Лого vc.ru

Как избежать ключевых ошибок при оформлении инвестиционных договоров — советы ФРИИ

Как избежать ключевых ошибок при оформлении инвестиционных договоров — советы ФРИИ

Руководитель клуба бизнес-ангелов Фонда развития интернет-инициатив и «Школы инвестиций» Максим Чеботарёв написал для vc.ru колонку о ключевых ошибках предпринимателей и инвесторов при оформлении инвестиционных договоров. Чеботарёв рассказал, как не потерять деньги на судебных исках и избежать возможных проблем с интеллектуальной собственностью.

Поделиться

Ошибки в сделках со стартапами можно разделить на две больших группы. Первая связана с отсутствием документального оформления отношений или низким качеством этого оформления. Вторая группа — проблемы с интеллектуальной собственностью, когда название компании или продукта не проверено на уникальность. Намеренный обман встречается редко, и обычно базируется на созданных ранее юридических небрежностях.

Богатое наследие

Стартап-индустрия, несмотря на свой пионерский имидж, успела породить необъятное количество судебных дел.

Оcвежим в памяти абсолютно канонический, известный всем прецедент. В ноябре 2003 года некие братья-близнецы заказали фрилансеру, уже третьему по счёту, сайт для общения студентов университета. Очередной фрилансер бегал от заказчиков пару месяцев. В феврале 2004 года братья узнали из университетской газеты, что фрилансер открыл свой проект, как они решили — до степени смешения сходный с их собственной идеей. Далее начинается довольно длинный период хождения по инстанциям. В 2008 году бывший фрилансер заключил с братьями мировое соглашение на сумму 65 миллионов долларов.

Подобное развитие событий стало возможным из-за исключительных размеров бывшего стартапа. Обычно же недокументированные бизнес-отношения просто не доходят до суда.

Сегодня и сейчас

Юристы ФРИИ говорят, что основатели порой сталкиваются с проблемой документального оформления расходов. Особенно болезненно её последствия ощущаются, если на ранних стадиях стартапа (предпосевной, посевной) инвесторы выдали заём непосредственно основателю, а не компании.

В результате в следующих раундах возникают трудности с зачётом полученных сумм, так как новый инвестор не видит этих денег в компании и часто не может проследить, на что они были потрачены. Помогите инвестору, заведите полезный обычай — записывать расходы с первого дня проекта, даже до получения займа. Кроме того, при фиксации потоков наличности основатель обычно узнаёт много новых и интересных вещей о собственном бизнесе.

Вторая распространённая ошибка — подписать шаблонный договор «из интернета» и не заглянуть в него. Конечно, в ситуации, когда по запросу «образец инвестиционного договора» выдача «Яндекса» предлагает 13 миллионов ответов, трудно удержаться от соблазна. Скачивайте на здоровье, но обязательно прочитайте. В конце концов, это же не правила iTunes на 56 страниц. Хотя справедливости ради отметим, что инвестконтракты, составленные по англосаксонскому праву, вполне тянут на этот объём.

Самое важное время для обсуждения контракта — момент, когда вы принимаете венчурный капитал. Многие бывают так взволнованы фактом получения денег, что даже не думают о торге, или не знают, что и как спрашивать.

Обратимся к обширной англосаксонской практике. В вопросе обсуждения взаимных прав и обязанностей знаковым стал прецедент с продажей компании Bloodhound. Бизнес был основан в середине 1990-х годов Джозефом А. Карсанаро для создания ПО в целях мониторинга мошеннических действий в области здравоохранения. После нескольких лет работы с четырьмя коллегами Карсанаро смог получить в 1999 году первый раунд венчурного капитала размером $1,9 млн, а в 2000 году — второй раунд в $3,1 млн. В этом же году основатель ушел из компании с должности генерального директора. С ним уволились четверо других членов его команды.

В течение следующего десятилетия компания, управляемая инвесторами и менеджментом, выздоровела и медленно росла, получив ещё семь раундов финансирования. В апреле 2011 года компания была продана за $82,5 млн. Вот что получили основатели после выплат инвесторам и менеджменту:

  • Джозеф Карсанаро: $29,266;
  • Альдо Кьямтиа: $4,967;
  • Барри Тейлор: $993;
  • Самир Абед: $397;
  • Аарон Сейб: $99.

Последняя цифра стала триггером для лавины публикаций в СМИ.

При вдумчивом анализе выяснилось, что цифры основаны на структуре венчурного капитала — проще говоря, на распределении привилегированных и простых акций. В момент вложения капитала инвесторы обычно приобретают привилегированные акции. По ним ежегодно накапливаются дивиденды, которые не оплачиваются, пока компания не продаётся. При продаже первоначальные вложения и проценты выплачиваются сначала по привилегированным, а уже потом по простым акциям. Именно простые акции обычно принадлежат основателю и другим сотрудникам. Кроме того, 15 млн было выплачено менеджерам компании.

В публикации The New York Times, посвященной данному прецеденту, приводятся результаты исследования, утверждающего, что основатели, которые добились более широких прав контроля, в конечном итоге получали в среднем на $3,7 млн больше. Удавалось поднять выплаты даже тогда, когда простые акционеры не могли на что-либо рассчитывать. При наличии места в Совете директоров или другой должности основатели сохраняют возможность влиять на условия продажи. В случае Bloodhound основатели восемь лет не принимали участия в управлении.

Это далеко не самый печальный пример непонимания между основателями и инвесторами. С большой осторожностью, но придётся напомнить о деле Маска против Эберхарда. Кумир миллионов Элон Маск предстаёт не в лучшем свете на 22 страницах и 143 приложениях судебного иска.

Стороны достигли соглашения, условия которого охраняются, как вход в Федеральный резервный банк. Мы надеемся, что Мартин Эберхард получил своё выходное пособие: $100 тысяч, опцион на покупку 250 тысяч акций Tesla Motors и шесть месяцев медицинского страхования. Ранее он был лишен выплат из-за публикации эмоциональной записи в личном блоге после увольнения. Отмена выходного пособия и стала одной из причин иска.

Когда подпись на договоре проставлена, подписавшие лица должны его соблюдать, и неважно, всё ли они поняли или заметили. Постарайтесь, чтобы условия договора не оказались сюрпризом.

Вполне допустимо начать оформление со скачивания шаблонного договора, но потом необходимо его доработать и внести в него максимально полный круг взаимоотношений. Всё, что не оформлено юридически, может стать предметом спора в дальнейшем.

Правообладатель — это звучит гордо

Как ни странно, в российской (и не только) юрисдикции нередки случаи, когда наименование компании или продукта выбирается без проверки на предмет использования, а потом регистрируется в качестве товарного знака. Даже если вы получили гордое звание правообладателя, оспорить ваш товарный знак сохраняет право компания с таким же названием, но созданная раньше и оказывающая аналогичные услуги (деятельность относится к тому же классу Международной классификации товаров и услуг, что и у вашей компании).

Оспаривание интеллектуальной собственности также отличается богатством и разнообразием.

Марк Састер — известный венчурный капиталист и бывший предприниматель, последний бизнес которого купила платформа Salesforce. В своём блоге на bothsidesofthetable.com он год назад предупредил, что количество судебных исков в стартап-индустрии будет расти. Среди многих примеров судебных дел из его собственной практики есть случай, связанный с интеллектуальной собственностью.

Так, Састер финансировал американскую компанию, которая купила домен, название бренда, и добросовестно подала заявку на регистрацию товарного знака. Сразу после подачи документов компания стала объектом судебного иска за нарушение прав правообладателя. Истец не имел никаких продуктов, клиентов или сотрудников в США, но американскому ответчику всё равно пришлось потратить сотни тысяч долларов на юристов, причём безрезультатно.

Аксиомой проектного и продуктового менеджмента является правило, по которому неопределённость и уровень риска выше всего в начале проекта. Для стартап-бизнеса добавляется ещё одно условие — на ранней стадии инвестиционной сделки закладываются ключевые условия сотрудничества, с далекоидущими последствиями. И если основатель задаёт вопросы о своём дальнейшем финансовом и управленческом участии в проекте — это отличный знак, говорящий о серьёзности его намерений.

Присылайте колонки, соответствующие требованиям редакции, на secret@vc.ru

Популярные статьи
Показать еще
Комментарии отсортированы
как обычно по времени по популярности

Непонятно одно - почему не делать на свои? 2-3 работачющих фаундера вполне могут потянуть самостоятельно проект 20-30 тыс долларов в реалиях РФ. Почему надо заказать у студента скрипт за 250 баксов, сделать сайт и сразу же искать инвестора под это дело?

Т.е. 2-3 работающих фаундера будут пилить проект параллельно со своей работой?

0

ПО разному, можно параллельно, но будет долго очень, либо фриланс плюс свой проект, либо накопить сумму и на нее пилить фулл тайм.

Прямо вижу, у вас большой опыт в этом.
Накопили и пилили.

Всё относительно. Но свой опыт есть да.

0

Относительно чего, можно поподробнее?

0

У кого-то наверняка его (опыта) больше, у кого-то меньше.

0

Согласен. Что бы советы давать много опыта не нужно.

Нет больше вопросов.

0

А зачем ФРИИ отсуживает посевные деньги у своих же стартапов?
Цель госфонда фрии помогать и развивать стартап-климат, а не вымогать деньги у маленьких?
Может вам проще перестать закупать дизайнерскую мебель за 300.000 евро, а не отнимать деньги у итак бедных?

про что это я:
фрии подали в суд на один свой стартап, чтобы отнять деньги. Отняли, а когда их вся тусовка сказала, что они ебанулись отжимать деньги у тех, кому обязаны помогать - оправдывались тем, что любой стартапер обязан разбираться в договорах, как юрист. вот уже второй пост про это

Степан, доброго дня! Вы надежно разобрались в фактах того события? Есть сомнения. Вот факты:
- стартапы подписали корпоративный договор (на инвестиции)
- один (медиа будущего) не зарегистрировал долю ФРИИ в Налоговой. Проиграли в суде. Заключили мировое соглашение с ФРИИ и вернули деньги. Были внутренние терки между фаундерами, но все договорились.
- несколько проектов не оплатили акселерацию. Условия стандартные (как в 500 стартапс или других акселараторах мира): частью полученных денег стартап оплачивает акселерацию. Поскольку мы не можем не реагировать на незакрытую дебиторку, мы вынужденно подавали в суд, но все истории завершались мировыми соглашениями.
- возможный аргумент, что их не устраивала акселерация, не верен, так как предприниматели подписали акты, подтверждающие факт оказания услуг по акселерации и что они ими довольны.
- проблемы с деньгами и оплачтой обычно возникают из-за внутренних сложностей, ну или тяжелой экономики тех или иных стартапов, но мы обычно помогаем их разрулить до подачи иска о возврате денег. В среднем мы ждем полгода.

очень смешно как вся фрии минусует мой комментарий. это технологии из апостола, откуда вы пришли, Сергей?

1) не вы ли должны были способствовать юридическим регистрациям долей и контролировать это?
2) акты подписаны после давления, это обычно в россии (вы ж госфонд с путинымским ресурсом)
3) а напишите пож санкции, если акт об обучении стартап не подписывает? нука :)

1. Не знаю про коллег, я лично минуснул за то, что изложена поверхностная чепуха. А вы чушь обычно плюсуете?
2. Подача документов и регистрация долей - это обычное действие одной из сторон корпоративного договора, как у другой - денежный перевод на банковский счет. И это часть общей предпринимательской культуры страны по исполнению договоров. Не все их исполняют. Есть такое. Не удивлюсь, если ниже последует по этому пункту какая-нибудь фантастическая чепуха. Вы же писали, что некоторые документы можно не читать.
3. У вас два пункта противоречат друг другу: в одном у нас "кровавыйпутен" заставил компании подписать акты, в другом - вопрос, почему мы не надавили, чтобы зарегистрировать свою долю? Так мы давим или напротив не умеем давить? Ответ простой: в обоих случаях никакого давления нет, поэтому в моем комментарии противоречий и нет. И там, и там никаких инструментов давления у нас нет, поэтому спустя полгода-год приходится подавать в суд. Единственный инструмент разрешения споров в цивилизованном мире. Странно, что у вас он вызывает такие эмоции.
4) Нет никаких санкций. Да и какие могут быть санкции? Не пустить к кофемашине или в туалет? Что за невежество? (((

Похоже степан, все таки получит премию самого большого клоуна рунета

0

Вопрос один. а можно пример договора взять у Автора статьи как за основу. Конечно понимаю, для каждого инвест проекта нужно индивидуально составлять. но каркас то есть какой то общий и все нюансы проработанные. Благодарю.

0

Сергей, да, все типовые документы для стартаперов лежат здесь:

www.iidf.ru/startups/documents/

И здесь:

www.iidf.ru/fond/documents/

Сергей, вот это тоже будет полезно. Регистрируйтесь и приходите: tceh.com/event/exits/.

0

А в чем проблема для стартапера фиксировать свои расходы? Особенно, если деньги даны инвестором.

0

Второе предложение вашего комментария объясняет, почему народ не парится над вопросом из первого предложения.

Возможность комментирования статьи доступна только в первые две недели после публикации.

Сейчас обсуждают
Максим Митин
SOVZOND

Грустный ресурс получится, если удовлетворить вашу просьбу.

Бизнес с бюджетом в одну зарплату
0
Константин Тулхов

>Команда взимает 30% стоимости каждой выполненной задачи

Спасибо, но нет

Kriya AI — сервис по поиску удалённой команды для запуска стартапа
0
Алексей Nein

Если это отсылка к 2011 году, то это оооочень смешно))) не сразу понял.

Видео: Герман Греф в «костюме инвалида» в отделении «Сбербанка»
0
Mike Kosulin

Утопично искать команды. Если только на прототипировании сфокусироваться, то еще ок.

Kriya AI — сервис по поиску удалённой команды для запуска стартапа
0
Mike Kosulin

Скорее всего по определённым тематикам происходит скорринг источников. Чем больше ограничений задается, тем проще выявить наиболее надежные источники информации.

«Яндекс» создал платный поисковик информации для бизнеса
0
Показать еще