Лого vc.ru

«Мы не делим агентства по размеру»

«Мы не делим агентства по размеру»

6 июня состоялся глобальный запуск Google Developers Agency Program — партнерской программы корпорации для компаний-разработчиков. Редакция vc.ru пообщалась с руководителями площадки и узнала, почему Россия была выбрала одной из стран для тестирования программы, с какими проблемами чаще всего сталкиваются разработчики и как Developers Agency Program помогает создавать качественные приложения.

Поделиться

В чём заключается задача Google Developers Agency Platform на локальных рынках?

Руководитель Google Developers Agency Program Уттам Трипати: Это новая программа, которая официально стартовала в январе 2016 года, а сейчас мы запускаем ее на территории России. С одной стороны, ее смысл в том, чтобы предоставить агентствам и студиям, специализирующимся на заказной разработке мобильных приложений, доступ к самым современным инструментам и технологиям для разработки мобильных приложений.

Руководитель международной партнерской программы для компаний-разработчиков Google Уттам Трипати

Ведь не у всех агентств есть большая команда разработчиков, а хочется, чтобы мобильное приложение у каждой команды получалось на высоте. С другой — это возможность самим компаниям-заказчикам дать некий ориентир по агентствам и студиям, к которым они могут обращаться для разработки мобильного приложения.

Руководитель Google Developers Agency Program в России Наталия Ефимцева: Россия стала одной из первых стран, где стартовала программа в пилотной фазе — в конце 2015 года. За это время мне удалось познакомиться и начать работу со многими российскими компаниями, которые занимаются заказной разработкой мобильных приложений. Уверенно могу сказать, что опыт и экспертиза в России находятся на очень и очень высоком уровне.

Руководитель программ для разработчиков и партнеров «Google Россия» Наталия Ефимцева

Уровень наших агентств подтверждается и сертификацией — наличием в портфолио приложений, которые были загружены более миллиона раз, работа с Material Design и другие факторы. Всё это влияет на то, получит участник программы статус сертифицированного агентства или нет. Статус ежегодно обновляется: мы учитываем не только общий опыт работы в индустрии, но и качество приложений, выпущенных за последние 6-12 месяцев. Это очень актуально для мобильного рынка, где всё стремительно меняется.

На данный момент в программе участвуют более 50 агентств, восемь из которых из России. В первой волне были сертифицированы 11 агентств, три из них — российские. Это Redmadrobot, CleverPumpkin и Surf. Компания Redmadrobot стала одной из тех, кто набрал наибольшее количество баллов по итогам сертификации.

Как агентства работают с этой платформой?

Уттам Трипати: Главное преимущество программы — ранний доступ к новым функциям.

Когда появляется какая-то опция, агентства-участники первыми о ней узнают и получают возможность ее применить.

Какие это, например, функции?

Уттам Трипати: Например, выход новой версии Android. В этом случае агентство, участвующее в программе, получает доступ к ней за два-три месяца до официального релиза. Другой пример — публикация новых версий API.

Наталия Ефимцева: Я бы здесь ещё добавила пример из своего опыта. У нас есть сервис Cloud Test Lab, включенный в программу раннего доступа, который позволяет удалённо тестировать приложения на разных устройствах. Смысл в том, что система устройств обширна — у всех свои особенности, включая размер экранов. И у агентств не всегда есть возможность тестировать их локально, тем более, если компания разрабатывает приложения для каких-то других рынков.

Например, в Китае гаджеты могут сильно отличаться от тех, что есть у нас. Приложения прогоняются через Cloud Test Lab на различных устройствах, после чего разработчики получают информацию о возможных проблемах, а также могут запросить видеопоток и видеоряд.

Сколько устройств сейчас входит в эти системы?

Уттам Трипати: Около 20. В первую очередь в этот портфель попадают топовые устройства для разных рынков. То есть при выходе на рынок агентство будет уверено в том, что сможет протестировать все функции самых популярных моделей.

Наталия Ефимцева: Другой пример — это Brillo, операционная система Android с маленьким футпринтом, оптимизированная для запуска на небольших устройствах. Это могут быть датчики, сенсоры, бытовые гаджеты и что-то ещё из мира интернет-вещей. Разработчики и агентства, участвующие в программе, могут запустить Brillo и получить доступ к сервисам, программному обеспечению и устройствам из списка для тестирования.

Какие еще преимущества есть у этой программы?

Уттам Трипати: Нужно понимать, что программа раннего доступа — это лишь одно из многочисленных преимуществ. Более важным является участие в различных тренингах, которые мы проводим для разработчиков — в Великобритании, США, Индии и России.

Мы будем звать участников этой программы на разные мероприятия, включая Google I/O. Кроме этого, разработчики смогут напрямую запрашивать техническую поддержку от инженеров Google. Для этого нужно просто зарегистрировать в системе запрос и получить на него ответ.

Как быстро они смогут получить ответ?

Уттам Трипати: Как правило, мы отвечаем в течение двух рабочих дней, но все зависит от природы вопросов.

Раз вы заговорили про тренинги, хочется узнать, что они включают в себя. Какие вопросы на них поднимаются?

Уттам Трипати: Первыми вспоминаются тренинги по Android, Android Studio, повышению производительности приложений, разработке для молодых развивающихся рынков, Firebase, Google Cloud Platform — по многим актуальным технологиям для небольших агентств.

Наталия Ефимцева: 30 марта мы проводили тренинг по новым функциональным возможностям Android N, где затронули глубоко технические темы. К нам приезжал специальный Android-адвокат, и мы старались подобрать для русскоговорящей аудитории наиболее релевантных спикеров.

Хочу отметить интересную тенденцию по итогам семинара. Люди не просто слушали — они давали обратную связь, писали мне и спикеру о своих пожеланиях относительно развития платформы Android, задавали вопросы. То есть программа — возможность не только для разработчиков в плане получения новых знаний, но и для нас в плане усовершенствования платформ. Таким образом, мы можем понять, на чем стоит сфокусироваться и что учесть в последующих версиях.

Есть какие-то часто задаваемые вопросы, которые вы слышите из раза в раз?

Наталия Ефимцева: Часто спрашивают про фичеринг. На один из наших семинаров мы пригласили команду Google Play, которая рассказывала об особенностях Apps Quality — качестве приложений, на которые следует обратить внимание, чтобы сервис по максимуму соответствовал фичерингу. В частности, это Smart Lock-технологии. Если пользователь заходит на какой-то сайт через Chrome, то при входе в приложение этой же компании/сервиса ему уже не нужно повторно вводить логин и пароль. Chrome автоматически передает данные в приложение. Это очень удобно.

В последнее время также часто задавали вопросы по приложениям, в описании которых есть отзывы или цитаты пользователей. Так как проверить их достоверность очень сложно, то в описании нельзя использовать подобный текст. Это может послужить причиной отклонения публикации приложения.

По названию платформы кажется, что она предназначена для агентств, а судя по описанию, она нужна прежде всего разработчикам — неважно, откуда они, от бренда или от агентства.

Уттам Трипати: Вы одновременно и правы, и нет. Программа предназначена в первую очередь для агентств — именно с ними мы налаживаем контакты и ведём эти тренинги. Мы рассказываем о выпуске продукции, о том, как использовать те или иные технологии. Но в итоге мы в Google собрали разные компетенции, которые могут быть интересны одновременно агентскому бизнесу и разработчикам. Таким образом, мы постарались создать единую универсальную программу.

Наталия Ефимцева: Понятно, что процесс in-house- и outsource-разработки сильно разнится. Первая отличается быстротой принятия решений и меньшим количеством согласований. С outsource всё чуть-чуть сложнее. Приложение, которое будет выпущено через три месяца, обсуждается полгода.

Поэтому одна из целей программы — сократить время применения новых возможностей платформы Android в актуальных версиях.

Мы информируем представителей агентств, которые занимаются менеджментом продукта, о том, существуют ли актуальные для них функции. Для этого и создана программа раннего доступа. То есть первым решение принимает продакт-менеджер — что актуально и что важно. Именно он обсуждает с заказчиком функциональность приложения, объясняет предназначение и value от той или иной фичи. Только после этого в игру вступают разработчики.

А почему Google только сейчас обратила внимание на потребность в такой платформе? С чем связано её недавнее появление? Со структурными изменениями в компании или новом подходе к работе?

Уттам Трипати: Действительно, мы ощутили подобную потребность среди своих пользователей и партнёров некоторое время назад. Поэтому уже в 2015 году выпустили программу в пилотном режиме. Раньше мы много работали со стартапами, с крупными компаниями, с сообществами пользователей, а вот этот блок наших партнёров до сих пор не был задействован. То есть мы, наконец, разработали комплексную структурированную программу специально для данного сегмента — для агентств.

Расскажите, есть ли какая-то заметная разница в запуске программ в России и в мире Российский рынок в этом плане как-то отличается от Запада?

Уттам Трипати: Большая часть программ Google выстроена по принципу 80/20, то есть кастомизация затрагивает лишь 20% программ. На российском рынке она связана с локализацией контента. Кроме этого, каждый раз мы подстраиваемся под конкретный рынок — смотрим, какими продуктами пользуется то или иное агентство, и уделяем им особое внимание в рамках тренингов.

Наталия Ефимцева: Например, в Европе многие агентства проявляют большой интерес к Android TV и Brillo. Российские коллеги только сейчас начинают активно ими интересоваться. Но благодаря тому, что европейские агентства раньше протестировали их, у нас есть возможность учесть их опыт и скорректировать данные при работе с этими технологиями.

Я правильно понимаю, что везде одновременно запускаются подобные программы, или все-таки по-разному?

Уттам Трипати: График выходов на те или иные рынки формируется в зависимости от потребностей клиентов. Мы идем в первую очередь на тот рынок, откуда поступает больше всего заявок на проведение определенной программы.

Наталия Ефимцева: Россия была в числе трёх стран, где стартовал пилот. Кроме нее участвовала Индия и Великобритания. Понятно, что прежде чем запустить программу глобально, необходимо протестировать локально — Россия стала одним из таких регионов. Причины ясны: у нас много разработчиков и активное использование приложений.

По данным исследования Vision Mobile об использовании экосистемы Android за 2015 год, в Европе русский язык выбран в качестве локального на 21% устройств.

Для сравнения — английский находится на втором месте (15%). То есть у нас очень большой рынок и много пользователей.

А почему такой необычный выбор стран для тестирования? Почему это не США, а Россия, Индия и Великобритания?

Уттам Трипати: Кроме этих стран мы также стартовали и в США с этой программой — одновременно на Западном и на Восточном побережье. Логика выбора была такой: в России у нас была возможность поэкспериментировать, обкатать особенности работы с локальным контентом. Индия интересна нам в качестве одного из ключевых рынков, на котором работает большое количество агентств, причем довольно давно. В Лондоне тоже очень масштабный рынок. Но сейчас, как я уже сказал, пилотная часть проекта закончена — на этом этапе принять участие в программе могут агентства из самых разных стран.

Наталия Ефимцева уже говорила о том, как эта программа может помочь крупным агентствам с большим количеством согласований. А чем она может быть полезна для небольших компаний?

Уттам Трипати: Если можно, я бы переформулировал ваш вопрос. Внутри Google мы не делим агентства по размеру. Для нас гораздо важнее качество работы, которую они выполняют. Мы рады помогать и совсем небольшим агентствам с 5-10 разработчиками, но которые пишут совершенно фантастические приложения — может быть, в области интернет-вещей, под Brillo или для чего-то ещё. Для них участие в нашей программе — это возможность повысить собственную эффективность и, самое главное, заявить о себе всему миру.

Есть какие-то параметры для входа в эту программу?

Уттам Трипати: Да, есть несколько критериев. В первую очередь мы предлагаем участие в программе тем, кто занимается разработкой мобильных приложений. Мы должны увидеть портфолио этой компании и узнать ее историю: какими проектами она занималась, с какими клиентами работала, какие инновационные технологии использовала.

Одной из основных задач программы является повышение качества тех приложений, которые пишут разработчики в нашей экосистеме в целом. И здесь нам очень интересно найти и выделить самые сильные агентства, чтобы помочь им сделать ещё один шаг вперёд.

Наталия Ефимцева: Кроме этого, существенную роль играет разработка нативных приложений — когда при создании есть возможность использовать универсальный фреймворк. С его помощью можно настроить приложение под несколько платформ или сред. В рамках этой программы нас как раз больше интересует опыт использования нативных приложений, то есть когда приложения пишут без использования прослойки и дополнительных фреймворков.

Попробую привести пример. Сегодня в нашей программе есть шесть агентств, которые входят в топ-10 рейтинга Ruward. Но при этом есть и небольшие агентства, которые либо вообще не упоминаются в рейтингах, либо их положение чуть ниже. Например, агентство Trinity Digital, которое выпускает приложение с рецептами Юлии Высоцкой. Оно очень хорошее и с большим количеством пользователей.

Здесь для нас не так важно, маленькая или большая компания выпустила сервис. Когда работают крупные агентства, часто у них ресурсов больше, поэтому они создают больше приложений. Наша программа масштабируется и применима как к крупным, так и маленьким агентствам, у которых пока более низкая пропускная способность из-за небольшой команды.

Расскажите о старте программы. Какие проекты уже выполнены в рамках пилота?

Наталия Ефимцева: Проекты были разные. Могу привести два примера. Первое — это «Хабрахабр» («Тематические медиа»), разработанное CleverPumpkin. Оно получило UX review и фичеринг Google Play. Результаты получились очень хорошими. Фичеринг принёс и скачивания, и, что важно, отзывы. Одной из основных задач было посмотреть реакцию пользователей. Приложение очень хорошо восприняли.

Второе приложение — «Альфастрахование Мобайл», разработанное Redmadrobot. Оно также получило Quiz review и фичеринг, в результате чего было довольно высоко оценено нашей командой.

Мы даем консультацию не только в плане графического дизайна (например, исправить иконку или кнопки), но и в плане удобства работы с приложением пользователями.

Наша команда UX review может посоветовать, как сделать положительным этот опыт: например, не заставлять аудиторию пролистывать станицу, а вместо этого сразу дать ей возможность нажать на «ОК». Тем самым увеличивается процент разработчиков, которые понимают, как заполнять форму согласно потребностям клиента того или иного сервиса.

То есть участники этой программы могут посоветоваться о том, как лучше выстроить визуальные элементы, чтобы пользователю было просто и удобно?

Наталия Ефимцева: Не совсем посоветоваться — они могут получить оценку финального макета или приложения. То есть это нельзя назвать полноценным консалтингом, когда сотрудник Google является частью команды разработки агентства.

Уттам Трипати: Еще мы надеемся, что у агентств начинают копиться все эти знания, и в скором времени наша поддержка им больше не будет нужна. Наталия Ефимцева подробно рассказала про два российских проекта, а я могу легко привести аналогичные примеры за рубежом. Везде, где доступна эта программа, мы добиваемся повышения качества приложений, а значит, растет и уровень удовлетворённости участников программы и их клиентов. А вместе с ними рейтинги, скачивания и конверсия.

Эта программа даёт какое-то представление о продвижении приложений или только о технической и визуальной составляющих?

Уттам Трипати: Программа предназначена в первую очередь для разработчиков, но мы включили в нее небольшие блоки по бизнес-части, продвижению и дизайну. Но они не всем будут нужны, потому что есть множество агентств, которые специализируются только на технической работе, а финальную графическую доработку проводят заказчики.

Наталия Ефимцева: По моему опыту, если говорить о функциях приложения, то это всегда совместная работа с агентством и активные консультации. Важной составляющей нашего взаимодействия является то, что мы можем заметить недоработки, связаться с региональной командой и получить хорошие рекомендации от тех людей, которые находятся непосредственно в регионе запуска приложения.

Например, был случай, когда в Латинской Америке запускали приложение, которое получило не очень хороший отклик среди пользователей этого региона. Мы подключили локальную команду Google Play. Специалисты установили приложение на смартфон с местной SIM-картой и быстро выявили, что контент подгружается некорректно (на русском).

Что касается каких-то других вопросов, например, продвижения или рекламных кампаний, то примерно 90% агентств из нашей программы этим не занимаются.

Какие ожидания были у вас от тестового периода и совпали ли они с результатами?

Уттам Трипати: Полностью совпали, иначе мы бы даже не приступили к полноценному глобальному запуску. Расскажу более подробно о том, какие цели мы ставили. Во-первых, мы хотели максимально точно определить, какие компоненты должны присутствовать в этой программе. Поэтому мы очень тесно общались с агентствами.

Во-вторых, для нас очень важно было определить, сможем ли мы системно заниматься повышением качества тех приложений, которые пишут разработчики, а также оценить, насколько интересна наша программа агентствам. Тест показал, что да, можем, и интерес действительно очень высокий.

Наталия Ефимцева: Могу отметить ещё одну причину. Мы заметили, что многие крупные клиенты сомневаются в том, можно ли отдавать разработку мобильных приложений на аутсорс малознакомым агентствам. Мы рассчитываем, что сможем развеять эти сомнения, показав, что даже небольшие команды создают очень хорошие приложения.

Какие теперь планы по развитию этой программы на ближайшие три-четыре года?

Уттам Трипати: Мы не смотрим так далеко вперед. Продолжительность технологического цикла в отрасли короче, поэтому план у нас пока простой. Мы нашли схему, которая хорошо работает, и теперь будем заниматься её масштабированием. Пока в этой программе участвуют около 50 агентств, а мы хотим найти способ эффективно, быстро и с минимальными затратами включить в неё 500 игроков, у которых будет гораздо больше проектов. Мы хотим, чтобы они также комфортно и эффективно в ней работали.

Может быть, появятся какие-то новые функции в программе? Также интересно узнать, как вы планируете сокращать затраты, увеличивая количество участников.

Уттам Трипати: Простой вопрос. Пока шёл пилотный этап, мы в основном взаимодействовали с агентствами в формате тет-а-тет — встречались лично, а это очень дорогая форма общения. В дальнейшем мы будем использовать прежде всего онлайн-каналы.

Второе важное направление состоит в том, чтобы использовать всё больше онлайн-тренингов. Пока они все у нас офлайновые. Мы планируем проводить и интерактивные мероприятия, что будет также эффективно и менее затратно для участников программы.

Кроме этого, мы хотим, чтобы наша программа была не просто инструментом для развития компетенций разработчиков, но и чтобы заказчики использовали её для поиска агентств и студий, специализирующихся на заказной разработке мобильных приложений. Чтобы они могли фильтровать разработчиков по региону или по конкретным компетенциям и находить исполнителей на те или иные заказы.

Присылайте свои колонки и кейсы о рекламе и маркетинге на digital@vc.ru.

Статьи по теме
Российские разработчики о Google Home, Android Wear 2.0 и других нововведениях c Google I/O 201619 мая 2016, 00:01
Рубрика «Digital» выходит при поддержке проекта «Одноклассники»
Популярные статьи
Показать еще

Возможность комментирования статьи доступна только в первые две недели после публикации.

Сейчас обсуждают
Tony Foox

Чем хвастаться? - обычная опенспейсная штамповка, с рассадкой длинными рядами спиной к проходу. Из плюсов только кресла с претензией на эргономичность.

Штаб-квартира: Петербургский офис игровой студии Playkot
0
Виталий Ягодкин

Ответочка, чтобы после всё наладилось

«Вжух»: реакция российских компаний на мем с котом и волшебной палочкой
0
Deniss Belajevs

ребят, поправочка: речь идет не об одном " телеканале "Sky", а о "Медиа-Группе Sky": (в которой конечно же есть телеканал(ы) "Sky")
не одну лодку покупают, а целую Флотилию
corporate.sky.com/about-sky/ataglance/sky-plc

21st Century Fox Руперта Мёрдока предложила выкупить телеканал Sky за $23 млрд
0
Semen Tyurenkov
Windows Профи

О, ребята, вам наверняка иногда требуются лишние руки профессионалов-сисадминов. Обращайтесь в админ.com - помогут вашим штатным спецам.

Штаб-квартира: Петербургский офис игровой студии Playkot
0
Влад Алексеев

vk.com/planetvr?w=wall-15344310_1206

«Вжух»: реакция российских компаний на мем с котом и волшебной палочкой
0
Показать еще