Смотреть
30 дней бесплатно
Смотреть
30 дней бесплатно
Условия просмотра: clck.ru/h7Vx2
18+
УЖЕ В ПОДПИСКЕ

Как за один день перевести все процессы в онлайн. Опыт выживания в пандемию НКО из Петербурга

Многие НКО (организации, не имеющие в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли), в период пандемии были вынуждены искать новые пути развития, чтобы не прекращать активность на период карантина. Как и многие предприниматели, они столкнулись с отсутствием поддержки со стороны арендодателей и полной остановкой всех налаженных процессов.

О том, как этот непростой период прошел для художественных мастерских ТУТ искусство из Петербурга, мы узнали у исполнительного директора организации — Марии Рыбалка.

Расскажи, пожалуйста, о проекте ТУТ искусство?

Мы в основном помогаем готовиться абитуриентам к поступлению в вузы. В академию Репина, Штиглица, училище Рериха и другие учебные заведения художественной направленности. Также у нас есть дополнительные программы по рисунку и живописи. Наше основное отличие от других проектов в том, что они скорее направлены на хобби и небольшое сопровождение, или выбирают профилем подготовки одно учебное заведение и работают в основном с ним, у нас же — более глубокое погружение.

Некоторые ребята, которые приходят к нам на дополнительные программы иногда так проникаются атмосферой, что решают бросить работу и перепоступать — уже в художественный вуз. Была, например, девушка, которая работала бухгалтером, пришла к нам, позанималась и решила поступить в Штиглица. В итоге — учится сейчас.

Как ты пришла к работе в НКО?

В свое время я пришла в мастерские заниматься живописью и рисунком. Тогда я училась в на факультете живописи в университете, но мне казалась недостаточной программа обучения там — я искала более глубокого погружения в предметы. В этом мне помогли мастерские.

Постепенно я стала помогать с какими-то небольшими делами, а потом работать как волонтер. Сначала я занималась административной частью: общение с ребятами, помощь в организационных процессах и так далее. Через некоторое время, когда я уже набралась опыта, мне предложили работу здесь.

Мне очень нравится проект, нравится придумывать идеи, как можно сделать работу лучше. Сейчас я занимаюсь внутренним управлением НКО, организую различные процессы, стараюсь находить более эффективные методы работы.

Как строилась работа мастерских до пандемии?

Наши процессы строились на очных консультациях. У нас было несколько мастерских, в которых студенты в небольших группах занимались с художниками. Если это группы для поступления, — то предметами, которые нужны на экзаменах, если дополнительный курс, — то рисунком, живописью, композицией, скульптурой. В зависимости от того, что выбрал ученик.

Планировали ли вы что делать, если объявят карантин?

Пандемия грянула относительно неожиданно, до последнего надеялись, что не все закроют. Пытались продумывать разные варианты, но по факту, мы столкнулись с опытом, которого у нас не было, да и не у кого не было.

Но нам пришлось остановить все очные процессы из-за постановления нашего губернатора. Это произошло одним моментом, у нас как раз был интенсив (это небольшая по времени программа, на которую приезжают в основном иногородние ребята). И в последний день интенсива выходит постановление о том, что карантинные ограничения начинают действовать со следующего дня.

Конечно, пандемия влияла на процессы еще до карантина. Многие боялись заразиться вирусом, некоторые ребята из группы подготовки к училищу Рериха, (им по 16 - 18 лет), перестали ходить в мастерские за несколько недель до карантина. Страшно было родителям, да и самим ученикам. Кто-то решил самоизолироваться, фон был очень тревожный. Приходилось успокаивать и учеников, и родителей, и наших консультирующих художников.

Что вы решили предпринять, когда объявили карантин?

В один момент все наша налаженная в течение последнего года жизнь оборвалась. Нужно было адаптироваться под новую чужую реальность. Раньше мы придавали особую ценность личному взаимодействию с людьми, приходящими к нам — это лежало в основе успешной работы. Но очные занятия стали невозможными.

Тогда мы решили перевести наши программы в онлайн. Прописали план на месяц сначала, придумали дополнительные активности для студентов в форме челенджей.

С какими сложностями пришлось столкнуться в переходе в онлайн?

Из-за того, что большинство никогда не занималось в онлайне, у многих ребят были сомнения в том, что дистанционная работа — достойная альтернатива очной. Но прерывать занятия было нельзя, потому что буквально через пару месяцев у абитуриентов должны быть экзамены. И если они остановятся на это время, то они очень быстро потеряют форму.

Мы переживали, что когда они вернутся перед экзаменами, то утратят те умения, что они наработали, кто-то за год, кто-то за два. И время, которое по-хорошему бы потратить на методику ведения работы на экзамене, коррекцию каких-то проблем, улучшению преимуществ в рисовании, придется посвятить восстановлению навыков.

Объясняли все это ученикам и родителям, многие откликнулись и решили попробовать. Кто-то скептически относился, кто-то с интересом. Часть ребят мы потеряли — кто-то приостановил работу, кто-то просто ушел, в основном те, кто консультировался на дополнительных программах. Большинство поступающих все-таки понимали важность подготовки и остались.

Как на новую форму обучения отреагировали художники, которые ведут программы?

Очень тяжело было коллективу справиться с этой новостью, некоторые хотели все-таки найти способы работать очно, у многих художников не было опыта ведения онлайн-занятий, онлайн практик, все были, можно сказать, — убежденные консерваторы, считая, что очная форма консультаций может дать намного больше.

Кто-то был готов пробовать и воспринял все спокойно, а кто-то был настроен очень скептически, но в итоге все согласились на эксперимент. Нам удалось сохранить команду, не хотели терять людей.

И все остались, с разными мотивациями, наверное, кому-то было интересно, кто-то принял это как необходимость, кто-то не хотел, но и терять работу был не готов. И все-таки у каждого художника это любимое дело .

Кроме того, что они практикующие художники, в проекте создалась команда людей, которым не жалко отдавать свой опыт. Все из нас знают, как тяжело было поступать, поэтому хочется помочь абитуриентам. Для них это время, когда много разных надежд, мечтаний и ожиданий.

Быстро ли получилось наладить процессы по-новому?

Сначала было тяжело. Мы начали проводить конференции в зуме. Ученики рисовали в онлайне, а художник, как на занятии, “ходил” по работам, комментируя прямо в процессе. После художники могли править, рисуя какие-то схемы поверх фотографии работы, выводить на экран образцы.

Постепенно все привыкли и в итоге оказалось, что при таком разборе даже больше времени удается уделять каждому студенту, чем в мастерской, благодаря тому, что получилось разбирать работы более детально. Лучше проявились мелкие моменты, которые мы смогли проработать. Это было интересно, и это был отличный опыт и для студентов, и для художников.

У мастерских раньше вообще не было онлайн-программ?

Нет у нас никогда не было онлайн-форматов. Кончено, мы задумывались об этом, особенно когда пошли первые новости о возможном карантине. Но до этого планов развивать онлайн стремительно не было вообще, поэтому все шишки мы набивали в бою.

А что стало с помещениями, которые вы арендовали?

Мы планировали оставить помещения за собой, получить арендные каникулы или отсрочку платежей, но не все арендодатели пошли навстречу. В итоге одну мастерскую мы потеряли — это было самое большое наше помещение, где мы могли проводить несколько программ параллельно, в разных комнатах.

С этим были связаны сложности при выходе из онлайна — мы не смогли бы выпустить сразу всех. Пришлось делать выбор — какой программе стоит остаться в дистанционном формате.

Чем вы руководствовались при этом?

Нам важно было определить формат подготовки ко вступительным для каждого вуза, но те до последнего не публиковали никакой информации об экзаменах. Мы пытались предугадать, узнать как-то. Какая-то картинка сложилась, но она все еще была невнятная.

В итоге мы приняли решение выпустить рериховцев в очный режим, сделали им длительный интенсив на месяц — они сложнее всего переживали онлайн-формат, из-за недостатка базы.

Муху мы оставили в онлайне и угадали — экзамены проходили в онлайне. Это очень помогло ребятам, когда вуз объявил о форме и длительности экзаменам, мы фактически за один день прописали программу интенсива и набрали группу на интенсив в онлайне, соответствующий программе экзаменов. Все прошло успешно и ребята были готовы ко вступительным.

Вернулись ли мастерские к привычной жизни сейчас?

Сейчас все процессы восстановлены. Выводы, сделанные во время онлайна были ценны, так что мы стараемся сохранить команду проекта, а также развивать дополнительные направления. Программы стали насыщеннее, художники, скорее всего, пересмотрели свой опыт. Они стали более универсальными специалистами и могут теперь работать по-разному.

А еще мы планируем оставить и развивать онлайн-программы, особенно для консультирования иногородних ребят. Потому что у нас есть в стране два центра притяжения для художественного образования — это Москва и Питер, у них разные академические школы, а мы находимся в рамках академических школ, так или иначе. А в регионах не всегда можно получить какую-то альтернативу художественной школе или училищу.

Хотя есть очень сильные училища по стране, но бывает так, что педагоги придерживаются там какой-то своей концепции преподавания, не отходя от нее, а она, например, может не подойти тем, кто поступает в Муху или другой вуз.

И такие онлайн курсы могут стать хорошей площадкой для таких ребят, они смогут получить консультацию художников, которые находятся в этой среде, которые сами пережили этот опыт, поступления, обучения. И это также альтернативное мнение тому заведению, где ребята обучаются, свежий взгляд.

0
1 комментарий
Борис Васильев

Попробую, в виду выходных, разбавить суховатый пост долей юмора:
Талант художника, беременность и фрейлина Вырубова
https://proza.ru/2015/12/06/2470

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 1 комментарий
null