Медиа Elena Alexeeva
610

Не все то фейк, что кажется

Эксперты в области медиа, коммуникаций, права и IT о природе fake news, почему их просто не может быть в России и о судьбе законопроекта против распространения в соцсетях ложных фактов.

В закладки

Апрель 2018 оказался насыщен законодательными инициативами и даже судебными решениями в области безопасности в медиа: запрет мессенджера Телеграм, проект приказа Роскомнадзора о блокировке запрещённых сайтов, законопроект против распространения ложных фактов в соц. сетях. И, хотя запрос на достоверную информацию формируется и у самих медиа, пока борьба со всеми неблагоприятными или попросту непонятными явлениями в инфосреде происходит по принципу «семь бед - один ответ». Это не может не вызывать вопросов: сколько еще запретов впереди, где «умные» технологии, способные не допустить появление ложных фактов в результате неграмотного потребления информации, а главное, как действительно улучшить инфосреду? Вот какие версии решений есть у экспертов, чья профессиональная деятельность связана с медиасредой каждый день.

«Откуда есть пошли» fake news и почему в России их просто нет

Людям свойственно пытаться контролировать все значимые сферы жизни и, как правило, чем менее понятно «как там все работает», тем более стремительной бывает реакция. Между тем именно понимание механизмов «жизни» в медиасреде, например, показало бы, что «не так страшен…» и с этим просто можно и нужно работать.

Желание законодателей поставить под контроль социальные сети, которые все больше формируют современное информационное пространство понятно. Это логичная реакция, однако, такая инициатива не выглядит эффективной. Во-первых, фейковых новостей как таковых в России не было и нет, насколько мне известно, – никто не подделывал сайты крупных российских медиа-брендов с целью размещения на них ложных новостей. А ведь именно такое явление характеризует термин «фейк ньюс». Во-вторых, пока нет технологических решений для того, чтобы эффективно исполнять закон в предложенном виде.

Возможно, уже скоро найдутся способы адаптировать современные технологии (тот же блокчейн) для решения этой проблемы медиа-индустрии или будут созданы эффективные механизмы законодательного регулирования, однако пока приходится в реальном времени подстраиваться под происходящие изменения.

В текущей же ситуации, когда правил жизни в новой информационной реальности нет, на первый план выступает вопрос доверия - верят скорее тому, чья репутация как надежного и ответственного источника сильнее. Но, к сожалению, выстраиванием доверительных отношений со своими аудиториями многие отвыкли заниматься: этот процесс требует больших усилий и профессиональной ответственности. Конечно, было бы хорошо, если бы у каждого читателя была сформирована привычка критически относиться ко всему, что он видит в сети. Но при существующих объемах информации даже при большом желании проверить все факты и разобраться во всех выводах авторов почти невозможно.

Пока невозможно сказать, к каким последствием приведет появление такого закона. Собственно, и конкретные предложения пока не проработаны. Как всегда, у нас есть два пути: сделать такой закон, который неминуемо вернет монополию на информацию СМИ, или сделать закон, но не особо заботиться о его исполнении. Нам предстоит увидеть один из двух сценариев.

Ксения Трифонова
Вице – президент РАСО (Российская ассоциация по связям с общественностью), вице – президент по развитию бизнеса КРОС

Закон: теория и практика

Проблемой распространения фейковой информации занимаются во многих странах. В структуре Европарламента существует подразделение по противодействию фейкам, которое работает в сфере защиты репутации этого органа. Во Франции разработан законопроект о противодействии распространению недостоверной информации в Интернете. В Германии законодательно закреплены требования к организации работы с жалобами пользователей социальной сети на размещенный противоправный контент и установлены административные санкции за нарушение таких требований.

В России предлагаемые нормативные изменения предоставят заявителю возможность обратиться к владельцу публичной сети с просьбой об удалении соответствующей информации. Если владелец откажется, то уполномоченный орган (Роскомнадзор) будет воздействовать на него в рамках своей компетенции и направит ему требование о принятии в течение 24 часов мер по устранению выявленных нарушений. В случае неисполнения требования уполномоченный орган обращается в суд и инициирует процедуру ограничения доступа к информации в публичной сети. Однако оценка информации на предмет ее противоправного характера, с учетом рассмотрения заявлений пользователей и принятия решений об удалении, займет определенное время, в течение которого другие пользователи смогут ознакомиться с фейковыми сведениями и самостоятельно их распространить. Поэтому целиком исключить данные из социальной сети в любом случае невозможно. Эффективность рассматриваемой законодательной инициативы на текущем этапе сложно оценить однозначно.

С одной стороны, быстрая реакция пользователей соцсети несравнима с действующим мониторингом государственных органов. С другой – количество заявлений об удалении информации может быть значительным, кроме того, даже вовремя удаленную на одном ресурсе информацию, в виду того, что ее распространение полностью остановить не удастся, можно будет купировать только частично. Процесс удаления данных из социальных сетей болезнен для пользователей, законодателю следует тщательно взвесить подходы к решению этой проблемы, так как нарушение права граждан на получение информации недопустимо.

Между тем, запрос на достоверность информации становится все более необходимым, как для потребителя, так и для самих площадок. Так, активные меры по борьбе с фейками начала проводить социальная сеть Facebook. Пользователи могут указать сети на то, что та или иная новость вызывает сомнения.

Наталья Свечникова
Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин РЭУ имени Г.В. Плеханова

Современная бизнес модель СМИ противоречит желанию ограничить распространение фейковой информации

Закон не способен сказаться на разнообразии информации и возможности ее выбора для читателя. Блогосфера – это очень специфичная, но довольно органичная среда, которая живет по своим законам. Будут показательные прецеденты. Но в законе всегда будут ньюансы, которые невозможно абсолютно точно прописать. Поэтому блогеры смогут доносить ту информацию, которую считают интересной.

Современная бизнес модель СМИ противоречит желанию ограничить распространение фейковой информации – или любой информации, а технологии, которые могут автоматически проводить такой глубокий анализ и выявлять недостоверную или ангажированную информацию, еще не существует. Медиа же на то и медиа – они будут пытаться цеплять внимание читателя, и только качественные издания, для которых хорошая репутация является неотъемлемой частью их бизнеса, продолжат производить качественную, достоверную информацию.

На сегодняшний день не существует простых решений этой проблемы. Достаточно обратиться к опыту Facebook. После президентских выборов в США 2016 года демократы и республиканцы принялись обвинять друг друга в распространении заведомо ложной информации – и обе стороны были правы. С тех пор администрация социальной сети дополнила ее инструкцией для пользователей, где в 10 пунктах пытается объяснить, как можно верифицировать источники новостей и убедиться в том, что информация достоверная.

Это решение сложно назвать панацеей – ведь на деле это та же справка грамотного читателя: скептично относитесь к громким заголовкам, мыслите критично, проверяйте первоисточники, сравнивайте доводы авторов – есть ли у них достаточно доказательств, чтобы делать такие утверждения и т.д. Все это – действенные меры, которые будут работать, если их применять на фундаментальном уровне – допустим, преподавать школьникам в старших классах.

При этом их доля на рынке всегда будет маргинальной – впрочем, некоторые справляются и с этим за счет модели подписки. В идеальном мире мы бы все читали сухие академические журналы и рационально аргументировали свою точку зрения, а журналисты в каждом изданиях ответственно подходили бы к своей профессии. На самом деле, единственный надежный способ спасения от фейковых новостей и последствий от их распространения – это, возможно, меняющаяся модель потребления информации у молодых пользователей и информационная грамотность населения. Последнее - одна из острейших проблем в сегодняшнем обществе, и не только в России. Образование «информационных пузырей» – когда потребитель новостного контента постепенно, через отбор той информации, которая соответствует его мировоззрению, приходит к узкой, обозначенной границами его собственных убеждений картинке мира – это естественный результат того, как устроена психология человека. В такой разделенной среде и произрастает большое количество фейков – ведь пользователи по каждую сторону информационных баррикад продолжают верить в то, что им преподносят, вне зависимости от степени достоверности.

Сергей Барышников
Основатель Big Picture

"Дело техники" - тайное рано или поздно становится явным

Никто не возьмется заявить о достоверном масштабе «бедствия» - соотношении объема недостоверных новостей по отношению к достоверным. Официальные версии многих общественно значимых событий наверняка сильно отличаются от действительности. Мы помним, что многие значимые факты рассекречиваются лишь тогда, когда новости окончательно переходят в разряд исторических сведений.

С технической точки зрения и сегодня контролировать инфосреду при помощи блокировки – это несложно, первое, что приходит в голову и быстро. Вопрос только в эффективности и сроке блокировки самой информации, а не просто ее источника. Действительно, в последние годы российский сегмент Интернета был заметно очищен от ресурсов, которые по разным причинам шли вразрез с требованиями законодательства РФ (в том числе содержали призывы к межнациональной розни, экстремистские лозунги и т.п).

Другое дело, что в случае с блокировкой отдельного ресурса или даже большой группы ресурсов не означает, что сетевое пространство полностью очищено от нежелательной информации. Приемы, к которым прибегают владельцы заблокированных ресурсов многочислен и широко известны. Но и не они играют главную роль - от самого по себе ресурса в современном инфопотоке зависит не так много.

Ручное управление не позволит осуществлять эффективный контроль за распространением недостоверных новостей в социальных сетях ввиду огромного количества площадок для обмена информацией и колоссального объема поступающих сведений. Не решит и сложное программное обеспечение с функциями искусственного интеллекта и возможностями адаптивного машинного обучения, которого еще нет. Но и полная автоматизация контроля вряд ли возможна в настоящий момент - слишком сложны задачи распознавания смысловых и эмоциональных нюансов в поступающих сообщениях и трудности семантического анализа текстов на естественных языках в целом. Решением может стать гибридная система, в которой первоначальное распознавание недостоверной новости является функцией человека, а выявление схожих сообщений в социальных сетях полностью автоматизировано.

Глобальный характер интернета делает практически невозможной полную и окончательную блокировку нежелательного контента. Период распространения информации с момента публикации может быть самым разным. Он сильно зависит от характера информации и сопутствующих ее распространению событий. У каждой яркой новости есть свой "период вызревания". Иногда сведения могут длительное время находиться в свободном доступе, прежде чем внезапно стать востребованными и сверхпопулярными благодаря какому-то внешнему катализатору.

Поэтому пока бороться с недостоверным контентом следует скорее коммуникационным инструментарием, чем техническим, например, сделать такой контент труднодоступным через поисковые системы и малопопулярным ресурсом.

Для потребителя наибольшую опасность представляет монополия того или иного СМИ на доступ к первоисточнику данных, потому что тогда у него не остается возможности распознать недостоверную информацию путем сопоставления информации, поступающей из конкурирующих источников.

А тайное почти всегда становится в конце концов явным, однако, важно, насколько быстро это произойдет. Общественность до сих пор не располагает всеми данными об убийстве Джона Кеннеди или о "темных пятнах" американской лунной программы. Однако именно с расширением, а не ограничением интернет форматов разоблачение массовой дезинформации стало возможным в намного большей степени, чем прежде.

Тимур Садыков
Профессор кафедры информатики РЭУ имени Г.В. Плеханова

Инструкция по потреблению информации

Сегодня грань между традиционными СМИ и соцмедиа все больше стирается, информация легко проникает между ними, а значит ложные новости становятся все более заметным явлением в современном информационном пространстве. Социальные сети «работают» на усиление эффекта и облегчение распространения новостей и пользователю все сложнее отделить «новость» от «мнения». Чем более «накалена» тема, чем больше в ней спорных точек зрения и заинтересованных лиц, тем чаще приходится работать с недостоверной или частично достоверной информацией.

Сознательно ложные новости создают ради прямой атаки на бренд или государственное учреждение или для косвенной атаки на продуктовую категорию в целом, для придания значимости той или иной проблеме. И здесь все зависит от времени реагирования – чем больше «накрутился» снежный ком постов, перепостов и комментариев, вторичных публикаций, тем сложнее этот «клубок» будет распутывать. Ситуация усугубляется тем, что СМИ в погоне за трафиком выносят в заголовок провокационные фразы и утверждения, которые можно трактовать двояко. Пользователь может даже не прочитать материал целиком, а, ориентируясь на заголовок, опубликовать свой пост. При этом большинство обычных людей сегодня, не задумываясь, доверяют источнику, из которого получили информацию. У них нет привычки верифицировать её на других ресурсах или проверять статус и репутацию самого источника. В социальных медиа fake news больше чем, где либо.

Важно понимать, что социальные сети уже давно перешли на «умные ленты». Они объединяют посты по темам и формируют ленту пользователей из того, что интересно окружению пользователя. Информация в них распространяется настолько быстро, насколько актуальной и интересной её посчитал алгоритм формирования такой ленты. Если в течение суток пост не получил распространения, то шансов, что он «выстрелит» практически нет – слишком много появляется контента, который заполняет инфополе. С другой стороны, пользователь видит подтверждение своего мнения в постах своих друзей, он оказывается окружен этой информацией. Это то, что мы называем «социальным пузырем».

Так, например, было с трагедией Кемерово. Ощущение трагедии усиливалось высокой концентрацией постов по этой теме в социальной сети Facebook: материалы были объединены в тематические сюжеты и шли сплошным потоком в ленте. Это во многом повлияло на скорость распространение недостоверной информации о числе погибших. Так много было «друзей» и «друзей друзей» которые публиковали и тем самым косвенно подтверждали информацию. Ведь своим друзьям мы верим больше, чем заявлениям официальных сторон.

В условиях большой информационной загруженности безусловно, важно и нужно, заниматься воспитанием потребителей. Многие коммуникаторы, включая СМИ, агентства и сами соцсети этим активно занимаются. Например, Facebook в содружестве с СМИ создали проект Facebook Journalism, который формирует конъюнктуру качественных новостей. Также большим прорывом стал запуск пометок (desputed by) о подозрительных публикациях в Facebook. Но эти усилия бесполезны без желания самих людей лучше разбираться в новостном потоке. Искренне удивляет и позиция правительства на сей счет. Вместо воспитания потребителей, депутаты пытаются просто оградить их от информации (законопроект, в котором предлагается предоставлять доступ в соцсети для россиян только через сайт Госуслуг не более чем на три часа в день поступил 25 апреля от Депутата Заксобрания Петербурга).

Мы, как специалисты, ежедневно сталкивающиеся с огромным потоком новостей, среди которых есть недостоверные, советуем придерживаться следующих правил:

• Разбивайте свой «социальный пузырь», читайте разные СМИ, увеличьте количество разнообразного контента, проверяйте линки, смотрите топ Яндекса: он дает возможность выбрать разные СМИ, которые пишут про какое-то событие и т.п.

• Факт-чекинг. В первую очередь стоит искать информацию, о которой вы узнали, на сайтах первоисточников. Например, ведомств, компаний. Да, это может занять время, которого всегда не хватает, да это может быть скучно, но зато увеличиваются шансы, что вы будете обладать достоверной и актуальной информацией.

Ольга Сивкова
Генеральный директор Cros.Digital

Законы, по которым должны жить медиа будущего

Новому поколению, нужно будет придумать, как сочетание разных СМИ и новых технологий, сможет вернуть доверие аудитории к новостям, иначе работа всех, кто занят в медиаиндустрии станет бессмысленна. Сейчас мы незащищены от фейковых новостей. Мы получаем информацию из множества каналов (ТВ, блоги, Телеграм каналы, соцсети) и в этом смысле институт звезд, как источников информации, закончился. Сегодня вполне возможно, что меня, человека с профессиональным образованием, карьерой, тысячей телевизионных эфиров за спиной может посмотреть 50 человек, а любого из парня с улицы – миллионы. Это хорошо, но эта ситуация требует верификации и ответственности. Да, мы пока не понимаем, как точно это отразится на телевидении и на индустрии в целом. Но, на данный момент блокчейн - это технология надежды, которая можно сделать нашу коммуникацию очень прозрачной.

Снизился уровень экспертов в последнее время. Сейчас есть очень много вопросов к тому, кто эти эксперты, которых мы видим в соцсетях, на ТВ и т.д. При применении блокчейна есть надежда, что будет очевидно, кто эти эксперты, потому что они будут верифицированы в системе.

Следующей фазой развития медиаиндустрии обязательно должен стать период, когда каждый ценит произнесенное им слово и понимает, как слово может оказать внимание на аудиторию. Иначе, наша работа бессмысленна. С блокчейн или без нам надо быть внимательны к слову, потому что мы не знаем, как оно будет воспринято другим человеком, который нас читает или ммотрит.

Тина Канделаки
Медиаменеджер, генеральный продюсер федерального спортивного телеканала «Матч ТВ»

#медиа #блокчейн #СМИ

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Elena Alexeeva", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u043c\u0438","\u043c\u0435\u0434\u0438\u0430","\u0431\u043b\u043e\u043a\u0447\u0435\u0439\u043d"], "comments": 2, "likes": 3, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "media", "id": 37704, "is_wide": false }
{ "id": 37704, "author_id": 167895, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/37704\/get","add":"\/comments\/37704\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/37704"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199130 }

2 комментария 2 комм.

Популярные

По порядку

0

Елена, вас вообще не смущает превью поста на всю главную страницу?

Ответить

Комментарий удален

0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления