Лого vc.ru

«Выпускники вузов умеют рисовать руки, но не знают, что такое Photoshop»

«Выпускники вузов умеют рисовать руки, но не знают, что такое Photoshop»

Администратор CreativeRussia Татьяна Смирнова в рамках совместного проекта с Tilda Publishing поговорила с соосновательницей иллюстраторского агентства Bang! Bang! Натальей Климчук.

Климчук рассказала, зачем агентство создало свою онлайн-школу Bang! Bang! Education, чем отличается российский рынок от западного и сколько может заработать трудолюбивый иллюстратор.

Поделиться

Татьяна Смирнова: У нас в гостях Наталья Климчук — креативный директор, основатель иллюстраторского агентства Bang! Bang! и онлайн-школы иллюстрации Bang! Bang! Education. Наташ, расскажи, как тебе удалось стать основателем Bang! Bang!.

Наталья Климчук: Привет! Как меня угораздило — это хороший вопрос. Я даже не помню. Я помню, что в какой-то момент, когда я работала в студии Лебедева, и ко мне подошёл Тёма Лебедев и сказал: «Как насчёт того, чтобы заняться иллюстрацией?». И я решила: почему бы и нет.

Наталья Климчук

Я всегда любила искусство, смотрела бесконечное количество издательств, разные альбомы, ходила в музеи и так далее. К тому же я всегда фанатела от кино, ходила в музей кино, если кто помнит, был такой. Смотрела очень много разных фильмов. Ну, как-то это всё связалось воедино, и я организовала отдел иллюстраторов. Таким образом, я пять лет проработала в студии Лебедева, после чего открыла с подругой иллюстраторское агентство Bang! Bang!. Агентству уже семь лет, восьмой год пошёл. И несколько месяцев назад мы открыли онлайн-школу иллюстрации, так как было очень много писем от иллюстраторов с вопросами, куда же пойти учиться, как стать иллюстратором.

Мы преподавали во многих художественных вузах, и там люди просто обучаются теории и не понимают, что с этим потом делать. Вот для них мы придумали, что будем дружить их с реальностью, организовав онлайн-школу. Поэтому у нас сейчас все силы и все мысли направлены только на нее.

Расскажи про своих иллюстраторов. Для начала, наверное, о начинающих: насколько тебе вообще было сложно или легко работать после опыта в студии Лебедева? И почему именно иллюстраторы?

Это немножко странный вопрос, потому что студия Лебедева занималась в основном дизайном, и иллюстраторское агентство было одним из отделов, если можно так сказать. Сейчас я занимаюсь практически тем же самым, только сама по себе. Мы нашли своих иллюстраторов, но продолжаем двигаться в этом направлении. То есть какой-то прерывистой линии не было. Мы как занимались иллюстрацией, так и занимаемся.

Художников начинающих у нас практически никогда нет, если говорить о тех, с кем мы постоянно работаем. Начинающие — это скорее те, кто отправляется в Education с вопросами «Как мне стать иллюстратором?», «Как мне правильно организовать своё портфолио?». А опыт работы у Тёмы… Я практически со студией Лебедева не контактировала, у меня был свой отдел, в котором я решала какие-то дела на своё усмотрение. Это было немножко другое.

Наталья в музее иллюзий Eyebirint

Расскажи тогда про агентство. Каким иллюстраторам вы отдаёте предпочтение — которые работают в одном хорошем стиле или у которых есть какое-то разнообразие?

Мы берем иллюстраторов, которые работают в одном узнаваемом ярком стиле. Те, кто умеет делать разные вещи: 3D-иллюстрацию и скетчинговую иллюстрацию, как правило, нехороши. Такие универсалы не работают над своим стилем, они делают скорее ремесленническую работу. Мы всё-таки пытаемся оставаться иллюстраторским агентством, которое работает с сильными авторами, яркими. Естественно, рынок иногда диктует свои законы. Нам приходится выполнять много работы по ретуши и так далее, но это скорее 0,1% от того, чем мы занимаемся.

Какие сейчас тренды в иллюстрации и на российском рынке в частности? Что востребовано?

У нас тренды диктует по-прежнему Запад. И сейчас стала модной 3D-мультипликация, последние четыре года все рисуют. По стилистике похожее на Гордея. Наверняка ты видела неоднократно этих ребят. У нас в агентстве сейчас около пяти человек работают в похожем стиле, больше нам уже не съесть. А на рынке их очень много, причём хорошо владеющих техникой. Мне кажется, легко можно назвать человек 20. И у них у всех много работы.

Иллюстрация для Mail.ru

А нет разделения на российского и зарубежного клиента? Вот в Европе сейчас 3D, а в России там, не знаю, хохлому ценят?

К сожалению, нет. Если мы говорим про Европу — конечно, больше ценится авторская иллюстрация. Если вы поедете в Италию, Бельгию, зайдёте в книжный магазин — это просто сказка, хочется немедленно купить все эти книги. И там именно итальянские или бельгийские авторы делают серьёзные авторские работы. И эти книги очень дорогие в производстве.

У нас, конечно, тоже есть издательства, которые пытаются делать авторские вещи, но пока, к сожалению, они не могут сравниться в качестве с теми же итальянскими. В Америке своя иллюстрация, и американский рынок как бы задаёт моду. Я, наверное, сильно преувеличиваю: естественно, может быть мода именно на иллюстратора, на яркую стилистику. Витя Меламед, Лёша Курбатов — вот такие мощные ребята, которые будут всегда востребованы, и часто присылают запросы сделать под них. Но чаще просят сделать под Габриэля Морено и прочих.

Иллюстрация Алексея Курбатова для «Мегафона» и сам Алексей на ее фоне

А как решаются вопросы авторского права, если присылают задачу сделать иллюстрацию под кого-то?

Мы же не копируем автора — мы копируем стилистику. Стилистика авторским правом никак не ограждается. Честно говоря, мы не любим это делать, поэтому всегда предлагаем какие-то варианты. Например, нам присылают Нома Бара, а мы подсовываем портфолио не менее крутого российского иллюстратора.

Мы стараемся как-то расшевелить российских клиентов и показать им, что есть у нас Ломоносовы в русских селениях.

А есть ли на рынке дефицит чего-то или кого-то?

Дефицит какой был, такой и остался: очень мало людей, которые умеют правильно рисовать человека. Как ни странно, сейчас это самая большая проблема. У нас в Education есть курс по анатомии, потому что это суперважные вещи. Очень много людей, которые востребованы на рынке: дизайнеров, иллюстраторов, без художественного образования. То есть они не умеют, например, рисовать руки.

Выпускники художественных вузов умеют рисовать руки, но не знают до сих пор, что такое Photoshop. Ну, или знают, но не очень понимают, что с этим делать, как сканировать свои работы, как правильно составить портфолио. И присылают в совершенно ужасном виде все это, каждая картинка очень много весит, и это надо скачивать, смотреть и так далее. Хочется как-то улучшить ситуацию, всех быстрее подружить друг с другом, чтобы русская иллюстрация вышла в открытый космос.

Работы Ярославы Клепиковой, преподавателя курса «Образ мысли: скетч»

Как ты думаешь, какие иллюстрации будут востребованы в будущем?

Скорее всего, будет востребован реализм, причём реализм в хорошем смысле. Не просто фотореалистичные иллюстрации, а правильно нарисованные люди, правильно нарисованные животные, с какими-то авторскими штрихами. То есть это как говорить про иллюстрации Роквелла, например. Стилистика — это очень общее слово. Это как говорить про флэт-иллюстрацию: она востребована, но это не авторская иллюстрация. Поэтому ее сложно мыслить как иллюстрацию в принципе. Скорее это дизайн или околодизайн.

Всегда будет востребована инфографика. И ее, кстати, можно делать совершенно по-разному. Можно делать, как Макс Дегтярёв: какие-то серьёзные вещи, авторские, всегда узнаваемые. Или как Макс Чацкий. А можно делать инфографику, автора которой ты не угадаешь. Ты можешь открыть журнал, увидеть картинки и не понять, кто их рисует.

Инфографика Максима Чацкого для МТС

Что сейчас происходит с комиксами? Насколько они популярны, нужны ли они как жанр?

Это скорее вопрос про Россию, потому что во всём мире комиксы более или менее востребованы. В Европе и Америке это целый культ. А у нас всё ещё какие-то подпольные организации комиксы делают. Но меня удивляет, что по-прежнему проходят всякие миссии, фестивали комиксов. То есть это здорово, но я перестала туда ходить, потому что ничего интересного не видела. Но в этом году схожу обязательно, посмотрю, что там происходит.

Русских художников, которые рисуют комиксы, честно говоря, не видно в авторской иллюстрации. До уровня Миллера в России они не поднялись. Есть, конечно, ребята типа Отта и ещё нескольких, но их очень мало, единицы.

Сложно, наверно, сказать про дефицит комиксистов, потому что нет запроса. Но, может быть, с появлением хороших авторов и запрос появится?

Запрос-то как раз есть. Но запрос, опять же, делать в стиле «Города Греха». И всё, мы упираемся в Миллера. Как Миллер, могут рисовать разные художники. Запроса на классные иллюстрации, например, как на французские комиксы, у нас нет, а авторы есть.

Серия иллюстраций агентства Bang! Bang! для оформления выступления артиста

А по каким критериям у вас иллюстрации проходят оценку? Чем отличается хорошая иллюстрация от плохой и хорошая от отличной?

Вау! Суровый вопрос. Есть, конечно, какие-то правила композиции, света, тени и прочее, но они совсем простые. Можно почитать пару книг, посмотреть пару туториалов и всё понять. А вообще, конечно, это какая-то интуиция. Уже все видишь, взгляд наметан, потому что мы уже около 15 лет в профессии. Это как смотреть в Лувре на картины Леонардо да Винчи и его учеников — сразу видно, где рука гения. Я думаю, что никто из моих уважаемых коллег не сможет ответить на этот вопрос.

Может быть идеальная композиция, свет, цвет, всё идеально выстроено, но не работает, работа неживая. А могут быть нарушены какие-то правила, но работа сияет.

А бывает запрос на плохую иллюстрацию? «Сделайте нам что-нибудь такое, ужасненькое»?

Нет, скорее нет. Скорее клиент просит: «Сделайте вот как тут нарисовано», а там нарисовано плохо. Мы стараемся отказываться от таких проектов. А вот прямо нарочито: «Сделайте мне плохо» — нет. Скорее «Сделайте наивную иллюстрацию, как дети рисуют». Вот такие запросы бывали, мы под детей подделывались.

Здорово, а как подделываться под детей?

Идеальный вариант — это иметь детей.

Это очень долгий вариант.

Да-да, и попросить их, собственно, нарисовать. Либо просматривать очень много детских рисунков. В основном у всех, кто подделывался, есть дети. Они с ними рисуют и более или менее понимают, как это всё повторить.

Иллюстрация Анны Горлач для книги Александра Тимофеевского «Я енот»

Ты сказала, что иногда вы отказываетесь от проектов. А были какие-то проблемы в работе агентства с иллюстраторами?

Конечно, иногда мы отказываемся от работы с иллюстраторами. Но это суперединичные случаи. Так бывает либо на начальном этапе, когда мы тестируем иллюстратора и понимаем, что человек необязательный, с ним работать очень сложно, и репутация агентства нам дороже, потому что за ним всё доделывает десять человек, чтобы мы сдали работу в срок и вовремя.

Либо у людей включается «звёздная болезнь» за выслугой лет. Либо у кого-то какие-то проблемы. Например, у человека были проблемы с наркотиками, и он пропадал. Я сидела и всю ночь ждала картинку, а потом, где-то в семь часов утра, поняла, что если мне человек каждый час говорит: «Сейчас, сейчас», то, наверное, он мне врёт. И я прекратила это дело.

Для нас очень важны сроки выполнения. Мы прощаем какие-то вещи раз, два, три раза, а потом перестаём работать. Молча восхищаемся и ставим этому иллюстратору лайки в социальных сетях. А с клиентами отказываемся работать, когда неадекватные комментарии, меняется бриф, клиент не готов доплачивать за смену брифа, ну, или просто грубый человек. Это тоже бывает очень редко. За всё время могу вспомнить от силы семь клиентов.

За пятнадцать лет семь клиентов — это прямо супер. Расскажи, сколько человек у вас работает в команде? Ты говоришь, что кто-то дорисовывает? У вас кто-то, наверно, в штате, а кто-то на фрилансе?

В штате иллюстраторского агентства сейчас шесть продюсеров, остальные люди либо занимаются Education, либо бухгалтерия, юристы и так далее. А иллюстраторов сейчас больше 100 человек. Я в какой-то момент перестала считать, потому что мне страшно. Это те люди, которые висят на сайте. Мы всё отчаянно пытаемся сделать features, но никак не успеваем. А работу некоторые доделывают друг за другом, потому что это такая круговая порука: один выручил одного, другой выручил другого, или сразу создаём команды под проект, когда понимаем, что в такие сроки в круглосуточном формате на одного человека лучше не полагаться.

А как вы ведёте с ними коммуникацию? Они же не все сплошь в штате сидят?

Нет, в штате у нас никого нет из иллюстраторов. У нас сейчас есть продюсер Валера, который закончил Британку и работает иллюстратором, но он скорее какие-то внутренние штуки нам рисует. А иллюстраторы все сидят по городам, по сёлам, по странам: поселения на Бали, поселения в Таиланде, Израиле, Берлине и так далее. Есть Skype, Facebook и всевозможные мессенджеры.

Интерьер офиса Bang! Bang! Studio

А на какой месячный заработок может рассчитывать иллюстратор, особенно сидя на Бали?

В данный момент, особенно сидя на Бали, не очень интересно работать с российскими заказчиками — гораздо интереснее с западными. Но всё равно.

Легко можно зарабатывать иллюстрацией 200–300 тысяч. В зависимости от того, насколько человек трудоспособен и клиентоориентирован.

А какая производительность должна быть при этих 200–300 тысячах?

Вполне себе рабочая. Это не то чтобы бесконечные круглосуточные бои. Разумный тайм-менеджмент и какая-то востребованная, может быть, стилистика, о которой я уже говорила. Реалисты или те, кто рисует 3D-персонажей, скорее всего, столько и зарабатывают. Либо те, кто рисуют сториборды. Можно заработать 50 тысяч, а можно 300 тысяч, зависит от загруженности. Бывают рыбные и нерыбные месяцы.

Автор иллюстрации — Илья Кутобой

А как проявляется эта пиковость? Это завязано на сезоны или как-то по-другому?

Мы перестали смотреть и делать какие-то выводы, потому что у нас всё нелогично было всегда. У нас август, май и декабрь-январь — суперзагруженные месяцы. Невероятно много работы. А какие-то очевидные месяцы, типа ноября, пустые бывают. Бывает так, бывает наоборот. Всё как-то нелогично и не подчиняется общей погоде.

Ваши иллюстраторы сотрудничают с другими агентствами, или у вас какие-то эксклюзивные контракты?

У нас эксклюзивные контракты с западными иллюстраторами на их представление в России, а что касается русских, то мы договариваемся и с иллюстраторами, и с агентствами, чтобы не пересекаться, не предлагать клиенту одно и то же. Мы стараемся на берегу договариваться, но все равно есть некий бардак.

Некоторые агентства, особенно начинающие, ведут, скажем так, агрессивную политику. Они не хотят рынок разумно выстраивать, и начинается какой-то колхоз. Мы стараемся выходить из таких ситуаций, не вступать в перепалки и не общаться с такими людьми.

Это идёт со стороны организаторов агентств? Или стороны иллюстраторов?

Да, организаторов агентств. Иллюстраторы как-то нос убирают.

А общаются ли иллюстраторские агентства друг с другом в плане передачи заказов? Или это такое табу?

Нет, не табу. Мы друг друга более или менее знаем и общаемся, и когда мы понимаем, что есть запрос на такого-то иллюстратора в таком-то агентстве, то, конечно же, передаём клиента туда.

Очень здорово. Мне кажется, это такая редкая ситуация на рынке. В иллюстрациях всё по-доброму выглядит.

Мне кажется, в дизайне так же.

В дизайне — да, а вот в продажах… А насколько отличается сумма вознаграждения иллюстраторов в России и за границей? Иностранцы больше просят?

Да, конечно. Это всегда очень трогательно, когда приходит запрос на стилистику иностранного иллюстратора, мы спрашиваем, сколько это стоит, собственно, у автора, и это десятки тысяч долларов плюс дополнительная маржа за каждый вздох и взгляд в сторону, за дополнительную страну, за дополнительный город, за дополнительный какой-нибудь стенд или год. А у нас цены…

Вот как раз вопрос про ценообразование. Как вообще человека оценивать? Почему один стоит 10 тысяч долларов, второй — 500 тысяч, а некоторые по сотне?

Скорее есть общая цена, и она у нас на рынке более или менее одинаковая для всех агентств, для всех иллюстраторов. Есть просто какие-то персоналии, ну, типа Димы Мишенина. Это люди, которые работают на славу, и у них всё стоит космических денег. Чем-то похожи на иностранных иллюстраторов.

А у нас, у простых смертных, всё измеряется скорее объёмом работы. То есть учитывается формат картинки, время, которое иллюстратор на неё тратит, и всё. Про стоимость часа в иллюстрации говорить сложно, потому что разные иллюстраторы стоят по-разному. А в целом, если мы ориентируемся на 3D-персонажников, 3D-иллюстрации или фотореализм — это всё стоит примерно одинаково, в зависимости от количества дней, которое человек тратит на работу.

А влияет ли на стоимость иллюстратора наличие наград, своего блога или пройденных курсов? Или это просто опыт и качество работы?

К нам приходит очень много портфолио, 20 в день примерно, и когда человек пишет, что он член Союза художников, мы просто дальше не смотрим. Так что даже не знаю. Мы тут подумали своё сделать…

Член Союза иллюстраторов?

Это уже как-то страшно звучит. Просто сделать свой конкурс на лучших иллюстраторов. Потому что нет русской организации, в которой было бы престижно состоять, и русских наград, которые бы подтверждали качество картинки.

Давайте. Мы с Behance Russia и CreativeRussia поддержим премию.

Да, давайте сделаем, потому что действительно хочется. Мы смотрим на качество, а потом делаем первый пробный заказ и смотрим, насколько человек адекватен, насколько он укладывается в сроки и насколько он коммуникабелен и вменяем в правках. Но это так, условно.

Наталья Климчук на Московском фестивале книжной иллюстрации

Как ты думаешь, почему есть иллюстраторские агентства, а дизайнерские агентства как-то не так распространены в плане узости этой профессии?

Хороший вопрос. Даже не знаю, что ответить.

Сейчас все побегут создавать дизайнерские агентства.

Да, действительно, потому что это по идее штука, которая может работать. Я знаю, что есть такие агенты, у которых есть свои дизайнеры, но это скорее в Америке. В России нет. Удивительно.

Стоит ли иллюстратору изначально ориентироваться на иностранные агентства? Или стоит сначала набраться какого-то опыта в России и потом туда идти? Или можно выстрелить и там?

Я всегда советую начинающим делать портфолио и рассылать его по всем агентствам мира, по разным странам, в Америку особенно, потому что там люди больше готовы к чему-то новому. Европа все-таки консервативная. А набираться опыта в России сложно, потому что у нас бардак на рынке, особо нет грамотной конкуренции, и всё часто сползает в какую-то колхозность. Хочется равняться на лучшее.

Обязательно нужно работать и с Россией, и с Израилем, и с Канадой, чтобы составить своё мнение или выбрать своё агентство, например.

Ты в начале разговора говорила, что важно иметь свою стилистику. А всё-таки с коммерческой точки зрения лучше иметь один стиль и из него вырасти когда-то в дорогостоящий — или найти чей-то стиль, который уже дорого стоит, и просто с него копировать?

Не знаю, это какой-то этический вопрос. Это вопрос «кем ты хочешь быть, когда вырастешь». Я, конечно, сторонник того, чтобы никого не копировать. На копировании можно учиться, вот как Ямамото говорил: «Копируйте, копируйте, в конце копирования найдёшь себя».

Во время учёбы — окей, ты можешь попробовать и пикселями порисовать, и того же Леонардо попробовать копировать, посмотреть, как у Шагала, у Матисса всё работает, разобраться, как рисует Макс Костенко, как ещё кто-то рисует, а потом уже понять, кто ты, что ты, — и когда будет что сказать, то уже это говорить. Конечно, в иллюстрации важно наличие мыслительного уровня, возможность выдавать сильные идеи. Можно делать красивые штучки, но это скорее не про иллюстрацию, а про декоративные, ремесленнические вещи.

А какие качества ты бы хотела бы улучшить у иллюстраторов, особенно начинающих, которые впервые работают с агентством?

Я бы точно всех сразу отправила на курс по анатомии либо попросила грамотно составить портфолио. У нас тоже будет курс, некий онлайн-портфолио ревю: то, что нам присылают на почту, иногда сильно пугает и расстраивает. Когда тебе пишут 20 писем в день, а в них ничего интересного в течение месяца — это как-то невесело. Ну и просто какой-то разброд и шатание. Люди либо себя очень любят, либо, наоборот, очень не любят, что является оборотной стороной любви к себе, и при этом показывают всё, что они умеют, а так делать нельзя. Нужно прятать какие-то вещи.

А как иллюстратору эффективно рассказывать о своей работе? Достаточно ли просто сделать портфолио и отправить его в агентство или надо вести блоги, быть активным в соцсетях?

Не уверена, что это прямо очень важно. Для клиента, для арт-директора, журнала, рекламного агентства важнее всего качественные работы. Картинки говорят лучше слов.

Если человек пришлёт 10 сильных работ с классными идеями и выдержанных в одинаковой стилистике, тебе уже неважно знать, какой человек их рисует. Ты понимаешь, что он, скорее всего, умеет круто работать и регулярно выдавать классные вещи. А активность в социальных сетях важна скорее для того, чтобы быть на виду, лишний раз напоминать о себе, время от времени показывать какие-то новые работы.

Насколько важно для иллюстратора иметь художественное образование и сильно ли это влияет на сотрудничество с агентствами? Может, не Строгановка, но какие-то курсы.

Сейчас у нас будут те самые курсы, которые, как нам кажется, необходимы всем начинающим. А Строгановка и иже с ней — сложно сказать, что они необходимы. На протяжении нашего существования у нас очень мало было людей, которые закончили Строгановку.

Обсуждение проблем арт-образования в центре современного искусства «Марс»

А Британская школа дизайна котируется?

В Британке учат классно мыслить. Но выпускники Британки, которые присылают свои портфолио, все разностильные. В одном портфолио может быть 10 разных стилей. И ты понимаешь: ага, тут Меламед преподавал, тут человеку очень нравится наивная стилистика, тут он много смотрел такого-то иллюстратора. Ну, это всё классно. В начале пути, это действительно важно.

Чтобы стать сильным иллюстратором, которому есть что сказать, нужен опыт и внутреннее желание и потребность найти себя. Именно найти себя, а не просто стать востребованным иллюстратором.

Да, можно скопировать какую-то востребованную стилистику и стать Максом Костенко номер 55. И наверняка найдёшь свою работу.

Почему вы решили создать онлайн-школу и как решились на это?

Это всегда витало в воздухе. Те самые 20 человек в день, которые пишут письма, и люди, которые на лекциях к нам пристают с вопросами «куда пойти учиться?», плюс руки, неправильно нарисованные нашими друзьями-дизайнерами и начинающими иллюстраторами, — всё это очень долго нас раздражало. В какой-то момент мы поняли, что мы можем всё перевернуть и сделать такую вращающуюся штуку. Тут мы будем учить и себе кадры, и рынку кадры, и будем понимать, что мы действительно меняем мир к лучшему.

Иллюстрация Сергея Костик, преподавателя курса по пиксельной графике

Здорово звучит. А планируете ли вы выход в офлайн и насколько онлайн-формат сейчас популярен?

Онлайн-формат довольно популярен. Для нас это было неожиданностью, но мы сразу хотели идти в онлайн, потому что наша аудитория — это русскоязычные иллюстраторы со всей страны. То есть мы не хотим это акцентировать только на Москве. Для нас важно, чтобы у ребят, которые учатся в художественных вузах или школах в провинции, была возможность быстрее получить доступ к среде профессиональных иллюстраторов и профессиональных агентов, и чтобы они лучше понимали, как потом зарабатывать деньги.

А если мы говорим про коммерческий успех, это всё-таки бизнес-единица получилась или кузница кадров?

Для нас это кузница кадров, безусловно, но в том числе и бизнес-единица. Это абсолютно бизнес-проект.

Очень рада слышать, что успешная коммерция в этом присутствует.

Мы пока стартап.

Тогда вопросы от начинающих иллюстраторов, а их было довольно много. Какие советы ты можешь дать тем, кто только задумался о своём пути иллюстратора?

В идеале им нужно пройти портфолио ревю, выпить чашку кофе с каким-нибудь специалистом. Они очень отзывчивые: если вы напишете своему кумиру письмо типа: «Давайте же мы с вами поговорим по Skype, я вам покажу свои работы, и вы мне что-нибудь посоветуете», — скорее всего, человек согласится.

Потому что я всегда отвечаю на письма людей из Британки или еще откуда-то. Мне интересно держать руку на пульсе и понимать, что происходит в мире. Можно писать такие письма, встречаться с какими-то знакомыми людьми, показывать свои работы. Люди вообще очень общительные и любят, когда у них спрашивают совета. Кто-то может подтолкнуть к чему-то полезному. Плюс у нас будет курс по портфолио ревю, мы можем проверять эти работы и давать советы по его составлению.

Многим студентам, когда мы видим их работы, в художественных вузах на лекциях явно говорили: классно, видно, что из этого крутое что-то получится, но давайте через год вы нам пришлёте своё портфолио и посмотрим. Некоторым стилям нужно время, чтобы рука стала твёрже, стиль стал ярче.

Что ещё можно посоветовать? После составления грамотного портфолио, когда вам несколько профессионалов скажут, что это классные работы, надо отправлять его во все агентства мира, набирать в Google «Illustration agency» — и вперёд.

Как начать составлять портфолио? Выбрать пять лучших работ, или одну, или всё, что есть?

Пожалуйста, не всё, что есть, я вас очень прошу. И не одну, потому что по ней ничего непонятно. Можно сказать, что это гениальная работа, а потом вторая работа будет какая-то несерьёзная. То есть нужно минимум десять работ, и только самых лучших. Тех, которые у вас самих не вызывают никаких сомнений.

Если таких работ пока нет — значит, нужно работать, пока такие работы не появятся и не появится внутренняя уверенность, что это классные вещи.

А где лучше выкладывать портфолио? Стоит ли делать собственный сайт или можно пользоваться готовыми инструментами?

Сложный вопрос. Я вообще сторонник JPEG-файлов в письме, когда ты сразу можешь просмотреть работы, а потом уже пойти к человеку на личный сайт, например, или на Behance, и там уже попутешествовать и посмотреть что-то.

Но в идеале сразу в письме три-четыре JPEG кинуть, так как обычно и у арт-директора, и у арт-байера не так много времени, чтобы открывать ссылки. Она может быть открыта, потом кто-то отвлёк, и ты уже не понимаешь, почему у тебя этот behance открыт, и чего ты, собственно, хотел. А потом тебе письмо написали — и всё, пиши пропало.

Если есть письмо и ты там видишь 5–6 мощных работ, то ты, скорее всего, пойдёшь и посмотришь все проекты в сети у этого иллюстратора, а потом начнёшь с ним общаться.

А в чём прелесть стоков и стоит ли новичкам обращать на это внимание?

Стоки — великая вещь в плане той же самой анатомии. Я «анатомия» говорю чаще сегодня, чем «bang bang». Там можно посмотреть, как человеческое тело ведёт себя в движении, и учиться на таких вещах. То есть ты можешь набрать любую эмоцию и смотреть, как двигается человеческое лицо. Или предмет, когда он падает, или машина, когда она едет, и так далее. Это я говорю про иллюстрацию. А вообще мы со стоками очень редко пересекаемся, потому что это они скорее к нам приходят, чтобы создать какую-то качественную работу. А какие-то старые картинки мы не очень любим перепродавать.

А куда лучше идти — в агентства или в стоки?

Я не сравнивала такие вещи. Это этический вопрос — чего ты хочешь? Создать что-то новое и выразить себя — или у тебя нет времени, маленький бюджет и нужно быстро-быстро поставить какую-нибудь картинку на сайт или в презентацию.

А с точки зрения иллюстратора, куда идти продаваться? На стоки или идти в агентства?

Иллюстратору продаваться на стоках? Я не знаю таких иллюстраторов, которые много денег зарабатывают на стоках. Наверное, можно это сделать, и мы думали в этом направлении, когда я ещё работала в студии Лебедева. Мы пытались что-то такое делать, но поняли, что в России практически нет спроса на такие вещи, какие-то 0,1%. А в мире есть стоки, на которых очень много иллюстраций, но я не обладаю статистическими данными, сколько эти иллюстраторы зарабатывают. Как правило, эти картинки не очень классные.

Они стоковые.

Да, они стоковые. Не, ну почему, есть же классные стоки с классными фотками, наверняка есть и с классными иллюстрациями. Может, это мне попадались вот эти днирожденческие котики и прочее. В общем, унылое всё.

Есть действительно классные стокеры, но они, наверное, не фокусируются только на иллюстрациях. Ну или есть сумасшедшие люди, которые продают паттерны в бесконечных количествах.

Ну, да. Паттерны — это, наверно, как шрифты продавать. Наверно, это круто.

А вот у нас всё спрашивают про какую-то золотую пулю, серебряную пулю, которая решит все проблемы. С чего начать путь иллюстратора? Ну, кроме анатомии, это мы уже поняли.

С чего начать карьеру успешного иллюстратора? Нужно сделать мощное портфолио. Собственно, и всё, конец.

И написать в разные иллюстраторские агентства. И быть коммуникабельным человеком. Хотя у нас столько аутистов среди иллюстраторов. Ну, очень творческие люди. Это всё-таки ближе к искусству, чем дизайн, поэтому у нас тут специфическая публика.

Расскажи подробнее, как вы отбираете иллюстраторов в агентство. Ты уже говорила, что просматриваешь по 20 портфолио в день. А что дальше происходит? Допустим, портфолио хорошее, ура.

Я ориентируюсь на своё внутреннее «вау!», когда понимаю, что это прямо открытие. Я очень рада, что это русский человек такое делает. Либо ориентируюсь на потребности рынка. Я понимаю, что у меня было очень много таких запросов, и у нас таких иллюстраторов ещё нет, или есть один, а нужен ещё один, и тогда мы берём человека.

А как процесс дальше происходит? Вот вы согласились, человека берёте и что? Дальше у него заказы сыплюстся бесконечно, и он только и успевает, что их обрабатывать, или это какая-то индивидуальная история каждый раз?

Мы берём человека, тестируем его на автопортрете: просим его нарисовать автопортрет с пистолетом. И тут очень быстро проверяется его вменяемость. Потому что некоторые присылают свою фотографию с пистолетом, селфи.

С выстреливанием себе в голову?

Ну, да. Вот как человек мыслит, потому что это самый простой сюжет. Плюс оговоренные сроки. А дальше мы подписываем с человеком договор и посылаем ему время от времени запросы на разные задачи. Он смотрит, насколько ему это интересно, и либо соглашается, либо нет.

Источник фото — аккаунт Bang Bang Studio в Instagram

Как ваше агентство начинало работу? Хватало ли заказов? Как постепенно набирали обороты? Как всё происходило?

У нас всё происходило нелогично, как всегда: мы открылись в 2008 году в кризис, осенью, когда все закрывались. И сразу пошли клиенты, и с нами согласились работать какие-то невероятно крутые иллюстраторы. Я прыгала от радости, что на нас посмотрел Серджио Море и ещё какие-то люди, причём без сайта, без всего, просто: «Да, давайте».

Мы полгода проработали в кафе и дома, тогда ещё не было коворкингов. Потом сняли офис, и всё завертелось, скажем так. Но клиенты были сразу, и нам сразу везло. Мы за год очень быстро заняли свою нишу, набрали, наверное, больше 30 клиентов.

То есть за год вы вышли на стабильные рабочие обороты и оптимизировали все процессы?

Да. У нас из семи лет уже пять держится примерно одинаковое количество продюсеров. Мы заняли нишу на рынке и стараемся не разрастаться.

А за семь лет как быстро шло развитие? Первый год стабилизировался, а потом сразу семь продюсеров через год? Или как-то постепенно наросло?

Постепенно наросло, конечно. То есть мы сразу трех продюсеров никогда не брали. Мы взяли одного, потом другого взяли. Потом работы стало многовато, взяли ещё одного, а потом поняли, что всё, хватит. Слишком много. Просто рынок иллюстраций довольно невелик у нас в России.

Рынок невелик, а заказчиков, много? Или нет, также невелик?

Заказчиков много, работы мы делаем очень много, но просто появились ещё иллюстраторские агентства, и мы понимаем, что каких-то интересных запросов от интересных клиентов не то, чтобы миллионы. Это какое-то десятичное количество в год.

«Так приходят долгожданные комментарии от клиента. Вместо противного звука входящего письма, нас просто озаряет божественный свет»

А «Bang! Bang!» стреляет в конкурентов?

Нет, не стреляет. Они для нас в слепой зоне, мы редко их видим и ими интересуемся, потому что они специфические. Нам интереснее быть пионерами, открывать новые направления, находить самых классных иллюстраторов. Мы сфокусированы на этом, а не на борьбе. То есть сложно говорить о суровом маркетинге: что мы анализируем, что они делают, и хотим быть лучше. Мы скорее другие, поэтому прямых конкурентов у нас нет. Нам не очень интересно драться.

У нас есть серия вопросов про творческий процесс. Каким образом вы выстраиваете взаимодействие? Как клиент объясняет, чего он хочет, и иллюстратор понимает это?

Мы переписываем письма от иллюстраторов к клиентам и обратно, потому что иллюстраторы в основном народ очень нежный и ранимый. Некоторые слова, которые можно воспринять двояко, мы стараемся либо удалить, либо заменить какими-то приятными синонимами. Это делать сложно, но важно. Мы стараемся сохранять здоровые отношения на проектах.

Я сейчас склонна думать, что не только у нас, но и во всём мире делают так, чтобы могли работать разные клиенты с разными иллюстраторами. К сожалению, очень много невоспитанности, неэтичности. И со стороны клиента, и со стороны иллюстратора. Важно задавать уровень и придерживаться его. Мы стараемся над этим работать. Чтобы приятно было находиться на работе.

Иллюстрация Ильи Казакова

А с точки зрения объяснения, вот заказчик присылает: «Хочу, чтобы у меня нарисована была собачка». Вы потом уточняете, просите прислать какие-то фотографии собачки, или каким образом вы понимаете?

Тут в зависимости от заказа и от клиента. Если это рекламное агентство, то, конечно, все референсы мы кропотливо у клиента выбиваем. «А тут, пожалуйста, тумбочка какого цвета, напишите? Какая ваза? Кухня или гостиная?» и так далее. Супервъедливо всё проверяем, потому что с нас потом не менее въедливо будут всё требовать. Если это творческий заказ, и клиенту важна именно идейная составляющая, что придумаем мы, то, конечно, нам никакие фотографии не нужны. Тут важнее идея нашего арт-директора или иллюстратора.

Ты сказала, есть арт-директор, ещё продюсер, а как вообще вся концепция строится?

Арт-директора мы подключаем на сложные проекты, для выполнения которых требуется группа людей, или если проект требует ещё какого-то нашего надзора. А так в основном вся коммуникация идёт через продюсера.

Когда я работала в студии Лебедева, у нас арт-директор проверял все работы, и это только мешало, потому что иногда он совершенно не нужен, особенно на коротких проектах — одно-, двухдневных. А он начинал, знаешь, как арт-директоры любят: «А давай посмотрим на мир по-другому». А у тебя дедлайн, и ты, может, никому не будешь потом показывать эту работу.

А с точки зрения иллюстратора, как-то, может, по-особенному ставится задача, или прорабатывает продюсер? Есть ли что-то стандартизированное?

Стандартизированных брифов особо нет. Они скорее приходят от рекламных агентств на какие-то стори-борды аниматики или мультики. А в основном это просто очень короткие задачи. То есть нарисовать иллюстрацию для журнала — там не нужно особо заморачиваться. Можно ограничиться двумя абзацами текста. Но если мы создаем сайт, или делаем какую-то серию иллюстраций для музея, например, — тогда да, мы составляем бриф.

А какой объём по проекту?

Мы пишем задачу — например, 100 картинок в течение двух недель. И ты понимаешь, что тут нужно серьёзно подойти к вопросу на начальном этапе, быстро-быстро всё спрашиваешь, уточняешь въедливо и потом фигачишь круглосуточно.

Иллюстрация Ильи Казакова

А часто в брифах бывает такая свобода для иллюстратора, что разрешают самому придумать сюжет или композицию составить? Или всё-таки чаще A, B, C, D?

От рекламных агентств — A, B, C, D, и спасибо им за это, потому что это вносит в нашу жизнь какую-то структуру. А от прямых клиентов или от каких-нибудь журналов или интересных институтов приходят проекты с идеями, и тут мы отрываемся. Потому что интереснее, конечно, создавать что-то новое, не по задумке арт-директора.

Иллюстраторы все — очень умные люди. Они могут работать с арт-директором и создавать великие вещи, но иногда иллюстратору нужна свобода, чтобы засиять.

Ты упоминала клиентов, таких как рекламные агентства и прямых, а ещё какие есть? Кто такие «прямые», как они выглядят?

Из последних — «Лаборатория Касперского», прямой клиент. Институт «Стрелка», «Яндекс», «Mail.ru» или ещё кто-нибудь из таких ярких ребят. Либо это журналы. Это всё более или менее просто.

Есть ли в агентстве табу, что вот с этими вы принципиально не работаете? Может, какие-то вредные сигареты или алкоголь, или те, кто ненавидит животных.

Я повторю слова Тёмы Лебедева: мы постараемся с мудаками не работать, во всех их ипостасях. Конечно, не будем делать уж совсем неэтичные вещи, но мы не заморачиваемся на сигаретах, мясе и так далее, несмотря на то, что не курим, не пьём и мяса не едим.

Почему иллюстраторам стоит работать с вашим агентством? И тот же вопрос про клиентов.

Потому что мы лучшие. Сложно перечислить все наши регалии, но мы действительно стараемся быть самыми интересными, самыми серьёзными, ответственными в плане иллюстраторского агентства. Мы всегда стараемся соблюдать сроки и поддерживать высокий уровень качества. А почему нужно с нами работать — могу просто отправить вас на наш сайт, посмотреть список наших клиентов, работ и иллюстраторов. У нас уже невероятно огромное портфолио.

А если мы говорим про клиентов? Ещё одна ремарка, почему с вами стоит работать, если я заказчик иллюстраций?

Потому что мы ответственные. Потому что мы делаем качественно и в срок. Мы можем либо придумать какую-то идею, которая интереснее той, с которой клиент к нам зашёл, либо воплотить её в том самом виде, в котором клиенту нужно. То есть у нас промахи очень редки.

Присылайте свои колонки и интерфейсные кейсы на interface@vc.ru

Популярные статьи
Показать еще
Комментарии отсортированы
как обычно по времени по популярности

Спасибо VC, что зарепостил.)

>там люди просто обучаются теории и не понимают, что с этим потом делать

я думал что художник чтобы рисовать а не чтобы что-то потом с этим делать. как хорошо что у левитана и шишкина не стоял такой вопрос

В наше время, мне кажется, любое действие это продажа. Все должны уметь продавать. Нарисовал - продай, запрограммировал - продай и докажи что так круче.

у людей, для которых нет других идеалов кроме золотого тельца, всегда было так

0

Вот как раз Левитан и Шишкин знали, что делать. А те, кого сейчас не знают/не помнят не понимали, что с этим делать.
Ну и вообще, сейчас в этом плане сложнее, так как на сегодняшний день иллюстрация в вакууме не так востребована.

что-то я не припомню чтобы левитан на рынке торговал своими картинами
красота всегда востребована

0

У художников были свои покровители, которые и заказывали картины. Рынок просто был не такой массовый, как сейчас.
Сама функция живописи (как основной вид изобразительной деятельности в прошлом) была не такая, как сейчас. Уж прочитали сначала бы хоть на Википедии биографию Левитана, чтобы понимать, что ему не нужно было на рынке торговать.

0

ну да, одно положение еврея в царской россии чего только стоило

0

Красота относительна) Кто-то виит в черном квадрате что-то, кто-то нет.

Ну и если посмотреть как произведения продаются на акционах начинаешь понимать, что "красота" и стоимость картины строится из ее истории, стоимости ранних работ автора и умения аукциониста ее представить. И под историей я понимаю не только историю создания, но и истории продаж ее на ранних аукционнах

0

красота абсолютна. просто есть люди с хорошим вкусом, а есть с плохим. и опять вы все о деньгах

0

работы преподавателей посмотрите, 3D Мастерская: иллюстрация, леттеринг и кинетическая типографика в Cinema4D за 25 кусков, бред какой то делает

Хорошая статья, спасибо.
Со своей стороны хочу сказать, что с образованием дизайнеров в эрэфии всё ещё хуже: достаточно посмотреть, что присылают выпускники в качестве портфолио, и сразу становится понятно, что их учили люди, которые с реальной работой дизайнером не сталкивались и про понятие графического дизайна слышали от соседки.
В этих портфолио выпускники показывают, как они чертят, показывают, как они занимаются рукоделием, рисуют академ, рисуют карандашом интерьеры, даже, как лепят из глины.
И это не устаревшая или неактуальная часть профессии. Это всё не имеет ни малейшего к ней отношения. Было бы приятно увидеть в портфолио, как бывший студент занимается устаревшим набором текста в типографии, например, но нет. У него там аппликации из макарон.

Проблема в отрасли достаточно масштабная ещё от того, что при поступлении на граф дизайн нужно сдавать, на секундочку, ЛИТЕРАТУРУ, РУССКИЙ ЯЗЫК (ладно, это помогает здравому смыслу), и ТВОРЧЕСКИЙ МАТЬ ЕГО КОНКУРС. Самое забавное, что это не смущает ни сами ВУЗы, ни студентов, ни госслужащих, которые установили эти предметы, в качестве вступительных на дизайн.

Было бы логично набирать студентов, основываясь на результатах по информатике, по русскому языку с натяжкой, но тоже. Творческий конкурс из художественного должен бы быть преобразован в тест на формальную логику, например, или что-то подобное.

Есть только пара (может, больше) ВУЗов, где дизайн преподают не библиотекарши с художниками, а именно сами же дизайнеры. Называть не буду, потому что реклама.

В статье 18 (!) раз использовано слово "ребята".
корректоры, редакторы, РЕБЯТА, как так?

Осталось всего шесть, спасибо за замечание.

Опечатку в фамилии иллюстратора тоже исправили.

Возможность комментирования статьи доступна только в первые две недели после публикации.

Сейчас обсуждают
Дмитрий Афонин
D8II

Такое ощущение что сайт показывает рандомные байки просто опираясь на цену. Как еще можно объяснить выбор 2-литрового дорожника или спортивной ракеты для категории "Езда по городу" или "На работу"..

«Омоймот» — сайт для подбора мотоциклов с блогами пользователей
0
Борис Мартынов

Без лоха жизнь плоха

Смерть стартапа: Как создатели «умного» кольца BioRing собрали $460 тысяч на краудфандинге и исчезли
0
Sasha Zivers

Ничего не заставит.

«Добро пожаловать в 2030 год»: член датского парламента о счастливой жизни без приватности и личных вещей
0
Sasha Zivers

Ну да, приравнивать жену к предментам, ок-ок. )

«Добро пожаловать в 2030 год»: член датского парламента о счастливой жизни без приватности и личных вещей
0
Sasha Zivers

Господа, ну вы чо. Есть же известный эксперимент, когда создали условия, близкие к райским. И известно, чем он закончился.

«Добро пожаловать в 2030 год»: член датского парламента о счастливой жизни без приватности и личных вещей
0
Показать еще