Kauri
Диана Игнатович
1452

Что не так с российскими больницами, и как тут поможет интернет вещей

Говорят, чтобы узнать, что ждет человека в аду после смерти, нужно попасть в петербургскую Боткинскую больницу: переполненные койками коридоры, не ремонтируемые десятилетиями палаты и культура «горшочных» комнат (не к столу будет сказано, просто погуглите). В той или иной мере это касается почти всех государственных стационаров в регионах.

В закладки

По данным ВЦИОМ за 2017 год, каждый второй человек сталкивался в поликлиниках и больницах с очередями и чересчур долгим обслуживанием. Также многие жалуются на некомфортные условия, плохую вентиляцию, нехватку оборудования и необходимых лекарств, на непрофессионализм врачей и неверно назначенное лечение.

Источник: Kauri

К этим проблемам добавляется и то, что в регионах закрывают бюджетные стационары, а до тех, что остаются, добраться бывает почти невозможно.

Решить все проблемы здравоохранения интернет вещей (IoT) не сможет, но он позволит свести к нулю человеческий фактор как со стороны пациента, так и со стороны врачей. В частности, больному не придется каждый день ходить в больницу, чтобы сдать анализы, а медик с меньшей вероятностью забудет закрыть холодильник, в котором хранятся чувствительные к изменению температуры лекарства. При этом важно понимать, что технологии выполняют только вспомогательную роль, последнее слово всегда остается за врачом.

За рубежом эти технологии уже активно применяются; Россия же пока присматривается к ним. Перспективность интернета вещей в здравоохранении подтверждается цифрами. По подсчетам американского аналитического агентства Grand View Research, объем мирового рынка медицинского IoT в 2018 году достиг 147 млрд долларов, а через семь лет этот показатель возрастет практически в четыре раза.

По прошлогодним оценкам экспертов, около 60% поликлиник и больниц в мире в той или иной мере уже используют интернет вещей.

Койки всех стран, объединяйтесь

Источник: pixabay

Если очень просто, интернет вещей — это огромное множество объединенных в сеть устройств, которые постоянно обмениваются друг с другом информацией. Вставить передатчики можно куда угодно, в случае с больницами — в койки, вентиляцию, холодильники для лекарств, медицинское оборудование и так далее. С датчиков можно собирать любые данные — от уровня сахара в крови пациента до концентрации CO2 в палатах. Большую часть информации регулярно мониторит сама система (и уведомляет врачей при превышении критических показателей), а медики анализируют собранные данные, которые требуют обсуждения и аналитики.

Больше всего возможностей медицинского интернета вещей открывается в области мониторинга и систематизации данных. Проанализировав полученную информацию, можно выявить эпидемию тех или иных болезней в городе\регионе\стране, расход лекарств, износ оборудования, а также предсказать вспышки болезней и риск ошибки каждого конкретного врача.

Из книги «Интернет вещей: будущее уже здесь» Сэмюэла Грингарда:

«В Массачусетском технологическом институте на кафедре гражданского строительства и природоохранной деятельности, возглавляемой доцентом Рубеном Хуанесом, смартфоны и краудсорсинг применяют для того, чтобы лучше понимать, какую роль в распространении инфекционных заболеваний играют 40 крупнейших аэропортов США.

В целях прогнозирования темпов распространения инфекции Хуанес и его коллеги изучают, как путешествуют отдельные люди, географическое положение аэропортов, разницу во взаимодействии аэропортов, время ожидания в каждом из них. Кроме того, его группа берет данные с мобильных телефонов для понимания моделей перемещения людей. Конечный результат, по словам Хуанеса, будет представлять собой «модель, которая очень отличается от обычной диффузионной модели». Без Интернета вещей все это было бы невозможно».


Сегодня в системе здравоохранения остро стоит вопрос, как беспрерывно отслеживать состояние пациента — где он находится, не повысились ли температура или давление, как его самочувствие в целом. Специальные устройства выглядят как наручные браслеты, они оценивают жизненно важные показатели (сердечный ритм, температуру тела, уровень сахара и т.д.) и мгновенно оповещают персонал о критических изменениях. За счет этого время реагирования сокращается, а жертв врачебной халатности становится меньше.

Источник: Kauri​

Еще один вариант — специальные «таблетки» со встроенным микроскопическим датчиком. Он собирает всю необходимую информацию о пациенте буквально изнутри и посылает сигнал на специальное устройство, которое крепится к телу. Оно, в свою очередь, автоматически передает информацию лечащему врачу. Такой механизм хоть и менее эстетичен, но более эффективен с точки зрения объема получаемой информации. Американские разработчики утверждают, что «таблетка» определит инфекции в организме, отследит уровень физической активности и качество сна. Это актуально и для профилактики хронических заболеваний.

Существенный плюс использования таких гаджетов (будь то браслет или таблетка) в том, что часть пациентов можно полностью перевести на амбулаторное лечение. Тогда им не придется ходить по утрам в больницу для сдачи анализов — врач сам позовет на прием, если это будет необходимо.

Лечить пациента в Реутове, находясь в Берлине

Поставщики решений IoT помогают не только пациентам, но и врачам. Например, разгружают их от бумажной волокиты и позволяют заранее подготовить рекомендации по каждому пациенту. Перед приходом потенциального больного автоматизированные системы соберут данные о его здоровье, и врачу не придется выписывать направления на анализы — можно сразу ставить диагноз и назначать лечение. В России даже появились первые роботы-врачи. Пермские промоботы со встроенными тонометрами и анализаторами крови (все они – бесконтактные) опрашивают пациентов и дают им первичные рекомендации.

Источник: мультсериал "Симпсоны"

Помимо общей терапии, технологии интернета вещей пригодились и в хирургии, например, для дистанционных операций. Процедуру можно проводить с помощью специального пульта из любой точки мира с доступом в интернет. Благодаря 3D-изображениям автоматизированная система с высокой точностью передает на манипуляторы все движения врача на операционном поле. Это поможет пациенту лечиться даже у зарубежных специалистов, без дополнительной траты денег и времени на перелеты.

В России роботизированную хирургическую систему «Да Винчи» в качестве «пилота» использовали в двух клиниках Краснодарского края. С ее помощью успешно провели более 450 операций.

Повысить эффективность

Помимо пациентов, следить приходится и за самой больницей — не пора ли проветрить помещение, не ушли ли на больничный или в отгул все врачи одного профиля, не проникла ли инфекция из одного блока в другой. Кроме того, на основе данных по сезонным заболеваниям, обращениям пациентов в утреннее и вечернее время, IoT сформирует расписание работы врачей.

Вместе с тем, внедрение решений в области интернета вещей приводит к более эффективному управлению больницей. Например, встроенные в койки датчики помогут узнать о свободных местах в стационаре. Благодаря этой технологии врачи распределяют пациентов по клиникам, чтобы избежать очередей. Как ранее писали, например, в «Би-Би-Си», внедрение IoT-устройств в медицинском комплексе «Синай» в Нью-Йорке позволило сократить время ожидания в стационаре для 50% пациентов. В «Синае» около 1,1 тыс. койко-мест, ежегодно здесь принимают около 59 тыс. пациентов.

Российская больница глазами пациентов Источник: pixabay

В остальном решения направлены на круглосуточный мониторинг всего происходящего в больнице, от передвижения персонала до наличия лекарств и готовности приборов. На практике это существенно сокращает время реагирования на чрезвычайные ситуации и ожидания операции или процедуры. Данные с датчиков или видеокамер сразу зафиксируют проблемы в палате, а мониторинг местоположения врачей позволит оперативно вызвать к пациенту ближайшего из них. После этого врачам остается лишь начать операцию, поскольку все «умное» оборудование уже автоматически проверено и настроено, а запасы необходимых приборов и лекарств были заранее восполнены.

Не скоро больницы «поумнеют»

Интернет вещей делает больницы более эффективными даже с точки зрения экономики. Использование датчиков снизит стоимость услуг для пациентов (например, за счет уже упомянутого дистанционного мониторинга можно сэкономить на приборах и анализах) и оптимизировать затраты на поставки необходимых лекарств. Одно из основных препятствий развития медицинского IoT в России (и в мире в целом) — необходимость инвестировать крупную сумму сейчас, чтобы ощутить выгоду использования технологий в перспективе.

И этой суммы как у государственных, так и частных больниц попросту нет. По подсчетам индийской IT-компании Dev Technosys, в среднем стоимость создания сети IoT, которая включает в себя упомянутые выше технологии, составляет примерно $50 тыс. Если дополнить систему облачным хранилищем данных, внедрить сенсорные датчики, автоматизировать подготовку медицинских отчетов и интегрировать систему в специальные приложения под смартфон, то стоимость возрастает до $70 тыс.

В зависимости от дополнительных сервисов (например, встроенной CRM-базы) ценник порой доходит до $200 тыс. и выше.

К тому же, в России в связи с трендом на импортозамещение оборудования и ПО, особенно актуален вопрос совместимости IoT-технологий. Отечественных решений в сфере интернета вещей пока немного, а заработают ли зарубежные системы и устройства в паре с нашими местными разработками и решениями – большой вопрос. Здесь перед инженерами и программистами стоит сложная задача – «подружить» между собой устройства.

Развитие медицинских технологий осложняют и проблемы конфиденциальности и безопасности данных. Теоретически среди клиентских баз банков и телеком-операторов в даркнете могут появиться и истории болезней, электронные медицинские карты, а это более значимая для злоумышленников информация, чем остаток на счете. Гарантировать защиту данных пока никто не может.

{ "author_name": "Диана Игнатович", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 3, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "subsite_label": "kauri_iot", "id": 88362, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Wed, 16 Oct 2019 18:33:44 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 88362, "author_id": 374792, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/88362\/get","add":"\/comments\/88362\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/88362"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 378698, "last_count_and_date": null }
Комментариев нет
Популярные
По порядку
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }