Лого vc.ru

Почему инвесторы видят потенциал в российском рынке онлайн-образования и образовательных технологий

Почему инвесторы видят потенциал в российском рынке онлайн-образования и образовательных технологий

Исследование издания East-West Digital News, «Нетологии Групп», ФРИИ и других компаний.

Издание East-West Digital News в партнёрстве с Фондом общественного мнения, изданием Russia Beyond The Headlines, digital-платформой VB Profiles, изданием Rusbase, «Нетологией Групп», ФРИИ, Высшей школой экономики и агентством Сomscore представило большое исследование российского рынка онлайн-образования и образовательных технологий. Редакция vc.ru публикует документ с сокращениями.

Мировой контекст

Мировой рынок онлайн-образования

Объем мирового рынка образования — $4,5–5,0 трлн, и в ближайшие годы он обещает увеличиться до $6–7 трлн.

Доля онлайна в нем — около 3%, или $165 млрд. Благодаря устойчивой динамике роста к 2023 году цифровая часть индустрии обещает преодолеть отметку $240 млрд, прибавляя более чем по 5% в год. А по более оптимистичному прогнозу, достигнет величины $252 млрд уже к 2020 году при среднегодовом приросте в 17%.

США — наиболее крупный и зрелый рынок в EdTech, и темпы его прироста замедляются — приблизительно +4,0-4,4% ежегодно. Второй по величине регион — Юго-Восточная Азия, в первую очередь Китай и Индия, набирающие обороты значительно быстрее (+17%). В 2016 году они обогнали Западную Европу: $11,7 млрд против $6,8 млрд. Пока по объему рынка Восточная Европа с её $1,2 млрд отстает от Западной, зато набирает обороты заметно быстрее (+17%).

Драйвер рынка Восточной Европы — Россия со среднегодовым ростом, по разным оценкам, в 17–25%.

Предполагаю, что к 2030 году крупнейшим интернет-бизнесом будет образовательная компания, о которой ещё никто не знает​.

Томас Фрей, ведущий футуролог Института Да Винчи (из интервью Business Insider)

По прогнозу г-на Фрея, в образовательном центре будущего преподавателей заменит искусственный интеллект, который будет гибко подстраиваться под возможности, склонности и цели учащихся.

Основные инсайты

  • В разрезе типологии продуктов один из наиболее высоких показателей роста — у компаний, которые создают и продают обучающие решения, (а) построенные на игровых механиках и (б) симуляции реальных процессов: +22,4 и +17,0% в год вплоть до 2021 года соответственно. Одна только ниша обучения языкам с помощью игр в 2016 году измерялась $315,7 млн.
  • В числе наиболее привлекательных для инвесторов EdTech-стартапов в 2016 году были онлайн-платформы и решения, обеспечивающие подготовку к стандартизированным экзаменам. Пять крупнейших инвестиций в такие проекты суммарно превысили $175 млн.
  • Сжимается в денежном отношении направление self-paced learning, или асинхронного обучения, при котором учащийся сам, независимо от преподавателя, выбирает распорядок, график, интенсивность занятий. Его среднегодовой темп роста (CAGR) на пятилетнем интервале будет отрицательным (-6,4%), что на фоне подъема онлайн-образования в целом означает перетекание денег в другие направления EdTech.
  • Наиболее перспективны с точки зрения потенциала роста на текущий момент сегменты дошкольного и школьного образования (K-12), корпоративного образования, изучения иностранных языков, репетиторства.
  • Ажиотаж вокруг массовых открытых онлайн-курсов улегся. MOOC доказали свою востребованность, но не доминируют в мировом масштабе. Создатели таких проектов ищут — и находят — новые бизнес-модели для них, см. раздел «MOOC-платформы». ​

Устройство мирового рынка онлайн-образования

Дошкольное и школьное образование

За один только 2015 год в американские стартапы, связанные с цифровизацией дошкольного и общего среднего образования (K-12), был вложен $741 млн.

Особенно бурный рост направления дошкольного и школьного обучения в онлайн-образовании наметился в 2016 году в странах Юго-Восточной Азии.

  • В первом квартале 2016 года 62% всех инвестиций китайского EdTech приходилось на компании в сфере дошкольного и общего образования. ​
  • Также K-12 — крупнейший сегмент индийского EdTech. Одна только ниша «цифровых классов» в Индии на середину 2016 года оценивалась приблизительно в $1 млрд. Примечательно, что на частные школы приходится около четверти названной величины — $266 млн. В среднем предполагается ежегодный рост направления на 13% с 2016 по 2020 год.

К сегменту дошкольного и школьного обучения мы относим — по критерию возраста целевой аудитории — часть игроков, предлагающих услуги и сервисы для подготовки к стандартизированным экзаменам. В частности, индийскую Byju’s.

Высшее и среднее профессиональное образование

Отраслевые исследования показывают увеличение частного сектора в различных направлениях образования и на разных региональных рынках. Так, согласно данным за 2014 год, более четверти (28%) студентов в США обучались в негосударственных учебных заведениях. В 2013 году соответствующий показатель находился на уровне 25,6%.

По сведениям на 2015 год, в США насчитывалось 18,6 млн студентов высших учебных заведений. Из них около 29% обучались онлайн — полностью или частично.

Полностью дистанционное обучение с присвоением государственного диплома предлагает большое количество американских колледжей и университетов, среди них — Университет штата Пенсильвания, Бостонский университет, Университет Индианы.

Вместе с тем, как следует из отчета компании Eduventures, вплоть до 80% от 2,6 тысяч вузов в США, предлагающих онлайн-образование, в том числе, например, Йель и Университет Южной Калифорнии, передают разработку и обслуживание своих онлайн-курсов на аутсорс (компаниям категории OPM — online program management).

По прогнозам, в 2017-2021 годах мировой рынок высшего образования будет показывать среднегодовой рост на 20%. В 2016 году объем его ИТ-части был равен приблизительно $29,19 млрд.

К сегменту «Высшее и среднее профессиональное образование» мы относим часть игроков, предлагающих услуги и сервисы для подготовки к стандартизированным экзаменам, например BenchPrep (США). Направление продолжает расти, хотя и уступая по темпам среднему образованию, и при достаточно острой конкуренции в него входят новые вендоры.

Мы по-прежнему сфокусированы на серьезных, задающих высокую планку клиентах (университетах) в США: одна такая учебная программа требует от нас вложений в размере $5–10 млн до получения первого заработка.​

— Чип Почек, CEP 2U

Дополнительное профессиональное образование

В числе прочего к сегменту профессионального и навыкового обучения мы относим большую часть образовательных платформ широкого профиля, включая Udemy — одного из флагманов мирового EdTech, а также агрегаторы, такие как Degreed и SkilledUp, и сервисы наподобие LRNGO — маркетплейса учителей-тьюторов по разным направлениям и специальностям.

В b2b-часть сегмента входят ИТ-решения, в первую очередь LMS. Среди лидеров на долгой дистанции здесь — EdModo и Moodle. Доля данной ниши сокращается. Конкуренция в ней за последние годы обострилась, удовлетворенность заказчиков снизилась. В частности, 44% компаний в ближайшие два года планируют сменить поставщика LMS.

Целых 42% международных компаний — респондентов исследования Brandon Hall Group — в 2017 году намерены увеличить бюджет на внедрение и поддержку EdTech-решений для корпоративного обучения.

MOOC-платформы

Отдельная подкатегория — MOOC-платформы. В карьерно-возрастной классификации они относятся частично к высшему образованию, частично к профессиональному и навыковому обучению. У массовых открытых онлайн-курсов на начало 2016 года насчитывалось больше 35 млн слушателей.

Как и прежде, тон задает флагман направления — Coursera. По оценке экспертов, выручка компании в 2016 году могла составить $50–80 млн при 23 млн зарегистрированных пользователей. Основной способ заработка — выдача платных дипломов и сертификатов по окончании курса. Новые модели монетизации: дистанционные MBA-программы совместно с вузами (действует пилотный проект с Университетом Иллинойса); изначально платные курсы — так называемые «специализации»; создание корпоративных образовательных центров — Coursera for Business.

Еще один пример переосмысления бизнес-модели MOOC — запущенный в марте 2014 года на платформе edX курс Массачусетского технологического института по big data. При стоимости $495 он собрал около 3,5 тысячи слушателей из 88 стран.

Языковое обучение

Как исключение в карьерно-возрастной классификации выделяется сегмент обучения языкам — в силу его величины и специфики. В 2015 году объем мирового рынка обучения английскому языку составлял $60 млрд, с проникновением онлайна на уровне 2%. В 2017–2021 годах «цифровая» часть рынка обещает расти в среднем на 23,36% в год — быстрее отрасли в целом.

На графике показана популярность языков по числу частных преподавателей, обучающих им

Крупнейшие сделки и инвестиции

По итогам 2016 года объем мировых инвестиций в EdTech уменьшился приблизительно на 30% — до $2,0-2,2 млрд. Но, судя по более широкому контексту, это не признак стагнации, а отражение мировых трендов.

  • В относительном выражении спад не резче, чем на других технологических и связанных с digital рынках. Так, в 2016 году, согласно оценке KPMG, общие вложения в финтех, находящийся, по мнению экспертов, на подъеме, сократились до $24,7 млрд — на 47,2% по сравнению с 2015 годом.
  • ​Сам рынок онлайн-образования в количественных показателях растет.
  • Внутри отрасли меняются тренды, а с ними и инвестиционные приоритеты. Вложения с наибольшей вероятностью будут получать: компании с доказанной бизнес-моделью, стартапы из самых «горячих» ниш (K-12, языковое обучение и так далее), заметные и перспективные игроки в регионах, растущих быстрее рынка в среднем (Юго-Восточная Азия, Восточная Европа).

Заметные игроки рынка

Онлайн-образование в России

Объём рынка
Структура рынка на 2016 год
Структура рынка на 2021 год

Дошкольное образование

Структура дошкольного образования

В своих расчетах мы сочли важным учесть не только сегмент общего дошкольного образования (детские сады), но и сегмент дополнительного образования для детей и молодых родителей: он стремительно набирает обороты.

  • Услуги детских садов: воспитание, присмотр и уход за детьми дошкольного возраста. По показателям охвата аудитории формируют бóльшую часть рынка дошкольного образования.
  • Услуги дополнительного образования для детей: кружки, секции, курсы; дополнительные занятия со специалистами и частные занятия с репетиторами, в том числе в формате онлайн. Предоставляются детскими садами, а также сторонними организациями детского дошкольного образования (центрами дополнительного детского образования, группами кратковременного пребывания, центрами развития) и частными преподавателями.
  • Услуги образования для молодых родителей: курсы для беременных; курсы родительского мастерства; занятия для родителей с детьми; обучающие онлайн-ресурсы. Предоставляются частными школами в виде тренинговых курсов в очном формате или дистанционно, через специализированные сайты.​

Сегмент общего дошкольного образования

Инфраструктура общего дошкольного образования включает в себя государственные и частные детские сады, преимущественно для детей в возрасте от 4 до 6 лет. В расширенную когорту входят и воспитанники ясельных групп в возрасте 1–3 лет, однако их доля незначительна, и применительно к предмету исследования мы сочли разумным ею пренебречь. Всего в России, по данным Росстата на конец 2015 года, насчитывалось 50 115 организаций дошкольного образования.

На сегодняшний день, по нашим подсчетам, государственный сектор занимает порядка 93% рынка услуг общего дошкольного образования, однако, учитывая общий объем рынка, оставшиеся 7% в денежном выражении составляют внушительную сумму. При наметившейся динамике проникновения бизнеса в сферу общего дошкольного образования мы прогнозируем, что рынок частных услуг в ней к 2021 году вырастет на 6,5 млрд рублей.

Почти все услуги, оказываемые в сегменте общего дошкольного образования, приходятся на решение образовательных задач, <1% — на услуги по присмотру и уходу за детьми. Спектр услуг в частных дошкольных учреждениях, как правило, заметно шире, чем в бюджетных. Более разнообразны и услуги дополнительного образования для детей дошкольного возраста, включая воспитание по авторским методикам (например, педагогика Монтессори).

Сегмент дополнительного дошкольного образования

По данным исследования НИУ ВШЭ «Мониторинг экономики образования» (2016), приблизительно 64% всех воспитанников детских садов получают дополнительное образование.

Исследование НИУ ВШЭ показало, что спрос на услуги дополнительного образования в сторонних организациях, то есть вне детского сада, выше среди родителей, чьи дети посещают именно государственные учреждения, тогда как воспитанники частных детских садов в большинстве случаев получают дополнительные образовательные услуги в своем же учреждении.

Добавим, что в настоящее время детей, которые не посещают никаких дошкольных учреждений, насчитывается порядка 3,4 млн. И это потенциальная аудитория услуг дополнительного дошкольного образования.

Среди наиболее востребованных услуг в сегменте дополнительного дошкольного образования — занятия в музыкальных и творческих кружках, занятия с отдельными специалистами (в частности, с логопедами и психологами), подготовка детей к школе, спорт, а также обучение иностранным языкам.

Аудитория дошкольного образования

Здесь приводятся прогнозные показатели на 2021 год

Аудитория детских садов

На текущий момент в дошкольные учреждения России ходит около 7,5 млн детей. Согласно Росстату, 69% всех дошкольников в стране посещали детский сад в 2016 году. Мы прогнозируем постепенный рост показателя — вплоть до 76% к 2021 году. В наших расчетах учтены динамика демографической ситуации и увеличение числа мест в детских дошкольных учреждениях.

Как отмечалось ранее, дошкольников, не посещающих детские сады, сегодня насчитывается около 3,4 млн. Показатель снижается, и тем не менее на начало 2021 года приблизительно 2,6 млн детей дошкольного возраста по разным причинам будут исключены из системы общего дошкольного образования. По данным выборочного обследования Росстата (2015), самой распространенной причиной, по которой ребенок не посещает детский сад, является отказ родителей от услуг дошкольных учреждений: таких детей в России сейчас около 1,3 млн. В свою очередь, 802 тысячам дошкольников в детских садах не хватило мест.

Нехватка мест в детских садах — заметный стимул к развитию частного сектора дошкольного образования. По последним актуальным данным всероссийского опроса ФОМ, датированным 2013 годом, 15% опрошенных родителей предпочли бы отдать своего ребенка в частный детский сад. Относительно того, в каких детских садах условия для ребенка лучше — в частных или государственных, мнения респондентов разделились: 30% считают, что в частных, 31% — что в государственных (оставшиеся затруднились дать ответ).

Причины непосещения детских садов

По данным выборочного обследования домохозяйств с детьми, Росстат, 2015 год

Очереди в детских садах

Хотя образовательная система РФ в ближайшей перспективе будет охватывать все большую долю дошкольников, в конце 2016 года численность детей дошкольного возраста, зарегистрированных в очереди на прием в детские сады, приближалась к 2,6 млн человек. До зачисления в сад ребенок может находиться в очереди 2–4 года.

По сведениям Росстата, в 2016 году на 1 тысячу детей в России приходилось в среднем 626 мест в детских садах. Однако детальная статистика указывает на то, что в отдельных частях страны ситуация значительно более острая.

Развитие частной образовательной инфраструктуры в упомянутых округах представляет особый интерес: учитывая два показателя — длину очередей на прием в детские сады и доли родителей, отказавшихся от услуг дошкольных учреждений, — можно говорить о перспективах бизнеса в этих частях страны применительно как к общему дошкольному, так и к дополнительному детскому образованию.

Государственная политика

Государственная политика России в сфере дошкольного образования сегодня направлена на создание условий для эффективной реализации плана «частно-государственного партнерства». Среди ее ключевых целей — решение проблемы доступности дошкольного образования за счет укрупнения частного сектора, повышение качества услуг и снижение инвестиционных рисков.

По итогам круглого стола при Совете Федерации в апреле 2013 года были составлены рекомендации ответственным органам Совфеда и Министерства образования РФ по разработке регламента частно-государственного партнерства в сфере дошкольного образования, контроля и мониторинга правоприменительной практики в этом направлении: «При рассмотрении федерального закона № 238827-6 „Об основах государственно-частного партнерства в Российской Федерации“ предусмотреть механизмы государственно-частного партнерства на разных уровнях государственной власти и местного самоуправления».

В соответствии с государственной программой Российской Федерации «Развитие образования» на 2013–2020 годах увеличение роли негосударственного сектора в предоставлении услуг дошкольного и дополнительного образования детей закреплено в качестве одного из направлений развития образования.

Исследователи НИУ ВШЭ отмечают, что механизмы государственного регулирования в этой сфере требуют существенных доработок: «Один из путей решения комплекса проблем современного дошкольного образования — расширение спектра его организационно-правовых форм, что подразумевает подключение негосударственного сектора к решению государственных проблем.

Ст. 43 Конституции РФ предполагает, что образование может быть предоставлено не только в государственных и муниципальных организациях, но и „на предприятиях“. Эта формулировка может быть основой для развития негосударственного сектора дошкольного образования, хотя стратегически эта статья должна оказаться в ряду тех, которым требуются изменения для более четкой современной формулировки».

Объем рынка дошкольного образования

Здесь приводятся прогнозные показатели на 2021 год

По нашей оценке, общий объем российского рынка дошкольного образования в 2016 году составил порядка 434,5 млрд рублей. Из них на частные детские сады приходится 31,8 млрд рублей. В итоговой сумме учтены годовые выплаты из бюджета в расчете на одного воспитанника и сумма родительской платы за услуги детских садов. Средняя величина государственного норматива — 47 тысяч рублей в год. Показатель варьируется в зависимости от региона. Так, в Москве он равен 36 тысячам рублей, а в Республике Коми — 114 тысячам рублей.

Соответствующий норматив, выделяемый государством, доступен и частным детским садам. В 2016 году бюджеты частных дошкольных учреждений на 80% формировались из денег, вносимых родителями, и на 20% из бюджетных отчислений в расчете на одного воспитанника; мы говорим о 5,4 млрд рублей. обязательных отчислений из бюджета, доступных частному бизнесу.

В то же время плата за услуги частных детских садов со стороны населения составила в общей сложности 26,3 млрд рублей. Средняя сумма родительской платы, по результатам анализа и сопоставления расценок в российских частных детских садах, составила 229 тысяч рублей в 2016 году (в Москве и МО — 335 тысяч рублей). Итого в 2016 году частные детские сады получали в среднем около 252 тысяч рублей в год на одного воспитанника.

Принимая во внимание демографический прогноз, мы ожидаем, что в 2021 году объем рынка общего дошкольного образования вырастет до 516,3 млрд рублей и, таким образом, приблизится к объему рынка общего среднего образования за 2016 год. В свою очередь, динамика развития частного сектора услуг дошкольного образования позволяет говорить о росте в пределах 6,5 млрд рублей уже к 2021 году.

Объем рынка дополнительного образования

Аудитория рынка дополнительного детского образования на текущий момент — приблизительно 4,8 млн детей. Из них 2,6 млн посещают дополнительные занятия в детских садах. Предположительно, число воспитанников детских садов, получающих дополнительное образование, к 2021 году достигнет 5,5 млн человек. Уже сейчас совокупный объем рынка дополнительных образовательных услуг составляет 27,4 млрд рублей. В дальнейшем мы прогнозируем его рост до 31,3 млрд рублей.

В 2016 году родители детей, посещающих государственные детские сады, заплатили этим учреждениям за дополнительные образовательные услуги в общей сложности 14,6 млрд рублей. Между тем частные детские сады, при значительно более скромном числе воспитанников, получили от их родителей за дополнительные занятия 12,6 млрд рублей. К 2021 году мы ожидаем увеличения обоих показателей — до 16,7 млрд рублей и 14,4 млрд рублей соответственно. Средний месячный чек за дополнительное образование для детей сейчас составляет порядка 1,5 тысячи рублей при средней интенсивности занятий пять месяцев в году.

Доля подсегмента родительских курсов сравнительно невелика, его объем — 166,3 млн рублей в 2016 году. Через пять лет, согласно нашим прогнозам, он вырастет до 170,6 млн рублей.

Проникновение онлайн-образования

В дошкольном образовании наибольший потенциал цифровизации у сегмента дополнительного детского образования: результаты онлайн-опроса, проведенного нами в ходе исследования, указывают на сравнительно высокую долю проникновения онлайн-механик в нем. Единственное, на сегодняшний день монетизированы они в малой степени.

Самая общая оценка проникновения онлайна в сферу дополнительного детского образования — 49%, включая бесплатные занятия через интернет. Иначе говоря, 49% опрошенных нами родителей, чьи дети посещали дополнительные занятия, пользовались инструментами онлайн-образования, тогда как платили за эти услуги в общей сложности лишь 3,2% респондентов.

За пять лет аудитория онлайна вырастет до 8% от числа всех детей, получающих дополнительные образовательные услуги: с 242 тысяч в 2016 году до 687 тысяч в 2021 году. В свою очередь, объем рынка онлайн-услуг в денежном выражении увеличится за тот же период почти в три раза и достигнет 1,7 млрд рублей, то есть 5,5% от рынка услуг дополнительного дошкольного образования.

Под онлайн-технологиями в дополнительном образовании мы понимаем образовательные интернет-ресурсы для детей, развивающие мобильные приложения, компьютерные игры и обучающий видеоконтент. Все перечисленные форматы подходят для домашнего обучения, но требуют адаптации к общим образовательным программам детских садов.

Достижению этой цели могут послужить b2b-решения в области разработки методик дистанционного и онлайн-обучения для детей, обучающий видео-, онлайн-контент для развития эмоционального интеллекта, памяти, логических способностей и так далее, а также смешанные (blended) формы обучения.

Общее среднее образование

Структура общего среднего образования

Инфраструктура общего среднего образования в РФ включает в себя государственные и частные учебные заведения для детей и подростков в возрасте от 7 до 17 лет. Общеобразовательные школы рассчитаны в первую очередь на дневную форму обучения: на школы вечернего и сменного формата приходится лишь 1,2% от общего числа учеников. На конец 2015/2016 учебного года в России действовали 43 374 школы. Среди них безоговорочно преобладают государственные организации. Доля частных — 1,8%, или, в пересчете на деньги, 5% рынка.

Проникновение частного сектора в сферу общего среднего образования показывает положительную динамику: мы прогнозируем рост рыночной доли частного бизнеса до 6% уже в 2021 году. В денежном выражении рынок частных школ, предположительно, прибавит 12,3 млрд рублей.

Результаты всероссийского опроса ФОМ также свидетельствуют о высоком потенциале рынка частных образовательных услуг: 13% респондентов предпочли бы отдать своего ребенка в частную школу. Кроме того, 21% опрошенных считает, что в частных школах условия и образование лучше, чем в государственных.

Аудитория частных школ

В учреждениях среднего образования в 2015/2016 учебном году было около 15 млн учащихся. Система среднего образования охватывает 94% всех детей и подростков школьного возраста, живущих в стране. Из всех учащихся 39% состояло в начальной школе (в 1–4 классах), 44% получало основное общее образование (в 5–9 классах), 17% — общее среднее образование (в 10–11 классах).

С учетом демографического прогноза численность учащихся к 2021 году дойдет до 17,2 млн человек. По нашим расчетам, к тому времени реальная доля аудитории частных школ будет составлять 0,9% всех учащихся, но даже минимальный рост численности аудитории существенно увеличит объем рынка.

В 2016 году средний чек в расчете на одного учащегося частной средней школы был равен 254 тысячам рублей в год — он складывается из суммы НПФ и родительской платы (например, в Москве не самые высокие показатели НПФ, но велика сумма родительской платы, порядка 336 тысяч рублей в год, тогда как в регионах в среднем — 156 тысяч рублей). Согласно прогнозу, каждый год этот рынок будет увеличиваться более чем на 2 млрд рублей за счет увеличения аудитории. С 2011 по 2016 год она выросла на 25%

Малокомплектные школы

Одна из актуальных проблем системы общего образования РФ — труднодоступность школьного обучения в сельской местности. Удаленность школ от иных образовательных организаций, затрудненная транспортная доступность, низкая численность обучающихся — основные характеристики так называемых малокомплектных сельских школ.

Для того чтобы обеспечивать работу таких организаций, государство вынуждено предпринимать дополнительные усилия, отдельно субсидируя малокомплектные школы за счет региональных бюджетов. Далеко не всегда такая поддержка приводит к ожидаемому результату. Так, по данным Росстата и НИУ ВШЭ, количество учащихся в сельской местности в последние годы продолжает сокращаться.

Едва ли это свидетельствует о невостребованности школьного образования на селе: согласно тем же источникам, количество детей, обучающихся в частных сельских школах, на том же отрезке времени растет. Отсюда следует, что государственная школьная инфраструктура на селе не отвечает запросам аудитории и ее место естественным образом начинает занимать частный бизнес.

Качество образования в школах

Численность педагогического состава школ в РФ растет заметно медленнее, чем численность аудитории: так, по данным Росстата, в 2016 году на 15 млн учащихся приходилось чуть больше 1 млн учителей (динамика показателей за пять лет приводится ниже).

В частности, это может привести к увеличению количества малокомплектных школ в сельской местности — удаленных от больших городов и образовательных центров и страдающих от нехватки преподавателей. В то же время с увеличением нагрузки на образовательную инфраструктуру растет доля родителей, недовольных качеством образовательных услуг: по результатам опроса ФОМ, доля родителей, отмечающих снижение качества школьного образования, с 2011 по 2016 год увеличилась на 9 пунктов — до 46%.

Что касается фактического положения дел в школьном образовании, по данным ФОМ, 32% россиян оценивают ситуацию как плохую (заметим, жители Москвы чаще, чем население в целом, давали негативные оценки — в 40% случаев).

Объем рынка общего среднего образования

Здесь приводятся прогнозные показатели на 2021 год

Совокупный объем российского рынка общего среднего образования в 2016 году — около 572,5 млрд рублей. Согласно нашим подсчетам, из всей суммы на рынок образовательных услуг, оказываемых государственными и муниципальными общеобразовательными организациями, приходилось 544,2 млрд рублей. Общий объем рынка частных общеобразовательных школ составил 28,4 млрд рублей.

Текущие расчеты основаны в первую очередь на действующих нормативах подушевого финансирования (НПФ), выделяемых государством на одного учащегося школы вне зависимости от формы ее собственности (частная или государственная), и на сумме потребительских расходов на обучение.

В 2016 году НПФ в среднем равнялся 36 тысячам рублей в год. Изучив динамику государственных расходов на образование за предыдущие годы, мы пришли к заключению, что размер госфинансирования будет расти и в 2021 году составит 39 тысяч рублей в год. Частные школы уже получают только от государства порядка 4,9 млрд рублей. в год, а к 2021 году, по нашим оценкам, эта сумма достигнет 7,2 млрд рублей.

Отметим, что величина НПФ варьируется в зависимости от региона: в отдаленных частях страны (например, в Камчатском крае, Республике Коми, Магаданской области) норматив значительно выше и может доходить до 106 тысяч рублей. Для сравнения: в Московской области он составляет 46 тысяч рублей.

Помимо бюджетных денег, частный бизнес получает родительскую плату за обучение ребенка, и та составляет большую часть его финансовых поступлений. В 2016 году усредненная сумма родительской платы за услуги частных школ в расчете на одного ребенка составила 210 тысяч рублей. Доля потребительских денег на текущий момент — 82% от всего рынка частного общего образования. В 2021 году родители принесут негосударственным школам приблизительно 33,5 млрд рублей.

Согласно прогнозу, суммарно российский рынок услуг частного общего образования за пять лет увеличится до 40,8 млрд рублей в год.

Государственная политика

В декабре 2015 года на заседании Госсовета по вопросам совершенствования системы общего образования Владимир Путин отметил необходимость внедрения инноваций в образовательный процесс: «Мы должны учитывать тенденции глобального развития, а это практически взрывное развитие технологий и переход к новому технологическому укладу» (из выступления Президента РФ 23 декабря 2015 года).

В свою очередь, в рамках национальной программы развития образования на 2016–2020 годах распоряжением правительства сформулирован ряд требований к реализации пилотного проекта «создания сети школ, реализующих экспериментальные и инновационные программы для отработки новых технологий и содержания обучения и воспитания (не менее 200)».

Поскольку эти требования не были учтены в целевых показателях (индикаторах) программы, их выполнение остается потенциально перспективным направлением госполитики в этой сфере, требующим уточнения и доработки.

По мнению одного из основателей центра онлайн-обучения «Фоксфорд» Алексея Половинкина, на сегодняшний день существенных препятствий для организации полноценной онлайн-школы нет, за исключением требований надзорных органов об обязательном содержании аудиторных помещений для школы, что не является непроходимым барьером для бизнеса. В ближайшей перспективе возможно партнерство компаний, оказывающих услуги онлайн-образования, с частными школами.

Проникновение онлайн-образования

Российские школьники в массе своей готовы принять новые формы школьного обучения, связанные с частным онлайн-образованием, и, более того, к тому же готово и государство. Однако родители, по факту выбирающие формат школьного образования для своих детей, настроены гораздо более консервативно, о чем свидетельствуют опросы ФОМ (2015). Вместе с тем нужно учитывать, что 8% респондентов уже сейчас готовы к домашнему обучению ребенка.

Среди соображений, отталкивающих родителей от домашнего обучения ребенка, главными оказались: a) представление о необходимости коллективного общения для нормального развития ребенка (54% опрошенных); б) представление о том, что каждый предмет должен преподаваться силами отдельного профессионала (8% опрошенных); в) представление о том, что именно посещение школы, а не какой-либо другой формат обучения дает ребенку необходимые знания (6%).

Система общего среднего образования в РФ достаточно консервативна, что может препятствовать активному проникновению в нее различных форм дистанционного обучения. Так, на сегодняшний день в России не действует ни одной полностью дистанционной школы. Если онлайн и присутствует в этом сегменте, то в смешанных формах — главным образом в виде разнообразных онлайн-экстернатов. Тем не менее мы уверены, что общее среднее образование в России также подвержено глобальному тренду цифровизации обучающих механик.

Согласно нашим подсчетам, проникновение онлайна в сегмент общего среднего образования достигнет 1,5% к 2021 году, или 10,5 млрд рублей в денежном выражении.

Высшее и среднее профессиональное образование

Структура сегмента рынка (ВПО и СПО)

После окончания школы у российских абитуриентов есть возможность поступать как в вузы (система ВПО), так и в заведения, осуществляющие подготовку по программам среднего профессионального обучения (СПО). Нужно иметь в виду, что школьник может поступить на обучение в организации СПО как после 9-го класса на первый курс (более распространенный сценарий), так и после 11-го, но уже сразу на второй курс.

В системе высшего профессионального образования (ВПО) несколько уровней обучения. Это программы специалитета (их численность сократилась после перехода России на работу по Болонской системе, но они сохранились), бакалавриата и магистратуры.

Программы СПО, в свою очередь, делятся на те, где готовят квалифицированных рабочих и служащих, например автомехаников, слесарей, кондитеров, пожарных, и те, по которым обучают специалистов среднего звена, таких как техники, технологи, специалисты в области безопасности и так далее. В каждой из ветвей рассматриваемого сегмента рынка действуют как государственные, так и частные игроки.

Аудитория ВПО и СПО

Согласно данным Росстата за 2016 год, общая численность обучающихся по программам высшего профессионального и среднего профессионального образования составила порядка 7,2 млн человек. По нашему прогнозу (основанному на демографическом прогнозе Росстата для данной возрастной когорты), к 2021 году она сократится до 6,9 млн человек. Однако не все образовательные направления в структуре ВПО и СПО пострадают от снижения численности студентов.

Уменьшится количество обучающихся в сегменте высшего образования (как государственного, так и частного — в основном за счет постепенного упразднения программ специалитета), а также в сегменте СПО в области подготовки квалифицированных рабочих и служащих. Программы СПО, направленные на подготовку специалистов среднего звена — и государственные и частные — к 2021 году, напротив, нарастят свою аудиторию.

Распределение аудитории

По нашему прогнозу, сокращение численности студентов ВПО к 2021 году составит 8,3 пп. Также на 8,3 пп. за указанный период увеличится численность студентов СПО.

Согласно данным Росстата и НИУ ВШЭ, большинство студентов в системе СПО (>40%) на конец 2015/2016 учебного года достигли возраста 16–17 лет. По нашему заключению, перетекание студентов в систему СПО происходит не только за счет потенциальной аудитории высших учебных заведений, но и за счет аудитории старших классов средних общеобразовательных школ.

Доли учащихся в высшем и среднем профессиональном образовании, динамика в 2016–2021 годах (в % от общих годовых показателей численности студентов ВПО и СПО).

Объем рынка ВПО и СПО

По нашей оценке, общий объем рынка высшего профессионального и среднего профессионального образования в 2016 году составил порядка 531,8 млрд рублей. В своих расчетах мы учитывали те деньги, которые выделяются государством согласно принципам нормативно-подушевого финансирования (НПФ) в образовании, а также те, которые получают организации за оказание платных образовательных услуг от населения.

Необходимо отметить, что в частных вузах законодательно предусмотрены квоты на обучение студентов за счет государства. Так, в 2017 году количество платных и бюджетных мест в негосударственных организациях ВПО составило 597 тысяч и 5 тысяч соответственно.

Высшее профессиональное образование

Структура высшего профессионального образования

У рынка высшего образования РФ двухчастная инфраструктура:

  • Государственные и муниципальные вузы.
  • Частные вузы.​

Согласно официальной статистике на 2015/2016 учебный год, всего в стране функционирует 896 организаций высшего образования. Из них государственных и муниципальных — 530, а частных — 366.

Судя по официальной статистике, начиная с 2009 года устойчиво уменьшается количество учреждений высшего образования, снижается и численность обучающихся в них студентов. Эта тенденция характерна как для государственных и муниципальных вузов, так и для частных.

Аудитория высшего профессионального образования

Общее количество студентов, обучающихся в государственных и частных вузах, на 2015/2016 учебный год составило порядка 4,4 млн человек. Из них в государственных и муниципальных организациях высшего образования обучается порядка 3,7 млн человек, а в частных — 649 тысяч человек.

Студенты, обучающиеся по программам высшего образования в РФ, разделены на три основные группы: бакалавриат, специалитет и магистратура. В соответствии с нашим прогнозом, основанным на демографических данных Росстата, численность студентов, обучающихся по программам бакалавриата и специалитета, на отрезке 2016–2021 годах будет уменьшаться, а численность магистров — расти. В абсолютных значениях численность студентов (в тысячах человек) к 2021 году будет выглядеть так:

Стоимость ВПО

На основании официальных документов Министерства образования нам удалось рассчитать средние значения норматива подушевого финансирования (НПФ) в системе ВПО на 2016 год. Так, для программ специалитета и бакалавриата размер НПФ в настоящее время составляет 94 тысячи рублей. Это среднее значение по стране.

Надо иметь в виду, что от региона к региону объем НПФ в год на одного студента программ бакалавриата и специалитета будет сильно разниться: например, в Чукотском автономном округе соответствующий показатель равен 189 тысячам рублей.

Размер НПФ на программах магистратуры в 2016 году составил 106 тысяч рублей. Средний чек за обучение на платных программах в государственных вузах в 2016 году равнялся, по нашим данным, 93 тысячам рублей. Стоит отметить, что в частных вузах эта сумма значительно меньше: средний чек за обучение (без учета НПФ) — 53 тысячи рублей.

Стоимость обучения на платных программах государственных вузов сильно отличается от региона к региону: средняя стоимость на обучение по таким программам в Москве составила 173 тысячи рублей в год, а в регионах — 81 тысячу рублей. Такое же положение дел и в системе частного высшего образования. Средний чек по Москве для частных вузов в 2016 году равнялся 86 тысячам рублей, а в регионах — 41 тысяче рублей.

Объем рынка государственного высшего образования

Объем подушевого финансирования государственных вузов в 2016 году был равен 226,8 млрд рублей. Из названной суммы на программы бакалавриата и специалитета совокупно было выделено 212 млрд рублей, а на программы магистратуры — 14,8 млрд рублей.

Объем средств, который получили государственные вузы за счет платных мест, составил приблизительно 124,5 млрд рублей. Мы прогнозируем, что к 2021 году будет расти госфинансирование магистратуры (за счет увеличения количества учащихся, которое произойдет в связи с сокращением программ специалитета), в то время как совокупная сумма финансирования бакалавриата и специалитета будет падать (за счет общего сокращения количества учащихся в системе ВПО).

Сумма средств (в абсолютных значениях), которые получат государственные вузы за оказание платных образовательных услуг, по сравнению с 2016 годом вырастет незначительно. Однако надо иметь в виду, что в связи с общим падением численности студентов государственных вузов и одновременным увеличением числа платных мест в них доля частных денег в бюджетах госвузов сильно вырастет. Совокупный объем рынка государственного ВПО к 2021 году также снизится и в общей сложности — НПФ плюс платные места — будет измеряться приблизительно 309,8 млрд рублями против 351,3 млрд рублей в 2016 году.

Согласно нашим подсчетам, доля денег студентов-платников в бюджетах госвузов к 2021 году существенно вырастет — на 5,2 пп.

Объем рынка частного высшего образования

В 2016 году негосударственные вузы в виде платы от студентов получили около 33,9 млрд рублей. Ниже даны прогнозные изменения показателя к 2021 году.

Динамика показателя демонстрирует, что студенты в секторе негосударственного ВПО к 2021 году будут платить в абсолютном выражении значительно меньше, чем сегодня. Эти данные получены на основании того допущения, что в ближайшее время мы будем наблюдать перетекание студентов из системы ВПО в систему СПО (в основном на программы подготовки специалистов среднего звена).

Проникновение онлайн-образования

Как показывают наши расчеты, которые строились на анализе открытых данных крупнейших площадок — агрегаторов образовательных программ, доля дистанционного сегмента в высшем профессиональном образовании (в количестве людей) на 2016 год достигла 3,7%.

Мы прогнозируем, что к 2021 году это значение вырастет до 9%. Согласно той же методике расчета, средний годовой чек на программах дистанционного обучения в сегменте ВПО приближается к 42,6 тысячам рублей.

Общий объем рынка дистанционных программ обучения в высшем профессиональном образовании в 2016 году составил порядка 6,8 млрд рублей (рассчитан исходя из сведений об общем количестве учащихся в системе ВПО, доле дистанционного сегмента и среднем годовом чеке). К 2021 году эта сумма существенно увеличится — до 14,7 млрд рублей.

Потенциал проникновения онлайн-образования

Во всероссийском опросе ФОМ (2014) на вопрос «Вы скорее согласны с тем, что необходимо развивать современные технологии дистанционного обучения (открытые университеты, онлайн-образование и так далее) в качестве альтернативы традиционному высшему образованию?» положительно ответили 59% руководителей вузов, 64% молодежи, 38% руководителей предприятий.

Вопрос «Вы скорее согласны с тем, что нужно делать высшее образование более индивидуализированным, ориентированным на запросы конкретных учащихся?» также не вызвал существенных разногласий у разных групп респондентов: утвердительно на него ответили 58% опрошенных руководителей вузов, 68% молодежи, 41% руководителей предприятий.

Как мы видим, наиболее консервативными в отношении к внедрению новых форматов обучения в вузах оказались именно работодатели.

Среднее профессиональное образование

Структура среднего профессионального образования

Среднее профессиональное образование в России представлено организациями, в которых готовят специалистов среднего звена, а также квалифицированных рабочих и служащих. Помимо государственных, на рынке существуют частные учебные заведения.

Готовят они преимущественно специалистов среднего звена. На 2016 год численность студентов таких частных организаций, согласно данным Росстата, составила 155 тысяч человек. Студентов, обучающихся по государственным программам подготовки квалифицированных рабочих и служащих, по официальной статистике, в 2016 году насчитывалось около 634 тысяч человек.

Численность студентов, обучающихся по государственным программам подготовки специалистов среднего звена, значительно выше — порядка 2 млн человек.

Аудитория СПО

Общее количество — и платных и бесплатных — мест в государственных учреждениях СПО на 2016 год составило порядка 2,6 млн. Из них платных было 0,6 млн, бюджетных — 2 млн. По нашему прогнозу, это соотношение к 2021 году останется без изменений, однако общее количество мест в рассматриваемом сегменте рынка вырастет.

Наш прогноз, основанный на данных Росстата, показывает, что структура аудитории государственного и частного СПО к 2021 году претерпит изменения: уменьшится количество студентов, обучающихся по программам подготовки квалифицированных рабочих и служащих, тогда как количество студентов, обучающихся по программам подготовки специалистов среднего звена, увеличится как в государственном, так и в частном секторе. Прогнозируемый нами темп роста численности студентов в частном секторе СПО составляет 47%.

На графике проиллюстрирована эта динамика (в тысячах человек):

На основании официальных документов Министерства образования и науки РФ нам удалось рассчитать средние значения норматива подушевого финансирования (НПФ) в системе СПО и величину среднего чека на платных программах на 2016 год (см. таблицу ниже, показатели приведены в тысячах рублей). Следует помнить, что эти значения — средние для РФ; суммы по регионам могут варьироваться в очень широком диапазоне. Средняя величина НПФ в государственном сегменте СПО составила приблизительно 58 тысяч рублей в год.

Объем рынка среднего профессионального образования

Выплаты студентов СПО

В 2016 году студенты-платники добавили в совокупный бюджет государственных организаций СПО 22,5 млрд рублей. Из указанной суммы 17,2 млрд рублей получили организации, готовящие специалистов среднего звена, а 5,3 млрд рублей — те, в которых занимаются подготовкой квалифицированных рабочих и служащих. По нашему прогнозу, основанному на данных официальной статистики, к 2021 году совокупная доля таких поступлений в общем бюджете государственного СПО будет увеличиваться (см. график).

Также в 2016 году выплаты студентов, обучающихся в негосударственных учреждениях СПО по программам подготовки специалистов среднего звена, составили приблизительно 6,4 млрд рублей. По нашему прогнозу, эта сумма значительно вырастет к 2021 году — до 9,8 млрд рублей.

Проникновение онлайн-образования

По нашим расчетам, которые опирались на анализ открытых данных крупнейших площадок — агрегаторов образовательных программ, доля учащихся в онлайн-сегменте СПО составляет на 2016 год 0,82%. Мы прогнозируем, что к 2021 году показатель вырастет до 2%.

Согласно той же методике расчета, средний годовой чек на программах дистанционного обучения в сегменте СПО приближается к 26,7 тысячам рублей.

Общий объем рынка дистанционных программ обучения в среднем профессиональном образовании в 2016 году составил порядка 614 млн рублей. (рассчитан исходя из сведений об общем количестве учащихся в системе СПО, доле дистанционного сегмента и среднем годовом чеке). К 2021 году объем этого сегмента рынка повысится до 1,8 млрд рублей.

Дополнительное профессиональное образование

Структура дополнительного профессионального образования

В сегмент дополнительного профессионального образования (ДПО) входят услуги непрерывного образования для взрослых, преимущественно в возрасте от 25 до 64 лет. В расчет рынка включались следующие услуги: курсы повышения квалификации, корпоративное обучение, программы повышения квалификации в российских и зарубежных университетах (онлайн и офлайн), массовые онлайн-курсы (Coursera, edX и так далее), семинары, тренинги и стажировки.

По данным исследования РАНХиГС «Мониторинг ДПО в России» (2016), наиболее востребованы в этом сегменте дополнительные образовательные услуги российских университетов, включая дистанционное обучение (49%); семинары, тренинги и курсы повышения квалификации в коммерческих организациях (39%). Ниже приводится детализированное распределение результатов исследования российского рынка ДПО в рамках проекта «Евробарометр» (РАНХиГС, 2016).

Провайдеры услуг ДПО

Если в качестве работодателя выступало государство, то в большинстве случаев оно платило за дополнительные программы российских вузов (52%), тогда как финансирование от частных компаний распределялось в первую очередь между коммерческими и вузовскими курсами (35 и 34%, соответственно). Если же в ДПО инвестировал сам сотрудник, то в 40% случаев оплачивались вузовские программы, в 32% — коммерческие курсы, в 29% — дистанционное образование или онлайн-курсы.

На диаграмме ниже приводится распределение результатов опроса работающего населения России, получающего ДПО (РАНХиГС, 2015): показано, кем и в каких пропорциях финансируются разные формы получения ДПО.

Основные причины обращения за услугами ДПО и наиболее востребованные навыки

В дальнейших расчетах рынка ДПО языковое обучение не учитывалось. Здесь же приводится ознакомительная информация из опроса ВШЭ

Что мешает получению ДПО

Вопрос предполагал возможность выбора нескольких вариантов ответа, сумма не сводится к 100%. Исследование «Мониторинг дополнительного профессионального образования в России» (РАНХиГС, 2016)

Корпоративное обучение

Из материалов исследования НИУ ВШЭ «Мониторинг экономики образования» (2016) следует, что объем затрат компаний на корпоративное обучение стал резко снижаться в начале 2014 года на фоне финансового кризиса. За исключением сферы бизнес-услуг ни в одной из рассматриваемых ключевых отраслей масштабы обучения не были восстановлены до уровня докризисного 2013 года. На графике ниже приводится динамика изменения доли предприятий, оплачивающих обучение работников, в разрезе по отраслям со ссылкой на исследование НИУ ВШЭ (2015).

целях экономии многие компании организовали дополнительное профессиональное обучение, используя собственные ресурсы и структуры. Примерно у 30% опрошенных НИУ ВШЭ организаций существует своя учебная инфраструктура.

В частности, у 13% компаний есть свой учебный центр, а у 17% — внутренние учебные курсы. Вместе с тем значительная часть компаний по-прежнему обращается к внешним частным подрядчикам для обучения своих сотрудников. Так, обучение сотрудников в частных организациях — провайдерах услуг ДПО финансировали 40% российских компаний, а еще в общей сложности 30% пользуются услугами государственных провайдеров (вузов, учреждений СПО, центров повышения квалификации).

Компании преимущественно проводят обучение по программам повышения квалификации сотрудников. Велика доля занятий по охране и безопасности труда (согласно требованиям надзорных органов)*. Реже проходит обучение новым навыкам, в том числе навыкам работы с новым оборудованием. На диаграмме ниже приводится статистика по направлениям корпоративного обучения со ссылкой на исследование НИУ ВШЭ (2016).

Объем рынка дополнительного профессионального образования

По нашим расчетам, рынок дополнительного профессионального образования на конец 2016 года оценивается в 105,1 млрд рублей. Как было сказано ранее, численность взрослой аудитории дополнительных услуг в образовании будет уменьшаться ввиду неблагоприятной динамики демографических показателей в когорте 25–64 года. Сократится и объем рынка: мы рассчитываем приблизительно на 104 млрд рублей. в 2021 году.

Средневзвешенное значение чека по всем офлайновым программам обучения в 2016 году составляло 25,8 тысяч рублей для индивидуальных слушателей и 9,7 тысяч рублей для корпоративных клиентов. Доля денег, потраченных на ДПО самими слушателями, к 2021 году составит примерно 66,3 млрд рублей, еще 37,6 млрд рублей — затраты компаний на обучение сотрудников.

Здесь приводятся прогнозные показатели на 2021 год

Проникновение онлайн-образования

По состоянию на конец 2016 года мы оцениваем долю проникновения онлайн-обучения в сегменте ДПО примерно в 10% от общей аудитории сегмента и приблизительно в 7% от объема рынка. В денежном выражении сектор онлайна в данном сегменте оценивается в сумму около 7 млрд рублей. Причем 4,5 млрд рублей здесь — расходы слушателей, а 2,5 млрд рублей — деньги организаций-работодателей, как из частного, так и из государственного сектора.

Средний чек за онлайн-обучение в этом сегменте — 15 тысяч рублей в год. В динамике до 2021 года мы ожидаем роста аудитории онлайн-сектора до 14% от общей аудитории ДПО и до 11% в деньгах от рынка. По нашим прогнозам, сектор онлайн-обучения в ДПО достигнет объема 11,3 млрд рублей уже к 2021 году: 7,3 млрд рублей составят затраты индивидуальных слушателей, 4 млрд рублей — затраты работодателей.

Аудитория онлайн-образования

По данным опроса аудитории ДПО (РАНХиГС, 2015), выбор в пользу онлайн-обучения люди совершают чаще всего в условиях нехватки времени при высоком базовом уровне образования. Напомним, что нехватка времени была одной из основных причин отказа от прохождения ДПО: такой вариант ответа выбрали 27% опрошенных.

Разумеется, проблема дефицита времени ощущается главным образом в Москве и крупных городах с населением от 1 млн человек. Пиковый возраст аудитории онлайн-обучения попадает в диапазон 36–45 лет — несколько выше среднего возраста получающих ДПО в целом.

Выше у нее и средний уровень образования. В разрезе по профессиональным группам опрошенных стоит отметить большую популярность интернет-обучения среди бизнесменов и самозанятых, а также руководителей — в общей сложности 23 и 19% от числа всех опрошенных в рамках проекта «Евробарометр» (РАНХиГС, 2015).

86% прошедших онлайн-курсы оценивают их позитивно или скорее позитивно. Даже бесплатные интернет-курсы, по словам респондентов, способствуют успехам на рабочем месте. Отметим также, что 73% опрошенной аудитории оплачивали самостоятельные онлайн-занятия

Языковое обучение

Финансовые и аудиторные показатели, а также их прогнозные значения в секции «Языковое обучение» — оценка в первом приближении, прежде всего на основе открытых данных и материалов наших партнеров. Более детально, с уточнением важнейших величин и с описанием отраслевого ландшафта, эта часть российского EdTech будет проанализирована во второй части исследования, которая выйдет в мае 2017 года. Для анализа этого сегмента рынка, в частности, мы проведем всероссийский телефонный опрос с участием компании Skyeng​.

Структура сегмента языкового обучения

Рынок изучения иностранных языков охватывает широкий спектр услуг, классифицируемых как по образовательным механикам, так и по типу аудитории пользователей. В расчетах рынка не учитывались данные по аудитории, бесплатно пользующейся онлайн-тренажерами или методическими пособиями для самостоятельного изучения языка. Возрастной диапазон рассматриваемой аудитории рынка — 25–64 года. Опираясь на проведенное агентством «Технологии Роста» исследование рынка столичных языковых школ, мы выделяем следующие наиболее значимые подсегменты:

  • Традиционные школы (аудиторные занятия по стандартным программам «уровневого» освоения языков; здесь мы учитываем как международные языковые школы-сети, так и единичные несетевые школы).
  • Авторские школы (сравнительно небольшой сегмент несетевых языковых школ с применением авторских методик обучения).
  • Языковые клубы (различные форматы разговорных клубов, встречи с носителями языка — формат, постепенно набирающий популярность в крупных городах).
  • Индивидуальные занятия с репетитором, преподавателем в формате офлайн.
  • Школы дистанционного обучения (онлайн), репетиторские услуги (либо исключительно онлайн-обучение, либо смешанные формы занятий; также учитываются заочные формы изучения иностранных языков с использованием онлайн-тренажеров, мобильных приложений и прочего).

Распределение по целям обучения

По данным полевого исследования агентства «Технологии Роста» (2014), в числе наиболее востребованных курсов для освоения языка — общий курс иностранного языка (20% ответивших), курсы «отраслевого» иностранного для профессионалов (20%), курсы подготовки к международным экзаменам (7%), обучение навыкам делового общения (12%).

Распределение по языкам

Из материалов исследования «Технологий Роста» (2014) следует, что, помимо английского (он доминирует), наиболее востребованы у слушателей школ немецкий и французский языки. Далее в порядке убывания идут испанский, китайский, итальянский и норвежский.

Доля изучающих английский язык стабильно растет с 2011 года, тогда как немецкий и французский к 2014 году потеряли в рейтинге по 6 пп. Аудитория изучающих другие языки из списка также убывает, вероятно в пользу тех, кто осваивает английский.

Аудитория языкового обучения

Общий объем аудитории рынка языкового обучения на 2016 год мы оцениваем приблизительно в 1,1% от всего населения РФ в возрасте от 25 до 64 лет. В абсолютных числах это чуть более 1 млн человек. Из них 840 тысяч слушателей занимаются в группах, 193 тысячи — индивидуально. Мы прогнозируем незначительное сокращение численности аудитории за счет демографической динамики — на 33 тысячи человек к 2021 году, но в деньгах рынок практически не потеряет.

Объем рынка языкового обучения

Суммарный объем рынка языковых услуг по итогам 2016 год оценивается в 30,9 млрд рублей. Согласно прогнозу, к концу 2021 года он составит 30,7 млрд рублей. Как было сказано ранее, незначительное падение связано с демографическим прогнозом Росстата на уменьшение когорты взрослых.

Проникновение онлайн-образования

На онлайн-обучение, по нашим расчетам, приходится приблизительно 7% от суммарного объема рынка языковых услуг в 2016 году. В денежном выражении это порядка 2,2 млрд рублей. Позитивная динамика проникновения цифровых технологий позволяет прогнозировать дальнейшее увеличение доли онлайна до 11% от рынка к 2021 году. Ожидаемая динамика роста аудитории онлайн-сектора впечатляет — с 99 тысяч человек в 2016 году до 145 тысяч в 2021 году. Средний ежемесячный чек за онлайн-услуги в 2016 году составил 3,6 тысяч рублей.

По мнению аналитиков агентства «Технологии Роста», тренд на быстрый рост онлайн-сегмента рынка языковых услуг наметился в силу того, что меняется сама модель их потребления. Аудитория, с одной стороны, стала более взыскательна в отношении качества услуг и компетенции преподавателей, а с другой — чаще стремится к оптимизации расходов с сохранением приемлемого качества услуг.

Еще пять лет назад наиболее активную часть взрослой аудитории языковых школ составляли группы профессионалов с относительно высокими доходами, получающих «уровневые» языковые компетенции. Сегодня же пул потребителей этих услуг более разнообразен и охватывает категории с более низким уровнем образования и дохода, что также способствует увеличению спроса на онлайн-обучение, которое, судя по суммам средних чеков, оказывается дешевле и постепенно «отыгрывает» позиции у офлайна.

Традиционные языковые школы вынуждены адаптировать стандартные образовательные программы под запросы новых сегментов аудитории, тогда как сама аудитория зачастую нуждается в цикличных и кратковременных курсах, развивающих специальные навыки (например, владение профессиональной лексикой, навыки деловой переписки, разговорные навыки и так далее).

Опрос аудитории показывает, что все большая ее часть недовольна результатами прохождения традиционных языковых курсов. Объяснением тому служит как снижение уровня преподавания вследствие низкого порога на вход в рынок, так и трудности с адаптацией стандартных образовательных программ к новым запросам аудитории.

Инвестиции в российский рынок онлайн-образования

Инвестиции в цифрах

При достаточно скромном объеме российского венчурного рынка в целом * в России до сих пор было заключено крайне мало инвестиционных сделок в сфере EdTech. В течение трех лет (2014, 2015 и 2016) было зафиксировано лишь 65 сделок. Только несколько из них превысили $1 млн и меньше двух десятков составили более $100 тысяч. Общее число сделок, вероятно, выше — за счет тех, которые не раскрывались их сторонами или по разным причинам остались вне нашего поля зрения.

ФРИИ (фонд и акселератор, созданные в 2013 году по инициативе президента РФ) инвестировал небольшие суммы, обеспечив 40% зафиксированных сделок. На протяжении трех лет венчурные фонды и акселераторы приняли участие в 13 сделках, в то время как корпорации оказали финансовую поддержку семи стартапам, включая гранты.

Частные инвесторы (бизнес-ангелы) приняли участие в 15 сделках. Судя по всему, большая часть сделок, информация по которым не раскрывалась, относится к их сегменту. Общий объем инвестиций в течение каждого отдельно взятого года ни разу не превысил $10 млн. В 2016 году их объем был незначительным: только $2,1 млн было вложено в российские стартапы в сфере образовательных технологий (учитывая лишь зафиксированные сделки, сумма которых была раскрыта).

Объем инвестиций

Распределение сделок по типу инвестора (2014-2016 годы)

Тренды рынка

Венчурные инвесторы практически исчезли из сферы российских образовательных технологий после нескольких значительных сделок в 2011–2014 годы.

«Вначале венчурные инвесторы действительно с энтузиазмом воспринимали образовательные технологии, однако это было тем, что можно назвать „фальстарт“. Некоторые проекты, получившие хорошую поддержку от венчурных фондов, провалились или не оправдали ожиданий, потому что рынок не был готов, а также потому, что им недоставало специалистов. Это породило разочарование и скептицизм в среде венчурных инвесторов, которые рассчитывали на тенденции Кремниевой долины», — вспоминает Максим Спиридонов, основатель компании «Нетология-групп».

Однако в течение этих лет — в том числе в 2014–2016 годах, с крайне малым числом сделок, — аудитория продолжала расти, что привело к первым значительным успехам стартапов. Таким образом, доходы «Нетологии-групп» (она работает только на российском рынке) достигли нескольких миллионов долларов в 2014–2015 годах и выросли почти на 150% в течение 2016 года. Этот стартап был одним из очень немногих, получивших значительную поддержку от венчурных инвесторов в 2014–2015 годы.

Некоторые российские стартапы в сфере образовательных технологий с базой клиентов до нескольких миллионов человек заняли прочные позиции на международном рынке. Среди наиболее заметных примеров можно выделить Coursmos, Easy Ten и Preply (последний имеет украинско-российские корни), а также iSpring в корпоративном секторе. В то же время выход за пределы постсоветского пространства оказался более сложным для Lingualeo.

Между тем на рынок начали выходить корпорации. 2016 год ознаменовался поглощением стартапа GeekBrains компанией Mail.ru Group, а также объявлением об инвестиционной программе в размере нескольких десятков миллионов долларов издательством «Просвещение».

В связи с благоприятными веяниями рынок образовательных технологий стал вызывать большее доверие у инвесторов. С удивительным единодушием те из них, кто дал интервью для нашего исследования, положительно отзывались о рынке, хотя некоторые весьма избирательны относительно критериев отбора стартапов (см. «Инвестировать или нет? Слово инвесторам»).

Рынок образовательных технологий вызывает интерес не только у бизнес-ангелов, венчурных фондов, корпораций и государственных структур, но и у видных бизнесменов. Среди них, по нашим сведениям, основатель «Северстали» Алексей Мордашов, сооснователь QIWI Сергей Солонин, а также Игорь Рыбаков, чей некоммерческий фонд запустил несколько программ по поддержке образовательных проектов.

Трансграничные инвестиции

Иностранные инвесторы уже некоторое время практически отсутствуют на российском рынке. Согласно нашему исследованию, только шесть сделок прошли с участием зарубежных инвесторов.

  • В 2016 году американский акселератор 500 Startups вложил $125 тысяч в Easy Ten.
  • В 2015 году Enterprise Ireland вложил $44 тысячи в Survival Russian.
  • В том же году Microsoft выделила грант в $60 тысяч компании BrainApps.
  • В 2014 году Microsoft вложила $67 тысяч в Wikium и выделила грант в $42 тысячи «ЯКласс», в то время как Facebook выделил грант в $40 тысяч компании Easy Ten. ​

В то же время некоторые российские фонды (или фонды с российскими корнями) вкладывали деньги в иностранные образовательные стартапы. Наиболее значимыми сделками были:

  • Инвестиции в размере $2,5 млн со стороны фонда Sistema_VC в стартап Mel Science (со штаб-квартирой в Великобритании и российскими корнями) в 2016 году.
  • Участие Runa Capital в инвестициях в американский стартап SchoolMint, составивших $5,6 млн, а также в стартап Brainly, составивших $9,4 млн, в 2014 году.
  • Инвестиции Maxfield Capital в израильский стартап SpeakingPal в размере более $1 млн в том же году. ​

За исключением последней, эти сделки превышали по объему любую из инвестиций в российские стартапы в течение того же периода. В сущности, ни один из российских фондов, участвовавших в сделках с иностранными стартапами в сфере образовательных технологий, не вкладывал столько же в стартапы отечественные.

Российские EdTech-стартапы с наиболее крупным венчурным финансированием

  • Coursmos. $680 тысяч в 2014 году от российского венчурного фонда Imperious Group, украинского инкубатора Happy Farm и российского бизнес-ангела Евгения Медведникова, $600 тысяч в 2015 году от Altera Capital и Imperious Group.
  • «Дневник.ру». $1,7 млн от Prostor Capital в 2011 году, $5 млн от Runa Capital в 2012 году.
  • Easy Ten. Около $500 тысяч от ФРИИ в 2014 году, $125 тысяч от американского акселератора 500 Startups в 2016 году.
  • Geen.io. $2 млн от нераскрытого инвестора в 2014 году.
  • Lingualeo. $200 тысяч ангельских инвестиций в 2010 году, $3 млн от Runa Capital в 2013 году, $500 тысяч от Social Discovery Ventures и Runa в 2015 году.
  • «Нетология-групп». $2,2 млн в 2014 году от InVenture Partners, $1,6 млн в 2015 году от Buran Venture Capital​.

Первые шаги корпораций

После многих лет бездействия в 2016 году две крупные российские корпорации предприняли заметные шаги на рынке образовательных технологий.

Совершенное в августе 2016 году поглощение образовательной онлайн-платформы для разработчиков GeekBrains компанией Mail.ru Group стало первой крупной корпоративной инвестиционной сделкой с образовательным стартапом в России. Это событие было воспринято в среде инвесторов и предпринимателей как показатель далеко идущего интереса корпораций в этом секторе.

«GeekBrains — это быстро развивающийся бизнес с большим потенциалом», — утверждает Александр Горный, директор по стратегии и анализу Mail.ru Group. Согласно данным, представленным GeekBrains, сервисом ежемесячно пользуются 500 тысяч пользователей. На март 2017 года в нем зарегистрировано более 1,6 млн человек.

Еще одно важное событие произошло в октябре 2016 года, когда российский издательский дом «Просвещение» объявил о своем намерении масштабно поддержать проекты в сфере образовательных технологий через акселератор стартапов ФРИИ (см. следующую секцию).

Конечно, одного приобретения и одного заявления о намерениях недостаточно для того, чтобы констатировать тренд. Однако корпорации, вероятно, будут делать новые шаги на рынке, по мере того как онлайн-образование и другие образовательные технологии будут все глубже проникать в образование и другие секторы экономики.

Мы очень заинтересованы в образовательных технологиях и готовы к дальнейшим поглощениям.

Александр Горный, директор по стратегии и анализу Mail.Ru Group

Помимо прочего, оба события значительно повлияли на отношение венчурных инвесторов к образовательным технологиям. Ряд участников рынка, дававших интервью для нашего исследования, упомянули их как подтверждение потенциала отрасли и возможности для инвесторов с прибылью выходить из проектов (exits).

«Мы видим, что такие крупные игроки, как Mail.Ru Group и "Яндекс", и другие проявляют огромный интерес к этой сфере, так как они понимают, что этот рынок еще предстоит монетизировать. А их товар (трафик) является ценным активом», — отмечает Александр Видиборский, старший инвестиционный менеджер Runa Capital.

Интерес российских корпораций к рассматриваемому рынку также может быть проиллюстрирован двумя другими внутренними проектами. В сентябре 2016 года ABBYY, крупный международный поставщик решений в сфере искусственного интеллекта и лингвистики, запустил ABBYY Monitoring. Эта платформа, в которую, по данным Rusbase, ABBYY вложил более $1,5 млн, была разработана для массовой независимой диагностики и оценки качества образования.

Другой шаг был предпринят Genome Ventures. Эта организация, которую возглавляет бывший глава администрации президента России Александр Волошин, инкубирует внутренние стартапы в сфере образования и технологий «умного города».

В сентябре 2015 года Genome Ventures запустил Profilum — онлайн-инструмент для оценки детских способностей и их развития, позволяющий родителям создавать индивидуальный план обучения для ребенка. Финансовая сторона проекта не была раскрыта.

Будущее – за «умными классами» и экосистемами, поддерживающими смешанное обучение, дополнительное образование, профориентацию. Как нигде, в образовании будут значимы «большие данные» — они позволят эффективно управлять образовательным результатом не только каждого отдельного учащегося, но и школ и даже регионов.

Дмитрий Климишин, управляющий директор АО «Издательство "Просвещение"»

ФРИИ — самый активный инвестор

ФРИИ — российский фонд венчурных инвестиций, учрежденный в 2013 году Агентством стратегических инициатив. Миссия фонда — «сделать российский рынок понятным и доступным каждому предпринимателю, желающему начать или расширить свой бизнес в интернете».

Наделенный огромным капиталом ($200 млн по курсу 2013 года), фонд вложился уже более чем в 270 стартапов. В образовательные стартапы фонд начал инвестировать спустя короткое время после запуска.

Таким образом, ФРИИ участвовал в 26 из 65 инвестиционных сделок (40%), зафиксированных в период 2014–2016 годов в рамках исследования. В большинстве случаев он вкладывал небольшие суммы — от $20 тысяч до $65 тысяч — в рамках своей стандартной программы по поддержке стартапов на ранних стадиях.

«Мы всегда рассматривали сегмент образовательных технологий в качестве перспективного, но в 2016 году начали изучать его особенно детально, с учетом знаков заинтересованности крупных игроков рынка в образовательных технологиях», — комментирует Максим Калюжный, инвестиционный аналитик ФРИИ.

Инвестировать или нет? Слово инвесторам

Почему стоит инвестировать

Сергей Азатян управляющий партнёр InVenture Partners

​Глобальный рынок образовательных технологий обладает гигантским инвестиционным потенциалом, учитывая совокупные темпы годового роста, которые составили 28% за последние пять лет благодаря все большему проникновению цифрового образования.

Сектор образовательных технологий сохранит скорость роста, осваивая общий образовательный рынок, объем которого составляет $6 трлн. Пусть и в меньшем масштабе, ситуация в России в большой степени та же, что и на мировом рынке: огромный офлайн-сектор быстро переходит в онлайн.

Внутренний рынок находится на очень ранней стадии, но является одним из самых многообещающих секторов. В нем найдется место для «нового Mail.Ru Group», посвященного образованию по нескольким вертикалям.

Александр Горный директор по стратегии и анализу Mail.ru Group

​Мы чрезвычайно заинтересованы в образовательных технологиях. Во-первых, это растущий рынок с огромным потенциалом, который не должен быть упущен. Во-вторых, мы уверены, что будущее образования за онлайн-образованием. Именно поэтому мы активно разрабатываем собственные проекты в сфере онлайн-образования, а также инвестируем в эту сферу.

Алексей Соловьев управляющий директор Prostor Capital

Значительная целевая аудитория охватывает миллионы школьников, студентов и взрослых, которые хотят улучшить свои навыки в различных сферах. Образовательные технологии стимулируют новые способы обучения; они могут служить альтернативой или дополнением традиционного образования, уровень которого в России остается невысоким, особенно на уровне школ.

Александр Видиборский старший инвестиционный менеджер Runa Capital

​Сектор образовательных технологий однозначно остается одной из наших целевых отраслей после нескольких инвестиционных сделок в этой сфере. Мы верим, что эта сфера может быть значительно усилена путем внедрения современного программного обеспечения.

Образовательный сектор, и Россия не исключение, является очень крупным и растущим рынком, который долгое время кардинально не менялся. Таким образом, он обладает значительным еще не раскрытым потенциалом для компаний, разрабатывающих программное обеспечение и специализирующихся на образовательных инструментах.

Почему не стоит инвестировать

Сергей Азатян управляющий партнёр InVenture Partners

​Вырастить крупные компании в сфере образовательных технологий в рамках одной вертикали (сегмента рынка), размер которой слишком ограничен, будет сложно.

Алексей Соловьев управляющий директор Prostor Capital

​Основное препятствие — в менталитете преподавателей и студентов, которые мыслят очень консервативно. Инновации проникают в образовательные учреждения с большим трудом. Например, многие директора школ до сих пор предпочитают использовать бумажные классные журналы, как это было еще в 1970-х годов.

Александр Видиборский старший инвестиционный менеджер Runa Capital

​Некоторые игроки рынка разрабатывают программные продукты, которые являются нашим главным приоритетом. Большинство образовательных проектов в России касаются производства контента или маркетплейсов, что является менее привлекательным для нас, поскольку такие продукты нелегко масштабировать.

Бизнес-модели тоже могут стать преградой, так как люди привыкли к бесплатным, финансируемым государством услугам и не готовы платить. Таким образом, потенциал монетизации находится главным образом за границей. И последнее: в России мало перспектив экзита в обозримом будущем. Кто может приобрести образовательный стартап за $50 млн или $150 млн?

Полный текст исследования, включая методологию анализа, будет опубликован 20 апреля на сайте.

Ответ простой - рынок практически пуст... Поэтому и потенциал!

0

Была цифра: только 5% записавшихся на Курсеру проходят курсы до конца.
Это все, что надо знать про рынок образования.
Знаю статистику бесплатного образовательного паблика - аналогично, жалкие 2-3% процента пользуются возможностями образования. И речь не о школьниках, а о сознательных людях.

0

Есть много факторов почему люди не заканчивают обучение:
1. Студентам не нужен сертификат и они не сдают финальные тесты.
2. Они записались на курс, чтобы получить общие знания по предмету.
3. Разочаровались в материале.
4. Не справились с нагрузкой.

И это не проблема Курсеры. Так работает любое образование.

Большинство стартапов замещают часть обычного образования и все они в сумме никогда не выйдут за рамки 1-2% рынка. Будущее за компанией, которая создаст продукт, который станет очевидной незаменимой частью обычного образования. Это будет некий Гугл в информатизации образования и стоить он будет хуилиард. Вот только никто и не чешется в этом направлении.

Большое спасибо за материал!

0

Подскажите, пожалуйста, а почему пропущен сегмент дополнительного школьного образования?
Во время доклада на РИФе была пара слайдов, надеялись, что в статье (исследовании) будет подробнее рассказано...

0

Дарья, в самом исследовании этот сегмент также изучен, завтра уже можно будет его скачать на edumarket.digital.

0

Спасибо большое, ждём :)

0

Интересно было бы понять, каковы критерии разграничения "онлайн/оффлайн" рынок образования... Не вижу в статье такого разграничения.
Склоняюсь к мысли, что есть "рынок образования", просто меняется его форма, учебники становятся электронными (носители), а учит ли человек язык с преподавателем на квартире вживую или общаясь по скайпу - разница на принципиальная.
Так же и для самих пособий: продавать бумажные учебники или "интерактивные" - разницы нет.
А бесплатные ютуб-каналы - трата времени для большинства людей: учиться самостоятельно умеют единицы, остальные просто так проводят время.

У людей один бюджет (ограничение/возможности) тратить на образование. Увеличивает ли онлайн размеры рынка (долю бюджета) - большой вопрос.

0

В том числе что уровень нашего проф образования очень низкий

Прямой эфир
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления