Лого vc.ru

Бренды-клоны: как живут паразитирующие на чужой известности компании

Бренды-клоны: как живут паразитирующие на чужой известности компании

Алина Севастьянова, контент-менеджер компании «Анкетолог», написала для vc.ru колонку, в которой приводит несколько примеров судебного разбирательства по поводу использования известного бренда маленькими компаниями. По мнению Севастьяновой, они копируют фирменный стиль известных производителей, чтобы сэкономить на рекламе и раскрутке товара.

Поделиться

Севастьянова Алина, глава пресс-службы и контент-менеджер компании «Анкетолог»

Маркетологи называют брендом товарный знак, что корректно, но не точно с юридической точки зрения. Именно товарный знак подлежит регистрации, и этот термин используют в судебных тяжбах.

Иски к копированию и неправомерному использованию товарного знака последние несколько лет занимают лидирующее место в сфере защиты интеллектуальной собственности. По данным отчета арбитражного суда России по интеллектуальным правам за первое полугодие 2015 года было рассмотрено 716 дел о защите интеллектуальной собственности. Каждый четвёртый случай — разбирательство по правам на средства индивидуализации. В их число входят товарные знаки и фирменные наименование.

Наиболее популярны два способа подражания брендам: прямое полное копирование и схожесть, доведенная до смешения, которая называется мимикрией. Это означает копирование корпоративных цветов, логотипов, слоганов и прочих товарных знаков. Такой путь сразу же сокращает затраты на рекламу: можно без вложений, получить солидный куш.

Пример мимикрии брендов

У брендов-паразитов обычно два варианта существования: быстрый и долгий. В первом случае жизнь бренда-клона — это короткая вспышка, во время которой он получает максимальную прибыль. Во втором случае у копии начинается долгая самостоятельная жизнь с дальнейшим развитием. Успех подражателя основан на лояльности аудитории к оригинальному бренду.

Путь развития зависит от уровня компании, которая решает пойти по пути мимикрии. Обычно этим грешат небольшие компании, которые рассчитывают на выгоду «здесь и сейчас».

ЦСКА и ЦСКа

Типичным является иск ФАУ МО РФ «Центральный спортивный клуб армии» (ЦСКА) к ООО «Центр современной кардиологии» (ЦСКа) о незаконном использовании товарного знака. Защита ЦСКа настаивала на следующих позициях:
  • в фирменном наименовании заглавными являются только три первые буквы, полное графическое совпадение отсутствует, а значит ни о каком смешении речи не идет;
  • факт совпадения сфер деятельности также не установлен;
  • сокращенное наименование используется только как аббревиатура организации, в рекламе не используется, в «спортивной» популяризации центр не нуждается.

В суде иск был отклонен, а в матче ЦСКА — ЦСКа был зафиксирован финальный счет 0:1.

Apple и Xintong Tiandi Technology

Когда судебное дело касается Apple, оно сразу становится громким. И практически всегда разрешается в пользу крупного бренда. Но бывают и исключения. Тяжба за владение эксклюзивными правами на использование товарного знака IPHONE велась с 2012 года. В 2016 году компания Xintong Tiandi Technology выиграла суд и совершенно законно может выпускать свои товары под этим брендом.

Это решение обусловлено двумя решающими факторами:
  • компания использует бренд для своих товаров не совпадающих с ассортиментом Apple (кожгалантерея);
  • компания Xintong Tiandi Technology юридически оформила свои права на знак еще в 2007 году, до того как Apple вышла на китайские рынки.

Xintong в сообщении на собственном сайте отметила, что решение суда означает «победу свободных потребительских рынков». Патриотизм, права небольших фирм по сравнению с мировыми гигантами — в информационной борьбе все средства хороши.

«Охота нашего» и «Охота крепкое»

В 2016 году в России произошел случай, похожий на кейсы выше. Компания Heineken подала иск на холдинг «Афанасий» с требованием прав на бренд «Охота нашего». Международный производитель пива заявил, что продукт является наглым клоном её бренда «Охота крепкое».

Холдинг «Афанасий» создал интернет-опрос, где задал респондентам два вопроса:

  1. Видят ли они разницу в семантике брендов «Охота нашего» и «Охота крепкое»?
  2. Происходит ли смешение стилей при оформлении этикеток?

Результаты показали, что подавляющее преимущество респондентов определенно разграничивают эти марки пива.

Coca-Cola против Overland

Компании Overland принадлежат ресторан и бар Topaz Lodge and Casino. Единственный напиток со вкусом колы, который продавался в этом ресторане, был Pepsi. Иск Coca-Cola о нарушение торговой марки и нечестной конкуренции состоял в том, что Topaz Lodge and Casino подавали Pepsi, когда посетитель заказывал Coca-Cola или просто Coke. При этом официанты не уведомляли клиентов вслух о замене. Представители Overland заявляли, что термин сoke стал обобщенным и применяется ко всем напиткам со вкусом колы, а их сотрудники считали, что клиенты, заказывая Coke, имели ввиду именно его.

Среди аргументов, подтверждающих, что Coke — это торговая марка, Coca-Cola привела результаты опроса о признании торговой марки. По результатам исследования в рейтинге признанных торговых марок Coke заняла второе место, и 76% опрошенных признали Coke эксклюзивной торговой маркой.

Опрос потребителей в качестве доказательства может использоваться в нескольких случаях:

  • Истец хочет доказать, что существует вероятность сходства его торговой марки со знаком ответчика до степени смешения, но в силу каких-то причин (скорее всего благодаря стараниям ответчика) у истца нет доказательства смешения.
  • Истец хочет доказать популярность и значимость своей марки.
  • Ответчик хочет доказать, что термин утратил свой товарный знак.

Данные социологических опросов в системе доказательств по делам о защите прав на товарные знаки занимают важное место. Особенно после того, как Высший арбитражный суд дал понять, что вопрос о сходстве до степени смешения двух обозначений может быть разрешен судом с позиции рядового потребителя.

Во-первых, в проведении экспертизы, на которую часто уповают в подобных спорах, судом может быть отказано. Во-вторых, результаты экспертизы, проведенной как истцом, так и ответчиком, могут быть прямо противоположными. Это несмотря на то, что каждое заключение прекрасно мотивировано, а экспертиза проведена с учетом установленных правил и норм. В подобных делах данные соцопросов имеют доказательственное значение.

Практика показывает, что данные опросов представляются обеими сторонами и содержат разные по своему содержанию выводы. Это вызывает у суда обоснованные сомнения в объективности представленной информации и заставляет критически анализировать сведения. Необходимо выясниять, каким образом отбирались и опрашивались респонденты, не были ли допущены нарушения в ходе исследования, и уточнить другие детали.

Алина Суркова, юрист компании «Ангетолог»

Присылайте свои колонки и кейсы о рекламе и маркетинге на digital@vc.ru.

Рубрика «Digital» выходит при поддержке проекта «Одноклассники»
Популярные статьи
Показать еще
Комментарии отсортированы
как обычно по времени по популярности

Снова перечитал обзор на это странное пиво, которое никогда не попробую, спасибо)))

0

"У брендов-паразитов обычно два варианта существования: быстрый и долгий. "
А у обычных брендов бывает что-то другое?!

Те же названия вариантов и у обычных брендов, да вы правы. Но здесь смысл в контексте все же. Не вырывайте фразу, не совершайте ошибку:)

"Представители Overland заявляли, что термин сoke стал обобщенным и применяется ко всем напиткам со вкусом колы."

Это как автомобили-внедорожники называют просто "джип", а подгузники - "памперсами". Ах да, мы же до сих пор говорим "...надо сделать ксерокс(ксерокопию)"

0

Возможность комментирования статьи доступна только в первые две недели после публикации.

Сейчас обсуждают
Anonimus Anonimusov

И как в инвитро хотят "порубить" хламидии, они лаборатория, могут только выявить хломидии, лечить они не могут

Письмо в редакцию: Зачем лаборатория «Инвитро» привлекала внимание рекламой «Порублю хламидии»
0
Sergey Sarkisyan
InterSystems

Про “Оциллококцинум" почитайте, который до сих пор продается в России.

Питч-презентация Theranos для инвесторов в 2006 году: целевой рынок и преимущества перед конкурентами
0
Anonimus Anonimusov

Не знаю, где тут непристойности, просто тупая реклама. И реакция на тупую рекламу соответствующая

Письмо в редакцию: Зачем лаборатория «Инвитро» привлекала внимание рекламой «Порублю хламидии»
0
Andrew Bo

Вы серьезно считаете что там проблемы пошли на этапе проектирования или производства железа? 99% фишек из за чего народ собирался покупать этот дрон - это софт. Пилотажный софт, вообще создание хорошего работающего CQA автопилота - это задача над которой бьются лучшие команды в мире. Там и машинное зрение, и автообучение и чего только не напихано. С жалкими 34млн там вообще делать нечего. Это задачи в которые вваливаются миллиарды бабла и под которые пылесосят лучшие кадры в математике. Сам по себе квадрокоптер = это фигня.

Смерть стартапа: Что случилось с производителем дронов Lily Camera, собравшим $34 млн на предзаказах
0
Andrew Bo

заметьте, я скрываю от уебанов, а не от органов. Органы знают мои паспортные данные, где и откуда я пишу, у них есть нормальный такой полноценный профиль/скоринг на меня, сигнатуры всех моих устройств и прочее. А вот для обывателей и каких то мутных персонажей в интернете - есть обычная анонимность.

Еще раз. Готовы ли потерпеть моральные страдания от осознования того что вашу интимную переписку и голые фоточки (ну или чем вы там занимаетесь) "увидят" спецслужбы, если потенциально это может спасти хотя бы одну человеческую жизнь какого то абсолютно чужого и не знакомого вам человека? Или ваши писечки важнее?

Жизнь в Риге глазами издателя «Медузы»: банки, услуги, жильё, язык и транспорт
0
Показать еще