Маркетинг Emilia Gulieva
1 323

Замена пропавших декораций и перевозка крабов: необычные задачи, с которыми сталкивались рекламные специалисты

Истории агентств Affect, Marvelous, DBWH, Pinkman, BeGroup и Slava.

В закладки

История о парижском мосте

Когда нас спрашивают о курьёзных историях, связанных со съёмками, мы сразу вспоминаем проект «Любовь без границ» для бренда детского питания «Малютка» с Ляйсан Утяшевой. Пять двенадцатиминутных серий снимали в пяти странах: чего там только не было.

Моя любимая история — это «История о парижском мосте». Так как каждую серию снимали два дня и малой группой, всё делалось быстро, и один человек выполнял несколько задач. История «ассистент ассистента по ассистентам» была невозможна.

В Париже у нас был местный продюсер, который выполнял роль локейшн-скаута и закрывал ещё пять позиций, которые обычно стоят отдельной сметой за отдельных людей. Так как у серий не было строгого сценария, а лишь канва повествования, мы за день до съёмок быстро проезжали по основным точкам с режиссёром и оператором, выбирали планы, дополняли и дописывали возможные диалоги, шутки и так далее. Эти места мы подбирали ещё в Москве, согласовывали с клиентом, а решали, какие берём, на месте.

В Париже у нас была одна локация, где все хотели снять финальную сцену. Мост возле Собора Парижской Богоматери, увешанный замками, которые оставляют влюблённые. Судя по фотографиям, мост выгодно расположен прямо за знаменитым собором. Этот план для финального кадра утвердили ещё в Москве.

Местный продюсер подтвердил разрешение на съёмки в этой локации, и мы полетели в Париж.

Посмотрели локации и решили заехать на мост. Приезжаем, а моста нет. Местный продюсер с глазами по два евро бегает и божится, что на прошлой неделе мост был, мы начинаем панически смеяться. Кто украл мост? Всё что угодно, но то, что в центре Парижа пропадёт мост, мы точно не закладывали в план по рискам. Ходили полчаса в темноте, мост так и не нашли, нужно звонить клиенту.

Как рассказать ему, чтобы он не подумал, что мы по дороге заехали в неблагополучные районы Парижа и находимся в наркотическом опьянении.

Дальше последовал самый гениальный разговор в моей жизни.

— Света, привет, тут такое дело, моста с замками нет.

— В смысле нет?

— Мы стоим на месте, где он должен быть, а его нет. Нотр Дам стоит, а моста нет.

Молчание.

— А что вместо него?

— Вместо него? Сена течёт.

В итоге мы перенесли финальную сцену на крышу с видом на Эйфелеву башню.

Оказалось, что из-за веса замков влюблённых мост начал прогибаться и частично обрушился. Власти Парижа закрыли его на реставрацию с частичным демонтажем замков и опор. Когда мы там были, мост был разобран и закрыт лесами. Мы не заметили его в темноте, так как искали большой помпезный мост, а он выглядел, как пара опор и леса.

«Самый индифферентный кот в мире»

Вторая история тоже связана с брендом «Малютка». На этот раз мы снимали каши.

Бриф был простой и понятный — показать, что каши вкусные. Наша мысль шла так — если что-то очень вкусное, значит, это быстро съедят. Придумали ролик, получилась забавная работа, которая нам понравилась.

Обратите внимание на лёгкое движение головы кота в камеру. Выглядит как кадр, который можно снять с первого дубля за три минуты, не правда ли? Послушайте, как это было.

Во-первых, кадр в итоговом ролике — это реверс движения в другую сторону. Нужного движения мы так и не добились. Мы взяли людей из цирка Куклачёва, которые должны были приехать на площадку с двумя отобранными на кастинге котами. Они приехали вовремя, и всё шло хорошо. Пока не настал час запустить кота в кадр.

Нам нужно было только лёгкое движение головой, но коты будто примёрзли к креслу и отказывались двигаться. Что только мы ни делали, чтобы заставить их повернуться. Свистки, мяуканья, даже куриная ножка на леске.

В итоге мы поняли, что у нас есть материал из девятичасовой смены — около четырёх часов ушло на кота. Кто-то догадался спросить у людей из цирка Куклачёва, какой трюк выполняют эти дрессированные коты «на работе».

Оказалось, они выполняют трюк «безмолвное падение» — их сажают на десятиметровый шест, и они падают из-под купола с совершенно спокойным видом до земли, где их подхватывает артист. При этом они совсем не двигаются!

Получилось, что мы выбрали на кастинге двух котов, которых всю жизнь тренировали на полное обездвиживание. А мы от них пытались получить эмоции.

Артём Синявский
креативный директор агентства Marvelous

Смешная история произошла со мной, когда мы запускали бренд камчатского краба в Лондоне. В Москве мы создали позиционирование и бренд-платформу, а английское агентство разработало под них айдентику и упаковку. Краб готовился по оригинальным рецептам, придуманными известным российским шеф-поваром.

Цимес в том, что в Британии любят мясо лобстеров, но не знают о крабах, хотя последние в тысячу раз вкуснее. Мы решили познакомить публику с продуктом и привести его на известную в индустрии питания выставку Speciality & Fine Food Fair.

Наш шеф-повар уже давно жил в Британии, поэтому мы решили арендовать кухню там же, а целых крабов ввезти из Москвы. Чтобы сделать это посылкой, нужно было преодолеть бюрократию двух империй и справиться с миллиардами сертификатов.

Так как партия была небольшая, я решил сам привезти её из Москвы. У меня было два с виду обычных, но очень холодных чемодана, полностью набитых фалангами крабов и льдом. Я сильно волновался, что на таможне спросят, зачем я везу столько сырого краба.

Я чувствовал себя контрабандистом и боялся, что меня в итоге покажут по телевизору в конце какой-нибудь передачи «Чрезвычайное происшествие», и заранее придумал правдивую легенду: знакомый русский шеф-повар в Лондоне хотел бы приготовить морских гадов и познакомить друзей-англичан с отечественным деликатесом. Чего не сделаешь ради вечеринки?

В салон брать чемоданы я не рискнул и сдал в багаж. К тому же в грузовом отсеке холоднее. За пять-шесть часов полёта лёд не растаял, а краб не испортился. Ни на одной из таможен у меня ничего не спросили.

Повар изумительно приготовил крабов. Несколько фаланг стояло у нас на стенде, и англичане подходили, спрашивая, что это за диковинный зверь. Мы готовили фаланги для них прямо там на маленькой плите. Все были в восторге.

Но потом посетители начали спрашивать: «Вы их убиваете?». Я не знал, как на это ответить, искренне удивляясь: «А можно как-то по-другому?». Пришлось поинтересоваться у шеф-повара, что значат эти вопросы. Оказалось, что англичане помешаны на этичном производстве и fair trade, о которых у нас тогда мало слышали, — важно, чтобы производство не вредило природе и не эксплуатировало детский труд.

Я объяснил британцам, что крабов вылавливают по размеру, самок вообще не трогают, а в море у нас выходят только здоровые моряки с бородами. Их такой ответ удовлетворил.

Напротив нас был стенд с красной икрой из Швейцарии. Я спросил: «Это лосось? Вы его убиваете?». Мне ответили: «Нет, мы делаем ему массаж, он отдает икру, и мы его отпускаем».

И чемоданами икру вы не возите, подумалось мне.

Артём Кашехлебов
стратег digital-студии Pinkman, основатель агентства Sensesay

Обе истории будут про Крым.

Следуй за мной в туман

В 2013 году проект followmeto уже взорвал Instagram и только появился на Google+.

Мы использовали момент и предложили «Google России» использовать героев followmeto Мурада и Наташу в ТВ-коммуникации.

Тогда проект был известен фотографиями со всех уголков мира, но ещё не было ни одного фото из России.

Мы предложили Мураду сделать кадр на своей родине — в Дагестане. Ему идея очень понравилась. Но совсем не понравилась английскому продакшну B-reel.

В поисках безопасной альтернативы и таких же красивых гор мы предложили перенести съёмки в Грузию. Но Грузия не отвечала техническому райдеру режиссёра, не было стопроцентной гарантии, что туда доедет Russian arm (специальный операторский кран на колесах).

После длительных переговоров мы оказываемся в Крыму. На горе Ай-Петри.

Все подготовительные дни радуют cолнцем. Меньший масштаб гор решаем компенсировать всегда выигрышной съёмкой в magic hour (на закате или на рассвете). После нескольких бессонных ночей и всех принятых решений выдыхаем.

И тут начинается самое интересное. В день съёмок гору закутывает густым туманом. На следующий день ситуация повторяется. Всей группе нужно улетать на следующие проекты, и мы, как ёжики в тумане, бредём вверх

Видимость — метров пять. Режиссёр привёз с собой клюшку для гольфа и мячи. Запускать их в гущу тумана — особое удовольствие, но время утекает сквозь пальцы. Начинает темнеть.

Режиссёр Дрейк Доремус играет в гольф на горе Ай-Петри, и тут кто-то говорит: «Давайте все возьмёмся за руки и попросим облака разойтись». Стоим три минуты, пять, семь. Вдруг оператор кричит — “Go, go, go, fast!”, облака расступаются. Вся группа бежит в просвет и буквально за 30 минут в сумерках снимает большую часть ролика.

Зато Наташа первый раз снялась лицом к камере, а ролик оставался самым эффективным по вовлечению и позитивной реакции зрителей среди всех других проектов «Google России» на протяжении нескольких лет.

«Смотритель маяка»

В 2016 году мы снова оказались в Крыму не по своей воле. История смотрителя маяка для Ferrero Rocher была вдохновлена изумительными по красоте пейзажами Владивостока.

Океан, скалы, чайки, веревочная лестница. И разрешение на съёмку, которое оказалось практически невозможно получить. В итоге единственным доступным выбором стали +15°, солнце, полное отсутствие волн и мистический маяк Меганом.

Этот ролик благодаря мастерству режиссёра Марата Адельшина по сей день доказывает нам, что невозможное возможно. Немного искусственного снега, немного кинодождя и ветра, продуманная операторская работа — и нужное настроение создано от первого до последнего кадра, а ролик занимает первое место в YouTube Leaderboard.

Денис Лапшинов
креативный директор агентства Slava

Мы поехали в Сочи снимать ролик для автомобильного бренда, так как в Москве была ужасная погода и ещё лежал снег. Прилетаем в Адлер, но вопреки всем прогнозам идёт дождь.

«Ничего, съёмка же завтра», — подумали мы.

На утро солнце, тепло, и с неба валит песок! Настоящая песчаная буря, которая дошла до нас из Африки. Но на ролик это не повлияло.

Павел Жуков
руководитель креативной группы агентства Affect

Запоминающихся случаев на моей практике было всего два.

Однажды к нам прилетел заказ на разработку креативной концепции промокампании в городской среде с вирусным потенциалом. Нужно было в костюме орешка забегать в пивные рестораны и раздавать орешки посетителям.

Когда решили протестировать идею, нашли в городе несколько костюмов с разными размерами. Выяснилось, что далеко не во всех можно было пройти сквозь дверь без пятиминутного застревания. Что больше было похоже не на рекламу орешков к пиву, а рекламу продуктов похудения.

В итоге родилось много шуток и идей, а от этой активности решили отказаться.

Во втором случае на сложной тет-а-тет встрече удалось случайно снизить градус общения, когда ситуация была на грани фола. Серьёзный оппонент с большим опытом и бэкграундом за плечами с первых секунд решил направить диалог в своё русло. Разговор проходил на повышенных тонах. Вдруг посреди речи клиенту пришло SMS с нестандартным рингтоном R2D2 из «Звёздных войн». Что естественным образом вызвало улыбку на лице у меня и вопрос в глазах клиента.

Пришлось признаться, что у меня тоже такой рингтон. Это сразу настроило диалог на более дружественный лад.

Денис Сидоров
основатель агентства DBWH

Делали для клиента карту поведения рядового потребителя.

После того как защитили, получили комментарии: «Это относится к человеку, который работает в режиме пять на два? А сделайте теперь для тех, кто работает два через два. А что насчёт тех, у кого ненормированный график? А тех, кто не работает? А для фрилансеров? Разработайте и такие варианты».

В итоге убедили клиента, что у нас усреднённый вариант, релевантный для любого графика работ.

Александр Колесников
стратег агентства Affect

Мы в BeGroup часто сталкиваемся с тем, что пользователи не доверяют рекламным инструментам и не понимают, как они работают. Наше утро может начаться со звонка с требованием отключить рекламу в интернете к «едрене-фене», потому что она «жить мешает». Или, например, у нас часто спрашивают, как снять видео на телефон и опубликовать его на YouTube.

А иногда нашим клиентам просто не нужны советы, они всё знают сами.

Однажды пользователь решил продвинуть ролик про ремонт самоваров в Орехово-Зуево на 500 просмотров. Всё бы ничего, только клиента не убедили наши доводы о том, что таргетинг на Тулу по интересам «доски объявлений, хобби, кулинария, городские сообщества» не эффективен, и кампания может крутиться бесконечно. Его всё устраивало.

Прошло полтора года, рекламная кампания активна, а ролик набрал 124 просмотра из 500. Статистику по отремонтированным самоварам, к сожалению, не предоставили.

Из весёлой внутренней кухни компании: мы можем похвастаться поисками ветеранов Афгана. Именно тех ветеранов, которые поют военные песни в электричках и метро. Мы так сильно хотели, чтобы они поздравили рекламный рынок с 23 февраля, что потратили неделю на их поиск. Обойдя пять станций метро, три направления пригородных электричек, мы поняли, что в -20° нормальные люди сидят дома и в тепле. И оставили эту затею.

Однако рекламный рынок не лишился поздравлений: бабушки у метро и стриптизёр Александр отлично справились с задачей. Но это уже совсем другая история.

Сергей Ляшенко
генеральный директор группы BeGroup

По пожеланию клиента — подмосковного мясокомбината — я обосновывала креатив с помощью эннеаграммы (типологии личности с точки зрения глубинной мотивации). Команда проекта получила ответ по тендеру от мясокомбината, что идеи Affect рассматривали на «совете по рекламе».

Последовал вопрос: знакомо ли агентство с принципами ориентирования рекламы на целевые психотипы согласно методике эннеаграммы. Также клиент попросил разложить по ним креатив каждого ролика. Пришлось это делать. Сотрудничество так и не сложилось, зато наш стикерпак в Telegram пополнился.

Ещё был случай в Петербурге с рэпером Гнойным во время подготовки проекта для алкогольного бренда. Пишет мне в Telegram Гнойный и предлагает встретиться у Лютеранской церкви Святой Екатерины. А я стою в серебряном плаще в Петербурге под дождём, вспоминаю, как ночью в Москве в гараже балончиком красила крышки бутылок, которые нужно ему передать, и не понимаю, шутит ли он про место встречи у церкви. Не шутил.

Мария Чаклина
руководитель креативной группы агентства Affect
{ "author_name": "Emilia Gulieva", "author_type": "editor", "tags": [], "comments": 0, "likes": 9, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "subsite_label": "marketing", "id": 46037, "is_wide": false }
{ "id": 46037, "author_id": 88102, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/46037\/get","add":"\/comments\/46037\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/46037"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199113 }

Комментариев нет 0 комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления