Право
Igor Kononov
822

История одной схватки, налоговая и предприниматель . Реальный кейс

Автор статьи : Кузнецов Иван Сергеевич – руководитель Центра налоговой и корпоративной безопасности бизнеса "Комплаенс Решения"

В закладки

По статистике, количество судебных дел по налоговым спорам в 2018 году сократилось на 11%, при этом всего налоговики выигрывают около 62% споров, а в суммовом значении – более 80%[1]. По результатам уточненных налоговых деклараций (когда организации или ИП добровольно доплачивают налоги) ФНС получает налогов больше, чем по результатам камеральных налоговых проверок.

Это говорит о том, что собственники бизнеса перестали бороться с налоговиками, либо потому что не верят в положительный исход этого противостояния, либо потому, что знают – налоги действительно оптимизировал» через «обнальные» организации («как все») и раз уж попались – надо платить, а то налоговики еще что-нибудь накопают.

В этой статье, на реальном примере, мы покажем собственникам бизнеса и генеральным директорам, когда бороться с налоговиками стоит, как можно законно оптимизировать налоги и что нужно сделать для того, чтобы выиграть налоговый спор.

Но в начале о поговорим о причинах налоговых проверок (помимо того, что перед налоговиками стоит задача выколачивать из бизнеса деньги любыми способами), их две:

1. Связи с обнальными организациями. Часто они не приводят к налоговым проверкам, все проще: генерального директора или ИП вызывают в налоговую инспекцию на комиссию по легализации налоговой базы (красивое название за которым прячется инструмент выбивания налогов без проверки)[2], на которой называют контрагентов, которые являются фирмами-однодневками, через которые деньги обналичивались (и на конвертные зарплаты, и в качестве благодарностей, да и себе в карман, попутно уменьшая НДС к уплате). Тут генеральному директору становится не по себе: во-первых, он понимает, что попался и названные налоговиками организации, действительно использовались для обналичивания и вычетов по НДС, во-вторых, предложение добровольно доплатить налоги, вместо принудительного по результатам выездной налоговой проверки, становится не таким уж и абсурдным.

К тому же опытные налоговики первый раз предлагают доплатить налоги на небольшую сумму, а вот если генеральный директор заплатит, его вызывают повторно и суммы, требуемые к доплате, начинают расти, а отказать налоговикам становится сложнее – ведь один раз уже свои «косяки» были признаны.

Вообще, обналичивание денег и уменьшение НДС через фирмы-однодневки в 2019 году – вариант самоубийства бизнеса, просто кому-то повезет чуть больше, и они проживут чуть дольше, а кому-то доначислят налог сразу после сдачи декларации по НДС (вместе со штрафом 20%). Причем это не следствие качественной работы налоговиков, а результат технического прогресса – системы автоматического контроля отражения счетов-фактур по НДС у покупателя и продавца, а также его уплаты в бюджет (система АСК НДС-2).

Отметим, что в этих случаях и до уголовного дела по уклонению от уплаты налогов недалеко (налоговая недоимка для возбуждения уголовного дела по налоговым преступлениям для ИП – 900 тыс. р., для организации – 5 млн. рублей)[3]. Что такое потенциальная недоимка в 5 млн. рублей? Это, например, обналичивание 833 т.р. в месяц на протяжении трех лет через однодневки.

2. Дробление бизнеса. Так как бизнесмены стали использовать обнальные организации реже, а налоги собирать надо, налоговики в последние два года плотно переключились на так называемое дробление бизнеса. Упрощенно дробление бизнеса можно разделить на два вида[4]:

- первый - создание группы компаний, в которой есть организации или ИП как на общей (далее – ОСН) так и упрощенной системе налогообложения (далее – УСН). В этом случае налоговики видят необоснованную налоговую выгоду в виде перераспределения части прибыли на «упрощенцев», что приводит к уменьшению налога на прибыль в целом в группе компаний, благодаря разности ставок налога: на упрощенной системе – 6 или 15%, на общей – 20%. К тому же чаще всего ИП на упрощенной системе налогообложения используются для обналичивания денег, визуально это выглядит так:

- второе - создание несколько организаций или ИП на упрощенной системе, маскирующие единый бизнес, который по выручке (150 млн. рублей в год) или количеству сотрудников (более 100), или площади торгового зала (150 кв. м. для ЕНВД) не соответствует требованиям УСН – в этом случае выручку всех организаций и ИП группы компаний объединяют и доначисляют НДС и налог на прибыль по ставке общей системы налогообложения (20%, вместо 6 или 15% на упрощенной):

Может сложиться впечатление, что дробление бизнеса и создание группы компаний – это проблема крупного бизнеса, но это не так, например, если у вас есть организация на ОСН и взаимозависимый ИП на упрощенной системе – вы уже в зоне риска, а уже если этот ИП один из соучредителей или генеральный директор, или бывший работник – потенциальные претензии со стороны налоговиков обеспечены.

И вот тут начинает работать правило: «меньше знаешь – лучше спишь», те бизнесмены, которые знают о проблеме дробления бизнеса, начинают бояться эффективно использовать организации или ИП на УСН, тем самым снижая свою маржинальность (за счет чрезмерной уплаты налогов), а те, кто не знают – создают группы компаний, нашпигованные десятками «искусственных» ИП (чаще всего это бывшие работники или родственники) или разделяют покупателей с НДС и без НДС:

Это может выглядеть так: у организаций единый сайт, звонит покупатель и у него спрашивают: «Вам договор с НДС или без НДС?». И в зависимости от ответа дают реквизиты либо организации на ОСН, либо на УСН. При это менеджер принимающий звонок трудоустроен только в одну организацию, а сами фирмы имеют общий адрес, бухгалтерию, оперативно-управленческая отчетность у них единая в одном экселевском файле, который незашифрованным пересылается от генерального директора главному бухгалтеру и обратно и т.д. То есть организации разделены формально и это повод для выездной налоговой проверки. Так что в интересах собственника бизнеса о проблеме знать и заранее готовиться к возможным обвинениям в дроблении.

Подготовка к претензиям налоговиков не панацея от назначения самой выездной налоговой проверки, но способ ее не только пережить, но и выиграть суд, а после взыскать с налоговиков судебные расходы.

Например, налогоплательщик из Волгограда сделал все возможное для того, чтобы налоговики обратили на него внимание, но при этом эффективно оптимизировал налоги и защитил свой бизнес от доначислений (ФНС планировал взыскать с него больше 18 млн. рублей и это среднее значение по стране)[5]:

Выездную налоговую проверку назначили в отношении ООО «Каскад». Основных претензий у налоговиков было три:

1. Двое учредителей ООО «Каскад» (ИП Шабанова и ИП Захматова) передали организации в аренду оборудование по завышенной стоимости: стоимость аренды превышала стоимость самого оборудования. К тому же налоговики усомнились в том, а нужно ли вообще было это оборудование организации, а уж если нужно – почему не купили, а арендовали?

Сразу отметим, так делать можно: учредители могут сдавать в аренду своей организации любое имущество, которое в дальнейшем ей используется и естественно получать за это деньги. При этом, если учредители имеют статус ИП и применяют упрощенную систему налогообложения с базой доходы, получается налоговая экономия: организация выплаты за аренду признает расходом и уменьшает свой налог на прибыль (20%), а для ИП арендные платежи становятся доходом, но облагаются они по ставке 6%. Так на 14% снижается налог на прибыль в группе компаний, а ИП получает легальный доход, который может и обналичить (с ограничениями).

Но в этой схеме есть два слабых места: во-первых, переданное в аренду имущество должно реально использоваться организацией (например, не получится сдать в аренду грузовую машину интернет-магазину, который сам ничего не перевозит), а во-вторых, налоговики пытаются поставить вопрос об адекватности цены аренды (например, учредитель сдает в аренду организации офис, за 5000 р. за 1 м. кв., при том, что рыночная стоимость – 1000 р.)

Вот и в данном деле налоговики поставили эти вопросы, но налогоплательщик к ним был готов, поскольку у него была заготовлена деловая цель, отличная от налоговой экономии:

- оборудование арендовалось под конкретный контракт с сетью «Магнит», а так как контракт срочный (1 год) и может не быть продлен, покупка оборудования не целесообразна;

- у организации не хватает своих оборотных средств, учредители итак давали займы организации, которые не возвращены;

- если бы организация купила свое оборудование, то пришлось бы демонтировать арендованное, в это время работа бы не велась и контракт с «Магнитом» был бы сорван.

2. Налоговикам не понравился договор переработки давальческого сырья с ИП Шиндяпин, который является одним из учредителей организации.

Немного о сути договора и налоговой экономии, которую он дает: организация на ОСН (давалец) закупает сырье (с НДС) и передает его организации или ИП на УСН (производство). Данная передача не приводит ни к каким последствиям как у передающей, так и получающей сторон (право собственности не переходит). Производство перерабатывает сырье и возвращает готовую продукцию давальцу обратно, так же без налогов. За свою работу производство получает вознаграждение.

В чем выгода схемы? Давалец несет затраты на сырье с НДС (уменьшая его к уплате), ставит себе в расходы услуги по переработке сырья (-20% к налогу на прибыль), а производство на УСН облагает вознаграждение по ставке 6%. Таким образом, экономия налога на прибыль в группе компаний – 14%.

Схема старая, налоговики ее знают, к тому же в данном случае ООО «Каскад» не только передал ИП-учредителю сырье на переработку, но еще и сами станки, а вся переработка осуществлялась в адресе давальца и это не хорошо. Но, у налогоплательщика были аргументы:

- переданное оборудование передано ИП Шиндяпин для производства кондитерской продукции с большой долей ручного труда и сезонным спросом (это подтвердили документами и наглядными графиками). Если бы организации сама выпускала эту продукцию, ей бы пришлось нанимать и увольнять сотрудников сезонно, ориентируясь на спрос, а значит пришлось бы выплачивать выходные пособия, да и качество продукции могло упасть (в подтверждение предоставили оценку рентабельности);

- цеха хоть и в одном адресе, но обособленны;

- сотрудники ИП Шиндяпин на допросах указали, что работают именно у него, а не у организации (от себя отметим, что заставить линейных сотрудников выучить легенду и говорить неправду практически не возможно, их показания становятся только тогда на пользу налогоплательщику, когда работники говорят правду и эта правда выгодна собственнику бизнеса. Если это так – структура бизнеса выстроена верно.). К тому только часть сотрудников ИП ранее работало в ООО «Каскад»;

- все первичные бухгалтерские документы по договору в наличии и составлены верно;

- доля ИП Шиндяпина в ООО «Каскад» (5%), не делает его взаимозависимым с организацией.

3. Не могли не привлечь к себе внимание налоговиков и взаимоотношения с ИП Тесленко, которая ранее работала в ООО «Каскад» на алогичной должности по трудовому договору.

Отметим, что перевод бывших сотрудников в ИП – всегда слабое место налоговой оптимизации. Налоговики, стремясь снять расходы организации по договорам с ИП доказывают, что:

- функционал ИП не изменился по сравнению с должностными обязанностями по трудовому договору;

- организация – единственный плательщик для ИП, а значит ИП полностью финансово подконтролен организации и зависим от нее;

- в ИП бывших сотрудников перевели добровольно-принудительно (на допросах такие «ненастоящие» ИП сообщают об этом сразу).

Вот и в этом случае, налоговики усомнились в обоснованности расходов по договору контроля услуг качества с бывшим сотрудником, а теперь ИП. Напомним, что налоговая выгода аналогична предыдущим примерам, плюс экономия на зарплатных налогах: вместо 43% (13% - НДФЛ и 30% - отчисления в фонды), всего 6% для ИП на УСН с базой доходы.

Но и здесь у ООО «Каскад» были свои аргументы:

- функционал ИП расширился по сравнению с тем, который был у нее, когда она была сотрудником организации;

- после заключения договора, уровень отбракованной продукции снизился в 13 раз, то есть качество продукции выросло (отметим, что остается только догадываться было это следствием и правда повышения контроля, или изменением технологии производства, порядка учета брака, снижения требований покупателей и т.д.);

- ИП осуществляла независимый контроль, ее вознаграждение не зависело от ее выводов, что позволяло ей беспристрастно контролировать качество продукции.

- опыт и авторитет ИП предопределил выбор именно ее в качестве контролера и консультанта, а то, что у нее не было других контрагентов – следствие полной сосредоточенности на работе по договору.

Плюс, ИП Тесленко дала правильные показания: ИП стала по своей инициативе, условия договора и свои обязанности по нему знает и т.д.

Так 18 млн. рублей налоговой недоимки были успешно отбиты. Легко ли? Отнюдь: во-первых, проверка 2017 года затрагивала период 2013-2015 годов (налоговые проверки очень инертны, действия бизнеса сегодня могут аукнуться и через три года), во-вторых, только досудебное обжалование длилось 4 месяца, еще почти год – суды. Причем спор прошел в трех судебных инстанциях, налоговики даже проигрывая не сдавались. Положительный исход дела был определен структурой бизнеса и наличием деловой цели его дробления. На каждое обвинение налоговиков были подготовлены взвешенные и продуманные ответы, с которыми согласились три суда.

Можно было бы обойтись без дробления? Можно, но налоговая нагрузка была бы значительно выше, а учредители бизнеса не получали бы от него денег или вынуждены были бы использовать обнальные организации, по взаимоотношениям с которыми уже точно бы проиграли суд, получив многомиллионные доначисления и перспективу возбуждения уголовного дела.

Так что успех бизнеса, безопасность его активов и личных активов собственников – в их руках. Поэтому вопрос стратегического структурирования бизнеса и налоговой оптимизации так же важен как маркетинг, продажи и производство и все важнейшие решения по ним должны приниматься исключительно хозяевами бизнеса.

Эти и другие темы подробно рассмотрим на нашем семинаре 27-28 февраля 2019 года на семинар «Реальная оптимизация налогов» в Санкт-Петербурге (с онлайн-трансляцией). Приходите будет интересно.

Ссылка на страницу семинара http://lm.procompliance.ru/spb-seminar

Для любознательных:

[1] https://www.nalog.ru/rn78/related_activities/statistics_and_analytics/

[2] <Письмо> ФНС России от 25.07.2017 N ЕД-4-15/14490@

"О работе комиссии по легализации налоговой базы и базы по страховым взносам"

[3] Ст. 198-199 УК РФ

[4] Письмо ФНС РФ от 11 августа 2017 г. N СА-4-7/15895@

[5] Постановление АС Поволжского округа от 11.09.2018 по делу А12-33034/2017

Эти и другие темы подробно рассмотрим на нашем семинаре 27-28 февраля 2019 года на семинар «Реальная оптимизация налогов» в Санкт-Петербурге (с онлайн-трансляцией). Приходите будет интересно.

Ссылка на страницу семинара:

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Igor Kononov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 3, "likes": 6, "favorites": 27, "is_advertisement": false, "subsite_label": "legal", "id": 56779, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Mon, 28 Jan 2019 15:04:39 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 56779, "author_id": 238493, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/56779\/get","add":"\/comments\/56779\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/56779"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199120, "last_count_and_date": null }
3 комментария
Популярные
По порядку
0

Как-то лихо Вы сложили 13 и 30 процентов...

Ответить
0

Артем, возможно вы не так интерпретируете расчет 43%.

Ответить
0

Может быть... Но 43 из 130 это не 43%

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }