Смотреть
30 дней бесплатно
Смотреть
30 дней бесплатно
Условия просмотра: clck.ru/h7Vx2
18+
УЖЕ В ПОДПИСКЕ
Личный опыт
Luxoft

Дроны, шведский метал и миниатюры: чем увлекаются айтишники

Собрали три неожиданные истории сотрудников Luxoft о том, как совмещать работу в IT с аэросъёмкой, собиранием миниатюрных комнат и рок-турами по всей стране.

Массовая культура создала в нашем представлении определённый стереотипный образ IT-специалиста: компьютерный гений в худи и очках, не выходящий из дома и не отрывающий взгляд от горящего экрана ни днём, ни ночью. Пора развеять миф. По случаю продолжения проекта Be Like Us мы поговорили с тремя сотрудниками Luxoft об их увлечениях: старший аналитик Сергей Котов рассказал, как зарабатывал на коммерческой аэросъёмке и утопил дрон в Москве-реке, Lead Developer Алла Протопопова — как собрала миниатюрную пиратскую каюту, а ведущий Java-разработчик Александр Масловский — как выступал на разогреве у легенд русского рока.

Александр Масловский
Ведущий Java-разработчик

Я в школе очень любил тяжёлую музыку — рок, панк-рок, что-то типа «Арии», Rammstein и прочее. И мне, конечно, очень хотелось быть таким же офигенным, как те ребята по телевизору. Папа учил меня петь, играть на синтезаторе, гитаре и бас-гитаре. Сам он всю жизнь играет в группе, поэтому в принципе умеет играть на всём — кроме ударных. Но обучение проваливалось по одной простой причине — отсутствия педагогических способностей у моего отца.

Как-то мы с другом договорились, пошли к папе в гараж и начали играть на барабанах. Естественно, неумело, поэтому один барабан тут же проткнули. Но мне ужасно понравилось. Я даже запомнил дату — 1 ноября 2004 года — мне было 15 лет. После этого мы оба увлеклись ударными, правда, пошли разными путями: друг поступил в музыкальную школу, а я с ребятами начал играть в гараже.

Фотография из личного архива Александра Масловского

В институте я познакомился с новой компанией. С кем-то договорились, арендовали гараж, организовали оборудование, где-то что-то купили. Это, кстати, была целая эпопея: помню, как мы продали монитор для компьютера, чтобы купить пару тарелок для барабанов. Один парень продал свою детскую скрипку. Колонки делали своими руками. Словом, настоящая командная работа.

Когда учёба закончилась, я думал забросить музыку навсегда. Но потом случайно заметил на одном форуме объявление: «В последний раз ищем барабанщика». Там даже были прикреплены демозаписи — очень большая редкость для 2006–2007 года. И понеслось.С новой группой мы быстро нашли общий язык. Играли музыку, похожую на шведский метал (что-то в духе In Flames, Arch Enemy, Dark Tranquility). Мы успели поиграть на разогреве у целой кучи рокеров, объездили с концертами всю страну. Хоть это было и хобби, но мы очень профессионально относились к делу. За три года мы выступили с кем только можно было, включая «Стигмату», «Короля и Шута» и «Чайфов». Помню, как ко мне подошёл барабанщик «Стигматы», которому все на тот момент поклонялись, и сказал: «Вот это ты даёшь!» И пожал мне руку.

Потом я сменил ещё пару групп. Однажды с группой «Аллея героев» мы участвовали в конкурсе «Звуки города», который был организован Волгоградским рок-клубом. Там я познакомился со своей будущей женой — она была клавишницей. Мария — профессиональная вокалистка с музыкальным образованием, хотя сейчас, как и я, работает Java-разработчиком. А на конкурсе мы в итоге заняли первое место среди 42 групп, плюс я каким-то невероятным образом победил в индивидуальной номинации как лучший барабанщик.

Года три назад я переехал в Москву. Думал, что никому не буду нужен в столице как музыкант, поэтому сделал себе портфолио и записал несколько крутых барабанных видео. Начинаю поиски и понимаю, что в Москве такой же уровень групп, как у нас в родном Волгограде, просто самих групп побольше. Примерно полгода я вёл поиски, послушал кучу демок. И в итоге нашёл себе прекрасную группу — Fragile Art.

Сейчас мы выступаем в клубах. Есть, например, Bolivar Bar, который нас зовёт, как только появляется такая возможность. В среднем на концерт приходит человек триста. Но для нас это исключительно хобби — денег на этом заработать невозможно. Это музыка для очень узкого круга слушателей и, тем более, она уже достаточно «старая», немодная.

Своей ударной установки у меня нет. Но это не страшно: в центре Москвы есть прекрасная репетиционная база — Sova Studio. В последнюю неделю перед концертом мы устраиваем две общие репетиции, плюс я сам трижды еду заниматься на базу. Кроме того, сейчас я раз в неделю стабильно сажусь за компьютер, чтобы сочинять партии на новые треки. Гитарист у нас придумывает основную часть, а я добавляю барабанные аранжировки. В последний раз дошёл до такого уровня, что ребята не поверили, что я это сам написал на компьютере, тыкая мышкой, — отличить звучание от живых барабанов вообще было невозможно.

Участие в группе научило меня выстраивать коммуникацию, помогло вырасти в социальном плане. Теперь это помогает и в основной работе. Чтобы вместе чего-то добиться, нужно уметь общаться, договариваться, понимать общие цели, находить точки соприкосновения. В школе у меня с этим были проблемы, мне было очень сложно найти общий язык с одноклассниками — я был на год младше всех.

На самом первом выступлении в жизни я так волновался, что сломал ногами обе педали. Мне тогда было 15 лет, и это было школьное мероприятие перед выпускным. Даже не помню, чем всё кончилось. Но в итоге музыка помогла мне поверить в себя. Ты играешь на барабанах, кому-то это нравится, и это поднимает самооценку, ты перестаёшь стесняться и думать, что ты хуже всех. Когда отыграл больше ста концертов, уже выходишь на публику без всякого страха. Видишь лица зрителей — и радуешься. Но первые выступления — это всегда сложно.

Помню, мы как-то сдавали гараж другой группе, ребята у нас репетировали, и я всё время с ними сидел и слушал. Потом пришёл на их первый концерт. Барабанщик настолько волновался, что уронил палочки и в слезах убежал со сцены. Остальные парни стоят и не понимают, что им делать, смотрят на меня. В итоге я вышел к ним и отыграл весь концерт. Без репетиций, без всего. Потом успокаивал парнишку, чтобы он больше так не волновался и смог в следующий раз выйти на сцену.

Сергей Котов
Старший аналитик

Меня всегда привлекала гражданская авиация, но стать пилотом по разным причинам пока не получилось. Возможно, поэтому меня так увлекли квадрокоптеры. В 2016 году я улетел в Азию на четыре месяца и там впервые увидел, как туристы запускают на пляже дрон. У меня сразу возникло желание тоже попробовать.

Река Актуру, Горный Алтай, фотография Сергея Котова

В апреле 2017 года я вернулся в Россию и узнал, что у моего друга появился дрон. По счастливой случайности моим бывшим работодателям из девелоперской компании оказалась нужна аэросъёмка строящихся объектов. Так мы с другом начали снимать объекты жилой недвижимости, и на протяжении полутора лет это было для нас не просто развлечением, а чуть ли не главным источником дохода.

Собственный дрон я купил в начале 2019 года перед поездкой на Шри-Ланку — очень хотелось там всё поснимать. Сейчас у меня три дрона: один обычный, DJI Mavic Air 2, и два FPV-дрона — маленький, BetaFPV Pavo30, для съёмки в помещениях, рядом с людьми (у него есть специальная защита на пропеллерах), и самосборный на шестидюймовой раме Flywoo для ландшафтной съёмки.

FPV (first-person view) — это новое ответвление в сфере квадрокоптеров. Если классический дрон умеет летать полностью в автоматическом режиме, то управление FPV-дронами осуществляется вручную. К FPV-квадрокоптерам прилагаются очки, в которых ты видишь изображение с ходовой камеры дрона: куда он летит, туда ты и смотришь. Сборка тоже происходит почти вручную. Если обычный дрон работает «из коробки», то с FPV-дроном нужно посидеть, разобраться в электронике, иногда что-то попаять. На это уходит довольно много времени, но эмоции классные, и кадры тоже получаются классные.

На FPV-съёмку я переключился относительно недавно — где-то в мае 2021 года. За полгода научился нормально пилотировать, снимать красивые кадры, чтобы картинка не дёргалась, всё смотрелось органично для глаза. Сейчас потихоньку обретаю уверенность, начал выкладывать работы в Instagram.

Когда рассказываю о своём увлечении на работе, коллеги обычно удивляются, и это вызывает у них живой интерес. Хотя дроны сейчас достаточно популярны, всё равно далеко не у каждого есть собственный. Это помогает выстроить диалог с людьми, найти тему для разговора, да и просто рассказать какую-нибудь интересную историю — например, про то, как я нечаянно утопил свой первый дрон.

В сентябре 2020 года мы с друзьями выбрались покататься на велосипедах. Поехали через Парк Горького, доехали до набережной, я запускаю дрон, а его тут же начинает резко мотать из стороны в сторону. На мои команды не отвечает, а вместо этого начинает осуществлять экстренную посадку… аккурат в Москва-реку. Оказалось, что я попал под одну из глушилок. Работает это так: дрону подкидывают координаты аэропорта «Шереметьево», в Шереметьеве у нас бесполётная зона, дрон об этом знает и послушно начинает садиться. Кстати, сейчас в Москве вообще бесполётная зона в границах всей МКАД.

Я уделяю квадрокоптерам достаточно много времени, потому что ко всему прочему состою во всяких тематических Telegram-каналах, где тусуются пилоты. Мы переписываемся, что-то обсуждаем, задаём друг другу вопросы. В целом на это уходит минимум два часа в день. Увлечение дронами — это как отдельная субкультура.

Алла Протопопова
Lead Developer

Несколько лет назад на Новый год мама подарила мне набор «Каюта пирата». Это был набор из разряда «сделай сам», и он включал в себя все необходимые материалы и инструкцию для сборки миниатюрной комнаты. По задумке это была как бы такая книга, только внутри вместо страниц — маленькая кают-компания, оформленная как моряцкий бар какой-нибудь пиратской гавани. Абсолютно всё нужно было сложить и склеить своими руками — от обоев на стены и деревянной балки под потолком до картонного ведёрка со льдом и десятка разнообразных бутылочек. Даже настенный светильник предполагался, опять-таки, склеенный и собранный своими руками.

Фотография Аллы Протопоповой

Так меня и затянуло в это удивительное и кропотливое хобби — сборку миниатюрных комнат. Стоит сказать, что именно этот конкретный набор был не лучшего качества, детали не подходили друг к другу, некоторые вообще отсутствовали, так что пришлось импровизировать на ходу и выкручиваться подручными материалами, а освещение вообще пришлось убрать из первоначального плана. Но я никогда не забуду то чувство, когда всё было собрано, сложено и приклеено-поставлено на свои места. Какими восхищенными глазами смотрели на такую диковинку мои дети, мой муж, а потом и наши друзья и знакомые. «Неужели это ты всё сама? Вот у тебя терпения хватило, я бы так никогда не смогла!» — вот примерно так :)

Потом мне подарили второй набор, более качественный (то есть на этот раз все детали были в комплекте), но и более сложный: маленький лофт для мечтательной девушки, которая живёт одна, но вот буквально за поворотом её уже ждёт другая жизнь. Этот набор я собирала полгода. Да, собственно, вся семья собирала вместе.

У меня была небольшая коробка, куда я складывала все мелкие предметы, которые уже удалось склеить: ящики для цветов из проволоки, сшитое розовое кресло, множество маленьких книжек, разные виды бумажных цветов, фотоаппарат, картонный планшет, ошейник для кошки и ещё множество всего. Взрослые члены семьи помогали клеить и вырезать, а детям нравилось крутиться вокруг, всё трогать и рассматривать (под мои крики и мольбы ничего не сломать, конечно).

Самым приятным моментом была финальная сборка, когда каждая из крохотных вещей заняла своё место в этом крохотном домике. В этот раз даже получилось собрать и подключить освещение, хотя, конечно, не без приключений: я взяла не те провода, что были по инструкции, а более толстые, и потом мучалась с тем, чтобы сделать проводку максимально незаметной. Но, как и в первый раз, финальный результат вдохновил меня на продолжение моего маленького хобби.

Пожалуй, именно финальный результат и привлекает меня больше всего в этом кропотливом занятии. Как и в программировании (а я разработчик), нужно быть в особом состоянии потока, чтобы всё склеилось и сложилось именно так, как нужно. Без этого никак, без этого всё валится из рук, и детали отказываются подходить одна к другой.

Примерно то же самое чувство привлекает меня и в моей работе. Я очень люблю тот момент, когда все части программы складываются в нечто большее, в одну единую систему, которая уже функционирует как единый организм. Когда каждая маленькая функция занимает своё место в одном большом алгоритме, и вот уже программа работает как часы. Как и при сборке миниатюр, это не происходит мгновенно. Чаще всего нужно кропотливо писать код — функция за функцией, строчка за строчкой, тест за тестом — чтобы только потом, в самом конце, насладиться процессом сборки и запуска и — уже после — созерцанием достигнутого результата. «Да, это я смогла. Да, я справилась. Что там у нас дальше?»

0
13 комментариев
Написать комментарий...
Dmitry Kiselev
Барабанщик настолько волновался, что уронил палочки и в слезах убежал со сцены.

Что-то нежный металлист совсем пошел.

Ответить
Развернуть ветку
Maslovsky Drums

Это было в году эдак 2007, и парню было лет 14

Ответить
Развернуть ветку
Феттучини с Креветкой

Настоящий металлист продолжил бы рубить руками! )))

Ответить
Развернуть ветку
Maslovsky Drums

И еще наблевал бы в углу после концерта)
Бывало и такое - хорошо, что не со мной

Ответить
Развернуть ветку
Николай Емельянов

Крутые у них увлечения, я вам скажу

Ответить
Развернуть ветку
Аккаунт удален

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
Илья Щербаков

Метал. По крайней мере, так правильнее применительно к направлению музыки

Ответить
Развернуть ветку
Аккаунт удален

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
Vladimir Ignatov

Метал

Ответить
Развернуть ветку
Rozaly Kanevskaya

Не знаю, есть ли такое у разработчиков, но у людей, которые услугами занимаются, как-то до фига (я пиарщик, поэтому буду говорить за своих). В общем, очень тяжело на работе делать что-то по сути невидимое и неосязаемое, что нельзя потрогать. Всегда очень завидно было, например, строителям — типа, вот, видишь дом, его я построил, а у нас такого нет. Поэтому многие коллеги находят себя в чем-то осязаемом — рисуют, строят из лего, лепят из глины, кулинарией занимаются. По-моему очень важен этот момент переключения на что-то осязаемое. Люблю читать про чужие хобби и смотреть, как люди отражают в нем свою работу (или, наоборот, отвлекаются максимально от нее).

Интересно, как у разработчиков — от чего бежите в хобби или, наоборот, какие качества через хобби прокачиваете, которые помогают в работе?

Ответить
Развернуть ветку
Maslovsky Drums

От себя скажу, что мне нравится делать что-то, что мне нравится, и делать это хорошо. Что разработка, что музыка - это мое хобби. За разработку я еще и деньги получаю))
Занятия музыкой, концерты - это, скорее, возможность пожить еще одной жизнью, которая отличается(от чего? от всего). Плюс еще барабанщик обычно движущая сила и мощь команды. От меня очень много зависит, и мне нравится делать это опять же хорошо.
В итоге, получаем новый опыт, постоянное общение, софт-скиллы, возможность проявить себя как технарь или организатор чего угодно, ну и плюс потешить себя и увидеть, что делаешь все правильно (или нет) ))

Ответить
Развернуть ветку
Илья Щербаков

От Арии и Рамштайна (это вот просто джентльменский набор школорокера, КиШей ещё нет с Тараканами) дойти до мелодик-дэта - это респект. Сам, правда, такое, уже давно не котирую, но многие так и застревают в "стране КакАрии". В смысле, играя и слушая музыку "как Ария".

Ответить
Развернуть ветку
Alex Gr

FPV тема

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 13 комментариев
null