Медиа
Alexandra Kozachok
39

«Карантинники»: Pinery Production рассказали о том, как запустить успешный проект во время пандемии

В рамках прямого эфира фестиваля видеоконтента Big Picture Festival Pinery Production рассказали о проекте «Карантинники», запущенном для МТС Медиа в разгар пандемии.

В закладки

Московский филиал Pinery Production начал свою работу лишь в январе 2020 – за пару месяцев до введения режима самоизоляции – однако уже успел поработать с достаточно крупными клиентами и выпустить громкий проект «Карантинники». «Карантинники» − это серия LIVE концертов, записанных у звезд российского шоу-бизнеса в период пандемии.

Команда проекта – Семен Закружный, сооснователь и генеральный продюсер Pinery, Дарья Гусарова, продюсер Pinery, а также Роман Глова, режиссер проекта – рассказали про историю создания «Карантинников» и поделились инсайдами съемочного процесса. Модератором разговора выступила Ольга Ростоцкая, продюсер фестиваля Big Picture.

Ольга Ростоцкая: Изменилась ли как-то работа сотрудников и их обязанности во время карантина?

Семен Закружный: Очень сильно, но мы даже не проводили какую-то особенную кризисную летучку. Все самостоятельно поняли что происходит с экономикой и гармонично начали заниматься всем. И даже организационный хаос не начался. Мы долго и тщательно собирали команду и в кризис зашли с как будто специальной схемой работы. Причем у каждого увеличился не только объем задач, но и появились новые специализации.

Ольга Ростоцкая: Сохранится ли этот дух проактивности, когда вы выйдете с карантина?

Семен Закружный: Проактивность у нас и так была всегда, но такая разносторонность специализаций эффективно работает только на коротких дистанциях. Зато мы увидели у наших сотрудников разные важные новые качества, которых раньше не замечали.Теперь обязательно будем эти качества развивать. Но в целом нам сильно повезло, мы зашли в карантин небольшой, но очень уверенной командой, и за эти месяцы никого не уволили, а только увеличили штат сотрудников.

О.: Было ли так, что вы брали такие проекты, которые никогда бы не взяли до карантина?

С.: Ну, конечно, сейчас странно было бы водить носом и говорить, что мы от чего-то отказывались. Конечно, во время кризиса мы брались за все. Но нам очень везло на проекты, например, "Карантинники", о которых мы сегодня поговорим, очень простые с точки зрения съемки, но это прямо гигантский продюсерский эксперимент и достижение. Мы за 1 месяц во время карантина безопасно сняли и смонтировали 20 концертов разных музыкантов со съемочной группой из одного человека – оператора.

О.: Сейчас я подключу Романа Глова – это режиссер данного проекта, и Дарью Гусарову, видеопродюсера, чтобы мы могли подробно поговорить про ваш проект.
С.: МТС Медиа как новой платформе понадобился контент, чтобы о себе заявить. Конечно, во время карантина все начинают делать концерты – это способ в том числе привлечь аудиторию через какую-то известную личность. Мы же предложили вообще отказаться от классической вакуумной концертной формы: со сценами, софитами и колонками размером с небоскреб. Хотелось сделать концерт, который захотелось бы посмотреть нам самим.

Дарья Гусарова: Сложность проекта была в том, что вообще ничего не было понятно из-за карантина. Каждый день все ждали, что всех закроют. Были очень сжатые сроки, в которые заказывают контент: 20 концертов. И при этом никто не понимает, когда закончится карантин, но нужно, чтобы все выпуски вышли во время карантина. Поэтому мы жили в сроках, когда надо было параллельно снимать, договариваться на следующие концерты и сдавать «мастера». Мы очень долго обсуждали концепцию. И когда нам его подтвердили, и мы запустили само производство, до первого концерта оставалось 5 дней. Все договоренности по правам и договорам с артистами тоже были на нас:мы работали с одной стороны “концертными агентствами”, которые договариваются с артистами, при этом организовывали производство и параллельно пост-продакшн.

О.: Я поняла, что мы не рассказали про сам проект.

С.: Когда МТС Медиа понадобился контент мы сразу подумали, что хотим делать концерты, которые сами по себе будут событием. В тот момент решили, что карантин будет ключевой точкой – главным концептуальным событием. Весь мир сидит в своих квартирах в том числе и музыканты, то есть это понятная обстановка и четкая связующая линия между кумиром и зрителем: каждый сидит на своем диване. Хотелось создать ощущение у зрителя, что он сидит напротив своего кумира, буквально в той же комнате. Поэтому мы решили делать все максимально камерно, анти-концертно и анти-телевизионно. 1 оператор – наш друг Вася Кобыляну, который при всем еще и сам музыкант, приезжал домой к музыкантам в антивирусном костюме. Оператор приходил домой к музыканту, ставил большой компьютер с трансляцией, куда подключалась основная группа и начинала следить за подготовкой. 1 оператор расставлял 6 камер, сам расставлял весь звук, и мы начинали лайв-запись, в которой музыкант выступал вживую с акустической программой. И музыкант без съемочной группы создавал концерт. То есть оператор не просто не мог проверить фокусировку некоторых камер,он даже мог не заметить, что камеры выключились. Мы не претендовали на телевизионную идеальность, были классные моменты, когда, например, к Маниже в кадр собака запрыгнула, начала ходить по Маниже, по клавишам, бек-вокалисткам и так далее. У артистов был сцен-лист — листочек, который они не прятали. Сидели с ним в кадре отвечали на вопросы – двигались по плану, который изначально продуман.

Д.: Мы это так еще говорим, что весь проект сделал 1 оператор, на самом деле, у нас была большая административная и режиссерская команда, просто все были на удаленке из-за карантина. Мы очень быстро придумали систему работы на длинную проектную дистанцию, которая отличалась от всех других проектов. Конечно, на каждое действие был свой продюсер. Я была исполнительным продюсером, у нас была линейный
продюсер, которая отвечала непосредственно за организацию производства и курировала площадку вместе с несколькими администраторами. То есть на площадку приезжал небольшой бус с очень маленькой группой из продюсера и администраторов, которые физически помогали оператору доносить оборудование до квартиры музыкантов, а дальше оператор уже заходило сам. Еще у нас было 2 продюсера, которые занимались коммуникацией, согласованием, гонораров и всех-всех-всех вопросов, связанных с договорами по селебрити. Пост-продакшен продюсер, которая занималась курированием всего поста. Это вообще была логистически-курьерская империя: каждый хард диск с материалом проезжал по четырем адресам: со съемок – к нам в офис, из офиса – к режиссеру монтажа, от режиссера монтажа – к колористу. За координацию курьеров отвечал еще один продюсер. Мы в день сдавали по 3-4 мастера в условиях, когда параллельно еще все снимается. Снимали 2, иногда 3 концерта в день, через 3 дня уже сдавали покрашенный мастер с финальным звуком на каналы. Нам очень повезло с заказчиками из МТС (Максим Филатов, Наташа Исакова): все понимали, что происходит, и только помогали, создавали супер партнерские рабочие условия, никто не комментировал особо монтаж – только редакторские комментарии – но никто не утверждал каждый кадр с позиции личного вкуса. Вообще работа с ними – это было очень круто.

Роман Глова: (смеется) Монтаж никто не комментировал, потому что у нас был отличный монтаж!

С.: С одной стороны кажется, что просто – включил камеры и все, но на самом деле это очень сложная работа, учитывая, что режиссер также был на онлайн-конференции, оператор был один внутри помещения. Но в итоге эта одновременно простота, "непретенциозность" съемки и сложность организационная привела к ощущению "причастности" зрителя. Когда мы сняли первый концерт с Манижей и быстро его смонтировали, у нас был 1 день на то, чтобы понять, что работает – заходит это все или нет, а что не работает. На меня Манижа такое сильное впечатление произвела: я посмотрел концерт несколько раз и еще всем его показал. Да, там нет какой-то сложной визуальной составляющей и технически сложных штук, но это была настолько искренняя вещь, когда перед музыкантом нет огромного количества людей, даже редактора нет, они просто внутри разговаривают так, как хотят. Это их раскрывает.

О.: Для режиссера это был интересный с технической точки зрения или с точки зрения режиссуры, творчества процесс?

Р.: Я в свое время был сыт по горло концертами, поэтому, чтобы заинтересовать себя именно творчески, мне хотелось что-то придумать.Вначале я не понимал зачем я вообще в этом проекте нужен и как вообще я могу помочь съемкам, находясь в другом конце города без плэйбэка, то есть я могу только до начала съемки композицию кадра по фотографии с телефона утвердить. Но Семен настоял, что я нужен. И в итоге получился дико интересный челлендж для меня, потому что мне просто дали маленькую коробку, в которой я раньше ни разу не был, но в нее мне нужно поместить музыкантов, придумать сколько камер и как их спрятать – для меня это самое интересное в этом конкретном жанре. Все эти задачи и решения, как все развести – это очень интересно. Был челлендж в плане онлайн-работы. Мы очень много времени тратили на подготовку, но не все артисты вообще имели возможность заранее прислать фото локации, и мы часто ехали вслепую. И это круто, на самом деле. Это добавляло того самого драйва и той самой жизни уже в монтаже. Нужно было очень быстро реагировать на месте и в этом был свой интерес. Приезжал наш оператор, у него масса информации в голове “Аппаратура, техника, куда поставить?”. Он все расставлял, потом высылал мне кадры в специальной последовательности: у нас было 3 этапа утверждения композиции кадров, каждый этап поминутно расписан. Нам все нужно было делать быстро, так как у нас 2-3 съемки в день. Артисты тоже не всегда любят ждать, им хочется все быстро сделать.

С.: Был крутой момент с музыкантом Антоном Севидовым. Мы хотели очень сильно смешивать музыкантов: чтобы там были массовые поп-звезды и наоборот более андеграундные музыканты, которых мы любим. То есть чтобы в понедельник были Мумий Тролль, во вторник Хаден Даден, в среду Елка, а в четверг Помпея. В общем концерт с Антоном по некоторым причинам не снимал ни один оператор. Оператор зашел в комнату, выставил камеры, согласовал все и вышел из комнаты. Это был еще один челлендж – концерт Антона не снимал никто, в комнате не было ни одного человека.

Р.: И в итоге получился такой искренний момент, Антон доиграл одну из своих песен и прослезился. С оператором в комнате такое вряд ли бы произошло.

Д.: Концерт Антона вообще получился очень чистым, искренним. Он сидел на белом фоне, за одним пианино. Он недавно переехал в квартиру, поэтому у него полностью белые стены в комнате, какие-то кремовые книжки на полу валяются и просто стоит фортепиано, за которым он сидит. Это один из моих любимых концертов, этот мастер я пересматривала кучу раз. Еще была классная история: у нас было несколько параллельных съемок, и в какой-то момент мы согласовали список музыкантов, а потом нам их продюсеры говорят: “Ребят, слушайте, а там *фамилия* в Набережных Челнах, а Илья в Питере”. Мы отвечаем: “Снимем, не проблема”. У нас было несколько таких концертов, группа “Мы”, например, воссоединилась для нас. У них был очень сложный концерт, потому что было по несколько инструментов у каждого из них, плюс вокал и акустика – это все нужно было засинхронизировать, но это тот челлендж, для которого вообще стоило в это вписываться. Нам очень помог наш киевский офис, но вот в Набережных Челнах у нас офиса нет, нужно было за 2 дня найти там оператора и еще сделать так, чтобы люди, которые на этих площадках работают, следовали нашим стандартам. Основная сложность продюсирования проекта в том, что нужно очень сильно доверять команде. По сути это проект, построенный на доверии, потому что нет возможности все проконтролировать. Ты сильно доверяешь оператору, потому что все 2 часа материала только он контролирует и только он знает, пишут ли у него все камеры. У нас еще была сложная история с Мумий Троллем, потому что, несмотря на то, что снимали всех удаленно, надо было контролировать то, как выстраивается кадр. С *фамилия* была такая сложность, что он был не в России, поэтому мы не могли его снимать. Договорились, что включимся с ним по ZOOM, все настроим. Установили ему фильмик на айфон, договорились, что будет несколько камер и так далее. Выходим в ZOOM, и он говорит: «Что-то у меня связь плохая…» , − и отключается.

Р.: И сказал: «Не парьтесь ребят, все будет хорошо».

С.: Важно сказать, что он настолько приятный в работе человек, что, когда мы подключились на эту конференцию, чтобы посмотреть все, и поняли, что интернет не ловит нормально и мы не можем присутствовать на этой записи, он сказал: «Слушайте, давайте я сам все сделаю–не проблема». Какую-то музыку сам подключил и говорит: «Не переживайте, если что-то не получится, мы еще раз запишем». Не просто нажал на кнопку и вышел.

О.: Расскажите про саму платформу, где можно проект посмотреть.

Д.: Посмотреть можно на платформе МТС ТВ – скачать приложение в AppStore, и там на главной будут наши прекрасные «Карантинники». МТС со своей стороны работал очень много и плотно на проекте. От них было два человека – это креативный продюсер Наташа Исакова и производственный директор Максим Филатов. На самом первом этапе они участвовали в разработке концепции, вносили комментарии, а после того, как все утвердили, мы начали работать. Во время работы они периодически отсматривали сценарии наиболее важных выпусков, которые, как считалось, должны были набрать больше всего просмотров. Потом утверждали с ними только монтаж в довольно быстром режиме, после чего они отсматривали мастер. Понятное дело,что у них было параллельно огромное количество проектов, и не было возможности посвящать 6 часов времени тому, чтобы отсматривать все мастера, но так или иначе они их распределяли, и по каждому мастеру мы получали комментарии – в основном редакторского характера. Никто не комментировал сам монтаж, именно редактуру. Например: «Можем уплотнить, а этот скучный разговор порезать». И все. Они очень сильно доверились нам и отдали очень большую зону ответственности, а мы очень доверились им и нашей команде–без доверия бы вообще ничего не вышло. Главное – не доверять артистам, а всем остальным можно доверять.

О.: Мне очень понравилось, что мы начали эфир с того, что сказали о том, что в команде, с которой работаешь, все должны быть друзьями, и закончили на том, что должно быть доверие. Потому что когда мы начали делать фестиваль, у нас была основная цель и миссия – объединить индустрию, создать платформу,где мы можем общаться, потому что без общения невозможно этого доверия достигнуть.

{ "author_name": "Alexandra Kozachok", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 2, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "subsite_label": "media", "id": 136034, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Mon, 22 Jun 2020 13:16:21 +0300", "is_special": false }
Объявление на vc.ru
0
Комментариев нет
Популярные
По порядку

Комментарии