{"id":3909,"title":"\u041a\u043e\u0440\u043e\u0442\u043a\u043e: X5 \u0440\u0430\u0441\u0441\u043a\u0430\u0437\u044b\u0432\u0430\u0435\u0442, \u043a\u0430\u043a \u043d\u0435 \u043f\u043e\u0433\u0443\u0431\u0438\u0442\u044c \u0431\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441","url":"\/redirect?component=advertising&id=3909&url=https:\/\/vc.ru\/promo\/254716-future-night&hash=5c4a52951b25fa2265862bde478ecec7435c2210b288c7f4cb49f2cd158e2b5e","isPaidAndBannersEnabled":false}
Миграция
Easy France Pass

Наземные пираты: как Франция решила бороться со сквоттерами и почему не стоит оставлять без присмотра свой дом

Unsplash

По данным комитета по туризму и конгрессам Лазурного Берега, виллами и апартаментами только на побережье Франции владеют около 2 000 россиян. В связи с закрытыми из-за коронавируса границами многие из них на протяжении последних нескольких месяцев не имеют возможности посещать свои дома. Этим пользуются сквоттеры – люди, заселяющиеся в пустующие помещения незаконно. Проблема, которая на протяжении многих лет нервировала собственников местной недвижимости, настолько обострилась, что французское правительство наконец решило бороться с ней.

Русские на Лазурке

Как ранее сообщал Forbes, в период пандемии коронавируса спрос российских покупателей на покупку второго жилья за границей вырос на 20%. При этом только 29% участников международного опроса рассматривают возможность постоянного проживания в приобретенных зарубежных домах, говорят аналитики консалтинговой компании Knight Frank.

Состоятельные соотечественники предпочитают Лазурный Берег. Юг Франции с начала 2000-х был очень популярным направлением для покупки недвижимости россиянами, рассказал управляющий партнер брокера зарубежной недвижимости Tranio Георгий Качмазов. Впрочем, прозвище «Русская Ницца» французский приморский городок приобрел еще в конце XVIII века. В Ницце по-прежнему звучит русская речь, проходят службы в русских православных храмах, работают русские магазины, издаются русские газеты, а на улицах висят таблички с русскими названиями и именами. Здесь можно сходить в баню и купить соленые огурцы, прогуляться мимо памятника сыну Александра II Николаю и заглянуть в отель для русских, где Антон Павлович Чехов писал повесть «Три сестры».

Но и на тихих курортных улицах случаются грабежи и столкновения со сквоттерами. «По этой причине россияне готовы платить ежемесячно сотни и даже тысячи евро компаниям, которые следят за сохранностью домов, - говорит руководитель агентства по управлению недвижимостью Apanage Patrimoine и соучредитель консалтингового проекта Easy France Pass Дарья Тарнопольская. - Русские собственники французской недвижимости, как правило, предпочитают нанимать обслуживающий персонал, который постоянно или периодически находится на вверенном ему объекте. У сквоттеров порой бывают «наводчики», которые следят за пустующими домами. Регулярное движение в них, тот же садовник, который раз в неделю проверяет доверенную территорию и проветривает помещение, может их отпугнуть».

«Чаще всего незаконно заселяются в “заброшенные” дома, куда давно никто не приезжает, нередко это чье-то наследство, уходом за которым никто не занимается, - соглашается Питер Илловский, президент Côte d’Azur - Sotheby’s International Realty. - Дом, оставленный без присмотра, рискует быть занятым жильцами без оплаты его использования. При этом аренда дома неподалеку от Ниццы стоит от 7 000 евро в месяц в январе и от 20 000 до 500 000, а порой и выше, евро за тот же период в июле-августе. В Теуль-сюр-Мер (Приморские Альпы) симпатичный дом с несколькими спальнями обойдется от 40 000 евро за летний месяц и минимум 10 000 евро в месяц зимой».

Сквоттеров Питер Илловский сравнивает с пиратами.

История сквоттинга

Самовольное заселение в чужие дома – бич всей Европы. Сквоттерами становятся не только незаконные иммигранты. Петр Павленский, бежавший с семьей во Францию и получивший там политубежище, открыто рассказывал в интервью, как они «захватывали пустые дома». «Справедливо, что в доме, где никто не живет, кто-то начнет жить», - высказывал свою точку зрения художник-акционист.

Сквоттинг (от squat — селиться самовольно на чужой земле) как явление зародился еще во времена английской революции в середине 17 века, Кромвель боролся с фермерами, занимавшими свободные земли. С 17 века сквоттеры заполонили США и Австралию. В середине 1970-х годов, на фоне развития молодежной контркультуры Италии, сквоттинг распространился на другие страны.

Нередко «заселенцы» являются молодежной группировкой, которая представляет захват чужих зданий как способ самовыражения или бунта против несправедливости, в этих домах образуются настоящие коммуны. В январе 2017 года в Лондоне группа сквоттеров самовольно заселилась в особняк топ-менеджера «Газпрома» Андрея Гончаренко, сообщала The Guardian. В 5-этажном доме в одном из самых дорогих мест британской столицы — Итон-сквер в районе Белгравия, который был куплен за 15 млн фунтов стерлингов, разместились около 30 бездомных, многие из которых ранее ночевали на вокзале. Длилось это более недели. Проблема была решена с помощью полицейских и около 15 судебных приставов. Среди этой группы сквоттеров есть активисты, заявлявшие, что в Лондоне слишком много пустых домов при растущем количестве бездомных людей и они готовы бороться с этим неравенством. При выселении «захватчики» пообещали, что снова займут чужое здание.

В России сквоттеры тоже существуют, но вопрос с их выселением решается проще. Согласно законодательству РФ, желающие присвоить чужое бесхозное помещение должны прожить в нем непрерывно 15 лет, ни от кого не скрываясь, и иметь возможность доказать это в суде. Впрочем, дети СССР выросли на ярком примере сквоттинга – в мультфильме «Трое из Простоквашино» по мотивам повести Эдуарда Успенского главные герои обустроились в чужом пустующем деревенском доме.

Государственная вина

Истории, которые происходят во Франции, показывают, что многие сквоттеры сегодня не имеют никакого отношения к группировкам активистов и не являются злостными бандитами. Как правило, это обычные семьи, у которых нет нормальных жилищных условий и финансовых возможностей для их обеспечения. Заселение в чужой дом для них – шаг отчаяния.

Франция заботится обо всех, считают тем временем обеспеченные французы. Большая часть налогов идет на социальные проекты. Люди с низкими доходами могут претендовать на бесплатную жилую площадь. Законом напрямую закреплено, что в каждом городе должно быть минимум 20% социального жилья.

Правительство было вынуждено ввести это условие, так как ряд городов отказывались от строительства социального жилья. Причина в том, что такие объекты порой превращались в зоны криминала, наркотрафика, и от городских властей требовалось больше усилий и расходов на полицию. Также города с большим количеством подобного жилья теряли привлекательность для притока жителей более высокого статуса и сами по себе становились некими гетто. Яркий пример - Сен-Дени. Пришлось решать проблему с обеспечением жилплощадью на государственном уровне. Другое дело, что социальное жилье обычно маленькое, с минимальными удобствами либо расположено в неблагополучном районе. Из-за этого, особенно на фоне большого количества дорогих комфортных вилл в качестве не единственного дома собственника, растет недовольство социальным неравенством. Люди, зарабатывающие мало, хотят жить на уровне более обеспеченных граждан. Неудивительно, что даже те сквоттеры, которым предоставлено социальное жилье, предпочитают занимать комфортные дома.

«Проблема распространения сквоттинга не в нежелании помочь, - считает Дарья Тарнопольская. - Франция изначально заняла позицию по отношению к иммигрантам из ранее колонизированных стран: мы их когда-то обидели и теперь должны помочь. Политика послабления понесла свои плоды. Многие сквоттеры считают, что имеют моральное право жить в чужом пустующем доме. И закон долгое время был на их стороне. Франция вообще в некотором роде «карает» владельцев нескольких объектов, так как за те, где никто не живет, нужно платить налог «на необитаемое жилище». Он действует не по всей стране, локальные власти могут его ввести, чаще всего это касается перенаселенных зон. В Ницце он также есть».

Эпопея с выдворением

Процедура выселения является сложной и долгой, если только сквоттеры не находились в помещении менее 48 часов. В этом случае их может выселить полиция после обращения собственника жилья. Чем быстрее «поймать», тем меньше проблем. Если прошло более двух суток, полиция бессильна, придется обратиться в суд по месту нахождения захваченного помещения и попросить о назначении судебного пристава-исполнителя. В большинстве случаев собственник дополнительно нанимает юриста-консультанта: каждый запрос по этой сложной процедуре будет сопровождаться новыми юридическими документами.

Затем судебный пристав оповещает сквоттеров о дате и месте судебного слушания. Судья выносит решение о выселении сквоттеров и выплате хозяину компенсации за проживание.

«После того как пристав доносит решение судьи до сведения занимающих чужое помещение, у них остаются 15 дней на обжалование. Если они не инициируют процедуру обжалования, по истечении этого срока пристав обязательно должен вручить им ордер на выселение. С момента его получения у сквоттеров есть 2 месяца, чтобы покинуть помещение», - поясняет Дарья Тарнопольская.

Если за это время дом останется в руках «захватчиков», придется обратиться к судебному приставу за разрешением на использование общественных сил. После этого он свяжется с полицейским участком для процедуры выселения, а также слесарем – для вскрытия и замены дверных замков.

Иногда судебное разбирательство по выселению нежеланных жильцов затягивается на месяцы и даже годы.

Новое решение правительства

2 октября 2020 года депутаты Европарламента проголосовали за законопроект, упрощающий выселение сквоттеров из «захваченного» дома: 37 голосов против одного.

Принятое положение предусматривает внесение поправок в закон 2007 года о праве на жилищную собственность (Dalo), расширяя понятие «местожительство» добавлением: «независимо от того, является ли это его основным местонахождением».

Процедура, которой необходимо следовать в случае сквоттинга, теперь будет такой же, как и в случае с основным местом жительства: после сообщения в полицию о факте обнаружения в доме сквоттера, владелец жилья или один из его представителей должен обратиться к префекту, который в течение 48 часов уведомит сквоттера о необходимости покинуть помещение. Эта административная процедура позволит решать проблему гораздо оперативнее.

Новые правила не касаются случаев «захвата» пустых земель, сараев (служебных построек) или разрушенных зданий: здесь по-прежнему действует практика «через суд».

Проблема сквоттеров оказалась в центре внимания минувшим летом из-за случая с пенсионерами из Лиона, которые обнаружили, что их собственность в Теуль-сюр-Мер занята семьей иммигрантов с детьми. После трех месяцев судебных тяжб пара смогла вернуть свой второй дом, но тот оказался в плачевном состоянии. Семья, занимавшая его, прибыла в суд с двумя детьми в возрасте полутора лет и восьми месяцев. Одному из адвокатов пришлось присмотреть за малышами, так как они мешали заседанию. Супруги признались, что у них во Франции нет родных и друзей, с кем можно было бы оставить детей.

За незаконное заселение в чужой дом сквоттеры получили восемь месяцев условно. Занять недвижимость им помог случайный знакомый – за плату в 1 500 евро. В ответ на жалобу на плохие жилищные условия, он предложил впустить их в свободный дом. Новые жильцы оформили подписку на электроэнергию на свое имя, закрепив тем самым присвоение недвижимости. Сквоттеры жаловались, что 74-летний хозяин дома по имени Анри Калустян хотел выселить их силой, угрожая «прислать людей с Калашниковыми» и пытаясь выломать дверь дома посреди ночи. «Эта семья не была в беде, поскольку она получила социальное жилье типа F4, и хорошо знала, чем занимается», - утверждает адвокат владельца, потребовавший почти 9 000 евро за материальный и 15 000 евро за моральный ущерб, оценив уровень стресса, который испытал его страдающий гипертонией клиент. Суд присудил виновным выплатить владельцу 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда и дополнительно возместить частичный ремонт дома.

История получила широкий резонанс, общественность и СМИ поддержали законных владельцев дома. Спустя месяц французские медиа обсуждали случай 75-летней женщины, которая оказалась бездомной из-за жильцов, отказывающихся покинуть принадлежащую ей недвижимость. Такая реакция показала обострение социальной проблемы в обществе и запустила процесс пересмотра законодательства.

{ "author_name": "Easy France Pass", "author_type": "self", "tags": ["\u044e\u0440\u0438\u0434\u0438\u0447\u0435\u0441\u043a\u0430\u044f\u043f\u043e\u043c\u043e\u0449\u044c","\u0444\u0440\u0430\u043d\u0446\u0438\u044f","\u043f\u0435\u0440\u0435\u0435\u0437\u0434\u0437\u0430\u0433\u0440\u0430\u043d\u0438\u0446\u0443","\u043d\u0435\u0434\u0432\u0438\u0436\u0438\u043c\u043e\u0441\u0442\u044c\u0432\u043e\u0444\u0440\u0430\u043d\u0446\u0438\u0438","\u043b\u0430\u0437\u0443\u0440\u043d\u044b\u0439\u0431\u0435\u0440\u0435\u0433","easyfrancepass"], "comments": 0, "likes": 5, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "subsite_label": "migrate", "id": 209977, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Wed, 17 Feb 2021 14:14:15 +0300", "is_special": false }
0
0 комментариев
Популярные
По порядку
Комментарии
null