Как доказать свою правоту и не остаться в дураках

В закладки

Знаете, какой процесс в судебной вакханалии самый сложный, нудный и требующий к себе максимум внимания? Это процесс доказывания — любое обвинение с вашей стороны нужно подтверждать какими-то доказательствами. Желательно — не голословными.

Недавно к нам обратилась клиентка — девушка 16 лет, которая получила ожог кожи головы после окрашивания в салоне. Краску передержали, и, несмотря на её жалобы (кожу жгло и щипало), процедуру закончили в штатном режиме. Как итог — 2 месяца лечения ожога вкупе с испорченным настроением и, поверьте, очень неприятными симптомами. Казалось бы, налицо причинно-следственная связь ожога с окрашиванием, но в данном случае проблемы начались уже с досудебного решения вопроса.

Салон просто не пошёл навстречу! Девушка отправила в салон претензию — написанную, конечно, эмоционально, простым и человеческим языком. Салон «ушёл в тишину». Почему? В претензии не было ни сути дела, ни главного — доказательств, подтверждающих, что девушка вообще была в этом салоне, подтверждения ожогов, внятного требования. Поэтому за дело взялся один из наших юристов, который составил новую претензию и включил туда документы и сведения, о которых девушка даже не подумала.

Если взять тот же вред здоровью, который наступил вследствие пользования товаром/услугой, то фиксировать это надо незамедлительно! Не сделать этого сразу — связь просто не докажешь.

Как нужно доказывать

Если человек, к примеру, гулял по парку, угодил в яму, споткнулся и сломал руку/ногу, он должен оставаться на месте и тут же вызывать скорую. Хорошо бы, чтобы при этом были свидетели, готовые в суде подтвердить увиденное (возьмите телефоны у людей, оказавших вам первую помощь). В противном случае потом ничего не докажешь и деньги с парка не потребуешь. Скорая должна забирать именно с места падения. Такие случаи бывают достаточно часто — люди падают в парках, на лестницах ресторанов... в местах, где собственники обязаны обеспечить безопасность. Если вы не уверены в качестве оказанной вам услуги, то не выкидывайте чек, он пригодится вам для подтверждения оплаты, а также поможет однозначно установить ответчика, если дело дойдет до суда.

Как не нужно доказывать

Был случай, когда наша клиентка, как обычно, ехала на работу в Москву из ближайшего Подмосковья. Она купила билет на электричку в кассе, переходила по мосту на нужную ей платформу и упала на ступеньках этого перехода. На асфальте была яма, где она и оступилась (яму, к слову, достаточно быстро заделали). Она хотела получить возмещение от РЖД, но, вместо того, чтобы вызвать скорую на место падения, сама поехала в травмпункт. Молодые люди, которые помогли ей подняться, вряд ли встретятся ей вновь. Да и в заявлении полиции, которое она написала по прошествии какого-то времени, она не попросила видеозапись с камер наблюдения на вокзале, а просто пожаловалась на яму в асфальте. Что это значит? Она никогда не докажет, что РЖД виновно — споткнуться она могла где угодно, с места происшествия скорая её не забирала, свидетелей нет, все шито-крыто.

Кстати, желающие получить деньги без причины их не получат. Если человек упал на шаткой лестнице — это вина коммунальщиков или учреждения, на чьей территории эта лестница находится. Если человек выпил слишком много сангрии и кубарем с этой лестницы скатился (а лестница и слона выдержит) — сам дурак

Когда доказывать сложно

Есть ситуации, когда доказывать что-то очень сложно. Например, юристы очень скептически относятся к доказыванию отравления — именно в тот момент, когда человеку очень плохо (вы поняли), нужно совершать кучу процессуальных действий, чтобы получить, кхм, доказательства – не выкинуть чек из магазина/ресторана, обратится за медицинской помощью и зафиксировать отравление, а также неплохо бы сдать на анализ то, что ваш организм категорически не принял. Подобные случаи сложно доказуемы.

Сложно доказывать вину врачей, ведь для выяснения причинно-следственной связи между действиями врача и ухудшением здоровья нужно вновь обращаться к медикам. Случалось так, что экспертом оказывался сотрудник той же больницы, где работал подозреваемый врач, и тот самый эксперт мог просто составить протокол с неполными сведениями. Нет полного анализа — нет и причинно-следственной связи, и дело автоматически прекращается. Вот вам и корпоративная солидарность медицинских работников.

Успех любого судебного процесса закладывается уже на этапе нарушения, как бы это странно ни звучало. И здесь многое зависит от вас, поэтому упростите себе жизнь — фиксируйте косяки продавца/лица, оказывающего услугу сразу же и собирайте подтверждения каждому своему действию, которое в дальнейшем может иметь решающее значение.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Анна Комракова", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 1, "likes": 2, "favorites": 11, "is_advertisement": false, "subsite_label": "legal", "id": 79798, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Mon, 19 Aug 2019 16:48:21 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 79798, "author_id": 274655, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/79798\/get","add":"\/comments\/79798\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/79798"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199120, "last_count_and_date": null }
1 комментарий
Популярные
По порядку
0

Если кратко, то "чтобы что-то доказать нужно иметь доказательства". Это понятно и очевидно. Как доказать отрицательный факт?

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ] { "page_type": "default" }