«Люди стали ответственнее относиться к ресурсам»

Три основных направления, от которых зависит улучшение экологии в Москве, — это энергетика, транспорт и зелёные насаждения. Они напрямую влияют на экологическую составляющую качества жизни.

Евгений Гашо, заведующий научно-исследовательской лабораторией методологических проблем энергосбережения, член Совета Российского экологического общества, член общественной палаты Москвы рассказал о том, как можно улучшить экологию города, что уже сделано, что ещё предстоит и какие инновации могут в этом помочь.

Евгений Гашо

Энергетика

Эффективность московской энергетики значительно выше мировой, выше немецкой и только немного уступает датской, на 1–1,5%. При том, что Дания — очень энергоэффективная и продвинутая страна. В Москве высокая доля комбинированной выработки тепла и электроэнергии, а ТЭЦ — экологически чистые по всем параметрам.

В Москве за последние десять лет модернизировали электростанции: надстроили парогазовыми блоками, улучшили энергосбережение на самих станциях и в сетях. Всё это привело к экономии топлива примерно на 9–11% в год.

За несколько лет город построил дополнительные 60 млн кв.м. недвижимости — жилой, офисной, бюджетных объектов. Это площадь в два Воронежа. При этом количество затрачиваемой энергии не увеличилось, а даже уменьшилось. И, естественно, снизились выбросы в атмосферу. Это произошло за счёт того, что в жилищно-коммунальной сфере тоже происходят изменения.

Жилищно-коммунальная сфера

Здесь можно говорить о трёх основных направлениях. Первое — энергоисточники. ТЭЦ стали эффективнее. Введение парогазового блока на тепловой электростанции даёт экономию топлива: кроме паровой турбины появляется газовая турбина, её тепло утилизируется в паровом котле и в паровой турбине.

Дополнительная мощность от газовой турбины практически бесплатна с точки зрения экологии. Это экономия примерно 20% топлива и, соответственно, уменьшение выбросов на ту же энергию. При той же энергии мы получаем дополнительную за счёт того, что используем вторичное тепло.

Второй элемент улучшения — это реконструкция сетей. Мы же с вами видим, что тепловые сети постоянно роют. Можно ругаться, переживать по этому поводу, но всё не просто так. В Москве 16 тысяч километров сетей — почти пол-экватора. В год перекладывают 2–3% — это хороший показатель. За счёт реконструкции сетей снижаются потери тепла.

Третье — это качество жилого фонда. Старый фонд уходит, например, изношенные здания разных лет, «хрущёвки». Новый фонд по показателям потребления тепла на единицу площади лучше в среднем в полтора-два раза.

Итак, у нас есть три компонента — источник, сеть, потребитель — на каждом происходит экономия тепла. На источниках экономится 15–20%, в сетях — 7–8%, и в домах тоже небольшой процент. Все эти проценты сработали, и позволили нам построить 60 млн кв.м. недвижимости без лишнего теплопотребления. Это поразительный результат.

11 лет назад, когда разрабатывалась программа энергосбережения Москвы, мы надеялись на этот эффект, рассчитали его параметры и презентовали городу. Нам тогда никто не поверил, а сейчас это произошло.

Ещё важный момент в жилищной сфере — это люди. Люди стали очень ответственно относиться к ресурсам — контролируют потребление горячей воды с помощью счётчиков, устанавливают устройства для управления теплопотреблением в зависимости от погодных условий. Таких систем пока немного, но они есть, и появляются новые.

Транспорт

Первый блок улучшений в транспортной сфере — это увеличение энергетической и экологической эффективности транспорта в целом: растёт количество электрического транспорта, старые автобусы заменяют на электробусы, увеличивается протяженность линий, в метрополитене появляются новые более энергосберегающие вагоны.

Второй блок — это сокращение трафика частного транспорта. В разных частях города ситуация разная. Вот запустили, например, Некрасовскую линию метро, и сразу разгрузили ту часть города, потому что появились две параллельные линии.

В пандемию произошло сильное сокращение трафика на улицах — по разным оценкам, от 11% до 20%. Также играют роль и качество топлива, и самих автомобилей — в Москве довольно новый автопарк, есть требования по качеству топлива.

Все эти составляющие дали резкое падение концентрации угарного газа и других вредных веществ в воздухе. Это отслеживают и показывают датчики Мосэкомониторинга.

Мониторинг

Система мониторинга тоже меняется: появляются новые датчики, наращивается их количество, вводятся автоматизированные системы. Появился новый сайт, достаточно дружелюбный с точки зрения потребителя.

Кроме датчиков, работают мобильные лаборатории. Например, в районе нефтеперерабатывающего завода стоит не только постоянный стенд мониторинга, но и работает мобильная лаборатория, чтобы люди могли отслеживать выбросы.

Завод за прошедшие 5–7 лет провёл настолько сильную модернизацию — нам из-за забора не видно, а там практически другой завод: эффективность повысилась, выбросы снижены вполовину, установили новую систему очистки «Биосфера». Таких систем в стране единицы. Суммарное влияние завода на окружающую среду снизилось в 2–2,5 раза.

Промышленность

Москва потребляет примерно 35 млн тонн топлива в год. Если мы посмотрим на энергетический баланс города, то увидим, что почти всё топливо потребялется двумя крупными источниками: 22 млн тонн — это энергетика, 12 млн тонн — Московский нефтеперерабатывающий завод. По этим двум крупным потребителям есть улучшения в части внедрения так называемых наилучших доступных технологий. На Мосэнерго введены новые блоки и новые очистные системы. На нефтеперерабатывающем заводе — и переработка, и новый энерготехнологический комплекс, и очистка.

Ещё Водоканал нужно упомянуть, потому что кроме того что он потребляет энергию, он ещё работает со стоками. Здесь ситуация тоже сильно продвинулась за последние 12 лет: установили утилизационные ТЭЦ. Такие электростанции работают на биогазе. Полученный в результате разложения токов биогаз сжигается в турбинах в газопоршневых агрегатах и утилизируется — электроэнергия и тепло расходуются на нужды промплощадки и очистных сооружений. За счёт внедрения такой технологии практически полностью ушли запахи.

Кроме этого энергию используют пищевая промышленность и технопарки — здесь потребление небольшое и доля выбросов в районе 5–7%.

В Москве ещё остались маленькие частные котельные, которые город предлагает собственникам закрывать и получать тепло от централизованной системы. Их всего около 900. Нагрузка у них небольшая, а вот цифра большая. Понятно, что хочется иметь свою котельную, но если она старенькая, то она неэффективна. Кто-то отказывается от частной котельной, кто-то нет, но тенденция такая есть.

Ещё слой потребителей, который использует большое количество электрической энергии — это торгово-офисные комплексы. Здесь доля потребления электрической энергии выросла за последний 13 лет в 4 раза: было 3–4 млрд кВт/ч, а стало – 14–15 млрд кВт/ч. Фантастическая цифра, мы до сих пор в неё не можем поверить. Всего Москва потребляет 50 млрд кВт/ч.

Заставить экономить этих потребителей довольно сложно. В торговых центрах, офисных и развлекательных комплексах вся техника электрическая — освещение, холодильные установки, иллюминация, лифты, кондиционирование, в конце концов. Это большая проблема. Всё кондиционирование сделано на обычных кондиционерах, не сильно энергосберегающих, поэтому в Москве случается неприятный для энергетиков летний пик.

Нужно переходить на новые технологии — например, формировать холод с помощью тепловых насосов. Это снизит необходимую электрическую мощность практически втрое.

Озеленение города

В Москве постоянно растёт количество зелёных насаждений — это и кустарники, и газоны, и обычные деревья. Деревья высаживают в рамках реновации и различных городских программ, например, «Миллиона деревьев». За прошлый год в городе появилось несколько тысяч гектаров зелени — по площади это примерно 15 парков «Зарядье».

Пространство для улучшений

Мы не замечаем, что у нас работают ТЭЦ – ну, работают и работают. А вот в Лондоне, например, таких ТЭЦ нет. У них электростанции вырабатывают только электроэнергию, а тепло не вырабатывают. Это значит, что их коэффициент полезного действия – только 30%, а у нас — 60–70%, потому то мы из одного количества энергии топлива получаем не только электричество, но ещё и тепло, которое идёт в батареи. Это наше российское изобретение. И Москва тут — безусловный лидер.

В перспективе можно переходить к тригенерации — когда на источниках будет совместно вырабатываться электричество, тепло и холод.

Также можно поактивнее использовать тепловые насосы — есть зоны, в которых это оправдано. Например, в тех же торговых центрах вырабатывать холод не с помощью холодильных машин, а с помощью тепловых насосов. Экономия составит 50–70%. Построение такой системы требует вложений, но технические возможности есть. Надо попробовать реализовать пилотный проект и посмотреть, что получится.

Проблема в том, что холод, так же как и тепло, далеко не унесёшь. Поэтому источник холода должен быть близко к потребителю. Главные потребители холода — офисные центры и торгово-развлекательные комплексы. Значит, ТЭЦ должна находиться рядом с ними, а в Москве все самые крупные электростанции располагаются в основном по внешнему кольцу МКАДа. Вокруг третьего кольца есть несколько станций, но не самые крупные.

Такие системы не обязательно должны быть сильно централизованными. Есть хороший пример — отель Holiday Inn Moscow — Seligerskaya. Там около 200 номеров, и в каждом есть тепловой насос, который использует избытки тепла или холода соседнего номера. Все номера соединены в единую кольцевую систему.

Например, приезжает клиент, ему жарко, он отправляет избыток тепла в эту кольцевую систему, а через два номера приезжает другой клиент, которому холодно, он этот избыток тепла через тепловой насос забирает себе. Если бы не было такой кольцевой системы, они оба тратили бы электроэнергию в три раза больше. А так они перебрасывают водичку, и на её основе тепловой насос «готовит» либо тепло, либо холод.

Представьте себе, гигантская гостиница не потребляет тепла даже зимой. Бывает, конечно, в сильные холода, они «добирают» из централизованной системы, но это случается не часто и не каждый год.

Вот такие решения целесообразно вводить. Но таких систем, к сожалению, мало. Хотя такая пристройка стоит не так уж дорого, но просто не все бизнесы думают об этом — пока не сложилось мировоззрение, чтобы это стало модным, значимым, социально ответственным.

Если говорить про улучшение экологии не на уровне частных бизнесов, а на уровне Москвы, то тут примеров очень много. Тот же парк «Зарядье». Кроме того, что там красиво, в купол вмонтированы солнечные элементы, которые вырабатывают 10–15% электроэнергии, которую парк потребляет.

Много инноваций реализовано в рамках реновации парковых пространств — это целое направление и улучшения исчисляются десятками. Хотелось бы, чтобы в рамках реновации больше зелени создавалось, но это каждый раз нужно обсуждать в рамках соответствующего проекта, здесь нет готового типового решения.

{ "author_name": "Устойчивые города: Москва", "author_type": "editor", "tags": [], "comments": 0, "likes": 1, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "subsite_label": "mos.ecology", "id": 184925, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Tue, 08 Dec 2020 17:39:21 +0300", "is_special": false }

Комментарии

null