было ощущение, что все закончилось. Зрители тоже удивлялись, что кинозалы еще открыты: раз нет американского контента, то что они там показывают? Плюс уход зарубежных партнеров связан не только с репертуаром: он тянет за собой технологии, оборудование для съемок и кинопоказа…

— Кстати, по поводу аппаратуры. Как тебе кажется, импортозамещение в секторе кинопоказа и кинопроизводства возможно? Ведь продюсеры говорят, что даже штативы приходится закупать за границей — у нас их не производят. Значит, импортозамещение — это вопрос не двух-трех лет…

— И не пяти, и даже не десяти. Потому что сейчас вся наша отрасль (и кинопроизводство, и кинопоказ) практически на сто процентов зависит от зарубежного оборудования. Чтобы его полностью заменить, нужна государственная программа, но она в любом случае не сможет сработать быстро. К примеру, замена 35-миллиметровых проекторов на цифровые заняла около десяти лет. При этом участники рынка видели, что им эта замена выгодна, да и государство выделяло большие средства. Сейчас ситуация другая: никто не побежит менять английский экран на какой-то другой. Во-первых, потому что на сегодняшний момент наше отечественное оборудование (от проекторов до звуковых систем) все еще неконкурентоспособно. Во-вторых, на «цифру» кинотеатры перешли, чтобы сэкономить и упростить процесс кинопоказа. Что даст им переход на российскую аппаратуру, пока не знает никто.

— Тогда давай вернемся к прокату. Весной эксперты его практически «похоронили»: многие говорили о том, что около 70% кинотеатров закроются. Как я понимаю, такие прогнозы не сбылись?

— Сейчас, по разным данным, процентов сорок всех кинозалов или закрыты, или заморожены. Хотя глобального закрытия не произошло: чаще всего многозальники просто ограничивают количество залов или сокращают рабочий день. А вот маленьким кинотеатрам в небольших городах действительно сложно: дополнительных ресурсов, как у крупных сетей, у них нет, поэтому они первыми сходят с дистанции. Но это, к счастью, не 70% все-таки.

Другое дело, что кинотеатрам приходится идти на разные уловки, чтобы хоть как-то выкрутиться: кто-то сдает залы в аренду, кто-то устраивает пиратские показы. То есть, если вы откроете расписание региональных кинотеатров, вы увидите, что некоторые из них крутят «Черного Адама», продолжают показывать «Тора» и т. д. Делается это так: показчики берут фильм, у которого есть прокатное удостоверение, и крепят к нему копию голливудского блокбастера. Но я говорю это не для того, чтобы осудить кого-то, а просто объясняю систему выживания кинотеатров.

— А как ты сама относишься к такой практике?

— Плохо. Мне кажется, что любое пиратство расшатывает экосистему в целом. Что же касается так называемого параллельного проката, то к нему тоже есть вопросы. Сейчас кинотеатры берут пиратские копии и ни с кем не делятся: просто пополняют кассу, чтобы хоть как-то существовать. Нам же предлагают создать некий орган, который им будет эти копии привозить — и которому показчик будет обязан передавать часть выручки. Но если раньше прокат крупных релизов сопровождался гигантским рекламным бюджетом, то в нынешней ситуации такого масштабного продвижения, скорее всего, не будет. В итоге выгода кинопоказчика оказывается под большим вопросом: на нем и аренда, и зарплаты, и обновление оборудования, и налоги. А раз рекламных кампаний нет, то зрители толпами на фильмы параллельного проката идти не будут. Так что нужно какой-то другой выход искать.

— Как бы то ни было, «Сердце пармы» стало для нашего проката светом в конце туннеля: зрители наконец-то пошли в кино, а эксперты заговорили о возрождения интереса к кинопоказам…

— «Сердце пармы» только подтверждает правила. Если медиа (телевидение, радио, интернет) говорят о проекте как о чем-то масштабном, о чем-то заслуживающем массового внимания, то первая неделя всегда за этим проектом. Зритель на него побежит, потому что не захочет пропустить что-то важное. А дальше начинает работать «сарафан» — или плохой, или хороший.

Поэтому чего сейчас нужно добиться? Чтобы каждый четверг выходил какой-то интересный жанровый контент. К сожалению, в российском кино его пока не так много. Но если хотя бы раз в месяц такое «Сердце пармы» будет выходить, то кинотеатры продержатся.

— А как ты относишься к тому, что в кинотеатрах все чаще и чаще появляется сериальный контент?

— Когда ты приходишь в кино на премьерную серию какого-нибудь качественного сериала — это одно. Это новый вид досуга, новый перформанс. После него ты решаешь, смотреть ли сериал целиком. И совсем другое, когда тебя приглашают в кино на сляпанную наспех полуторачасовую версию всего сезона: ты видишь сюжетные несостыковки, которые в таких случаях неизбежны, видишь, как герои исчезают куда-то, а история не развивается по законам полнометражного кино. Так что такие «эксперименты» могут сработать только в краткосрочном периоде, после которого нужно будет опять приложить массу усилий, чтобы убедить зрителей вернуться в кинотеатр. Ведь они вышли с сеанса разочарованными.

— Тогда получается, что вариантов у кинотеатров два: или надеяться на возвращение Голливуда, или ждать лавины отечественных хитов…

— Я так скажу: судя по питчингам, которые недавно прошли в Фонде кино, таких проектов, как «Сердце пармы», у нас с каждым годом будет появляться все больше и больше. Плюс сориентируются бизнесмены и медиагруппы, которых у нас, кстати, немало и в которых работают настоящие профессионалы. Просто для всего этого нужно время. А кинотеатры ослаблены уже сейчас. Плюс зрители должны будут перестроиться, чтобы изменились запросы.

— Как бы то ни было, плюс сегодняшней ситуации в том, что на экраны вышли отличные авторские фильмы, которые раньше были обречены на фестивальное гетто. И занимаются ими маленькие независимые кинопрокатчики, у которых появилась возможность заявить о себе…

— Согласна с тобой: я тоже радуюсь, что кино, которое мы могли увидеть только на фестивалях, сегодня буквально хлынуло в кинотеатры. И это действительно лавина хороших, любопытных фильмов. Они рождают новый киноязык, важные темы затрагивают… Но ими занимаются не только маленькие прокатчики: авторские релизы выпускают ЦПШ, «Вольга» и другие.

Но вот что важно: сегодня карта игроков полностью перекраивается. К примеру, бывший гендиректор российского офиса Universal Pictures Вадим Иванов вместе с директором по маркетингу Николаем Борунковым основали кинопрокатную компанию «Атмосфера кино», а бывший топ-менеджер российского Disney Вадим Смирнов и его команда перешли в «НМГ Кинопрокат». И это, с одной стороны, расширяет возможности для фестивальных фильмов (потому что они могут выйти в прокат при поддержке крупных прокатчиков), а с другой — усложняет жизнь маленьким независимым компаниям, которым состязаться с крупными игроками очень непросто. Думаю, что выживут из них те, кто останется на своих рельсах, то есть по-прежнему будет закупать европейское и мировое независимое кино — это особая ниша, востребованная зрителем. В любом случае я надеюсь на то, что рынок останется многообразным.

— Катя, давай теперь поговорим о Кинорынке этого года. Чем он отличался от предыдущих?

— Честно скажу: более стрессового Кинорынка в моей жизни не было. Дело в том, что маленькие кинопрокатные компании, «выстрелившие» этим летом, рисковать пока не готовы: у них слишком короткий горизонт. Поэтому опереться на них было нельзя. А вновь образованные «мастодонты», о которых я говорила, еще не готовы заявить о себе. (Исключение — «Атмосфера кино», единственный большой прокатчик из новичков, уже сформировавший пакет релизов.) Поэтому если раньше мы ставили в центр программы мейджоров, а вокруг них группировали независимые компании, то в этот раз пришлось задействовать совершенно другие схемы.

Другая проблема, с которой мы столкнулись, связана с местом проведения. Мы всегда стремились к тому, чтобы кинорынок проходил на независимых конгресс-площадках, на которых мы могли сами построить зал буквально с нуля. Но в сегодняшних реалиях таких возможностей не было, поэтому Кинорынок впервые пришел в кинотеатр (конкретно — в «Формулу Кино на Кутузовском»). И это тоже важный шаг, потому что он говорит о солидарности отрасли: мы принесли в кинотеатр новый для него деловой формат.

Как бы то ни было, на отсутствие внимания нам жаловаться не пришлось: кинопоказчики к нам ехали со всей страны — от Петрозаводска до Владивостока. А это самое главное.

— Важная часть Кинорынка — это презентации, дискуссии и круглые столы. Кинорынок-2022 не стал исключением?

— Сквозная дискуссия у нас шла три дня: мы говорили про прокат в различных конфигурациях, обсуждали итоги года и пытались заглянуть в будущее. Начали с кинопроката соседних стран: Беларуси, Казахстана и Узбекистана, потом перешли к фестивальной активности и к продвижению авторского кино (как мы знаем, фестивали — один из основных инструментов популяризации такого контента). А главная наша отраслевая дискуссия — это «Кинопрокат: линия горизонта 2023». Среди участников у нас были директор Фонда «Кинопрайм» Антон Малышев, генеральный директор компании «Марс Медиа» Юлия Иванова, глава кинопрокатной компании TenLetters Дмитрий Можаев, генеральный директор кинокомпании «Контент-клуб» Антон Сиренко и другие. И во время этой дискуссии спикеры как раз говорили о том, что кинотеатры нуждаются в серьезной поддержке, потому что поток крупных коммерческих релизов нужно ждать не раньше 2024 года, а до этого перед всеми нами стоит задача по сохранению отрасли.

Беседовала Вера Аленушкина

***

Эта статья и многие другие материалы опубликованы на сайте ©IPQuorum – первого в России издания о креативных индустриях и интеллектуальной собственности. IPQuorum - это новый формат работы международного бренда, который организует все самые яркие события мира интеллектуальной собственности и креативных индустрий в России, включая рынок LegalTech и сферы институтов развития. IPQuorum исповедует доказательную редакционную политику и показывает на достоверных фактах и судьбах, что сегодня инновации возникают на пересечении разных идей и индустрий.

0
3 комментария
Технический велосипед

Даёшь новых Защитников каждый месяц!

Ответить
Развернуть ветку
Технический велосипед

А так же новые лохбастеры!

Ответить
Развернуть ветку
Технический велосипед

"«Если каждый месяц мы будем выпускать по отечественному блокбастеру, то кинотеатры продержатся»
До чего простите они продержатся? До 2030года?

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 3 комментария
null