Лого vc.ru

«Мы отказались от деления на проектировщиков и дизайнеров. У нас есть только дизайнеры»

«Мы отказались от деления на проектировщиков и дизайнеров. У нас есть только дизайнеры»

Компания AIC в 2016 году заняла первое место в рейтинге Ruward. Агентство создало сайты для таких компаний как «Тинькофф банк», «ОнЛайм», «Ростелеком», «Росатом», Bitrix24 и другие. Ранее AIC анонсировала собственную школу дизайна.

Редакция рубрики «Интерфейсы» запустила сессию вопросов и ответов с командой AIC — Сергеем Попковым, Николаем Ивановым, Дмитрием Игошиным, Виталием Черемисиновым и Сергеем Кондыком — и публикует беседу с представителями студии.

Поделиться

1 сентября вышел новый рейтинг Ruward, и вы на первом месте среди дизайн-студий. Что дают места в таких рейтингах? Как вы поддерживаете высокую позицию?

Сергей Попков: Рейтингов с каждым годом становится все больше и больше. Нельзя так сильно и долго пребывать в эйфории. Ведь кроме нас много классных и молодых ребят, которые дышат нам в затылок. Некоторых мы уже чувствуем и знаем очень хорошо.

Высокие позиции в отечественных рейтингах, не секрет, дают много лидов и доступ практически ко всем закрытым тендерам с хорошей ёмкостью проекта. Поддержка позиций — это тайна, покрытая мраком, даже для нас. У рейтингов довольно длинная инерция. Например, когда нам казалось, что мы уже стали совсем клёвыми и потрясающими — вот ведь десятки наград и знаковые проекты — мы все ещё болтались в районе 10-20 позиций. То есть нельзя просто так взять и за один год стать первым. На то у организаторов этих рейтингов, видимо, есть свои причины.

В общем, когда тебя ставят первым — это, может быть, и плохо. Потому что возникает какая-то пустота. Ты не понимаешь, на кого надо ориентироваться, куда дальше идти. А ответственность возрастает в разы, потому что любой прохожий может облить тебя грязью за любую мелкую ошибку. А как мы знаем, критиковать у нас любят и умеют.

Но мы стараемся не унывать и придумывать какие-то новые форматы, чтобы держать марку и приносить пользу коллегам. Вот, к примеру, запуск образовательной истории должно стать тем, что нас будет выделять. Потом придумаем что-то ещё.

Пару лет назад компания объединилась с разработчиком Qsoft. Покупки дизайн-студий в последние годы стали общим местом. Для AIC это альянс или всё-таки покупка более крупной компанией? Что даёт это сотрудничество и как изменился масштаб и суть проектов, как это отразилось на работе дизайнеров?

Сергей Попков: AIC+Qsoft — это альянс. Это две компании с абсолютно разными культурами производства. Как мы и говорим, альянс творчества и технологий. Мы никогда не сможем слить это в единое целое, потому что у дизайнеров и программистов на уровне производства много разных нюансов. Я подчеркну, на уровне производства. Потому что в продукте они могут и должны оказаться единым целым.

Но объединить усилия, съехаться под одну крышу и вместе развивать клиентов более крупного масштаба стало действительной реальностью только благодаря этому альянсу.

Расскажите про процесс. Интересует проектирование, UX и про визуальный дизайн. Какие подходы вы используете? Какими принципами руководствуетесь? Как работаете с заказчиком?

Дмитрий Игошин: Это тема многих наших лекций и выступлений, в формате комментария ответить очень сложно. Поэтому могу рассказать лишь о моментах, которые у нас отличаются от общепринятых.

Один из таких моментов — это отсутствие проектировщиков. Раньше у нас был такой отдел, но мы решили изменить схему, и теперь у нас отдел аналитики. Проблема с выделением проектировщика в отдельную должность в том, что ответственность за результат размывается.

Приведу пример: вам нужно сделать раздел вкладов на сайте банка, таких вкладов 10 штук. Вы можете сделать инструмент для сравнения в виде таблички, можете сделать сервис подбора по условиям и предлагать лучший, а можете представить все эти вклады как один настраиваемый вклад-конструктор.

Выбор одного из таких решений — это самая важная часть дизайна. Если доверить эту часть проектировщикам, то чем заниматься дизайнерам? Раскрашивать кнопки и рисовать иконки? Поэтому мы решили растить компетенцию UX у дизайнеров. Ещё одна причина передать проектирование в руки дизайнеров в том, что эмоциональная часть вашего дизайна не менее важна, чем рациональная, а дизайнерам проще работать с эмоциями с помощью визуальных решений.

Отдел же аналитики помогает дизайнерам, давая им данные, с помощью которых они выбирают наиболее эффективные решения.

Сергей Попков: Это довольно большой вопрос. Давайте сконцентрируемся на UX. В этом отношении у нас есть некоторые отличия от большинства коллег по цеху.

Во-первых, мы те, кто отказался от деления проектировщиков и дизайнеров. У нас есть только дизайнеры, которые на начальном этапе вместе с аналитиками и заказчиком делают это проектирование.

Этот процесс сложно назвать классическим проектированием, к примеру, как в Axure. Это просто некоторый флоу. Грубый, низкодетализированный набор рисованных схемок, который в общих чертах напоминает лэйауты. Так мы фиксируем ключевые точки в пользовательских сценариях. И все отхождения от них. Все эти схемы в полном комплекте делаются за сессию воркшопов, которые мы проводим с заказчиком.

Потом уже все это детализируется до итоговых красивых макетов, которые переезжают чаще в InvisionApp. Заказчикам очень нравится такой подход, потому что это по-прежнему прототип, но он довольно реалистичный. Уже кнопки имеют цвета. Приятная типографика. Показано, как будут выглядеть интерактивные элементы.

Во-вторых, это аналитика и тестирования. Мы используем это на всех этапах проекта, кроме сурового «продакшна», когда задача обрисовалась до мельчайших деталей и ничего кроме производства не остаётся.

Мы используем пред-аналитику, чтобы убедиться в том, что заказчик правильно ставит цели и хорошо понимает свои барьеры и ошибки. Совместно с заказчиком тестируем готовые визуальные прототипы на релевантных респондентах (как очно, так и в онлайне).

Используем механику петли улучшений для того, чтобы уже на рабочем ресурсе и с нормальным объёмом трафика убедиться в правильности собственного решения. Найти слепые зоны и улучшиться в них. Обычно это множественные A/B или MVT-тестирования. Формирование новых гипотез для дальнейшего прогресса.

Ну и после всего этого мы смотрим, какая методика на проекте более уместна, исходя из бизнес-задач заказчика. Потому что если цели слишком конверсионные, то иногда визуальный приоритет может быть опущен.

У нас был любопытный случай на проекте «ОнЛайм». Когда в погоне за повышением конверсии мы отключили большой продуктовый баннер на главной странице. Как раз тот самый баннер, который обычно делает внешний вид сайта незабываемым. Это привело к тому, что сайт начал выглядеть довольно уныло, но при этом конверсия увеличилась на 20%. Из чего был сделан потрясающий вывод, что пользователь не реагирует на большой баннер как на Call to Action. Потому что это уже в определенной степени оформительский паттерн. Там же обязательно будет какая-то крупная фотография, месиво шрифтов. Что-то, что скорее напоминает ему про печатный флаер, а никак не форму заявки.

И еще: пользователю, который пришёл за чем-то конкретным, сложно навязать что-то иное. Но! Баннер пришлось вернуть, потому что внешний вид сайта для заказчика оказался важнее, чем погоня за бесконечной конверсией. Это же, кстати, яркий пример Data Informed Design.

Как проводите исследование перед началом работы?

Виталий Черемисинов: Если у нашего клиента уже есть готовый продукт, то объединяем количественные (системы аналитики, хранилища и прочее) данные с качественными (юзабилити исследования, глубинки).

Если продукт новый и нет исторических данных, то мы проводим разные виды исследований (очные исследования, удаленные тесты и прочее). Ну и, разумеется, разные виды конкурентного анализа, например SWOT.

С помощью каких инструментов можно узнать, как пользователь ведёт себя при использовании мобильного приложения? Есть ли что-то типа тепловых карт кликов, но для мобильного приложения?

Виталий Черемисинов: Есть тепловые карты для мобильных приложений. Мы активно работаем с Amplitude.

Как презентуется дизайн клиенту? Удалённо, при встрече? Есть ли какие стандарты и так далее? Кто именно презентует?

Дмитрий Игошин: Проблема в постановке вопроса. Во-первых, мы обсуждаем с клиентом решение задачи, а не дизайн. Если презентовать дизайн, то возникнет множество субъективных комментариев, работа встанет, а дизайнеры начнут впадать в депрессию из-за комментариев «сделайте логотип побольше». Если же сразу перевести обсуждение в формат пользы для пользователя и прибыльности для заказчика, то все обсуждаемые вопросы станут конструктивными.

Во-вторых, мы не презентуем готовый продукт, а делаем его вместе с заказчиком. Читаем им лекции, проводим воркшопы, а потом создаём продукт вместе с командой со стороны клиента.

В-третьих, при таком подходе это уже не заказчик, а партнёр.

Конечно, совсем от презентации избавиться не получается. Чаще всего это происходит так: наша команда вместе с внутренней командой клиента презентует проект руководству или акционерам бизнеса. Тут мы бросаем в бой все силы — делаем кликабельные прототипы, показываем аналитические отчеты, записываем видеоролики, рассказываем про весь процесс поиска решения. Так что в нашем случае вопрос звучит «Как находить решение вместе с клиентом?».

Сергей Попков: Только при личной встрече. Мы даже отказываемся от тендеров, если нам не гарантируют личной презентации руководству. Клиент всегда покупает не решение, а конкретных людей. Команду. Правильную коммуникацию. И ещё немаловажно, чтобы люди, для которых вы готовите, были первоначальными заказчиками. Их иногда называют стейкхолдерами (владельцы, акционеры, внутренние руководители бизнесов) и, в самую последнюю очередь, представители маркетинга.

Я против них конкретно ничего не имею. Но куда эффективнее презентоваться сразу всем, нежели иметь риск, что ваше решение потом будут презентовать внутри компании без вас. Риск того, что расскажут что-нибудь не так или не правильно ответят на вопрос, возрастает в разы. Плюс есть такая поговорка: в своей стране пророка нет. Кому больше будет верит стейкхолдер — маркетологу внутри или приглашенному профи снаружи? На этапе, когда надо принимать решение, среднего мнения быть не может. Поэтому либо да, либо нет. И тут всё должно быть в ваших руках. А то потом погрязните в спорных правках и комментариях.

У нас есть определённые стандарты презентации. Это видеоролик с полностью готовым решением. Отработанным сценарием. С главной страницы до заполненной заявки. Всё в реалистичной анимации, со всеми микровзаимодействиями. Заказчик должен сразу понимать, как это будет работать. В этом отношении статические макеты или ещё того хуже, прототипы, не сработают. Ещё мы добавляем в презентацию блоки по аналитике, бенчмаркинг и прочие ухищрения.

Презентуют обычно управляющие партнёры, арт-директора. Гораздо реже руководители проектов.

Как вы проверяете качество результата? Есть ли какая-то внутренняя «приёмка» решения, проводите ли тестирование интерфейсов с пользователями?

Сергей Попков: Вообще, есть практика внутренних презентаций. Не на всех проектах мы это качественно успеваем делать. Но на большинстве крупных, особенно тендерных — всегда делаем.

Обычно по пятницам, под вечер. В этом нет ничего официального. Просто парни готовят презентации и заблаговременно устраивают из этого шоу внутри. Получается весело и удаётся собрать дополнительные комментарии, чтобы было время улучшить решение перед основным мероприятием.

И тестирование, конечно. Я писал уже об этом выше. Но не во всех случаях: для тендеров или для небольших проектов не получается построить такой правильный процесс ввиду слабой экономики.

Как измеряете эффективность своих решений, устанавливаете ли с заказчиком KPI и метрики? Как вообще проходит процесс работы над бизнес-целями? Какие запросы у ваших заказчиков, приходится ли с ними спорить и ставить новые цели?

Сергей Попков: KPI и метрики — зачастую ключевой момент взаимодействия с заказчиком. Но мы практически никогда под конкретными показателями не подписываемся. Потому что далеко не во все процессы нас пускают, и не всегда удаётся слишком решительно всё менять. Но всё равно стараемся достигать целей по максимуму, потому что именно тогда удается развивать проекты заказчика на протяжении более года. Что для нас приоритетно.

Бизнес-цели часто корректируются на этапе аудита. То, что происходит в самом начале коммуникаций. Часто из-за недостатка аналитики, ощущения и реальность у заказчика могут различаться. Поэтому сбор данных, установка и «донастройка» счетчиков Google Analytics (как минимум) на текущих интернет-ресурсах — важный момент на старте проекта. Смотрим на трафик, распределение его по ключевым разделам, прохождение сценариев, отказы и прочее. Становится куда прозрачнее.

Бывают заблуждения на уровне технических ограничений. Типа, давайте сделаем так, чтобы количество входящих лидов увеличилось в разы. У нас для этого всё есть. Контекст, люди. А по факту оказывается, что лиды падают в почтовый ящик Марфы Петровны. И спрашивается, зачем это нужно? Ведь дизайн формы и тестирование решит задачу краткосрочно, а потом на уровне внутренней инфраструктуры будут проблемы.

Виталий Черемисинов: Макропоказатели у многих проектов очень схожи (если не учитывать редакционные метрики и тому подобное). Самое частое — это всем знакомая конверсия и UNIT-показатели (LTV и подобное). Но перед конверсией и LTV идет веретено микропоказателей, которые коррелируют с конверсией.

Так что под проекты мы проектируем систему метрик, на которые равняемся и от которых отталкиваемся при создании тех или иных решений. А решения проверяем A/B-тестами (их мы проводим очень много).

Правильно я понимаю, что в идеальном сценарии аналитики принимают проект? Какие артефакты передают дизайнерам? Или работа начинается совместно командой аналитик, дизайнер, менеджер (или лид)? И, опять же, правильно я понимаю, что аналитики в вашем случае не только занимаются анализом метрик, но и собирают и формализуют требования от клиента и пользователя?

Виталий Черемисинов: Да, в идеальном сценарии аналитики не просто принимают проект, но и запускают петлю улучшений — продолжают тестировать наши решения и вносить предложения. Обычно, 50% времени аналитики тратят на работу с данными, а 50% — на работу с клиентом и командой: новые сценарии мы выстраиваем совместно с дизайнерами.

Есть проекты, в которых именно аналитики координируют работу всей проектной команды, — когда клиент пришел к нам именно за аналитикой. В таких проектах мы совмещаем работу аналитика и продукт-менеджера. Но опять же, совместная работа начинается со старта проекта.

Известны случаи, когда после завершения проекта (после разработки и внедрения) заказчик самостоятельно вносит изменения. В результате проект в портфолио студии и рабочий проект расходятся, иногда очень и очень сильно. Сталкивались ли вы с такой ситуацией? Если да, то что делали? Или, возможно, вам удалось предотвратить такие изменения? Как работать дальше с клиентом?

Сергей Попков: Мы постоянно с этим сталкиваемся. И не всегда счёт в нашу пользу. Но есть некоторые уловки, которые помогают чуть сгладить эти нюансы:

  1. Говорим на старте проекта, что мы намерены играть вдолгую. Есть поддержка. Есть рейты. Качественный сайт требует постоянной и трепетной редактуры. Если сразу и честно рассказать, во что обходиться содержание ресурса и в чём разница, нередко это играет вам на пользу. Кстати, я частенько и от заказчиков слышал боль о том, что они в самом начале хотели бы получить расчёты по поддержке, а менеджер про это забывал.
  2. И опять мы возвращаемся к красочным кейсам. Сохраните проект в своём портфолио таким, каким вы его хотели видеть собственными глазами. И тогда ни правки заказчика, ни изменения после вас — никаких рисков. Наоборот, все будут помнить и знать тот высокий уровень, который возможен только в ваших руках.

Сколько стоит дизайн у вас? Можно на примере чего-нибудь.

Сергей Попков: В последний год мы полностью перешли на почасовые ставки. Ставка — 2500 рублей в час в среднем за специалиста. Весь штат находится в Москве. На стороне фронтэнд-решений мы ничего не аутсорсим. Отсюда и экономика. Также мы определили для себя, что комфортный проект по затратам для нас начинается от 400 часов.

Как вы готовитесь к тендерам? Некоторые студии не предлагают альтернативные решения на презентации. Или делают это в исключительных случаях. А какой практики вы придерживаетесь? Сколько решений вы презентуете заказчику?

Сергей Попков: Тендеры — это большая работа. Раньше приходилось играть большинство тендеров, потому что не во все самые интересные нас приглашали. Экономика была не особенно привлекательная, но с каждой проигранной историей мы что-то узнавали, это был потрясающий опыт. Было время, когда за одну неделю я готовил сразу три дизайн-концепции, анимировал их и ещё успевал делать хорошие презентации.

Так вот. Количество вариантов и качество картинок не имеет такого большого значения. Я очень трепетно относился к косметической части тендерных концепций, но на презентациях этот перфекционизм быстро разбился о суровую действительность.

Во-первых, часто ваши макеты распечатывают вместе с презентацией. И там на печати всё становится куда веселее. Во-вторых, все это любят смотреть на проекторе, а цветопередача там не сахар, порой на проекторе ты видишь абсолютно другую картинку. Поэтому делать ставку на визуал, да ещё на несколько вариантов — это довольно спорно. Мы серьёзно работаем над тендерной презентацией. Проверяем поставленные цели, насколько они реальны. Смотрим референсы и проводим бенчмаркинг. Предлагаем стратегию развития онлайн-сервисов и ресурса в целом. Даём аналитический срез, а иногда больше, если нам дают доступ с счетчикам под NDA. Делаем дополнительные отстранённые концепты и предлагаем идеи, которые уже опосредованно относятся к этой задаче.

Итого: получаем презентацию на 80-140 слайдов с кучей примеров, видео и сильной стратегической составляющей. Чтобы заказчик на выходе понимал, куда мы хотим его привести через какое то время. С одной стороны, мы всегда чётко отвечаем на поставленную задачу — создание нового сайта чего-либо. С другой, мы всегда говорим: а зачем? Давайте подумаем, что вы хотите получить с этого нового сайта. Обычно там возникает куда больше вопросов. Но это другая история.

В прошлом году у нас был новый рекорд. На тендерную презентацию было потрачено около 500 часов времени всей команды. На выходе было три разных презентации общим счетом на 180 слайдов. И было отрисовано около двадцати макетов готовых интерфейсов. Выиграли. Теперь работы на целый год.

Считаете, насколько это время окупается? Потому что трудозатраты очень большие на тендеры.

Сергей Попков: Да, считаем конечно. Поэтому, как я и писал ранее, сейчас уже нет такого безудержного веселья с тендерами. Отбираем их очень тщательно. Но полностью от них отказаться тоже нельзя, потому что новые клиенты необходимы для роста. Вообще, можно расти в ноль при соотношении 45/55%, из которых 45 — это как раз затраченное, но неоплаченное время. У меня такая формула стоит как ватерлиния, её нельзя пересекать, иначе будут убытки.

Да, правильный подход — это сначала всё посчитать, а не кидаться с азартом в тендеры. Наверное, есть и лимиты времени у вас на каждый тендер, которые можете себе позволить потратить.

Когда команда небольшая и глаза горят — математика может и помешать. Ведь в состоянии стартапа надо быстрее завоевать первых хороших клиентов. А потом, когда уже пошёл рост людей, надо потихоньку начинать все считать.

Если бы не хаос и ночевки в офисе вначале нашего творчества, то, скорее всего, мы бы не были такими сейчас.

Вы захватили банковский сектор, а какие сегменты планируете захватывать дальше?

Николай Иванов: Мы планируем наращивать экспертизу там, где уже имеем определенный опыт. Это банковская сфера, страхование, государственные сайты, ИТ-интеграторы и так далее. Мы не хотим делать только дизайн и проектирование, а хотим заниматься разработкой продукта в целом.

Сергей Попков: С появлением в нашей стране такой вещи как телемедицина, уверен, работы нам также поприбавится.

В какие новые ниши планирует двигаться студия: VR, AR и прочее? Как вы считаете, насколько изменится рынок заказной разработки в перспективе 5–10 лет? Какие принимаете стратегические решения, чтобы не отстать от индустрии и как это делаете?

Сергей Попков: Как ни странно — это консалтинг и образование. Мне кажется, наш рынок созрел до уровня, когда на средних и крупных проектах до производства надо проводить аудит, собирать данные, обучать, в том числе, заказчика, как правильно и дружно дойти до светлого будущего в digital. Сейчас в этом сегменте огромный дефицит. Особенно знаний. Ну и, как следствие, методологий, инструментов и т д. Кому-то надо этим заниматься.

На 5-10 лет, наверное, не скажу. Мы всегда отталкиваемся от горизонта в 2-3 года. Особенно это актуально для России. Очень бы хотелось запомниться какими-то прорывными кейсами в Digital Transformations, но пока это на уровне фантастики.

Недавно вы анонсировали школу дизайна. Для чего она нужна компании? Какие цели стоят перед ней и что будет считаться успехом?

Сергей Попков: Прежде всего, это делается для масштабирования под собственные задачи. Оказалось, что выпускники британки и других курсов, на выходе плохо встраиваются в наши процессы. Получается что лучшие кадры — это те, кого мы сами выращиваем. Мы долго экспериментировали. Сейчас, когда штат дизайнеров внутри перевалил за 25 человек, поняли, что эта модель может идти дальше. И, самое главное, всё это основано на практических кейсах и знаниях.

Успехом будет считаться, если мы подобными экспериментами с образованием начнём радовать свежими кадрами не только свою лавку, но и рынок в целом.

Какой формат обучения будет в школе дизайна? Что можете рассказать о программе, продолжительности, предметах?

Сергей Попков: Первый курс будет в онлайне. Он про всё новое и интересное в UX на стороне продакшна. Ориентирован как для дизайнеров, менеджеров, так и для продуктологов на стороне заказчика. По продолжительности занимает два месяца. Старт в начале сентября, так что осталось совсем чуть-чуть.

Чуть позже версия этого же курса в офлайне. Параллельно идет экспериментальная группа по Visual UI. Там качаем косметику в интерфейсах. Если эксперимент пройдёт удачно, то это будет второй курс школы.

Когда ж в итоге запустится школа и сколько будет стоить?

Сергей Попков: По цене пока небольшая тайна, хотя, честно скажу, что всё адекватно. Сопоставимо с онлайн-интенсивами «Нетологии». Ещё раз повторюсь, 5-7 сентября будет опубликована программа, можно будет уже зарегистрироваться.

Для каких целей завели блог студии? Что интересного ждать? Скетч-файлы с UI-китами для дизайнеров будут?

Сергей Попков: Начали переводить для собственных нужд. Чтобы чуть опережать тех, кто читает статьи на русском. В какой-то момент переводов скопилось достаточно большое количество. Вот и решили поделиться этим. Смотрим на растущее количество подписчиков и понимаем, что придётся продолжать развивать блог дальше.

На тему библиотеки с файлами думаем. Есть гигабайты исходников, особенно из не принятых или тендерных, но не уверен, что будет уместно их публиковать в открытый доступ.

Копирайтинг на вашем сайте — чьё авторство? Слово «сиськи» на сайте будоражит фантазии клиентов?

Сергей Попков: Когда-то давным-давно я написал эти первые тексты. Теперь мы постарели и стали заметно скучнее в этом плане. Безусловно, это ещё связано с тем, что за очередные «сиськи» могут и по голове настучать.

У вас на сайте здорово представлена каждая из работ, огромная оформленная простыня с результатом. Какие основные рекомендации к подобной подаче работ? Что важно показать, про что нельзя забыть?

Сергей Попков: Залог успешного кейса такой же, как и хорошей упаковки товара в магазине. Главное, чтобы его заметили! Следовательно, есть ряд несложных рекомендаций, которые всегда идут в плюс:

  1. Яркая обложка. Представляем вашу работу в мокапе смартфона или устройства на каком-нибудь ярком фоне. В общем, естественный натюрморт. Желательно с правильным контекстом.
  2. Смелая и крупная типографика. Особенно сейчас, когда в моде «минимал», надо не стесняться искать смелые шрифтовые решения. Даже если в самом продукте у вас нет такого акцента. А ведь часто так и бывает — интерфейсы могут быть скучны и однотонны, поэтому задача кейса — всё это предельно подкрасить.
  3. Я их называю ленточные прогоны. Смысл в том, что у вас есть светлый фон и есть контрастный фон. Вы как бы раскладываете презентацию из кейноута в одну длинную простыню. Задача в том, чтобы не слишком часто их менять, не 1 к 1. Скорее, 1 к 4. 3 белых пролёта, против одного контрастного. Фишка в том, что глаз человека будет постепенно остывать, если все делать на одном фоне. Поэтому время от времени надо чередовать с контрастными перебивками. На них как раз хорошо идут какие-то макродетали, крупные заголовки, вероятно, анимации.
  4. Скриншоты продукта в разных мокапах. Естественно, чем ближе к контексту, тем лучше. Мониторы, смартфоны. Иногда можно без всего, но тогда надо экспериментировать с довольно крупными тенями, чтобы было правильное ощущение объёма.
  5. Введение несуществующих элементов или функциональности. Я очень часто добавляю в кейсе фейк-куски. То есть на самом деле этого не существует в реальном продукте. Но либо оно было придумано в рамках тендерной концепции, либо я посчитал, что это крайне необходимо для предельной визуальной отдачи. В общем, вас же никто за руку перепроверять не будет. Ваша задача — сделать максимально круто, а для этого можно и немного поддуть концептуальности. Вообще, как вы знаете, на Behance полностью фейк-кейсы не редкость.
  6. Анимация микровзаимодействий. Хорошо украшает кейс, когда некоторые элементы интерфейса анимированы. То есть показывают в деталях, как реагирует навигация на курсор мыши или иные элементы. Это добавляет предельной реалистичности и обычно такие кейсы с качественной анимацией получают максимальный охват и внимание. Обычно золотое сечение анимации — это 2-3 анимированные GIF и отдельный интегрированный видеоролик на Vimeo. Мы тестировали, если гифов больше — то всё начинает тормозить и растёт число отказов. Больше одного ролика на Vimeo тоже никто не смотрит. И не забывайте в embed прописывать автоплей, чтобы ролик запускался автоматом. Это увеличивает глубину просмотра, потому что на клавишу Play тоже никто не нажимает.
  7. Интересные факты и статистика по проекту. До сих пор актуально писать и раскладывать по полочкам маленькие превьюшки всех макетов и переводить в числовые переменные: сделали 50 макетов, потратили 200 часов, утопили 2 мышки и так далее. Тут вы можете также преукрасить действительность, вероятно, добавить немного юмора.
  8. Хорошая классика — это кусок или вырезка из гайдлайна. Цвета проекта, шрифты, ключевые лейоуты. Это никогда не будет лишним.
  9. Иногда бывает полезно вставлять и более научные вещи, такие как отзывы пользователей, майндмапы, краткое описание концепции или продукта. Никогда не пишите много текстов. С текстами вообще отдельная большая история. Их мало кто читает, поэтому вставки должны быть короткими и по существу.

Таких хинтов, очевидных и не очень, может набраться куда больше. Но про основные, я наверное, рассказал.

На каких дизайнерских площадках выставляете свои работы и почему именно на них?

Николай Иванов: Лично мне нравится формат Dribbble. Я считаю, что дизайнерские площадки могут адекватно оценить только визуальную часть решения, а Dribbble — самый нетрудозатратный сервис с точки зрения подготовке работы к публикации.

Сергей Попков: Вообще есть Dribbble и Behance. Но я фигово рисовал иконки и анимашки, но хорошо накрывал простыни. Поэтому у нас пошёл Behance.

Даже есть такая традиция — двадцатитысячник, не меньше. Это значит, что если высота меньше 20 тысяч пикселей, то он не проходит внутренний фейс-контроль. Есть боевое крещение, когда новый дизайнер под моим началом готовит кейс и есть задача «срубить ачивку». Если получается — выдаем премию. Успех можно повторить, премии за «ачивки» всегда выдаём.

Вообще, несмотря на некоторую бессмысленность кейсов, потому что много тяжелой графики, вроде и логики там практически никакой нет. Кейсы очень хорошо прокачивают визуальных нюх. Дизайнер, который сделал пару успешных кейсов, абсолютно иначе подходит к поиску и реализации визуальной концепции.

Для AIC кейсы — это как внутренняя культура. Это жрёт немыслимое количество времени, меня за это постоянно «гнобят» менеджеры. У этой истории абсолютно отвратительная экономика. Всё говорит о том, чтобы мы больше никогда не делали кейсов. Но! Это определённо заряжает нас на следующий уровень. Именно благодаря таким кейсам мы и подросли.

У вас шикарно зашла подача «Ростелекома» на Behance в очень нестандартном виде. Как придумали её?

Сергей Попков: Это как раз была мотивационная задача для Ильназа Хасаншина. До этого он не делал кейсы на Behance. Проект редизайна «Ростелекома» на выходе получился неплохой, на карточном интерфейсе. Но этого было недостаточно для того, чтобы привлечь к себе достаточного внимания.

Мы решили поштурмить, и придумать что-нибудь эдакое. Изометрия на Behance всегда хорошо идёт. Это как визитная карточка. Мы порой даже шутим внутри, не положил макет в изометрии — считай кейс не задался. Изометрия всегда прибавляет +20% к лайкам. И тут мы решили пойти чуть дальше и подплавить эту изометрию. Пусть уж потечёт рекой, раз она всем так нравится. Тем более, до этого я ещё не встречал такого графического приёма. Оно и понятно — все берут штатный мокап для изометрии и не заморачиваются.

Отправной точкой стал Серега Кондык, наш моушн-дизайнер, который умело и шустро положил текстуры карточек в Cinema4D. Мы много экспериментировали, пытались завернуть макеты в трубочку, но если честно, дальше плавленной изометрии история не зашла. Просто не было так эффектно. Остальное — дело техники. Яркая обложка, пролёты с макропланами на детальках, инфографика на основе данных с сайта и, конечно же, анимационные вставки. Без них главную «ачивку» практически невозможно получить. В общем, все порадовались за успешный дебют Ильназа и я ещё раз убедился — когда у тебя слаженная и клёвая команда, то ты практически неограничен в возможностях.

Расскажите, пожалуйста, про историю создания вашего ролика:

Сергей Кондык: Не скажу, что это случайность. Ролик сервиса Stampsy — это, безусловно, трендообразующая, большая, красивая работа, которой мы вдохновлялись в том числе.

В качестве вещественных доказательств прикладываем свою раскадровку. Только это между нами.

Если серьезно — для нас стало приятным открытием, что для сервиса международного уровня сделали ролик ребята из соседней улицы. Мне кажется, что все же есть разница между референсом для вдохновения и почти дословным копированием. Про наш процесс. На нашей стороне делался мудборд, сценарий, раскадровка, текст и музыка, на стороне Six & Five — графика.

Как устроены накопление и обмен опытом внутри компании?

Николай Иванов: Обмен опытом в компании происходит в нескольких форматах. Начиная с внутренних еженедельных лекций, общей базы интересных статей, вечерних обсуждений актуальных подходов и трендов, заканчивая приглашением внешних спикеров на огонёк.

Какие креативные методики используете чтобы вытащить проект или дизайнера из тупика?

Сергей Попков: Всё зависит от конкретной ситуации. Вообще, у нас разные методы, меня ещё может дополнить Дмитрий Игошин. Я советую ребятам следующие механики:

  1. Принцип итерационности. Всегда сохраняйтесь на разном этапе прогресса и делайте больше версий, где не чувствуете уверенности в конечном решении. Это как в шахматах. Если не можете вслепую просчитать стратегию — проиграйте сразу несколько сценариев. Но обязательно их зафиксируйте. Таким образом, вы вместо тупика получите несколько решений, из которых, вероятно, сможете выбрать лучшие. Или эти несколько сценариев уже вполне можно обсудить или посоветоваться с коллегами или заказчиком. Потому что это вполне адекватный рабочий процесс.
  2. Эффект замыленного взгляда. Иногда, если вы проводите за одним проектом из-за сжатых сроков больше 6-8 часов без длительного перерыва (а такое часто бывает) у вас возникает ощущение, что это не совсем то, что вы ожидаете. Вам это не нравится. Из-за этого вы начинаете переживать. Тут и получается творческий тупик. Хорошая механика заключается в том, что после восьмичасового творчества надо тупо выключить компьютер и переключиться на что-нибудь другое. Желательно на отдых. На следующий день открывайте проект и, наверняка, вы быстро отловите неудачный момент и куда шустрее двинетесь дальше.
  3. Слоёное творчество. Исходя из второго пункта, я всегда практиковал чередование активного творческого поиска и технической работы. Разделите свою рабочую сессию на ключевые моменты, с которыми вы будете работать. Допустим, это дизайн-концепция продуктового лендинга.
Начните с технической рутины. Положите сетку. Набросайте контейнеры, подберите контент. Всё это у вас может быть как прототип. Чёрно-белое. Это довольно скучная работа, но она всегда необходима. В этих местах сложнее попасть в тупик, но лень и однообразие будет вас выталкивать, подкрашивать какие-то блоки и уже прорабатывать их визуальный ряд. В этом и заключается слоеность. Чаще меняйте тип вашей работы. Если вы устали подбирать визуал в какой-то блок, не теряйтесь, переключайтесь вновь на техническую рутину и наоборот.

Как рассчитывается зарплата дизайнера? Оклад или оклад и премия? Есть ли у дизайнера понимание, что я сделаю столько и за это получу столько?

Дмитрий Игошин: Кроме оклада, который соответствует твоей должности, у нас предусмотрена система вознаграждений. Вознаграждения рассчитываются, исходя из объёма выполненных задач. То есть неважно, сколько времени ты проводишь на работе, важно, сколько ты закрываешь задач. Сложность задачи в часах определяет арт-директор с менеджером.

Сергей Попков: Вообще, ещё есть грейды. То есть на входе дизайнер-джуниор всегда знает, куда он может прийти через год-два. Есть вполне чёткие критерии оценки творчества и лестницы роста. Хотя все решения мы принимаем коллегиально: советом арт-директоров + высшим менеджментом. Но обычно спорные ситуации бывают редко. Ещё есть управленческие премии и премии за «ачивки» Behance (как я уже расказывал ранее).

Какие есть критерии оценки и лестницы роста? Сколько в среднем составляет примерный % премии от оклада? Премии раз в квартал или раз в месяц?

Дмитрий Игошин: Сейчас есть документ, который называется схема роста. В нём указаны компетенции, которые нужно закрывать для перехода к следующему грейду. Сейчас на основании этого документа делается внутренний сайт, в котором, кроме компетенций, будут ещё и обучающие материалы, помогающие освоить новые навыки.

Как заставляете сотрудников отдыхать?

Сергей Попков: Мы отдыхаем не так часто, но дружно. Вместе, и в самых неожиданных местах. Вот, к примеру, в музее советских игровых автоматов.

Присылайте свои колонки и интерфейсные кейсы на interface@vc.ru

Популярные статьи
Показать еще
Комментарии отсортированы
как обычно по времени по популярности

Круто! Думаю это будет лучше чем курсы от нетологии и прочих теоретиков.

Интересно, на какой LMS реализовано.

Вааах какой шоурил *___*

0

Спасибо, парни, за рассказ!

0

Почаще публикуйте мысли ТОПовых компаний. Очень интересно и мотивационно!!!

Очень здорово, что вы отказались на деление проектировщика и дизайнера. Всегда был убежден, что хороший веб-дизайнер должен уметь проектировать (под проектированием подразумевается не только умение работать в Axure, конечно же).

Насколько знаю, на Западе это распространенная практика, чуть ли не стандарт. Ведь и правда что остается делать дизайнеру? Он становится просто оформителем и стремительно начинает деградировать или вносить правки в прототип, постоянно отвлекая проектировщика и утверждая всё это дело. В любом случае: не круто.

0

осталось отказаться от начальников и подчиненных. пусть все будут начальниками!

0

Студия Говарда Рорка

0

Возможность комментирования статьи доступна только в первые две недели после публикации.

Сейчас обсуждают
ave ego

Популярным станет когда за ту же цену количество доступного контента сравняется с американским. А то платите также, а смотреть можете в 10 раз меньше.

Роскомнадзор заявил об отсутствии претензий к Netflix из-за «непопулярности сервиса» в России
0
Борис Моренко

Название отличное. Лучше только stalin.tv)

Французский видеосервис Molotov привлёк $22 млн от Михаила Фридмана и других инвесторов
1
Yuriy Belonozhkin

В начале 2016 года мы шифровали как могли (Эзоповым языком и смайликами)

Акционеры Facebook раскритиковали инвестора Андриссена за помощь Цукербергу втайне от совета директоров
1
Yuriy Belonozhkin

Перед перезапуском Secret он решил поразмяться на блог-сервисе)

Сооснователь Secret запустил анонимную блог-платформу IO
0
Николай Анников

Основатель компании владеющей супер защищенным мессенджером не смог сохранить переписку в тайне?

Акционеры Facebook раскритиковали инвестора Андриссена за помощь Цукербергу втайне от совета директоров
0
Показать еще