Лого vc.ru

Неизвестный Android: кто есть кто в команде самой популярной в мире мобильной платформы

Неизвестный Android: кто есть кто в команде самой популярной в мире мобильной платформы

Редактор студии мобильной разработки Live Typing Андрей Руденко изучил биографии первых лиц, серых кардиналов и евангелистов Android, а также создателя прошивки CyanogenMod.

Поделиться

Каждый отчёт от IDC подтверждает лидерство Android на рынке мобильных платформ. В декабрьском пресс-релизе аналитической компании указано, что доля занимаемого мобильной платформой рынка в 2015 году составила 81,2%, а к 2019 году прогнозируется рост до 82,6%.

Начать перечислять слагаемые такого успеха лучше с низкой стоимости устройств и лояльных условий для производителей, выбирающих Android как базу для своих телефонов и планшетов. Сложно переоценить роль версии Lollipop, новый визуальный стандарт Material Design и распространение таких брендов, как Xiaomi, Huawei и ZTE с их бюджетными устройствами. Даже новые модели iPhone или неподконтрольные Google кастомные прошивки не сказываются на позициях Android критично. Пока iOS — воплощение стабильности, Android — лидер по росту.

Удивительно, почему большинству владельцев Nexus, Samsung, HTC, LG и вышеназванных китайских брендов неизвестны люди, чьим продуктом они пользуются каждый день. Благодаря маркетинговой стратегии Apple планета живёт жизнью её топ-менеджеров: их имена, стиль в одежде и сексуальная ориентация известны даже тем, кому это не нужно, а Джобс и вовсе уподобился божеству.

Жизнь же апологетов и энтузиастов Android остается книгой за семью печатями, которая приоткрыта лишь пассионариям из сообщества разработчиков. Данный материал призван ответить на вопрос: кто же они, «большие головы» Android, достойные внимания не меньше, чем Джобс, Возняк, Кук и Айв.

Энди Рубин

В 1985 году отец жанра «киберпанк» Уильям Гибсон переживал творческую паранойю: его дебютная книга «Нейромант» была готова только наполовину, а новый фильм Ридли Скотта «Бегущий по лезвию» уже мог подорвать карьеру молодого писателя. Опасаясь, что лента окажется лучше его работы, Гибсон пошёл на показ и в ужасе покинул его, когда опасения подтвердились. Время быстро показало, что два визионерских подхода к одним и тем же вещам могут сосуществовать.

Энди Рубин тоже кусал локти, когда в 2007 году смотрел презентацию первой модели iPhone. К тому моменту он уже четыре года как был сооснователем компании Android, где под покровом секретности работал над чем-то большим, чем просто телефон. В середине нулевых концепция Рубина звучала интригующе: «Это мобильное устройство должно знать о местонахождении владельца и его предпочтениях».

У людей, решивших сказать новое слово в мире мобильных технологий, был солидный бэкграунд. Помимо Рубина, в ядро компании входили Рич Майнер, Ник Сирс и Крис Уайт. Майнер был в числе учредителей компании Wildfire Communications, давшей толчок идее голосовых интерфейсов вообще и Siri — в частности. Ник Сирс занимал пост вице-президента по пользовательским продуктам мобильного оператора T-Mobile, Крис Уайт же работал в Microsoft над дизайном и интерфейсом технологии MSN TV, ранее известной как WebTV.

Карьерный путь самого Рубина порой парадоксален. Он начался с должности робототехника в немецкой фирме по производству промышленных и потребительских продуктов Zeiss AG. Затем была подобная швейцарская компания, где Рубин, по его словам, и работал бы дальше, спокойно и счастливо. Но в планы вмешалась женщина, притом чужая.

В 1989 году Рубин отдыхал на Каймановых островах. Прогуливаясь по побережью, он наткнулся на спящего мужчину — это был сотрудник Apple Билл Касвелл, которого подруга во время ссоры выдворила из их коттеджа. Рубин оказался гостеприимным хозяином, услуга за услугу — и вот Энди Рубин уже работает на будущих конкурентов. Здесь-то его и прозвали Android — за безграничную любовь к роботам.

Люди из ближнего окружения Рубина говорят, что роботы — это Энди Рубин, а Энди Рубин — это роботы. Роботы — важная часть личности Рубина, они окружают его и на работе, и дома. Гостей Энди встречает ретинальный сканер (камера, распознающая человека по радужной оболочке глаза — прим. ред.), открывающий двери только тем, кто есть в его базе данных. Прочие же имеют дело со звонком: нажимаешь на кнопку, и механическая рука бьёт молотом в колокол, расположенный в фойе. Зачем? Просто Рубин может. Интерес к прогрессивной технике поселился в Рубине довольно рано: его отец занимался продажами электронных приборов, и отдельные их экземпляры оседали в комнате Энди сразу после съёмок для каталогов.

Когда Рубин работал в Apple, компания была на пике успеха со своими Macintosh II, а при участии Рубина было создано сместившее их поколение Quadra и предприняты первые попытки создать модем с программным кодированием данных и устранением ошибок. В 1990 году Apple запустила подразделение General Magic, где Рубин работал инженером с 1992 по 1995 год. Из кабинетов General Magic вышла не снискавшая популярности операционная система для портативных компьютеров Magic Cap. По мнению одного из коллег Рубина, она слишком опережала время, чтобы обрести успех и пользователей.

Рубин со своим инженерским помешательством на железе выглядел среди digital-бизнесменов из Кремниевой долины, как динозавр. Некоторые выходки хоть и были остроумными, но раздражали начальство: будучи инженером в Apple, Рубин перепрограммировал внутреннюю телефонную линию компании так, что входящий звонок в ИТ-отдел якобы поступал от исполнительного директора, предлагающего работникам отдела специальные фондовые гранты.

Другие выходки могли обойтись работодателю слишком дорого. Когда Рубин работал в MSN TV, он собрал робота с веб-камерой и микрофоном в руке, который праздно шатался по офису, подслушивая и подглядывая за сотрудниками. Робот был подключен к интернету, и однажды хакеры взломали компьютер, который его обслуживал. От утечки инсайдерской информации Microsoft спасло только то, что взломщики не догадались о наличии в компьютере опции видеосъёмки. Тем не менее служба безопасности велела Рубину убрать робота с глаз подальше. После этого инцидента робототехник получил у коллег культовый статус.

На рубеже тысячелетий, когда другие носили массивные ременные пряжки из фальшивых камней и драгоценных металлов, основатели Google Сергей Брин и Ларри Пейджа крепили к поясу новый гаджет, похожий на кусок мыла. У него был выдвижной экран с маленькой клавиатуркой, он умел выходить в интернет, посылать мгновенные сообщения и email, а поисковиком в нем по умолчанию был Google. Казалось, что носишь на ремне десктоп.

В 2002 году этот девайс был у всей элиты Кремниевой долины. Он назывался The Danger Hiptop и был первым в мире смартфоном. Разработала его возглавляемая Энди Рубином компания Danger. Название Рубин взял из поп-культуры: в сериале «Затерянные в космосе» был персонаж с ногами-гусеницами, гофрированными руками и стеклянной головой, который сигнализировал об опасности словами 'Danger! Danger!'. Разумеется, это был робот.

Этот период стал для Рубина поворотным в плане оценки своей роли в проекте. Рубин начал учиться выстраивать стратегию развития бизнеса и мыслить, как менеджер. Позже вышел совместный с оператором T-Mobile ребрендинг Hiptop под именем Sidekick. В новинке был впервые реализован контрактный подход к продажам, который позже позаимствовали Apple и AT&T.

В 2004 году совет директоров Danger решил найти нового главу компании. К тому времени для Рубина работа в этой компании исчерпала себя, так что уход прошел без скандалов. Но Рубин все еще грезил смартфоном нового поколения. Так началась активная фаза жизни второй компании Рубина — Android.

Сперва на базе Android планировалось выпускать цифровые фотокамеры, но перспективы рынка программного обеспечения для мобильных телефонов были куда заманчивее. Своих денег на запуск у Рубина не было, однако они требовались как можно скорее, и Энди нашел инвестора в лице экс-коллеги по WebTV Стива Перлмана. Полученная материальная поддержка дала возможность Рубину и его коллегам переехать в офис в Пало-Альто.

Поиск инвесторов продолжался, и Рубину показалось, что потенциальный интерес к его продукту есть у людей из Samsung — крупнейшего в то время производителя телефонов. Когда команда прибыла в офис вендора в Сеуле, Рубин изложил свою идею двум десяткам руководителей. Его питч увенчала гробовая тишина, потревоженная риторическим вопросом одного из представителей Samsung: как восемь человек могут изменить мобильный рынок, и вообще, не под кайфом ли Рубин. Это произошло за две недели до того, как Ларри Пейдж предложил Рубину не только финансирование, но место в Google. Объединение состоялось в июле 2005 года.

Как вспоминает сооснователь Android Ник Сирс, каждый из их четверки был убежден в важности открытых платформ , если речь идет о потребительских продуктах. Люди, приближенные к Google, говорили, что эта идея культивировалась изначально: мы вручаем технологию производителям сотовых телефонов, что послужит своего рода приглашением для разработчиков и контент-дистрибьюторов делать под платформу все, что угодно, и значительно ускорить темпы развития. В то время о Google с подачи Microsoft думали как о компании, которая может только копировать идеи, но не генерировать их.

Рубин отходил от дел Google постепенно. В марте 2013 года Ларри Пейдж отчитался в блоге Google о достижениях компании за прошедшие годы и успехах экс-руководителя отдела разработки Android и пожелал успеха в работе над новым проектом Google, имя которого не называлось. Позже выяснилось, что Рубин готовится к прорыву в промышленном роботостроении. В частности, по его инициативе экосистема Google обогатилась Boston Dynamics и Titan Aerospace. В конце октября 2014 года Рубин окончательно ушел из Google. Никакого давления со стороны компании — лишь простое желание двигаться дальше.

Сегодня Рубин стоит во главе Playground Global, бизнес-инкубатора для финансовой, технической и консультационной поддержки стартапов. В их число входят, например, такие компании: Subpac, которая выпускает нательные жилеты, передающие низкочастотную составляющую музыки, которую слушает владелец жилета, прямо ему в тело; CastAR, производитель гарнитуры дополненной реальности; MeetOwl, развивающая систему видеоконференций.

Компания, состоящая из бывших сотрудников Google, Apple и General Magic, планирует стать централизованной базой снабжения программным обеспечением и комплектующими для технологий на базе искусственного интеллекта. И они будут доступны не только для стартапов — участников венчурного финансирования, — а вообще для всех.

Сундар Пичаи

Вакуум, оставшийся после ухода Рубина из Android, сразу же заполнился. 13 марта генеральный директор Google Ларри Пейдж оставил в блоге компании добрые пожелания Энди Рубину и поприветствовал нового главу Android — им стал Сундар Пичаи, уроженец Индии.

Программисты из Индии и их код стали мемом: вспомните сериалы IT-crowd и «Теория большого взрыва». Авторы «Кремниевой долины» обыграли этот стереотип по-своему, включив в сюжет программиста-пакистанца Динеша Чугтая. Стереотипы на пустом месте не рождаются: в июле 2013 года журнал Computer World подсчитал количество разработчиков в разных странах, и Индия со своими 2,75 миллионами была на втором месте после США, где число программистов достигло примерно 3,6 миллиона. Рядом с текущими показателями — прогнозы на «догнать и перегнать».

Сундар Пичаи, талантливый индиец, занял место генерального директора Android, а позже — Google. Пичаи родился в городе Ченнаи на юге Индии, который ассоциируется с будущим страны — промышленным, технологическим, интеллектуальным. В Ченнаи открыли свои штаб-квартиры крупные автомобильные концерны и международные банки, здесь работают технопарки и ИТ-центры.

Отец Сундара был инженером-электриком в General Electric Company и управлял фабрикой по производству электродеталей, а мать до рождения сына работала стенографисткой. Также у Сундара есть младший брат. По меркам Индии семья Пичаи относилась к среднему классу: двухкомнатная квартира, ежемесячный достаток в 3000 рупий и возможность откладывать деньги. Хотя отец и работал в британском техно-конгломерате, Сундар не был окружен передовой электроникой, но к работе отца относился с восторженным интересом.

В школе Сундару не везло с успеваемостью по истории и географии, а вот в научных дисциплинах ему было мало равных. Другой его сильной стороной был крикет, и под командованием Сундара школьная сборная выиграла несколько региональных соревнований.

Когда Сундару было 12 лет, в его доме появился дисковый телефон, с помощью которого он развивал фотографическую память. Его дядя вспоминает один характерный эпизод: в присутствии Сундара он попросил жену записать номер телефона друга — жена забыла исполнить просьбу, а вот Сундар в точности воспроизвел номер спустя несколько месяцев. Сам мальчик не видел в этом навыке ничего полезного. В уличных играх и флирте с одноклассницами пользы было еще меньше, поэтому всем развлечениям он предпочитал учебу. Даже в повозке рикши, отвозившей его в школу, он сидел с книгой.

Если в школе быть отличником Сундару мешали гуманитарные науки, то в Индийском техническом институте он оказался уже на своем месте. Он получил степень бакалавра технических наук по специальности «Металлургия» и стал стипендиатом Стэнфордского университета. Чтобы купить сыну билеты в США, отец снял с семейного счёта все деньги — сумму, более чем в два раза превышавшую его годовой доход. «Мои родители поступали так же, как и все остальные родители в то время. Они положили свою жизнь на то, чтобы их дети получили образование», — сказал Пичаи в интервью Bloomberg в 2014 году.

Образование Сундара шло в гору, но в его личной жизни случился небольшой коллапс. Ещё в Индийском техническом институте он познакомился со своей будущей женой, Анджали. Как вспоминает университетское окружение Сундара, тактика поведения с противоположным полом давалась ему сложнее, чем позже далась должность главы Google. Все сложилось успешно, но цены на товары в США поразили Сундара, и он понял, что не сможет вытянуть двоих. Они с Анджали воссоединились позже.

К удивлению родителей, из Стэнфорда Пичаи ушел, устроившись на работу инженером и продакт-менеджером в Applied Materials — завод по выпуску конденсаторов в Кремниевой долине. Надолго он там не задержался и поступил в Уортонскую школу бизнеса при университете в Пенсильвании. Пичаи вышел оттуда в 2002 году со степенью магистра делового администрирования и устроился в международную консалтинговую компанию McKinsey & Company.

Когда Google 1 апреля 2004 года пригласила Сундара на собеседование, тот подумал, что это шутка. Результаты переговоров удовлетворили Ларри Пейджа, и Сундар был назначен на должность вице-президента по менеджменту продуктов. Маленькая команда под управлением Пичаи начала развивать дополнение для браузеров Google Toolbar, и позже Пичаи увидел за этим инструментом идею собственного браузера от Google.

Эрик Шмидт, генеральный директор компании на тот момент, отказался от этой идеи, сославшись на дороговизну реализации. Но на Пейджа и Брина замысел Пичая произвел впечатление. Google Chrome был представлен в 2008 году. Открывшиеся возможности толкали Пичая к новым решениям, которыми стали операционная система Chrome, лэптоп Chromebook и медиапроигрыватель Chromecast.

Пока Пичаи показывал чудеса энтузиазма и зарабатывал доверие каждого человека в Google, от своих подчинённых до основателей компании, Рубин созрел для того, чтобы уйти в секретное подразделение Google. Эстафету принял Пичаи. При всем разнообразии задач — браузер и операционная система Chrome, линейка продуктов и сервисов Google Search, Google Maps, Google+, Google Apps и другие — назначение на пост главы Android было серьёзным испытанием. От Сундара ожидали многого, и ожидания оправдались.

Он заканчивал за Рубином версию KitKat, а Lollipop разрабатывался полностью под его ведомством. Когда Пейдж и Брин основали холдинг Alphabet, то выбор преемника для Пейджа, сместившего к тому времени Шмидта, был очевиден. В августе 2015 года Сундар был назначен генеральным директором Google.

Возможно, на этом решении сказались неоднократные попытки «схантить» Пичаи, которые предпринимали другие компании. В 2011 году Twitter сделала первый подход, предложив ему должность главы продукта. Google отстояла своего вице-президента — как утверждали не раскрывшие себя источники, значительно подняв ему зарплату. В 2015 году представители компании пообещали Пичаи уже должность генерального директора, что едва ли могло его соблазнить, учитывая плачевное положение Twitter на тот момент. Между двумя этими случаями имя Пичаи прозвучало в числе претендентов на должность главы Microsoft вместо ушедшего в 2013 году Стива Балмера.

Пейдж, видимо, решил сделать стратегический шаг для перестраховки и удержал Пичаи, посадив его в кресло генерального директора вместо себя. Нет предела гордости соседей и учителей, которые окружали его 40 лет назад в Индии.

Хироши Локхаймер

В октябре 2015 года новым главой Android стал Хироши Локхаймер. Наполовину японец, наполовину немец, Локхаймер до 18 лет жил в Токио, а в 1993 году приехал в США для поступления в Университет Райса в Хьюстоне. Техас не был дружелюбным местом, а профессия архитектора на поверку оказалась малопривлекательной. Вместо занятий Локхаймер проводил время в компьютерной лаборатории, где его очаровал местный компьютер на базе Unix. Столкнувшись с новым миром компьютерных технологий, Хироши бросил учёбу и вернулся в Токио, чтобы овладеть программированием.

В январе 2000 года Рубин запускал Danger, и Локхаймер, уже бывший на тот момент в Калифорнии, прошёл собеседование. Обстоятельства жизни архитектора-недоучки и программиста-самоучки произвели на Рубина большое впечатление, он увидел в них потенциал. В сентябре того же года Локхаймер оставил Danger и стал руководителем проектов в Palm. Череда должностей то здесь, то там снова свела вместе Локхаймера и Рубина в 2005 году, когда Android был куплен Google.

«Он знал о моём интересе к потребительской электронике и особенно к беспроводным девайсам», — вспоминает Локхаймер. «Он позвонил мне и сказал: “Мы тут делаем кое-что для Google. Не могу сказать тебе, что это, но ты будешь в восторге"». Так Хироши стал первым сотрудником Android после сооснователей платформы, получив должность исполнительного директора и вице-президента по разработкам. Спустя девять с небольшим лет Хироши, стоявший по правую руку от Сундара Пичаи, получил от него в наследство должность главы платформы и ответственность за развитие Chrome OS и Chromecast.

В интервью для Business Insider Локхаймер говорил, что Рубину всегда было комфортнее руководить командой в пару десятков человек, нежели огромным энтерпрайзом. Рубин мыслил стартапами, каким был когда-то Android со своими восемью сотрудниками. В те дни в компании царила очень неформальная атмосфера: на встрече с главой компании HTC Рубин мог, играя, случайно разбить радиоуправляемый вертолет.

Но вот появлялись новые версии системы, устройства серии Nexus, число активированных устройств и скачанных из Google Play приложений достигало гипертрофированных значений, и более 60 производств по всему миру делали технику на базе Android. Назвать такое предприятие стартапом было уже сложно, и Рубин оставил пост, чтобы снова окунуться в романтику молодого и амбициозного предпринимательства.

С приходом Локхаймера атмосфера в Android не утратила своей лёгкости. Нового главу любят, как любили Рубина с Пичаи: когда в 2011 году сотрудникам пришла корпоративная рассылка, где говорилось, что Хироши выдвинут на пост вице-президента, по офису прокатился приветственный гул. Харизма и чувство юмора поддерживали репутацию Локхаймера в сложные для компании моменты: редкая встреча с деловыми партнёрами проходила без его шуток, задававших беседе правильный тон.

Одно из последних совместных заявлений Локхаймера и Пичаи — поддержка Apple в их столкновении с ФБР, требующего от компании ослабить систему защиты персональных данных. Это нужно для расследования теракта, случившегося 2 декабря 2015 года в Сан-Бернардино. Такие отношения с конкурентом лежат в плоскости дипломатии и пиара, однако управление продуктом преобладает, и Рубин нисколько не сомневается, что платформа в правильных руках. К слову, в феврале Локхаймер намекнул на возможное название очередной версии Android, признавшись в твиттере в любви к пасте Nutella.

Хьюго Барра

2013 год обозначился для Google ещё одной кадровой потерей. Сразу за Рубином последовал глава по управлению продуктами Хьюго Барра. Барра родился в Бразилии. Получив образование по специальности «Электротехника» в Федеральном университете Минас-Жерайс в Белу-Оризонти, Барра поступил в легендарный MIT в Кембридже, откуда выпустился бакалавром дисциплины «Наука управления» и специалистом электротехники и компьютерных наук. Там же он плотно работал в направлении искусственного интеллекта, был президентом своего класса и получил первый опыт публичных выступлений.

Барра начал карьеру в компании LOBBY7, основанной в 2000 году с друзьями по институту: он занимался проблемами программного распознавания голоса. Пять лет спустя она была поглощена Nuance Communications, а в 2008 году уже сама Nuance стала частью Google. 2010 год стал годом назначения Барра на должность директора по управлению продуктами.

Будь вы сотрудником Android , вы бы почувствовали некую отчужденность Рубина в плане взаимодействия с другими отделами Google. Роль Барра заключалась как раз в том, чтобы растопить этот лед: быть легким, живым и открытым к диалогу с каждым, уметь быстро рассказывать о возможностях продукта всем, кто в этом нуждается.

Операционная система и устройства Nexus нуждаются в улучшениях, и сбор обратной связи должен был решить эту задачу. Со своим дружелюбием и способностями к общению с аудиторией Барра стал лицом Android. В рамках Google I/O, LeWeb и подобных конференций Барра явил общественности Honeycomb, Ice Cream Sandwich, Jelly Bean и KitKat, телефоны Nexus 4 и Nexus 5, планшеты Nexus 7 и Nexus 10, персонализированный поисковик Google Now и систему голосового поиска Google Voice Search. Один из бывших сотрудников Android назвал связку «Рубин — Локхаймер — Барра» триумвиратом, который ведет предприятие к успеху.

Отставка публичного лица Android претендует на место главной «желтой» истории в мире высоких технологий. Посвященные в ситуацию сообщили изданию AllThingsD о романтической связи между Барра и сотрудницей Google, которая позже оставила его в пользу другого их общего коллеги, Сергея Брина. Позже в прессе появилось имя женщины — Аманда Розенберг, менеджер по маркетингу в запущенной Брином продуктовой линейке Google Glass. Последний, к слову, на тот момент был на стадии развода с Анной Войжитски. Одни говорят, что именно эта связь стала причиной ухода Барра, другие — что Барра подал в отставку до того, как узнал о новом бойфренде своей подруги.

Так или иначе, прощальное письмо было дипломатичным и дружелюбным: «Мы желаем Хьюго Барра всего наилучшего. Мы будем скучать, и нас радует, что он остался внутри экосистемы Android». В октябре 2013 года Барра стал ответственным за глобальное продвижение китайского бренда мобильных устройств Xiaomi. В то время о нем мало кто знал, а сейчас Xiaomi меняет репутацию Китая как производителя дешевых некачественных поделок.

Барра неумолимо ведет бренд к статусу китайского Apple. На прошедшем в феврале Mobile World Congress он сравнивал вышедший недавно Xiaomi Mi 5 с iPhone 6S и Samsung Galaxy, и сравнение было не в пользу последних двух. И все это — на фоне ироничных вирусных роликов в поддержку свежего флагмана китайского вендора, где Барра скачет через скакалку и собирает кубик Рубика. Теперь компанию Xiaomi узнают на глобальном уровне, и все благодаря тому, кто представлял публике компанию Android.

Матиас Дуарте

У Android как открытой системы есть свой всем известный неоднозначный момент —фрагментация. Взяв в руки телефоны двух разных производителей, видишь два разных интерфейса, два оформления — два разных Android. Однако в прошлом десятилетии визуальной разрозненностью своих продуктов «болела» сама Google: настолько каждый из них был не похож на другой, взаимодействие отделов стремилось к нулю.

Пока Пейдж считал, что Android и Google идеально подходят друг другу, у Рубина в голове не укладывалось, как гигантской компании может быть настолько чужда идея о корпоративной структуре. Так продолжалось до 2010 года, пока в Google всерьёз не подняли вопрос о визуальной унификации продуктов. Юзабилити и пользовательский опыт встали во главу угла.

Матиас Дуарте, впрочем, совершенно не волнуется относительно фрагментации, кастомные прошивки он воспринимает как разные автомобили: «Неважно, какая у вас машина — Honda, BMW или Tesla. У нее есть руль, тормоз с одной стороны и газ с другой. Они могут иметь совершенно разные панели управления — все зависит от потребностей — но ты знаешь, как ей управлять. И это отличные машины». Так звучат слова человека, который «сделал Android прекрасным» — так сооснователь сайта The Verge Джошуа Топольски представил Дуарте на своем ток-шоу в 2011 году.

Вице-президент Google по дизайну и человек, внесший в систему Android само понятие о пользовательском опыте, Дуарте из тех людей, о которых говорят: «У него есть стиль». Этно-психоделические рубашки дизайнера стали предметом обсуждений и догадок, которые Матиас не спешит комментировать. На первый взгляд он кажется кем-то вроде сутенёра, наркобарона или порнозвезды из 1980-х годов. А если вглядеться, невольно подмечаешь сходство с персонажем из фильма «Кровь и бетон» — тем, что известен в рунете своей пронзительной словесной эскападой. В общем, обаятельный человек.

Когда-то семья Дуарте оставила Южную Америку из-за политической нестабильности — как и всякий беженец, Дуарте по-прежнему идеализирует Америку как страну возможностей. Он получил степень бакалавра компьютерных наук в Университете Мэриленда, но благополучно променял работу по специальности на игровую разработку, переехав в Сан-Франциско. В 1994 году, еще студентом, совместно с Брайаном Веллингтоном он придумал популярную среди линуксоидов аркаду XBill. Задача игрока — не допустить, чтобы орава персонажей по имени Билл установила на компьютеры вирус Wingdows вместо операционок на базе Unix, а также заразила ими «макинтоши», PalmPilot и другие устройства.

В другой игре, над которой работал Дуарте, игрок управлял кораблем на воздушной подушке и летал среди греческих колонн, расстреливая врагов и поджигая деревья. Игра называлась Phase Zero, она разрабатывалась под приставку Atari Jaguar, но так и не была доведена до конца: студия закрылась. Но и от того, что можно найти в сети, брови слегка приподнимаются — конечно, если делать поправку на год выпуска.

Во время бума доткомов Дуарте «фрилансил» и делал сайты, пока не заинтересовался дизайном операционных систем и мобильных платформ. На его счету — UX для операционной системы webOS на ядре Linux, слайдера Helio Ocean и, между прочим, внешний вид того самого Danger Hiptop. За последнее устройство компания Danger получила в 2002 году награду Wired Rave Award в номинации «Промышленный дизайн», обойдя на этой дистанции Apple с их iMac.

В 2010 году Пейдж пригласил Дуарте наводить порядки в Google. Первое детище Матиаса, которое вдохновило пользователе Reddit создать ветку, прославляющую его имя, — это система Android 3.0, она же Honeycomb. С тех пор Android изменился навсегда.

На конференции Google I/O в 2014 году Дуарте рассказывал: «В Android Icecream Sandwich мы представили интерфейс, выполненный в стиле печатных журналов. Многим понравилось, многие были счастливы. Но дизайн не стоит на месте. И пользователи, и дизайн как область — все стало сложнее. В последние годы в дизайне стало важным движение. Нам захотелось взять лучшее, на что способен графический дизайн в плане чистоты и ясности, а также инновации в графике движения и коммуникациях посредством движения. Это всё ещё было привязано к понятиям осязаемости, физичности, значимых для промышленных дизайнеров. Мы задались вопросом, как это реализовать».

Впоследствии этот вопрос привёл команду Дуарте к образу бумаги, только «значительно улучшенной, можно сказать, волшебной», как описывает её дизайнер. Эта удобная метафора легла в основу всей концепции Material Design.

Для Дуарте переход от разработки игр к пользовательским интерфейсам в мобильной ОС был почти бесшовным: он привнёс в одно философию другого. Матиас признаётся, что находит время, проведённое им в игровом пространстве, полезным, поскольку часть нормальных для этого пространства механик осталась недооценённой в остальных областях UX-дизайна.

«Будь ты игрок или разработчик игры — все понимают, что игра должна быть максимально достоверной, захватывать эмоционально и погружать в себя. Веб-сайты же совсем не учитывают нюансов чувственного опыта». Матиас приводит в пример швейцарский армейский нож и зажигалку Zippo: «Хотя это и не игрушки, их не можешь выпустить из рук». Ему хочется, чтобы Android восхищал так же — и он возглавил команду дизайнеров, которая придумала Material Design.

На Дуарте сильно сказался тот опыт, что он получил в школьном кабинете рисования и на занятиях историей искусств. Комфортнее всего Матиас чувствует себя в поле абстрактного экспрессионизма, сильнее всего на на него повлияли художники Аршиль Горький и Роберто Матта. Если говорить о других направлениях, то это Одри Кавасаки и апологет суперплоского искусства Такаши Мураками.

Но сегодня источником вдохновения для Дуарте стал Tumblr: если и стоит убить 30 секунд на социальные медиа, чтобы увидеть там что-то новое, то вот он, лучший выбор. А если говорить об инструментах, то Матиас в восторге от Sketch, Comet и Pixate. А мессенджер Slack пробуждает в памяти Дуарте эпоху IRC, когда в канале общались знакомые друг другу люди.

Дуарте разрушает сложившийся стереотип о работе в Google как о бесконечном кувыркании в цветных шариках: «Рабочий день — это куча встреч и имейлов, обсуждение чужого дизайна и отсутствие времени для разработки своих идей. И если ты работаешь в Google или хочешь выйти на его уровень, то твои рабочие условия должны включать хорошую мебель, естественное освещение, белые доски и бумагу для заметок».

Музыка в зону дизайнерского комфорта Дюарте не вписывается: в молодости он любил быстрое и шумное роттердамское техно и мог слушать понравившийся трек на повторе часами, но теперь это отвлекает его от работы.

Стив Перлман

Маленькая команда Энди Рубина, собранная из разработчиков и менеджеров по продукту, работала не на голом энтузиазме. Когда Рубин выжал из себя все, что мог, он растерялся. Для запуска Android усилий одного человека оказалось недостаточно, и требовалась помощь со стороны. Арендатор уже был готов выселять инженера, поэтому телефонный разговор между Энди Рубином и Стивом Перлманом звучал немного нервно:

— Когда нужны деньги?

— Немедленно!

— Значит, будут в самом скором времени.

— Вообще-то, чем скорее, тем лучше.

Перлман отправился в банк, снял 10 тысяч долларов стодолларовыми банкнотами и принес их в офис Рубина. По слухам, итоговая сумма инвестиций составила 100 тысяч долларов — этого хватило, чтобы привести бизнес-план в исполнение и перевезти офис в Пало-Альто. Пока Рубин отпускал о затее пессимистичные ремарки, Перлманом руководили вера в проект и желание помочь другу и бывшему коллеге. «Мне говорили: “Стив, ну брось. Ему бы продать хотя бы миллион этих штук. Он пытается вскипятить океан"».

Чем Перлман отличался все 25 лет работы венчурным капиталистом, так это чутьем: по состоянию на конец сентября 2015 года платформа Android насчитывала почти полтора миллиарда пользователей.

Звонок Стивену Перлману, возможно, был решающим в судьбе мобильной платформы. Но чем он должен быть известен широкой общественности, помимо своей роли в Android? Охватить весь масштаб его технического гения чрезвычайно сложно: в патентном бюро США числится более 150 патентов Перлмана.

За одним только упоминанием о QuickTime — как о технологии, фреймворке или плеере, неважно — потянется вереница внедривших QuickTime в свои продукты торговых марок и брендов, начиная со всего, что сходит с конвейеров Apple. Предтечей QuickTime был видеокодек Road Pizza, внедрённый в цветной Macintosh, благодаря которому персональный компьютер впервые смог воспроизвести цифровое видео. Шёл 1985 год.

Создавать технологии для воплощения искусственных миров и комбинировать их друг с другом— эту цель Перлман наметил ещё подростком. Ребёнком он попал под очарование отцовского эксперимента, продемонстрировавшего ему, как зажечь лампочку от батарейки. Простые опыты с годами дополнились увлечением фотографией, кино и анимацией. От пластилиновых стоп-моушн-мультфильмов Стив пришёл к тому, что собрал в старшей школе свой первый компьютер. Ещё с детства, когда родители купили Перлману Apple II, он вынашивал идею создать собственный компьютер и графический дисплей, которые бы позволили мальчику писать те игры, в которые хотелось играть ему самому.

Технические навыки юного Перлмана помогли ему в том числе обеспечить себе не омрачённый долгами школьный выпускной. Так, чтобы закрыть несданную работу по английскому языку, он сконструировал светящийся шатёр для драматического кружка, а компьютерная симуляция колебаний в экономике США 19 века помогла сдать долг по истории.

Окончив в 1983 году Колумбийский Университет, Перлман продолжил связь с играми: в компаниях Atari и Coleco он проявил себя как инноватор в области графики. Вообще, с играми Перлман связался всерьёз и надолго. В 1994 году он стал сооснователем компании Catapult Entertainment, сделавшей подарок фанатам консолей Sega Genesis и Super Nintendo — модем XBAND для многопользовательской игры через телефонную линию.

Разработчики игр The Godfather, From Russia with Love и Eragon применяли в своей работе motion capture-технологию MOVA. Знакомый геймерам облачный сервис OnLive тоже придуман Перлманом. Амбициозный стартап был представлен в 2009 году и стал пионером дистрибьюторского принципа Games on Demand, когда заплативший за игру пользователь получает доступ к игре онлайн — без всяких DVD-дисков. К концу 2011 года в каталоге числилось более 30 игр. Грозивший кончиной игровому пиратству, OnLive в 2012 году подал на банкротство и был продан одному из инвесторов, а Перлман покинул компанию. Окончательно OnLive закрылся после продажи активов компании Sony в апреле 2015 года.

Мультимедийная технология WebTV, которая появилась в 1995 году, стала целой вехой в своей отрасли. Одновременно сооснователь, президент и генеральный директор, Перлман был харизматичным лидером и визионером. Он предсказывал крепкий союз ТВ и интернета ещё в 2000 году, и феномены Smart TV и Netflix подтверждают его прогноз.

Прогноз о смерти видеосалонов логично выходил из первого: «Людям всё легче будет скачивать фильмы, и это поменяет роль видеосалонов. Сейчас 90% их бизнеса держится на сотне самых популярных фильмов. Но в ближайшие пять лет эти фильмы разместятся внутри телевизора. В этой ситуации видеосалонам трудно будет конкурировать».

Спустя 20 месяцев после основания WebTV был куплен Microsoft и переименован в MSN TV, а ещё через два года Перлман оставил свои посты. Консалтинговое агентство Forrester Research тогда заметило, что индустрия потеряла своего лидера. Но после ухода лидер предсказал вектор развития индустрии с уверенностью человека, державшего в руках прототипы.

«В течение ближайших пяти лет вы будете иметь кабельные и спутниковые системы, подключённые к телеприставкам объёмом 500 Гб и 500 часов. Вы увидите плазменные панели со встроенными накопителями. Они будут три дюйма в толщину — вы будете вешать их на стену, как картины, и они будут способны хранить 1000 часов видео или 200 часов HDTV. Телевизоры будут подключаться к розетке, обращённой к центральному медиацентру, соединённому с широколполосным каналом. Ресивер будет не нужен».

В 2000 году Перлман основал бизнес-инкубатор Rearden, где продолжил воплощать идею слияния мира людей с миром хайтека, обеспечивая финансовую и менеджментскую поддержку всем, кто приходил к нему с инновационной идеей в области медиа, технологий и новых форм искусств. Своих идей у Перлмана тоже хватало, и на ресурсах Rearden были запущены такие технологии, как уже упомянутый OnLive и Contour Reality Capture, а также компания Artemis. Как и положено в инкубаторе, эти технологии созревали годами и презентовались только в готовом виде.

О Contour Reality Capture слышали немногие, но сотни миллионов видели её в действии, когда Брэд Питт старел наоборот в «Истории Бенджамина Баттона» или герой Тима Рота превращался в зелёного мутанта в «Халке». За ней тоже стоит Стив Перлман.

Mova Contour реализует концепцию Motion Capture особым образом, считывая движения лица с помощью двух синхронизированных групп камер. На лицо нанесена флуоресцентная пыльца, захват происходит с частотой 120 кадров в секунду и разрешением 100 тысяч полигонов на кадр, и на выходе получается высокоточная цифровая модель, которая даёт самые гибкие возможности для манипуляций с мимикой.

За эту технологию команда разработки во главе с Перлманом получила награду от Американской киноакадемии в номинации «Лучшие визуальные эффекты». В числе других картин — «Гарри Поттер и дары смерти», «Пираты Карибского моря: на странных берегах» и «Гравитация».

Перлман — сооснователь и исполнительный директор компании Artemis Networks. Её основным направлением стала технология для беспроводной передачи данных DIDO (Distributed-Input-Distributed-Output, распределённый вход — распределённый выход). В феврале 2014 года Перлман провёл в Колумбийском университете презентацию сотовой сети на базе DIDO под названием pCell, ставшей брендом компании Artemis Networks. Ожидания возложены большие.

Сегодня самая распространённая беспроводная сеть — это 4G LTE. Ширину спектра сигнала занимают все устройства: если их число растёт, то скорость передачи данных падает, и сигнал принимается с искажением. На демонстрации Artemis куча iPhone находилась в зоне действия небольшой pCell-сети и без напряжения воспроизводила разные потоковые видео, занимая один и тот же спектр частот. Прежде такое было невозможно, и о технологии говорят со скепсисом. Подтвердить или развеять сомнения можно будет уже осенью 2016 года, когда первая сеть на базе pCell-технологии должна покрыть весь Сан-Франциско, а в продаже появятся SIM-карты от Artemis Networks.

Стив Кондик

Опыт наблюдения за хакерами подсказывает, что бакалавров и магистров по этой специальности не выпускают, да и родители не наставляют детей на такой путь. Стив Кондик тому подтверждение: колледж он не окончил, а в его профиле на Facebook в качестве alma mater значится School of Hard Knocks, University of Life. Суровая школа жизни, говоря иначе.

Специфические увлечения Кондика изолировали его от большинства учеников провинциальной школы, но он умел отваживать от себя задиристых ровесников, и, по его словам, ему никогда не приходилось ходить по школьным коридорам с надписью «Нерд» или «Гик» на лбу. Есть основание полагать, что Стив был крепким мальчиком: в детстве он устраивал заплывы на пять миль с грузом 4,5 килограмма на руках.

Свой первый компьютер Стив получил в восемь лет, поэтому с трудом представляет, что мог бы заниматься другим делом. Но если бы пришлось выбирать себе профессию в докомпьютерную эпоху, он стал бы химиком: ему всегда была интересна наука. Увлечение химией пришлось к месту, когда нужно было выбрать никнейм для форума мобильных разработчиков XDA-Developers. Прозвище Shade было мало того, что скучным, так ещё и оказалось занято. Поэтому Стив назвал себя Cyanogen, или «циан» — по названию ядовитого газа.

Стив выложил на всеобщую оценку прошивку для телефона T-Mobile G1, работающего на платформе Android. До появления Android Стива Кондика не привлекала ни одна из платформ, и только разработка Рубина впечатлила — своей открытостью. Об пресловутой открытости говорили много — на поверку же оказалось, что реализована она не очень хорошо.

Экспериментируя с прошивкой, Кондик руководствовался только подходом just for fun: ему казалось, что в его действиях нет ничего выдающегося. О своих способностях Кондик отзывается пренебрежительно и вообще говорит, что основа для сборки была чужая. Отличия, по его словам, не были такими разительными, как можно подумать: был рут (то есть можно было покопаться в системных настройках телефона), несколько изменений в интерфейсе запуска, возможность устанавливать приложения на SD-карту, фишки для повышения производительности, а также пониженная энергоёмкость.

Ещё пару часов после публикации прошивки Кондику сотнями сыпались отклики. Куча независимых разработчиков с форума делала замечания и вносила изменения в прошивку. Если что-то не работало, Кондик тут же это правил и получал ответ через пять минут. Людей зацепило.

Момент истины наступил, когда соседка Стива и его жены Стейси, работающая официанткой, рассказала про группу людей за столиком в кафе, которые обсуждали его прошивку. Это были реальные люди из реального мира, а не из интернета. Стив понимает, что назвать прошивку CyanogenMod, то есть именем себя, было довольно высокомерно, и он не раз думал сменить название, но его всегда кто-нибудь отговаривал.

Разговоры о кастомной версии Android накрыли профильные форумы. По данным на октябрь 2011 года, прошивку Кондика установило около миллиона пользователей, а через восемь месяцев их было уже пять миллионов. Эти цифры были плодом усилия 90 постоянных участников проекта, обитавших в Сиэтле, и 9 тысяч фрилансеров со всего мира.

Компания Samsung пригласила Кондика на должность инженера-программиста, о чём в августе 2011 года тот рассказал на своей странице в Facebook. Корейская компания никак не посягала на прошивку Кондика и оставила за ним право развивать её в свободные от работы часы.

Как и Рубин, Кондик был только ремесленником и не носил в себе коммерческой жилки. На счастье, к нему в LinkedIn постучался некто Кирт Макмастер. Ещё на заре бума доткомов Макмастер прописался в Кремниевой долине и работал в ряде агентств по digital-маркетингу. Он стал фанатом прошивки, разочаровавшись в вышедшем недавно Samsung Galaxy III: на том не была доступна очередная версия Android, Jelly Bean. Исправить положение как раз помогла прошивка CyanogenMod.

У Макмастера были идеи, которыми он захотел поделиться с Кондиком. Они встретились в баре в Сиэтле, а в следующий раз общались уже с инвесторами из Кремниевой долины. Чтобы убедить их в потенциале прошивки, ушло пять месяцев, но всё закончилось успешно, и 13 декабря 2012 года была учреждена Cyanogen, в которой Макмастер стал генеральным директором. За день до этого у Стива родилась дочь, и первое совещание он вёл по телефону из роддома. В марте 2013 года Кондик ушёл со своей должности в Samsung.

Сегодня среди девайсов, поддерживаемых разработчиками CyanogenMod, — устройства от Samsung, HTC, Yu, Oppo, ZUK, Wileyfox, Nvidia, Microsoft и ещё около 20 вендоров. Самой свежей и интересной новостью из лагеря Cyanogen стала презентация платформы CyanogenMOD. Платформа обеспечит разработчикам доступ в ранее недоступные части операционной системы, что значительно расширит возможности приложений.

Уже сейчас главный партнёр Cyanogen по программе развития CyanogeenMOD, компания Microsoft, разработала моды для таких продуктов, как Skype, OneNote и Cortana. Каждое из приложений теперь даёт пользователю больше возможностей, чем прежде: стандартная система вызовов телефона поддерживает VoIP-вызовы, к звонкам и записям можно прикреплять заметки, а при помощи голоса можно сделать селфи. Всё это будет доступно владельцам устройств на Cyanogen OS, обновившейся до 13-й версии.

Ирина Блок

Сегодня у Android около двух миллиардов пользователей и один из самых известных логотипов в мире мобильных устройств. История зелёного робота начинается в России.

В 1995 году, когда автору логотипа Ирине Блок было 18 лет, её семья переехала из Санкт-Петербурга в США. Родители Ирины были инженерами, а она пошла учиться на дизайнера. Перекати-поле по жизни, в те годы Ирина работала в Google в креативной команде. Поступила задача — разработать логотип для Android Open Source Project, который должен был зацепить в первую очередь разработчиков. Ирина погрузилась в мир фантастических игрушек и фильмов про космос в надежде отыскать там нужный образ. Оказалось, что искать его нужно было в мире людей: прообразом логотипа Android стали пиктограммы мужчины и женщины на дверях ванных комнат.

Почему логотипом стал именно робот, объяснять не надо. Это идея фикс Энди Рубина, овладевшая им в детстве и успешно проданная Google. С выбором цвета всё не так очевидно. Вспомните киберпанк-фильмы девяностых: поток данных в них преимущественно представлен зелёными буквами на чёрном фоне, и «Матрица» тому пример. Так что зелёный — цвет опенсорса, хотя фаворит самой Блок — ярко-розовый.

У Блок нет однозначной симпатии к Android: поработать в Apple она тоже успела, поэтому у неё есть телефоны на обеих платформах. Отсутствие предвзятости позволяет дизайнеру открыто признавать, что на первых порах пользоваться Android было непросто, и за последние годы он сделал значительные шаги в плане улучшения UI.

Логотип, как и сама платформа, открыт для многочисленных модификаций. По словам Блок, любой логотип должен нести суть продукта, рассказывать историю. И уж если Android — открытая платформа, то было бы логично сделать «открытым» и логотип, её представляющий.

Осознание того, что созданный логотип состоялся, посещало Блок трижды. Первый раз случился, когда она увидела съезжающего с горы лыжника в костюме «Андроида». Второй раз — когда на рынок выходила версия KitKat, и одноимённая компания-мэйджор на рынке кондитерской продукции промотировала платформу, используя её творение.

И третий случай был в 2010 году, когда Ирина с шестилетней дочерью ждала начала сеанса «Алисы в Стране чудес». На экране в какой-то момент промелькнула работа Блок, и девочка закричала: «Это придумала моя мама!», чем спровоцировала внимание первых рядов в адрес непризнанной знаменитости. «Создать логотип — это как вырастить ребенка: сначала ты даешь ему жизнь, а потом он проживает ее так, как ему вздумается», — говорит Блок.

Ирина начала свою карьеру в 1998 году как бренд-дизайнер в студии Landor Associates, где помогла разработать айдентику компаниям Hewlett Packard, Visa и FedEx. С тех пор список её рабочих мест, включающий Yahoo, Adobe и Apple, только растёт.

В сентябре 2009 года Ирина, как и многие в то время, взяла большую карьерную паузу — это было время попробовать себя в дизайне одежды и аксессуаров. На злобу дня Ирина выпустила серию футболок и значков Funemployed с иронией над проблемами сокращения и трудоустройства — её работу отметили некоторые СМИ, включая французский Elle. Опыт продолжился серией масок от свиного гриппа и ювелирной линейкой I Love Blocks. Нынешняя должность Ирины — старший дизайнер в SaaS-сервисе Zendesk, а за её дальнейшими шагами удобнее всего следить на LinkedIn — обновляется он в среднем раз в полтора года.

Джесси Уилсон

Для генерального директора компании Square Джека Дорси его программист Джесси Уилсон — как Человек-паук: рассказывая о нём, Дорси добавляет эпитет amazing. Для платформы Android Уилсон — евангелист и автор открытых библиотек, которыми пользуются разработчики со всего мира.

Выпускник канадского Университета Уотерлу, Джесси одержим кодом, и с этой его страстью может сравниться только графический дизайн, но Уилсон признаётся, что недостаточно в нём хорош. В интервью компании Live Typing Джесси вспоминал, что свою первую программу он написал в старшей школе, хотя условия для того, чтобы влюбиться в код, были не лучшими.

Одно время он писал код «для души» и бесплатно — пока товарищ по университету не позвал его работать в Nike. Джесси решил, что выход за границы Канады и переезд из провинции Онтарио в штат Орегон того стоят. Nike была довольна Уилсоном, Уилсон — Nike, но он мечтал о работе в Google, оплоте новых технологических стандартов. Однажды он нашёл баг в коде разработчиков корпорации и послал email с указанием на ошибку. Это письмо стало пропуском на собеседование, и скоро Уилсон с женой переехали в Калифорнию.

Если у Люка Скайуокера был Йода, то у Джесси, по его словам, были лучшие программисты мира, и он был крайне избалован проявленным к нему вниманием. Дорогу в индустрию Уилсону открыл Java UI-эксперт Джеймс Лемью. Как создаются API, Уилсону объяснил нанявший его в Google инженер и писатель, бывший сотрудник Sun Microsystems и Google и соразработчик языка Java Джошуа Блох. Знания будущего евангелиста о коде упорядочил программист Google Кевин Бурриллион.

Конечно, один из главных воспитателей Уилсона — Джейк Уортон, толкавший его на программистские подвиги. Коллеги по Square общались в рабочем канале #android, и у них были одинаковые взгляды на опенсорс и операционную систему. С тех пор редкая конференция для разработчиков обходится без участия ярких Android-евангелистов Уортона и Уилсона. Так, они вместе выступили от лица своей компании на ежегодной конференции I/O в 2013 году и представили ряд проектов с открытым кодом, среди которых OkHttp, Dagger, Retrofit и Picasso.

Java-библиотеки Dagger и Gson, фреймворк Google Guice и библиотеки виртуальной машины Dalvik сегодня в широком ходу среди Android-разработчиков, и без активного участия Уилсона в работе над этими инструментами их просто не было бы. Над Guice и библиотеками Dalvik Джесси работал с Бобом Ли, бывшим техническим директором Square. В 2009 году Ли взял его в команду Android на этапе производства версии CupCake.

Однако работа мечты в Google с трудом компенсировала условия жизни чужестранца: счета в Калифорнии — высокие, разговоры — сплошь в техническом контексте, избирательного права нет. Уилсон томился на чужбине, но представители Google пошли ценному сотруднику навстречу и позволили ему вернуться в Канаду, устроив на должность в проектное бюро. И ровно в тот момент, когда Уилсон пребывал в покое в родном Уотерлу, сооснователь Twitter Джек Дорси запускал в Калифорнии стартап под названием Square.

Боб Ли снова пригласил Уилсона на интересную работу — но возвращаться программисту не хотелось категорически. В итоге Западное побережье само приехало к программисту: с 2013 года компания начала строить серьёзные планы по освоению Канады, открыв офисы в Уотерлу, а позже, в сентябре 2014 года, в его городе-спутнике Китченере.

Среди таких гигантов, как Apple, Motorola и Facebook, связка Уотерлу-Китченер уже давно стала намоленным местом, Кремниевой долиной в снегах. Центр притяжения для них — тот самый Университет Уотерлу, который высоко котируется за счёт выпускников факультетов компьютерных наук и инжиниринга. Свою alma mater Уилсон преподнёс людям из Square в лучшем свете. К нему прислушались и доверили набрать среди местных молодых айтишников добротную команду.

Наконец, всё пошло своим путём: старая добрая провинция Онтарио, тёплые воспоминания, люди с развитым чувством общности, не зацикленные на хайтеке. В свободное время Джесси занимается семейными делами, гуляет с двумя собаками — Баттерс и Макфлай, играет в Super Mario Maker, а при должных погодных условиях катается на сноуборде. Единственное, что тревожит Android-разработчика, так это способствующий пессимизму климат.

Присылайте колонки, соответствующие требованиям редакции, на secret@vc.ru

Статьи по теме
Google покупает производителя роботов Boston Dynamics14 декабря 2013, 14:15
Популярные статьи
Показать еще
Комментарии отсортированы
как обычно по времени по популярности

Круто. Комментов пока нет как я понимаю все читают.
Перлман это что-то, и циан тоже молодца.

"Евангелист, апологет, пассионарий". И это только преамбула. Даже страшно стало читать дальше.

Автору спасибо, я только отредактировала текст. Но рада, что вы это отметили)

0

Пожалуйста. Всегда ваша, Елена)

Андрей, извините, я спешил выразить свои чувства. Вы - супер!

0

Я так много давно не читал. Еле осилил. Было очень полезно.

дочитывать уже завтра(

0

Супер! Спасибо за статью

>кусал локти, когда в 2007 году смотрел презентацию первой модели iPhone
Не знаю, чем все эти визионеры занимались в течении 8 лет, т.к. в 1999 было ну уж просто все очевидно dl.dropboxusercontent.com/u/2350050/ext/palm7.JPG

0

Это тебе, умному парню из комментариев все было очевидно.
А им, жалким инженерам и творцам - не было.
Только ты пишешь это из 2016 года, а они тогда были в 2007, вот и вся разница. И эта разница такая же огромная, как палмовские кпк и первый айфон.

И чем она огромна? У тебя хоть был КПК в 90-х, чтобы утверждать об огромной разнице между смартфоном и КПК конца 90-х?

0

Лень распинаться, на каждую историю находится умник, который все знал заранее.
У меня кпк был 2006, за год до айфона, а в жизнеспособность айфона я не мог поверить до 2008-ого. Рубину хватило одной презентации, чтобы все осознать и резко свернуть в разработке. А ты вообще все знал за 10 лет. И тот факт, что Рубин возглавляет огромный отдел в Гугле, а ты нет, объясняется, вероятно, происками рептилоидов.

>в жизнеспособность айфона я не мог поверить до 2008-ого
Т.е. когда каждый мальчишка, мечтал о Палм КПК, зачитывая ИТ журналы до дыр, а каждый уважающий бизнесмен/менеджер должен был иметь подобный девайс... И тут выпускают девайс, который компактно объединяет еще до кучи множество фич и делает это лучше Палм КПК.

Даже не знаю, насколько нужно быть пессимистом, чтобы не верить в успех такого девайса.

> И тот факт, что Рубин возглавляет огромный отдел в Аргументы будут по лучше?

>одной презентации, чтобы все осознать и резко свернуть в разработке
Т.е. он пилил там какую ультрановороченную хрень для гиков и внезапно он понял... А скорее ему сказали, что зарплату отдела нужно и отрабатывать, а потому делаем как у яблока.

Как это потаенно и загадочно, оказывается людям нужен Палм (имевший огромный успех в 90-х) с GSM модулем, цветным экраном и хорошим звуком.

0

Ладно, уговорил, отвечу подробно.

Первый кпк появился не в 99-ом году, а аж в 93-ем, это Apple Newton. Выглядел и работал почти как палм.
Он провалился, а закрытие проекта стало одним из первых распоряжений Джобса после легендарного возвращения в Apple. В успех кпк на тот момент мало кто верил.
Но у палма случился короткий период относительного успеха - изрядно преувеличенного шумихой вокруг вау-девайса. Это как Сигвей - все знают, все обсуждают, никто не покупает. Суммарные продажи всех моделей всех лет: несколько миллионов.
Для сравнения: на 2015 год айфонов продалось примерно 850 млн.
Целевая аудитория палма - топы преимущественно технических компаний. Главная фича в позиционировании - распознание рукописного ввода.
Едем дальше. В 00-07 на место палма пришли RIM, HP, HTC, Toshiba и другие. Одна из самых популярных моделей 07-ого года: Toshiba g900. Это важно: Тошиба была тяжелым, как кирпич, клавиатурным слайдером с сильно утопленным дисплеем и виндой, не предназначенной для пальцев. У меня он есть, нежно люблю. Именно Тошиба - вместе с другими коммуникаторами - была идейным и логичным наследником Palm'ов.
Но успешнее всех, конечно, был RIM. Его Блекберри полностью заняли и расширили нишу Palm'ов, убедив всех участников рынка, что бизнесу нужен телефон с клавиатурой, а не эти замудренные коробочки с карандашиком. Про Palm'ы все забыли, справедливо сочтя тупиковой ветвью эволюции. Рынок классических коммуникаторов почти целиком сжался до гиков и стран, куда блекберри еще не вышел.

Все они: блекберри, палмы, ньютоны, имели мало общего с первым айфоном.
В основе Айфона лежала идея совместить звонилку с браузером и айподом. Он намеренно дистанцировался как от гиков, так и от бизнеса. На первый айфон нельзя было ставить приложения - хотя для мобильной винды к тому времени их были сотни.

Айфон же изначально разрабатывался с прицелом "телефон для каждого".
В 2007 году над ним смеялись за отсутствует клавиатуры - можно найти интервью, кажется, топов RIM, которые в голос ржут над этим "недокоммуникатором". Смеялись и над идеей тыкать в экран пальцами - айфон был первым девайсом с емкостным тачскрином без рамки.
Тогда, сразу после презентации, в айфон вообще мало кто верил. Надо заметить, что у тогдашнего Эпла не было ни одного успешного продукта, кроме айпода. Эппл 2007 года и эппл 2016 - отличаются как молекула и вселенная.
И следующие пару лет производители старой гвардии продолжали выпускать коммуникаторы со стилусом и резистивным экраном. Некоторым хватало наглости позиционировать их как "убийцу айфона" - к тому моменту стало очевидно, что айфон хорошо продается, но производители все еще не понимали почему. А RIM продолжал клепать клавиатурные звонилки.

Именно поэтому я оценил прозорливость Рубина, который до презентации, как известно, делал клавитурный коммуникатор и планировал конкурировать с RIM. Ему хватило одной демонстрации, чтобы оценить потенциал нового продукта и кардинально поменять концепцию своего.

На этом мы заканчиваем экскурс в историю и подводим итоги.
Твоя главная ошибка в том, что ты сравниваешь не продукт, а его отдельные признаки. Мол "у Палма прямоугольный экран и у Айфона прямоугольный экран, значит Айфон это новый Палм". Это мышление рядового, который рассуждает "у нас пушки и у них пушки, значит мы победим". Генералы мыслят иначе - они видят картинку в целом. В картине 2007 года Palm был конченным неудачником, тупиковой ветвью, чьи идейные последователи свелись к узконишевой игрушке для техногиков. Рынок верил только в клавиатурные псевдо-смартфоны. И только для бизнеса. В такой обстановке изобретение Айфона - изначально нацеленного на несуществующий рынок, мало отличается от изобретения поезда в мире, где все верят только в лошадей. Или от идеи "персонального компьютера" в мире, где ЭВМ занимает комнату и производит узкоспециализированные вычисления для крупного бизнеса.
Вот, собственно и все.

>В успех кпк на тот момент мало кто верил
Оно и понятно, тогда он фактически имел пару функций - заметки и контакты. Фактически игрушка. Да и его маркетинг зафейлили.

>как Сигвей - все знают, все обсуждают, никто не покупает
>Суммарные продажи всех моделей всех лет: несколько миллионов.
Ну это неправда, вот мировые продажи answers.google.com/answers/threadview/id/178785.html Только на 2001 год - 4 миллиона и 8 миллионов клонов.

>Для сравнения: на 2015 год айфонов продалось примерно 850 млн
Зачем передергивать? Первый айфон едва перегнал продажи палмов.

>В 00-07 на место палма пришли RIM, HP, HTC, Toshiba и другие
>Но успешнее всех, конечно, был RIM
А на 2001 год все наоборот было и думаю 2002 и 2003, лень цифры искать:

“Worldwide PDA product mix is shown in the next figure. Unit sales are in millions. Pen PDAs are the market leader with worldwide unit sales of 12.2M in 2001 with growth projected to 31.3M devices in 2008.”

“Keyboard PDA unit sales reached 2.5M devices in 2001 and is forecasted to grow to 10.3M units in 2008. Phone-PDAs will grew from less than 0.3M units in 2000 to over 19M units in 2008. Cumulative sales of pen PDAs reached nearly 30M units in 2001 and will top 177M devices in 2008. Cumulative sales of Phone-PDAs will zoom from 0.3M in 2000 to 60M in 2008.”

>прозорливость Рубина
Ага, пистонов от начальства получил и занялся клонированием яблока, а не своими идеями.

>Мол "у Палма прямоугольный экран и у Айфона прямоугольный экран, значит Айфон это новый Палм"
Любишь передергивать, я тебе даже видео нашел, где нужно найти 7 отличий. Палм это новый Ньютон, а Айфон - новый Палм, в который наконец-то добавили GSM модуль и слегка обновили интерфейс. Ну и дизайн конечно сделали не как у геймбоя.

−1

Еще добавлю, что даже на 2007 год HP, как и другие компании, спокойно выпускает девайсы без хардварной клавиатуры www.amazon.com/HP-111-Classic-Handheld-FA979AA/dp/B000VU0CQG/ref=sr_1_3?s=office-electronics&ie=UTF8&qid=1458967713&sr=1-3&refinements=p_n_feature_keywords_browse-bin%3A10327744011

Так что, все эти RIM девайсы не были абсолютом даже на 2007 год.

Ну, а относительно Palm, я сейчас смотрю они тупо пошли за толпой и начали повторять Pocket PC. Оставив поклонников первоначальных Palm-ов без обновленных девайсов. Эту пустеющую нишу и заняло Яблоко.

0

Давай немного подытожу.
Ты сорок раз упомянул, что я "передергиваю" и ни в одном месте ни одного утверждения не опроверг. Я так понял, "ты передергиваешь" на твоем языке значит "ты прав".
Главное утверждение ты вообще проигнорировал из чего заключаю, что разговор можно считать оконченным.
Удачи :)

0

Ну да здесь не удобно вести длинную дискуссию, из-за чего я кое-что не заметил и ты не заметил мои ответы. Так что да, заканчиваем на этом, пока владельцы ресурса не сделают более удобную систему комментирования.

>Удачи :)
До новых встреч )

0

Найди 7 отличий youtu.be/tqOQgHn8kdI?t=164 и это за 8 лет... И за 9 до андроида.

Индус и индиец разные по смыслу слова. Исправьте, пожалуйста.

0

Да, исправила. Спасибо вам!

0

воу, лонг лонг рид!) познавательно. много имигрантов в Google работает.

0

мужик в очках гуглглас вылитый сергей брин ток толстый )

0

Прочитал на одном дыхании! Андрей и Елена, спасибо вам большое за экскурс в неизвестное ;)

Возможность комментирования статьи доступна только в первые две недели после публикации.

Сейчас обсуждают
colorless

Ну вот зачем ты так... Теперь будет медленнее..

Запуск браузера со встроенным VPN принёс Opera 2 млн пользователей за неделю
0
Max Leontiev

Ну он ёбнутый на все 146%, это без вопросов - Малышеву смотрит. из США.

«Первый канал» ухудшил качество видео на своем сайте для пользователей с блокировщиками рекламы
0
Sayanim Mossad
Media5

Я понял, что как только так сразу...
Ну а как поменять критерии, которые я вводил при регистрации?

ФРИИ официально запустил сервис для поиска сооснователей стартапов Cofoundit
0
Ильин Александр

Спасибо за статья Елена, а есть ли в Slack возможность экспортировать историю сообщений и контакты в сторонние сервисы?

50 возможностей Slack для повышения продуктивности
0
Культурный Код

Читайте внимательно "подсчитали аналитики"
Цифры высосаны из пальца. Никаких прямых источников данных у РАЭК нет.

РАЭК: Объём экономики рунета вырос на четверть в 2015 году — до 1,35 трлн рублей
−1
Показать еще