McKinsey Digital
2088

«Грамотно выстроенные дизайн-процессы ускоряют работу всех — от финансистов до рабочих на производстве»

Дизайнер McKinsey Николай Комаров о том, почему профессионально проектировать интерфейсы недостаточно и важно уметь самостоятельно ставить себе задачи.

В закладки

Привет! Меня зовут Николай Комаров, я дизайнер-консультант в московском офисе McKinsey & Company. Знаю, что дизайнер в консалтинге вызывает как минимум удивление и совсем не укладывается в формулу «выпускники бизнес-школ режут косты», которую часто ассоциируют с работой консультантов. Но время это прошло, индустрия бизнес-консалтинга за последние десять лет очень сильно поменялась.

Теперь в командах инженеры данных, датасаентисты и дизайнеры! Дизайнеры в этом ряду выглядят странно, правда? На деле сегодня дизайн — одна из важных компетенций для развития бизнеса.

Чего я не ожидал?

McKinsey за десять лет приобрела несколько дизайн-студий со всего мира и продолжает пополнять команду дизайнеров с рынка. В глобальной команде работает очень много людей из известных студий с мировой репутацией. Всего на момент публикации это около 400 человек.

Относительно недавно Москва вошла в число офисов, где активно начала развиваться дизайн-экспертиза. Собственно, я попал в фирму как раз в начале этого процесса. До этого несколько лет работал со стартапами, например, на базе H&M. По большей части это были новые проекты внутри очень крупных организаций, и мне надо было придумывать прототипы и идеи новых сервисов.

Я мало знал про консалтинг изнутри. Думал, что попаду в суперофициальную среду в смысле корпкультуры — ведь именно таким консалтинг видится извне. Переживал, как буду вливаться в коллектив серьёзных дядек в костюмах. И очень удивился, когда понял, что оказался в знакомой атмосфере, которая по духу напоминает технологические компании.

Чем работа дизайнера в консалтинге отличается от инхаусной?

Есть несколько важных вещей:

  • Проекты короткие. Обычно от трёх недель до трёх месяцев. При этом на время проекта можно запросто сменить страну. Такое часто бывает.

  • В начале проекта нет никакого ТЗ. Нужно применить все свои знания и опыт, чтобы решить, где ты можешь принести максимум пользы. Обычно это три места. Первое — когда есть цель, но непонятно, как к ней идти, и ты вместе с командой продумываешь процессы. Здесь помогает экспертиза по проектированию user journey и навыки построения CJM (Customer Journey Map, карта взаимодействия пользователя с продуктом). Второй аспект — часто внутри процесса нужно придумать что-то новое, и тут нужны навыки zero-based дизайна. И третье — помощь в достижении разделяемого всеми участниками команды понимания (shared vision), что мы разрабатываем. Тут на помощь приходит быстрое прототипирование, да и вообще визуализация предмета обсуждений любыми способами.

  • Всегда всё идёт не так, как запланировано. Это норма на любом проекте, нужно быть готовым к любым сюрпризам, в том числе от ближайшего окружения (например, компромиссам и переговорам с ИБ).

  • Каждый новый проект — как новая работа. Новый клиент — новая команда. С одной стороны, алгоритм работы прежний, но все равно каждый раз нужно учиться работать именно с этой командой.
  • Результат важнее традиций. Клиенту нужно решить проблему, поэтому мы рассказываем, как должны быть устроены процессы, чтобы прийти к цели. Это для меня самое важное отличие: необходимо применять здравый смысл, а не принципы «мы так всегда делали, вот инструкция 11–24, пункт 38, статья 2».

Почему «просто стратегия» больше не нужна, и как это влияет на работу команд?

Наша задача — «толкнуть телегу с места». Показать, что можно работать быстро, дать для этого нужные инструменты и организовать процесс. Сегодня клиентам не нужна просто стратегия, ценится внедрение изменений в бизнес. А для этого важен «стартовый импульс» — чтобы научить людей на местах, поставить процессы — и передать всё это в их руки.

Когда стартует проект, мы сразу вовлекаем в работу продуктовую команду клиента. Обсуждаем процессы. Быстро собираем roadmap и показываем, куда идём. Обсуждаем вновь. Делаем такие встречи каждую неделю. Люди видят цель и понимают, что её реально достичь. Процесс при этом для всех прозрачен.

В проектных командах McKinsey все большую роль играют эксперты — люди, которые не нужны в операционной деятельности каждый день, но необходимы на два-три месяца именно на такие «запуски». Сначала это были единицы ИТ-архитекторов, датасаентистов и дата-инженеров, потом соотношение между менеджерами и экспертами стало где-то 70/30, и сейчас всё идёт к пропорции 50/50.

На что похожа рабочая неделя?

Конкретно в этом примере дизайнеры пришли в крупный банк на вторую фазу проекта, то есть команда клиента уже пару месяцев работала с фирмой. Мы включились в работу сразу же.

Понедельник. Собрались на встречу с продуктовой командой. Прошлись по результатам клиентских исследований и анализа рынка. Построили user story map, из которой появилось первое представление, какие шаги нужно сделать клиенту банка, чтобы получить кредит онлайн. Какие экраны нужно нарисовать дизайнерам, что сделать разработчикам, в какие системы будем обращаться.

Вторник. Дизайнер со стороны клиента сел и сделал первый кликабельный прототип на основе ручной рисовки.

Среда. На этот прототип запустили респондентов из ЦА банка и протестировали, что и как они делали.

Четверг. Ещё одна итерация доработок по фидбэку после тестирования.

Пятница. Новый прототип.

То есть за одну неделю прошли от момента, когда команда только собралась, до момента, когда протестировали первую версию прототипа. На старте в инхаус-команде банка это заняло бы сильно больше времени, но спустя три недели ребята стали работать в таком ритме самостоятельно. Мы помогли понять, что те процессы, которые мы привносим, работают. Вместе прошли каждый, показали, что менять.

Как выглядят большие проекты на практике?

Хороший дизайн как сочетание правильного проектирования, эргономики и внешнего вида может дать огромный плюс к прибылям компании. Дизайн в консалтинге часто предполагает фокус на проектирование процессов (особенно в проектах на разных производствах). А продуманные интерфейсы, которые создаются через итеративное тестирование и прототипирование, эти процессы ускоряют.

На проекте, который мы большой командой делали на металлообрабатывающем производстве в Австралии, за счет грамотного проектирования, например, удалось увеличить в 2,8 раза количество сообщений об опасных ситуациях (что повысило безопасность). И в целом получилось добиться роста общей производительности труда рабочего на 8%. Вот что конкретно было сделано.

Процессно:

  • Разобрали процессы «с нуля» и попробовали спроектировать их сразу так, чтобы получилось максимально эргономично с учётом приоритетов, например, безопасности.

  • Продумали, как можно быстрее и безопаснее проводить инспекции (например, не опусканием в чан рабочего, а опусканием в чан лидара).

  • Прошлись по управленческим цепочкам в духе zero-based.

  • Полностью пересмотрели систему отслеживания активов (RFID-метки — первая и очевидная часть этого процесса).

В результате:

  • Создали мобильное приложение для рабочих, чтобы можно было отдавать почти все команды из телефона и вообще делать многое нажатием одной кнопки. Уведомления, статусы оборудования, остатки на складах, расписания и графики техосмотров. Раньше для всего этого нужно было бегать к десктопу — даже прямо от горячего цеха.
  • Сделали точки с дополненной реальностью, где показываются опасные участки. Рабочий может скользнуть глазами по установленному экрану или открыть приложение на телефоне.
  • Вместе с датасаентистами научились предсказывать случаи отказа оборудования, чтобы заранее назначать ремонт, и внедрили это в привычные интерфейсы рабочих.
  • Создали план по существенному уменьшению количества инспекций в опасных зонах. Для этого протестировали прототипы стационарных роботов и мобильных дронов.
  • Существенно улучшили процессы работы с ТЗ: теперь очень многое можно делать прямо с рабочего места при изменениях.
  • Датасаентисты свели все данные предприятия в одно data lake. Мы сделали удобный поиск по всей информации, которая может понадобиться работнику.
  • Собрали из этого дэшборды с самыми важными показателями для управляющих на местах.
  • Научили девять человек на предприятии работать над улучшением их процессов без нас.

Компания получила +6 миллионов долларов к годовой оценке за счёт предотвращения аварий и травм, а также экономии времени людей.

Какие навыки нужны помимо традиционных для дизайнера?

Конечно, название профессии «дизайнер» в классическом понимании в консалтинге не совсем применимо. Мы дизайнеры-консультанты, то есть умеем управлять проектами как минимум. У дизайнера должны быть и хорошо развитые аналитические навыки — как я уже говорил выше, клиент очень редко будет давать четкое ТЗ.

Нужно самому разбираться, самостоятельно искать точки воздействия и ставить себе задачу после диалога с топ-менеджером. Вообще, вот так может выглядеть набор знаний дизайнера: он почти всегда T-shaped.

Недостаточно профессионально проектировать интерфейсы, нужно уметь интервьюировать и вникать в потребности клиентов, разбираться в бизнес-вопросах и понимать, как работает ИT-архитектура (например, в банках). А если делаешь проекты в промышленности — знать производственные процессы, хотя бы на верхнем уровне.

Правильное проектирование в новых проектах — залог того, что они вообще взлетят. Дизайн-процессы помогают правильно договариваться всем сторонам и делают всё прозрачным и предсказуемым. Итеративное тестирование и прототипирование интерфейсов ускоряет работу всех, от финансистов до рабочих на производстве.

Есть один конкретный минус: у нас нет и не будет портфолио в привычном формате. Потому что NDA. Можно только без деталей и упоминания клиента рассказывать, что делал на проектах.

Вот примерно так выглядит работа дизайнера в консалтинге! Еще немного о том, что это даёт бизнесу, можно прочитать в исследовании и более детальном рассказе про процессы вот здесь.

Новые горизонты для вашего цифрового бизнеса
{ "author_name": "McKinsey Digital", "author_type": "editor", "tags": [], "comments": 10, "likes": 4, "favorites": 27, "is_advertisement": false, "subsite_label": "mckinsey", "id": 136204, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Mon, 29 Jun 2020 11:13:55 +0300", "is_special": false }
Финансы
Управление риском портфеля с помощью плечевых (leveraged) ETF
Предположим, мы планируем ранний выход на пенсию (см. FIRE movement, Early Retirement) или формируем источник…
Объявление на vc.ru
0
10 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
0

Николай, спасибо за статью. Ты писал, что опасался серьёзной атмосферы, но это оказался миф. В чём при адаптации было непросто или были специфические особенности? все-таки консалтинг — это не типичная технологическая компания.
.
.
PS приятно видеть тебя здесь, мы учились в одном ВУЗе.

Ответить
1

Тарас, привет! Взаимно — рад видеть) Самым сложным для меня было разобраться в специфике клиента. Так совпало, что в свой первый день я попал на воркшоп, на котором 30 человек обсуждало процесс выдачи кредита наличными в отделении — мы строили сервис блюпринт (клиентский опыт + процессы на стороне банка). То есть ты как бы сразу попадаешь в новый мир, где люди говорят на другом языке (термины, аббревиатуры, название внутренних систем и тд) — это немного обескураживает по началу.
Или еще один пример — один из дизайнеров из моей текущей команды в свой первый день побывал на трех встречах: утром мы обсуждали инвестиции, днем дебетовые карты, а вечером он начал рисовать прототип получения кредитки. Коля

Ответить
0

Интересно, как вы подбирали Lidar, если с приборами и геодезию не знаете?)

Ответить
1

Виталий, спасибо за вопрос! На наших проектах, особенно в GEM (Global Energy & Materials), всегда работаю кросс-функциональные команды, которые включают в себя всех необходимых экспертов и со стороны McKinsey, и со стороны клиента. Дизайнер – только часть этой команды.

Ответить
0

Николай, спасибо, отличная статья!
Проводишь ли ты (дизайн команда) какие-то подготовительные работы перед тем как начать работу на стороне клиента?

Ответить
1

Анастасия, привет! Cпасибо) Конечно, готовимся. У нас в фирме есть такая роскошь, как доступ к глобальному пулу коллег, среди которых всегда можно найти тех, кто тебя проконсультирует по, без преувеличения, любому проекту, в любой индустрии. Например у дизайнеров есть канал в слаке с 400+ участников, куда можно написать что-то в стиле "Начинаем работу над таким-то проектом, кто может поделиться опытом?" Тебе всегда накидают материалов, контактов полезных людей и на звонке дадут советов — буквально сегодня утром, общался с коллегой из Австралии по поводу дизайна в паблик секторе.

Ответить
0

Ля, какие же вы четкие! Хочется к вам!

Ответить

Комментарии